Мир Тьмы: через тернии - к звёздам!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мир Тьмы: через тернии - к звёздам! » Вампиры » Кланы. Вентру (Ventrue)


Кланы. Вентру (Ventrue)

Сообщений 31 страница 60 из 89

31

Новая эра

Клан Вентру стоит на перепутье. После отсоединения Гангрел от Камарильи мечта Хардештадта начала лопаться по швам. Шабаш кажется сильнее, чем раньше, или, по меньшей мере, таким же сильным, каким он был на протяжении веков. Клан Вентру всегда стоял во главе Камарильи, но сейчас все чаще и чаще раздаются разговоры о том, что пора бы ему действовать, не оглядываясь на остальных, как подобает истинным вождям и князьям в полном смысле слова. Если остальные кланы захотят, пусть следуют за ним. Они могут присоединиться к Вентру, но время ожидания прошло. С каждым месяцем эта позиция приобретает все большую поддержку со стороны американских Вентру, многие из которых молоды, питают склонность к феодализму и только-только распробовали вкус власти. Более организованные европейские Вентру не желают прибегать к столь жестким мерам и не хотят признавать их необходимость. Камарилья просуществовала пять веков, и они считают, что в ней еще хватит энергии, чтобы дотянуть до ночи, когда настанет Геенна еретиков.
Другие Вентру, как старейшины, так и молодняк, чувствуют, что клану не хватает сильного руководства. Тайный Директорат в основном занят разжиганием розни среди членов клана, чтобы оправдать собственное существование и добиться своих целей. Ответом на это требование стал поиск старейших из выживших членов клана, организованный старшими Вентру, в том числе и Робертом Кроссом. Они надеются отыскать Камиллу и Лисандра. Любой из этих двоих, стоит только его пробудить, сумеет изменить жизнь клана. Разумеется, кое-кто утверждает, что оба Сородича вполне себе бодрствуют и заседают в Директорате. Хотя ни одна из точек зрения не подкреплена доказательствами, некоторые Вентру все же надеются, что старейшины проявят себя во время кризиса, но пока что это время не наступило.

Свернутый текст

Не стоит забывать и о «голубях», о тех Вентру, что хотят заключить хоть какой-нибудь мир с Шабашем. Они считают, что эта бесконечная война не имеет никакого смысла и что секты не так сильно отличаются друг от друга, как принято считать. Как бы ни насмехались члены Шабаша над Маскарадом, они все же не ходят по улицам, заявляя направо и налево о своей природе. Какие бы узы ни объединяли членов Камарильи с людьми, они все равно остаются чудовищами, питающимися кровью стада. В конце концов, даже клан Вентру, возглавивший борьбу с Шабашем, манерами и повадками напоминает вожаков самого Шабаша. Вентру редко испытывали по отношению к людям как расе какие-либо чувства, отличные от презрения: массы намного важнее отдельных личностей, но личности могут стать пищей и полезными инструментами. Эти Сородичи говорят, что, возможно, пришло время примириться.
Сейчас число «ястребов» по-прежнему превышает число «голубей». Доводы «голубей» кажутся логичными, но в отношениях между Сородичами логика редко играет значительную роль. Вентру и Ласомбра – и Шабаш и Камарилья, если уж на то пошло, - просто ненавидят друг друга, поэтому мир между ними едва ли возможен. Поговаривают, что объединить две секты сможет только общая угроза, например, долго ожидаемое (но так и не наступившее) возвращение Патриархов, событие, которое большинству Вентру представляется невероятным. Зачем беспокоиться о том, чего никогда не случится, если враг уже известен?
Этот век имеет для Вентру огромное значение. Они по-прежнему обладают светской властью и влиянием, возможно, большим, чем любой другой клан Сородичей. Но власть их ослабевает, ее основание покрывается трещинами. Если инертное руководство не сможет обрести энергию, чтобы подтолкнуть клан к действиям, угасание станет неизбежным, потому что правительства и экономика уже выходят на мировой уровень. Но история показала, что Вентру умеют находить выход из трудных ситуаций, иногда принимая неожиданные для всех решения. Почему? Потому что, в отличие от остальных кланов, Вентру по-настоящему безжалостны, расчетливы и хладнокровны. Чтобы выжить, они пойдут на все и предадут кого угодно. Таково их наследие, их традиция, их история.
Вентру любят свою историю.

32

Новая штучка

Вентру, обладающие хорошей памятью и чтящие традиции, с трудом могут угнаться за технологическим развитием. В последние век-полтора эта задача стала для них практически невыполнимой. Вентру, впавший в торпор в 2100 году до н. э. и проснувшийся в 1200 году н. э., обнаружил бы изменившийся, но все же узнаваемый мир. Но вампир, заснувший в 1600 году и проснувшийся 400 лет спустя, едва ли поверил бы своим глазам. Даже те Вентру, которые каждую ночь просыпаются и могут наблюдать за эволюцией, не успевают угнаться за переменами.
Клану в целом еще предстоит войти в век информационных технологий. Традиция требует, чтобы важные встречи проводились лицом к лицу. Быстроходные транспортные средства упрощают организацию таких встреч, но отпрыскам клана и членам Директората все равно приходится съезжаться из разных стран в условленное место, чтобы принять решение, которое было бы принято на пятой минуте селекторного совещания. Электронная почта и даже срочные пересылки остаются для многих старейшин клана тайной за семью печатями, чем-то сверхъестественным.
Вместо того, чтобы хотя бы попытаться понять современные технологии, Вентру положились на своих отпрысков, разбирающихся в новинках. Подобно королям, отдающим приказы придворным магам, они сообщают своим потомкам, слугам и гулям, что те должны сделать с помощью техники, а затем ждут, когда их распоряжение будет выполнено. Обычно такие обязанности дают знающим Сородичам некоторые преимущества и позволяют рано приобрести влияние. Иногда умеющие обращаться с компьютером юные Вентру обладают доступом к информации, которой не владеют Сородичи старше их на сотни лет. Но все же клан далек от полной компьютеризации. Многие важные распоряжения по-прежнему пишутся от руки, на бумаге ведется деловая корреспонденция, регистрируются деловые операции. До сих пор дела клана от этого не страдали. Но чем больше старейшины отстают от времени, тем уязвимей становится их положение.

33

Король умер - да здравствует король

Дражайший сэр, - сказал он, - я вынужден просить у Вас прощения за неучтивость. Вид крови на членов моей семьи всегда действовал особым образом. Если желаете, можете назвать это идиосинкразией, но порою кровь заставляет нас вести себя подобно диким животным. К глубочайшему моему сожалению, я позабыл о манерах и позволили себе вызывающее поведение по отношению к гостю. Уверяю вас, я пытался преодолеть этот недостаток, и именно по этой причине я держусь в стороне от сородичей.
- Вампир из Кальденштайна, Фредерик Коулз.

Вентру – это не только кровь. Все они происходят от одного общего предка третьего поколения, но происхождение еще не делает вампира настоящим Вентру. Чтобы понять всю истинность этого утверждения, достаточно посмотреть на презренных отступников. Быть настоящим Вентру значит иметь особый склад ума, мировоззрение и даже стиль жизни. Чтобы стать членом клана, нужно хорошо играть свою роль.
Будучи членами клана со сложными взаимоотношениями и множеством запутанных традиций, Вентру приобретают ряд отличительных повадок и качеств. Их идеалы включают мировоззрение, разделяемое большинством членов клана. Даже те, кто идет против течения, признают идеалы клана, пусть даже высмеивая их. Не все Сородичи разделяют эти убеждения, но почти все Вентру знают о них, и многим они по-прежнему дороги. Даже если вампир не согласен с тем или иным философским постулатом, он зачастую продолжает поддерживать не нравящуюся ему точку зрения, так как она определяет Вентру, дает им цель и позволяет занять определенное место среди Сородичей – тех самых Сородичей, которыми Вентру вынуждены управлять.

34

Noblesse Oblige

Вентру, чьи предки стояли во главе третьего и последующих поколений, считают, что они могут руководить другими кланами (если уж не править ими напрямую), и на то у них есть право и причины, подкрепленные историческим прецедентом. Некогда европейские короли аналогичным образом обосновывали свою власть: божественное право. Через Своего посланца, Каина, Господь избрал нас и повелел нам править Сородичами, и да будет так. Природные склонности Вентру к руководству, управлению и прямому контролю лишь придают вес их притязаниям. Каин создал их, чтобы они вели за собой его потомков, и поэтому они должны – не могут, но должны – править.
Божественное право означает такую же ответственность. Вентру существуют не затем, чтобы править остальными Сородичами, как господа правят рабами. Нет, все совсем не так. Каин щедро одарил их, чтобы в годы горестей у остальных его детей были сильные, умные правители. Вентру часто называют себя «пастырями» или «управителями» своих собратьев-Каинитов. Многие из них никогда не забывали выражения, пришедшего из тех времен, когда правила знать: noblesse oblige.
Это французское выражение можно понять следующим образом: Вентру чувствуют себя обязанными трудиться на благо Сородичей ради процветания всех потомков Каина. Они должны вознаградить общество за полученную власть, положение и способности. Вентру всю свою не-жизнь готовы посвятить служению великому делу, которое в наши ночи называется «Камарилья». Они – самый влиятельный клан секты, и само ее существование зависит о того, смогут ли они сохранить силу. Поэтому стремление к власти и влиянию – это не эгоистичные порывы, но благородное поведение. Их сила нужна остальным шес… пяти кланам.
Разумеется, Вентру не считают себя хоть в чем-нибудь обязанными тем, кто отверг их помощь. Кланы Шабаша давным-давно утратили право рассчитывать на защиту со стороны Вентру. Не так давно Гангрел тоже отвернулись от избранников Каина. Мало кто из Вентру испытывает симпатию по отношению к этим звероподобным париям. Гангрел сделали свой выбор, так пусть теперь разбираются с последствиями. Этот же принцип применяется и по отношению к отдельным Сородичам. Когда вампир открыто заявляет о своем выходе из Камарильи – этим часто похваляются анархи, - большинство Вентру отказывается от своих обязательств по отношению к нему, особенно если эти обязательства не приносят им выгоды. Долг – это улица с двусторонним движением.

35

Dignitas

Большинство членов клана впервые осознало роль руководства в ранние ночи Римской республики. Стоит ли удивляться, что многие свои идеи и идеалы они позаимствовали у почтенных римских предков? В период расцвета Республики великие люди совершали великие поступки, создавая империю, которая расширялась быстрее, чем любая другая империя в истории людей и Сородичей. Они вели войны, сходились в яростных политических баталиях и разрушали города не только из-за жажды наживы или власти. Они поступали так потому, что этого требовали их dignitas.
Понятие dignitas с трудом поддается объяснению. Оно подразумевает не только достоинство, но и многие из добродетелей, почитаемых в японской культуре и обозначаемых словом «лицо» (как в выражении «потерять лицо»). Dignitas – это место человека в обществе, мера его достижений, его социальный статус, его честь. Для римских патрициев dignitas было мерилом человека, его значимости и личных качеств.
Вентру охотно восприняли – и разработали – концепцию dignitas. Это слово означает все, что они в течение тысячелетий почитали священным и существенным. Вентру считают себя патрициями среди Каинитов (так оно и есть на самом деле), высокородными аристократами с хорошими манерами, которые действуют в соответствии с правилами чести и вправе ожидать уважительного отношения к себе. Для многих Вентру, как и для древних римлян, dignitas – это все.
По мере того, как возрастает значимость вампира, растет и его dignitas. Это своего рода сумма всех его достижений. Выигранные битвы, заключенные союзы и занимаемые должности увеличивают dignitas Вентру. В то же время проигрыши, признанные неудачи и проглоченные оскорбления снижают его статус. Dignitas Вентру может как возрастать, так и уменьшаться. У многих Вентру страх потерять лицо и вызванный этим обстоятельством гнев намного сильнее боязни огня или Окончательной Смерти. Для клана, чтящего историю, потеря жизни значит меньше, чем утрата наследия.
Увеличение dignitas – это та цель, которую многие Вентру неустанно преследуют на протяжении всех своих ночей. Разговоры об «обязывающем положении» и сохранении Камарильи – это хорошо и, теоретически, важно, но все же большинство Вентру в первую очередь стараются повысить свой личный статус. Вентру не принижают концепцию dignitas точными подсчетами; у них нет никаких «очков dignitas» или системы наград. Это качество нематериально, как слава или репутация. Чтобы увеличить dignitas, нужно не просто добиться успеха, но добиться его правильным способом. У Сородича, достигшего очередных политических высот обычным образом, dignitas будет больше, чем у того, кто поднялся за счет другого Вентру или пренебрег репутацией клана и приличиями. Имидж, традиции и личностные качества влияют на dignitas ничуть не меньше, чем деньги, влияние и власть.
Практически нет таких проступков (кроме нарушения одной из Традиций), к которым клан относился бы столь же отрицательно, как к беспочвенным попыткам оспорить dignitas Сородича. Вентру с большой серьезностью воспринимают покушения на свой статус. Распространение слухов, приписывание себе чужих достижений и беспричинное оскорбление Вентру (как публичное, так и с глазу на глаз) – вот лишь несколько способов уменьшить dignitas. Таким образом можно приобрести врага до конца не-жизни и навлечь на себя поистине серьезное наказание или взыскание. И в наши ночи сохраняется вражда между старейшинами, один из которых счел, что праздное замечание, сделанное на каком-нибудь светском приеме в XVI веке, угрожало его dignitas. Разумеется, этот пример нельзя считать типичным, но все же он указывает на существование определенной тенденции. Порою Вентру и в самом деле обращались к старейшинам и князьям с просьбой разрешить им уничтожить молодого Сородича, необдуманно оскорбившего их.

36

Взаимопомощь

Наверное, ни один обычай не отделяет Вентру от остальных кланов так, как их Закон Взаимопомощи. Хотя члены других кланов, как, например, Тремер, тесно связаны друг с другом и часто оказывают поддержку своим собратьям, ни у кого из них нет традиции безоговорочной, обязательной помощи попавшему в беду соклановцу. Многие Аристократы считают, что именно эта традиция обусловила силу клана. Они могут сражаться и соперничать друг с другом, но в годину бедствий все Вентру будут сражаться плечом к плечу, нравится им это или нет.

Свернутый текст

Этика взаимопомощи требует предоставить собрату-Вентру, который попросит об этом, всю возможную поддержку, невзирая на личные обиды и желания. По общему признанию, на практике это правило труднореализуемо. Многие Вентру научились доказывать, что укрепление их собственного положения и ослабление или крушение соперника пойдут тому Аристократу на пользу. Их аргументы во многом отражают взаимоотношения между кланом и Камарильей. Если же отойти от семантических разногласий, то ни один Вентру никогда не станет по доброй воле причинять вреда тому, кто, ссылаясь на традицию, просит его о гостеприимстве, и мало кто из членов клана допустит, чтобы его гость пострадал. Кары за такое поведение поистине суровы, начиная от бойкота и заканчивая клятвами мести. Когда Вентру просит о помощи, его собрат должен откликнуться и выполнить просьбу. В ответ он может рассчитывать на точно такую же услугу.
Уважать другого Вентру – значит не покушаться на его территорию, не соперничать с ним в его владениях и, самое главное, не оспаривать его dignitas. Это также значит, что Вентру окажет помощь попавшему в беду собрату, и не важно, что ему самому этот поступок доставит массу неудобств. Традиция взаимопомощи восходит к временам древнего Рима, когда Вентру наращивали мощь, противостоя остальным кланам. Хотя у Вентру теперь есть пять «двоюродных» кланов, к которым можно обратиться за помощью, они предпочитают полагаться на собственные силы. Когда Вентру просит, вы делаете.
Просьба во многом определяется традицией. Форма вспомоществования может быть любой, особенно среди либеральных Вентру, готовых изменить традицию ради выгоды: можно просить о помощи, об услуге, о предоставлении информации, о наставлении. Вентру может безнаказанно отклонить такую просьбу. Чтобы воззвать к Закону Взаимопомощи, член клана должен произнести ритуальную фразу: «Я молю тебя о помощи, брат», или воспользоваться любым другим из полудюжины установленных выражений. Честь и обычай обязывают Вентру помочь Сородичу, обратившемуся к нему с такой просьбой. Но все же просителю лучше не беспокоить Вентру по пустякам. Если Шабаш не ломится к вам в дверь, а конкуренты не собираются поглотить вашу корпорацию, вы, обращаясь за помощью, рискуете лишиться dignitas в глазах соплеменников. Просить о помощи в беде не стыдно. Стыдно просить о помощи из страха или недомыслия.
Иногда случается так, что два или более Вентру обращаются с просьбой к одному и тому же Сородичу. В этом случае предпочтение, как правило, отдается старшему из них. Если помогающий вампир считает, что ресурсы позволяют ему помочь и младшему собрату, он может уделить ему часть внимания. Такие ситуации возникают довольно редко. Если Вентру взывает о помощи, значит, он действительно попал в беду и у него нет времени думать об окружающих. Но выдающийся или влиятельный Вентру все же может выбирать, кому он будет помогать. Он может поддержать старшего Сородича, но если он решит, что у того хватает собственных ресурсов, он окажет помощь новообращенному.
Невозможность помочь означает потерю dignitas, утрату статуса и влияния. Более того, если Вентру намекнет, что кто-то из собратьев отверг его просьбу о помощи, оскорбленный Сородич имеет все основания для официальной жалобы. Как и многое внутри клана, наказание за этот проступок обычно зависит от dignitas и значимости жалобщика. Юнцу, отказавшему в помощи могущественному князю, могут грозить кровавые узы или даже Традиция Уничтожения. Князь, проигнорировавший просьбу новообращенного, может отделаться штрафом или же пообещать тому покровительство, в зависимости от сведений, полученных Директорией. Но все же такое случается редко. Вентру гордятся своей помощью товарищам по клану. Эта традиция, на их взгляд, не просто возвышает их и выделяет среди остальных кланов, но и позволяет рассчитывать на то, что кто-нибудь окажется у них в долгу. Для Вентру, как и для высокомерных Тореадоров, обязательства дороже золота.

37

Вежливость

Вентру, которые на протяжении пяти тысяч лет получали благородное воспитание и существовали в определенной культурной и социальной среде, придают большое значение манерам. Этикет Вентру может быть чрезвычайно запутанным, особенно в Европе, где до сих пор сохраняются некогда утвердившиеся правила поведения. В Новом Свете формальностей меньше, но только по сравнению с Европой. По нынешним меркам, даже самые шумные из городов Старого Света кажутся несовременными и чересчур приличными.
Для Вентру вежливость – это не просто соблюдение установившихся обычаев и правил. Она выполняет несколько важных функций, особенно когда членам клана нужно преодолеть мелкие разногласия и проявить уважение к социальному положению. По природе своей Сородичи – существа легковозбудимые, склонные долго помнить об обидах и слишком остро реагировать на них. Стоит вспомнить о том, с каким трепетом среднестатистический Вентру относится к dignitas, и становится понятно, что вежливость – это не просто вопрос воспитания, но необходимое условие выживания. Некоторая замысловатость, обходительность и отстраненность в общении помогают смягчить угрозу, возникающую из-за взрывных характеров собеседников. Разговор становится менее напряженным, если слегка отвлечься от реальности. Пустословие и почтительные интонации как бы обволакивают два самолюбивых эго, из-за чего имеющиеся противоречия становятся не так важны, как сказанные слова и манера, в которой они были произнесены.
Вентру, не связанные тесными личными отношениями, обычно обращаются друг к другу с соблюдением всех формальностей, по званию или фамилии, в зависимости от ситуации. Не получив предварительно разрешения, они не задают личных вопросов. Вежливая беседа означает, что собеседникам не наносят оскорблений (открытых или завуалированных), не допускают непрошенной критики вышестоящих или равных по положению Сородичей и не говорят вне очереди. Большинство разговоров начинается с пустой болтовни на незначительные темы, чтобы обе стороны смогли расслабиться. Чаще всего речь идет о текущих делах или светских мероприятиях - эти темы доступны каждому и не вызывают сильной эмоциональной реакции. Разговоры Вентру часто кажутся многословными, но приятными. Мало кто из величавых Вентру станет повышать голос или игнорировать слова собеседника. Какие бы чувства не бушевали у него в груди, ни один Вентру с dignitas не проявит их.

38

Контроль

Зверь таится в холодном сердце каждого вампира, хотя Вентру и не любят признавать этого. Аристократы часто беспощадно укрощают своего Зверя и стараются держать его в узде – ведь даже самый пресыщенный из старейшин может сохранить в себе каплю humanitas. Некоторые надменные Вентру вообще отказываются признавать существование внутреннего чудовища, заявляя, что это проклятие лежит лишь на других, младших семействах. Другие признают наличие неконтролируемых порывов, но гордятся своим умением подавлять их. В любом случае все Вентру, за исключением самых жестоких, придают огромное значение самодисциплине. Самоконтроль открывает путь к успеху, отделяя Аристократов от всех, кто позволяет себе поддаться чувствам. Власть над эмоциями, как и все прочие описанные здесь черты, помогают определить Вентру.
Впадение в бешенство, разумеется, считается наиболее вопиющим примером потери самоконтроля. Как ни странно, но этот проступок Вентру охотно прощают. Зверь живет во всех потомках Каина, как бы они ни отрицали этого. Вампир, впавший в бешенство, явно вышел за пределы благоразумия. Можно надеяться, что Вентру сможет лучше контролировать себя в схожих обстоятельствах, но все же он не застрахован от подобного рода неприятностей. Если утративший самоконтроль Сородич не наносит ущерба Маскараду и не вредит благополучию потомков Каина, его можно простить.
Менее простительны не столь серьезные промахи, возможно, из-за своей алогичности. Вентру должен контролировать все прочие свои эмоции или хотя бы делать вид, что ему это удается. Гнев не должен перерастать в ярость, влечение – в похоть, любопытство – в одержимость. Выкрики, потрясание кулаками, неудержимый смех, тем более – какой кошмар – кровавые слезы считаются верхом непристойности. Благовоспитанный, учтивый Сородич с высоким dignitas просто не позволит себе такого. Это просто не принято.
Утрата контроля не просто неприлична, она еще и ведет к совершению ошибок, а расчетливые Вентру не выносят ошибок, которых можно было избежать. Однако в случае опасности вожди должны действовать, иногда не имея всей нужной информации. Разумеется, невозможно постоянно принимать идеальные решения. Ошибки случаются, но это не повод мириться с промахами, совершенными из страха, под влиянием ненависти, похоти или даже ошибочно выбранной привязанности. Dignitas не позволяет действовать подобным образом. Поддавшись чувствам, Вентру как бы нарушает обязательства перед кланом и Сородичами, для которых он должен быть примером.

39

Жестокость

Вентру, с их благородными идеалами и желанием служить Сородичам и Камарилье в Последние Ночи, наделены одним весьма неприятным качеством – жестокостью. В основном это связано с их отношением к обществу: по их мнению, организации и идеи намного важнее отдельных личностей (в особенности – стада и не входящих в Камарилью Сородичей). Даже потомки самого Вентру, в особенности молодые вампиры младших поколений, не могут рассчитывать на сочувствие или внимание. Так уж получилось, что, вопреки всем разговорам об обязанностях пастырей и благородных вождей, Вентру практически не интересуются судьбами отдельных Сородичей – за исключением своей собственной. Многие из них сохраняют такое отношение и к некоторым из своих отпрысков. Если Камарилья процветает (с точки зрения Вентру), гибель нескольких беспокойных сородичей ничего не значит.
Разумеется, мудрые Сородичи не озвучивают столь неблагородные мысли. И все же это явное лицемерие побуждает многих Каинитов сплотиться против несговорчивых Вентру.

Свернутый текст

В вампирском сообществе, где уничтожить собрата можно только при наличии разрешения, эта жестокость проявляется в политической или социальной деятельности. Когда речь заходит о заключении и нарушении договоров, Вентру не знают удержу. Их вежливость, устаревшие традиции и благородные манеры не могут скрыть того простого факта, что ради своей выгоды – которую они охотно представят как выгоду для всех Сородичей – они пойдут на что угодно, стоит им только увериться, что результат стоит усилий. Можно сказать, что Вентру не склонны разрушать связи, прекращать дружеские отношения или идти на риск ради незначительного выигрыша. Лучше проиграть и выжить, чтобы сохранить ресурсы и продолжить бой на следующую ночь. Но стоит только Вентру почуять лакомый кусок, и его ничто не остановит.
При общении с другими Сородичами Вентру соблюдают некоторую осторожность; согласно их моральному кодексу, любой вампир имеет право на существование и даже на власть. Стадо подобных прав лишено. По большей части люди воспринимаются как рабочие муравьи или крестьяне из давно минувшего прошлого. Люди нужны, но незаменимых среди них нет. Можно лишить целую семью средств к существованию, чтобы помешать сопернику, и тут же забыть об этом. Приказ убить несговорчивого лидера профсоюза или оклеветать политика, которого затем можно будет шантажировать, отдается так же легко, как распоряжение камердинеру приготовить на завтра серый костюм. Даже такой довольно интимный процесс, как поиск информации в памяти человека и манипулирование воспоминаниями для Вентру не окрашен эмоциями. Отдельные представители стада не имеют никакого значения.
Нельзя сказать, что Вентру ненавидят людей или считают их низшим звеном в пищевой цепочке, из-за чего их можно убивать и мучить, как это свойственно Шабашу. Вентру просто не считают нужным рассматривать людей по отдельности, в отрыве от общности. Человечество, а не человек, создало Инквизицию – так гласит еще один афоризм Вентру. Вентру быстрее, чем остальные, забывают, что некогда сами были людьми. Человек, в котором они не заметили некоей изюминки, которая сделала бы его ценным ресурсом, а то и возможным гулем или потомком, в их глазах ничего не значит. Используйте их, терзайте их, просто убивайте их – если, конечно, это не нарушит Маскарад, - словом, поступайте с ними так, как вам заблагорассудится.

40

Предубеждения

Согласно устным преданиям и хроникам, Вентру давали Становление только тем, кто был «достоин» такой чести. На протяжении веков клан принимал в свои ряды дворян, религиозных деятелей и доблестных воинов. Чтобы вступить в этот эксклюзивный клуб нежити, нужно соответствовать чрезвычайно высоким стандартам. Вентру нужны те, кто привык к власти и влиянию, для кого господство стало неотъемлемой частью личности. Иными словами, Вентру по большей части нужны мужчины.

Свернутый текст

Хотя после становления пол Сородича не имеет никакого значения (народ Каина придерживается принципов равноправия, хотя и не лишен некоторых предубеждений), до судьбоносной ночи он играет немалую роль. На протяжении веков и даже тысячелетий женщины в западных странах не могли приобрести такого влияния, как мужчины. Разумеется, были и исключения, но в основном они лишь подтверждали правило. Несколько древних могущественных женщин-вампиров заслужили уважение клана. Но все же число мужчин намного превосходило число женщин, особенно среди старших Сородичей, и эта диспропорция сохранилась до наших ночей. Клан Вентру во многом похож на закрытый «мужской клуб» с дурной репутацией.
Что касается этнического состава клана, то в основном его члены принадлежат к европеоидной расе. Число африканцев, азиатов и латиноамериканцев среди них примерно такое же, как в окружающем обществе. В тех уголках мира, где космополитизм не в моде, этническое разнообразие может быть еще меньшим.
Вентру часто обвиняют в старомодности. Говорят, что клан застрял в прошлом и не желает меняться. Это утверждение, хотя оно и не полностью соответствует истине, все же нельзя назвать лживым. Сейчас Вентру уделяют полу и национальности примерно столько же внимания, сколько то сообщество, в окружении которого они обитают. Они не колеблясь обратят негра или женщину с большим потенциалом. Но все же некоторых Вентру такой подход не устраивает. Они росли в другие времена, когда принято было верить во врожденное превосходство, и даже смерть не смогла разрушить их предубеждений относительно цвета кожи и формы гениталий. Такие приверженцы старины по-прежнему смотрят на женщин сверху вниз, отрицают достижения национальных меньшинств и сдерживают развитие клана своими замшелыми представлениями о мире.
К сожалению, Сородичи, занимающие высокие посты, в особенности – в доменах Европы и Ближнего Востока, оставались у власти на протяжении столетий, с незначительными перерывами. В их владениях по-прежнему процветают древние предрассудки. Кое-где до сих пор действуют эдикты, запрещающие обращение определенных категорий смертных, но прогрессивные мыслители из числа Вентру смотрят на эти пережитки прошлого с неодобрением. В результате большая часть ограничений была отменена (по крайней мере, официально). И все же Сородичам «неподходящего происхождения» приходится преодолевать предубеждения старших собратьев. Тех из них, кто не принадлежит к клану Вентру, упрямые старейшины часто обливают презрением. К Вентру проявляется несколько большее уважение, как того требует dignitas, но покровительственные улыбки не всегда позволяют скрыть отвращение.

41

Организация клана

В последнее время многие сравнивают клан Вентру с корпорацией. Хотя это сравнение кажется (а в некоторых аспектах и является) достаточно оправданным, назвать его правильным нельзя. Существующая иерархическая структура клана на много веков старше современных корпораций и проистекает, скорее, из классической древности. В Европе многие кланы до сих пор используют латинские и греческие наименования, на протяжении тысяч лет служившие для обозначения Вентру, хотя в Новом Свете в последнее время в моду вошли термины из современной деловой лексики. В любом случае эти названия одновременно точны и обманчивы.
Структура клана во многом напоминает политические институты Римской Республики. Хотя элементы демократии, присущие классической системе, давным-давно исчезли, некоторые названия и общая структура сохранились. Эта система существует параллельно с организацией Камарильи. Так, Сородич может одновременно занимать должность в клане и в Камарилье. Вентру больше ценят звания, полученные в Камарилье, чем свои собственные устаревшие титулы, за исключением разве что самых высоких (например, членов Директората). Хотя сами Вентру обращают внимание на оба звания, за пределами клана их положение во внутренней иерархии мало кого волнует. Стремясь приобрести уважение и почитание других Сородичей, Вентру стараются добиться званий и должностей, которые будут одинаково цениться как их собратьями, так и прочими Каинитами.
Вентру гордятся тем, что каждый член клана занимает определенное место в иерархии и знает о своих правах и обязанностях по отношению к собратьям. Разумеется, структура клана ничем не напоминает жуткую иерархическую пирамиду Тремер или военную организацию. Вампир вовсе не обязан карабкаться по должностной лестнице. Скорее, члены клана продвигаются от звания к званию (получая свою долю почестей) в соответствии со своими способностями и состоянием. Вентру считают, что такая система делает структуру клана более гибкой, позволяет заметить таланты и, при желании, вознаградить их. На последнее обстоятельство старейшины клана часто указывают юным Вентру, разочарованным и раздосадованным незначительными успехами в не-жизни.
Молодняку клана и в самом деле есть на что жаловаться, хотя самые разумные из них озвучивают претензии вполголоса, опасаясь повредить своему карьерному росту. Чтобы продвинуться в системе клана, одних способностей недостаточно. Старейшины, а именно - местный и международный Директораты, решают, кто и когда пойдет на повышение. Что бы ни говорили старейшины клану в целом, их решения никогда не зависят (и не зависели) только от способностей и достижений вампира. Личные привязанности, сотрудничество, зависть, связи, взятки, долги и уйма прочих чисто политических факторов – все играет свою роль и является частью социального окружения, в котором создается статус Вентру. Сородич, желающий возвыситься, должен хорошо усвоить правила игры и не нажить себе слишком много врагов (или же приобрести достойных союзников). Некоторых такое положение дел не устраивает. Большинство признает существующую систему и считает, что она учит взаимодействовать с миром так, как оно подобает Вентру.
Следует отметить, что практически любой Ветру, за исключением тех случаев, когда один из описанных ниже органов власти открыто наложит запрет, может вступить в иерархию. Различные организации клана управляют огромными активами, большая часть которых состоит из взносов, сделанных отдельными членами клана. Теоретически, самые бедные и незначительные Вентру могут жертвовать на нужды клана один мексиканский песо в год и все равно пользоваться всеми преимуществами своего места в иерархии. На самом деле такая ситуация возникает редко. На высших ступенях иерархии обычно стоят богатые и влиятельные Сородичи. Для менее выдающихся Аристократов выгода заключается в том, что им нечасто приходится пополнять активы клана за свой счет. «У Вентру нет сборов и десятин», - гласит пословица, и большая часть молодых Вентру предпочитает взаимодействовать с миром на своих условиях, по крайней мере, до тех пор, пока возможность занять уважаемое положение среди сверстников имеет для них большее значение, чем полировка серебра на званых вечерах у старейшин.

42

Звания в клане

Директорат (Совет эфоров)

Свернутый текст

Большинство юных Вентру слышали о Директорате, таинственном объединении 12 (или около того) старейшин, который имеет огромную власть над кланом. Старшие Вентру помнят его прежнее название – Совет эфоров, под которым это объединение было известно на протяжении многих веков. Традиционное название было позаимствовано у органа правления древней Спарты. Клан ввел это наименование в эпоху Возрождения, так как слово «сенат» вызывало неприятные ассоциации, к тому же казалось неподходящим для обозначения органа власти, состоящего менее чем из трех дюжин Сородичей. Прежние термины продолжают использоваться и в 21 веке, хотя названия «Совет Директоров» и «Директорат» постепенно входят в моду.
Эфоры или директора, устанавливают прецеденты в «клановой политике». Что именно означает эта фраза, во многом зависит от интерпретации: отдельные князья Вентру, конечно же, обладают в своих владениях неоспоримой властью. У юстициара клана, разумеется, есть свои полномочия, обязанности и свободная воля. Представитель Вентру в Тайном Совете Камарильи тоже обладает определенной властью. Чем же, в таком случае, занимаются эфоры?
Во-первых, Совет эфоров управляет частью вложений клана и его владениями. Вентру обладают значительными валютными резервами, распределенными по банкам и тайникам по всему миру. Они владеют недвижимостью, им принадлежат доли в капитале всех крупных (и большей части мелких) корпораций, а часто – и контрольный пакет акций. Эти ресурсы позволяют оказывать помощь нуждающимся членам клана и наделять их значительным экономическим и политическим влиянием, если на то будет их желание. Там, где отдельные Вентру будут мешать друг другу и в результате ничего не добьются, или же в тех случаях, когда они не смогут собрать достаточно ресурсов, чтобы повлиять на ситуацию, Совет эфоров может выступить в качество руководящего органа или кредитной организации. Так, группа Вентру, желающая создать глобальную сеть связи, может не только обратиться к эфорам с просьбой о начальном капитале, но и пригласить их в управляющий орган, не являющийся частью самой компании (тем самым заверив соучастников, что партнеры не приобретут чрезмерного влияния на их сферу деятельности). Управление этой обширной незримой финансовой империей само по себе занимает много времени.
Эфоры выбирают представителя Вентру в Тайном Совете Камарильи. Сородич, удостаиваемый этой высочайшей чести, всегда является выходцем из их рядов, хотя его (или ее) имя держится в тайне (как и имена большей части эфоров, которые действуют в основном через помощников или агентов). Такое влияние на политику Камарильи гарантирует, что Вентру будут с внимаем относиться к воле Совета эфоров. В конце концов, большая часть членов клана надеется в одну прекрасную ночь удостоиться высоких почестей, будь то звание князя, архонта или даже юстициара.
Эфоры также определяют политику клана в целом, когда того требуют обстоятельства. Обычно от этих установок зависит, какую позицию займут Вентру в вопросах политики и безопасности Камарильи. Когда эфоры принимают подобное решение, ожидается, что все члены клана будут следовать их распоряжениям. Хотя многие Вентру могут с легкостью проигнорировать эти указания, князья, примогены и прочие старейшины на заметных должностях обязаны соблюдать волю эфоров. Обычно к вопросам политики причисляют отношения с Шабашем и действия против него, сдерживание растущего могущества Тремер, отношение к Каитиффам и прочее в том же духе. Эфоры уделяют внимание и более приземленным проблемам, например, решают, какой партии оказать поддержку на выборах, какая доля акций должна быть продана и по какой цене, и тому подобные политические и экономические вопросы.
Возможно, самая важная обязанность Совета эфоров - это их участие в решении внутриклановых споров. Когда Вентру не могут прийти к согласию (что случается довольно часто), или когда кто-то из них нарушает одну из бесчисленных традиций клана, дело передается на рассмотрение в Директорат. Менее значимые вопросы решаются на местном уровне, но когда в столкновение вступают интересы двух могущественных членов клана, право окончательного решения принадлежит эфорам. Обычно споры возникают из-за распределения зон влияния и прав на владения. В большинстве случаев лидеры клана позволяют отдельным Вентру решать эти вопросы самостоятельно – таков путь Джихада. Но иногда приходится вмешиваться эфорам, особенно когда спор быстро разрастается и охватывает все новых частников.
Преступление – еще одна область деятельности для эфоров. Когда Вентру нарушает традиции клана, он рискует не только dignitas, но и положением внутри клана и даже собственным существованием. К самым серьезным преступлениям относится убийство другого Вентру и отказ откликнуться на призыв о помощи. Оба случая так редко попадают в поле зрения Директората – хотя, без сомнения, подобные проступки совершаются довольно часто, - что его члены обладают всей полнотой власти в решении этих вопросов. Выдвигается обвинения, после чего ответчик предстает перед эфорами (не обязательно всеми), чтобы подвергнуться допросу. Обычно эфоры вершат суд, укрывшись за занавесом или двусторонним зеркалом, или же из темноты, чтобы обвиняемый не мог увидеть или услышать их. Адвокат опрашивает свидетелей и проводит перекрестный допрос подсудимого. Суд редко длится дольше, чем несколько ночей, и в том случае, когда дело вызывает некоторые сомнения, эфоры могут прибегнуть к помощи банальных Дисциплин, чтобы установить истину.
Выяснив все обстоятельства дела, эфоры могут выбрать для виновного одно из нескольких наказаний. К Окончательной Смерти приговаривают лишь в крайнем случае, так как ни один клан не обладает подобной властью над своими членами, по крайней мере, при буквальном прочтении Традиций Камарильи. На самом деле за свою долгую историю Совет эфоров вынес не один смертный приговор, хотя и не признается в этом. Эфоры могут лишить Вентру званий, владений, покровительства, в некоторых случаях они приговаривают вампира к тюремному заключению (иногда – с колом в сердце, чтобы усилить наказание). В исключительных случаях Совет эфоров может вынудить виновного вампира согласиться на установление уз крови или с пострадавшей стороной, или с одним из влиятельных и ответственных членов клана.
Помимо всех этих мирских обязанностей, у Совета эфоров есть еще одна обязанность, которую не так просто описать словами. Директора задают тон для всего клана. Их мировоззрение, стили управления, политические пристрастия обсуждаются на всех уровнях, в той или иной степени влияя на всех членов клана и позволяя понять, как надо (или не надо) вести дела. Будучи самыми влиятельными представителями самого богатого клана, они обладают огромными связями и множеством слуг и могут оказывать влияние на события глобального масштаба. Помимо этого, они способны на широкомасштабные действия, так как их объединенное могущество – в особенности при взаимодействии с миром смертных – может соперничать с властью правительств крупных стран. То, что мало кто из Вентру знает, кто именно заседает в Совете, делает их власть еще более пугающей и таинственной. Если какое-нибудь объединение и заслуживает звания тайных владык, то это эфоры.
Разумеется, столь величественные идеалы и масштабные действия выходят далеко за рамки сфер влияния практически любого отдельно взятого Вентру. Новообращенный, которому сир не позволяет шантажировать полицейского детектива, едва ли привлечет внимание Совета эфоров, и мало кого из директоров заинтересует Аристократ 13-го поколения, вздумавший поглумиться над одним из принципов dignitas. Как и во всех политических делах и в полном согласии с самой природой империи Вентру, отдельные личности значат намного меньше, чем деятельность крупного органа власти.

Старейшины (Strategoi, стратеги)

Свернутый текст

Многие достойные члены клана не заседают в Совете Директоров. Некоторые из них носят титул князя, другие – звание примогена, но все они пользуются в клане огромным уважением. Они известны намного более широкому кругу лиц, чем эфоры, по меньшей мере, среди членов клана, так как их не окружает завеса таинственности. Без сомнения, часть тех, кого широкая общественность знает как strategoi, одновременно является и эфорами. Узнать, как обстоят дела на самом деле, не представляется возможным. Вне зависимости от своей принадлежности к Директорату, все strategoi исполняют почетные обязанности «военачальников» клана Вентру, на что намекает их название. Они проводят в жизнь решения таинственных эфоров, принуждая всех соблюдать волю Директората. По большей части они - единственные Вентру, кто поддерживает прямые, может быть, даже личные отношения с Советом эфоров.
Strategoi отвечают за реализацию ежедневных, рутинных решений эфоров. Каждый из них отвечает за свою сферу деятельности. На территориях с высокой плотностью населения их власть может распространяться лишь на несколько сотен квадратных миль, но старейшины, обитающие на равнинах канадского и американского запада, порою отвечают за целые штаты. Обычно strategoi обустраивают себе убежища на подвластных территориях, часто являясь при этом примогеном или уважаемым старейшиной. Князья среди них встречаются довольно редко, так как княжеские обязанности по отношению к подданным отнимают слишком много времени, чтобы их можно было успешно совместить с деятельностью strategoi.
Из ночи в ночь strategoi наблюдает за коммерческой и политической деятельностью Вентру своего региона, не забывая при этом и о собственных нуждах и dignitas. Во время кризиса strategoi обязаны проследить за воплощением в жизнь принятых Директоратам решений, касающихся вторжений Шабаша, взбунтовавшихся анархов или заигравшихся во власть Каинитов, чьи действия угрожают владениям Вентру. Разумеется, официально они не могут приказывать князьям, но благодаря поддержке эфоров они получают в свое распоряжение ресурсы, объем которых превышает их и без того немалые состояния. Стратеги могут помочь в разрешении внутриклановых споров или привлечь внимание Директората к излишне норовистому Вентру. В целом, их полномочия аналогичны обязанностям юстициара Камарильи, хотя и распространяются только на клан Вентру.

Свернутый текст

Исполнители (ликторы)
Стратеги редко сами пачкают руки грязной работой. Он решают, как именно должна быть исполнена воля эфоров, а затем дают задание своим ликторам. Если стратегов можно сравнить с юстициарами, то ликторы – это архонты. Молодежь часто называет их «антикризисными управляющими», то есть теми сотрудниками корпорации, кто переходит из отдела в отдел, решая возникшие проблемы. Ликторы занимаются тем же самым на уровне всего клана Вентру.
Ликторы специализируются в решении того или иного типа задач. Часть из них занимается финансовыми вопросами, другие обладают выраженными чертами лидера, третьи отличаются выдающимися дипломатическими способностями. Если у старейшины Вентру или одного из консорциумов клана возникают неприятности, с которыми они не в состоянии справиться самостоятельно (группа старейшин с трудом признает поражение, но для вызова ликтора достаточно обращения одного уважаемого Вентру), они обращаются к своему стратегу с просьбой о помощи. Обычно эта помощь приходит в лице ликтора. Чаще всего этого бывает достаточно. Само присутствие представителя стратега (а значит, и эфоров) позволяет склонить Вентру к совместному решению проблемы под руководством ликтора – решению, которое они смогли бы принять и сами, если бы на время позабыли о мелких разногласиях.
Звание ликтора весьма почетно, особенно среди относительно молодых (до 200 лет) членов клана, стремящихся повысить dignitas. Бывало так, что ликтор вступал в город, полный враждующих Вентру, чтобы в конце концов, когда все будет сказано и сделано, получить титул князя. К тому же ликтор, получая звание, вступает пусть на долгий, но верный путь к должности стратега, а может быть, и эфора. Но появившиеся возможности часто ставят под угрозу как политическое положение, так и само существование ликтора, и исполнителям приходится помнить об этом. Выполняя грязную работу по поручению стратегов, можно нажить себе могущественных врагов, а командование отрядами, направленными на отражение атаки кровожадного Шабаша или анархов, всегда сопряжено с опасностью. Для тех, кто сумел справиться с испытаниями, звание ликтора становится первым шагом к величию.

Агенты (трибуны)

Свернутый текст

Совет эфоров поддерживает сеть контактов и «полевых агентов» по всему миру. Этих Сородичей называют трибунами или агентами; они служат глазами и ушами эфоров в городах Камарильи (а иногда – и Шабаша). У них нет официальных полномочий или обязанностей, часто они даже отказываются публично называть свою должность (тяжелое решение для Вентру). Обычно трибуны – это молодые Вентру, способности которых были замечены стратегами или ликторами. Они не только обладают убедительным послужным списком и заметным dignitas, но и с уважением относятся к старейшинам и традициям Вентру, пусть даже и не всегда.
Большую часть времени трибуны свободны от выполнения своих обязанностей. Но иногда они получают сообщения от эфоров (переданные через стратега), которые они должны передать кому-нибудь из известных представителей клана в своем городе. Часто именно городские трибуны, а не старейшины, просят стратегов о помощи. Не будучи правителями города, они не рискуют dignitas, в случае нужды обращаясь за помощью. Бывает так, что трибун просит о поддержке тогда, когда в этом не было необходимости, но мало кто из них повторяет эту ошибку дважды. Пересуды среди местных Вентру и в клане в целом часто вынуждают паникера расстаться с должностью, а то и покинуть город.
Самой важной обязанностью трибуна является помощь ликтору или стратегу, посетившему город. Хотя часто трибуны занимают в клане и Камарилье и другие должности, считается, что в первую очередь они должны служить Совету эфоров (и его представителю). Иногда эта служба вызывает зависть и злость у местных представителей клана, но эфоры, как правило, щедро вознаграждают своих подчиненных за проявленное рвение.

Пэры

Свернутый текст

Не все отличившиеся Вентру пополняют коллекции марионеток и пешек у старейшин. Хотя цели Совета эфоров и его сторонников заслуживают восхищения, мало кто из Вентру хочет покорно исполнять все капризы сиров и старших собратьев.
Совет пэров – это неофициальное, хотя и признанное объединение Вентру, которые хоть чего-нибудь добились в Камарилье или в родном клане. Чтобы получить звание пэра, одного признания со стороны князя недостаточно, но условия вступления в совет нельзя назвать невыполнимыми. Одобрение, полученное от представителя иерархической структуры клана, дает полное право называться пэром. Пэров Вентру можно найти практически в любом городе, где есть убежища Аристократов.
Совет пэров существует для того, чтобы сохранять традиции Вентру и поддерживать концепцию dignitas – других целей у него нет. Наделяя определенным статусом «хороших» членов клана, Вентру вознаграждают тех из них, кто строго придерживается правил и создает себе имя, не вызывая ненужного раскола в рядах собратьев. Например, молодой Вентру, который может повлиять на исход слушаний по переделу земельной собственности и не дать нарушить покой городского Элизиума, может ожидать, что ему предложат вступит в ряды пэров. Честолюбивый Вентру, захвативший долю своего сира в корпорации, на такие почести рассчитывать не может.
Иными словами, звание пэра – это не более чем показатель социального статуса, пропуск в клуб для Вентру с кристально-чистой (если не безупречной) репутацией. Но Вентру придают подобным вещам большое значение – так они могут отделить себя от недостойных особей, затесавшихся в их ряды.

43

Городские звания

В последнее время стало модным соотносить структуру клана в пределах одного города с корпоративным устройством и присваивать отдельным Вентру звания, связанные с ведением бизнеса. На самом деле эти звания представляют собой осовремененные традиционные титулы Вентру, которыми клан пользовался на протяжении многих веков, позаимствовав их из политической жизни Спарты и Рима. Современная модель позволяет понять, как именно действуют Вентру, но все же многие уважаемые члены клана, в особенности в Старом Свете, предпочитают прежние звания.
Местные объединения Вентру называются консорциумами ( consortium), хотя точного значения это слово не имеет. Некоторые старейшины используют его вместо слова «котерия», когда речь идет о группах юных Вентру, другие Аристократы называют так союз двух и более Вентру, занятых одним делом. Это слово вошло в моду не так давно, примерно десять лет назад, потому что оно звучит намного элегантней, чем «фракция» или «тайная организация».

Коллегия (герусия)

Свернутый текст

Герусия (это слово можно перевести как «совет старейшин»), или Коллегия, эффективно решает проблемы, возникающие у обитающих в городе Вентру. Обычно она состоит из старейшин, самых опытных Сородичей данного региона. Если в городе есть князь-Вентру, он (или она), вероятнее всего, возглавляет герусию. В противном случае коллегией управляет примоген или другой Вентру, занимающий высокий пост в Камарилье. Присоединиться к коллегии можно только по приглашению, получив одобрение большей части членов совета. Вступивший в коллегию Вентру может получить отставку только в самых крайних обстоятельствах (которые определяют эфоры клана).
Если сравнивать с корпорацией, то герусия следит за соблюдением коммерческих и политических интересов Вентру в городе, иными словами, выполняет функции холдинговой компании. На самом деле некоторые коллегии занимаются и другими делами. Эта организационная структура не только управляет фондами и распределением должностей, но и следит за инвестициями и деятельностью отдельных Вентру. Как правило, Вентру не конкурируют друг с другом за ресурсы и контакты напрямую. Герусия выступает арбитром при решении любых конфликтов интересов на местном уровне. Совет может потребовать от члена клана свернуть деятельность в той или иной сфере, и решение это будет проводиться в жизнь любыми устраивающими коллегию способами. Например, если два Вентру не могут договориться о влиянии на местное металлургическое предприятие, герусия может провести слушанье и вынести решение в пользу одного из них, при условии, что кто-то из спорщиков привлечет ее внимание к вопросу. Но Вентру неохотно обращаются за помощью к коллегии, поскольку в этом случае они как бы признаются в неспособности удержать и усилить свое влияние.
Герусия проводит встречи двух видов. Ежемесячные встречи на уровне клана обычно проходят в первый вторник месяца. Эти собрания должны посещаться всеми городскими Вентру, так как на них обсуждаются новости и прежние дела, выслушиваются жалобы и отчеты, передаются сообщения, распоряжения или объявления, поступившие от высших должностных лиц клана. Время от времени герусия проводит и отдельные, закрытые встречи, на которых обсуждаются финансовые или политические вопросы, а также и тайные дела клана.
Вопреки всей значимости и dignitas, присущим герусии, она практически лишена официальных полномочий. Коллегия не может отдавать приказы другим Вентру города. Или, точнее говоря, она может, но не имеет власти напрямую наказывать тех, кто не подчинился ей. С другой стороны, обходных маневров никто не отменял. Те, кто пошел против воли коллегии, становятся париями – а то и встречают рассвет. Вентру могут покуситься на владения и политическое положение нечестивца, лишенного защиты коллегии, и обычно они так и поступают. Самое надежное оружие коллегии – это влияние пэров, и старейшины пользуются им чуть ли не единолично.

Управляющие (преторы)

Свернутый текст

Звание претора считается высшим в городской иерархии Вентру. Как правили, преторы, или управляющие, входят в состав герусии. В городе не может быть более одного претора (их вообще может не быть), который часто занимает пост князя или примогена. Как позволяет понять второе название должности (управляющий), эти могущественные Сородичи руководят делами Вентру в пределах города. Чтобы достичь столь высокого положения, Вентру должен быть не просто старейшиной, но старейшиной с исключительными достоинствами (dignitas) и множеством сторонников среди пэров. Преторы пользуются почти полной независимостью, и только эфоры или стратеги могут сместить их с должности.
Претор за счет своих собственных средств содержит место, где проводятся ежемесячные заседания коллегии и куда может придти любой Вентру. Обычно это закрытый клуб, но претор может выбрать и любое другое помещение, будь то зала в отеле, конференц-зал в небоскребе или рабочий кабинет в убежище самого претора. Атмосфера, царящая в месте встречи, и оказанный прием напрямую влияют на репутацию претора, поэтому на поддержание роскошной и впечатляющей обстановки тратится немало средств. Претор возглавляет собрания коллегии и имеет решающий голос при проведении голосования в герусии.
Помимо этих полномочий, у претора нет официальной власти. И все же чаще всего этот Вентру обладает в городе огромным влиянием, которым он вполне может воспользоваться при решении касающихся коллегии вопросов. Одно только получение должности претора значительно увеличивает его dignitas. Будучи в центре всех дел городских Вентру, он имеет доступ к людям и информации, которого лишены остальные члены клана. Более того, соплеменники в случае кризиса обращаются к нему с просьбами о руководстве и, как правило, безоговорочно следуют его рекомендациям (по крайней мере, не задают слишком много вопросов).

Контролеры (эдилы)

Свернутый текст

Следующее за преторами звание – эдилы, или надзиратели. Эти Вентру помогают герусии и преторам точно так же, как контролеры помогают управляющим. Они ведут учет способностям и возможностям нижестоящих Вентру и занимаются текущими делами, например, выполняют еженощные финансовые операции, отслеживают потенциальные инвестиции и следят за тем, чтобы все взятки были уплачены вовремя и в полном объеме. Эдилы выступают от имени вышестоящего начальства, донося его распоряжения, приказы и требования до остальных членов клана. В случае кризиса они становятся военачальниками, организующими боевые отряды и ведущими их в реальный или метафизический бой.
Как правило, эдилами становятся опытные служители (ancillae) с отменным послужным списком и собственными предприятиями и зонами влияния в городе. У них достаточно ресурсов, чтобы выполнять свои обязанности без привлечения помощи со стороны. Претор или герусия в целом могут выдвинуть кандидатуру на должность эдила. Теоретически, в городе может быть неограниченное число контролеров. Практически же даже в крупном городе их редко бывает больше трех, а обычно – один-два. В конце концов, в городе, где проживает семь Вентру, назначать на должность половину из них просто бессмысленно.

Старшины (квесторы)

Свернутый текст

Вслед за эдилами идут квесторы, или старшины. Эти сородичи лишь на одну ступень выше обычных Вентру. Молодые, имеющие некоторый опыт Вентру получают звание квестора в знак признания их свершений, которые принесли dignitas им самим и клану в целом и увеличили состояние клана. Квесторы помогают вышестоящим Вентру, выполняя задания, без которых управление вложениями становится затруднительным. К таким заданиям относится как открытие брокерских счетов2, так и сокрытие трупов новопреставленных профсоюзных боссов. Часто эдилы передают квесторам распоряжения без каких-либо дополнительных пояснений. Квесторы, хорошо выполняющие свою работу, могут рассчитывать на повышение в иерархии клана, а также на появление возможностей, которые в любом другом случае были бы упущены.
Иногда квесторы кичатся своим званием перед рядовыми Вентру. Хотя реальной власти над младшими собратьями у них нет, все же они с полным правом могут сказать, что старейшины выслушивают их, чем большинство новообращенных похвастаться не может. Квесторы проводят ночи в борьбе за внимание и расположение начальства, которое иногда может бросить им косточку. Но косточки у Вентру – это фондовые опционы стоимостью в несколько сотен тысяч долларов или важные правительственные контракты, поэтому играющие по правилам квесторы процветают.

Компаньоны (ирены)

Свернутый текст

В самом низу пирамиды находятся ирены, также называемые компаньонами. Молодой Вентру должен пройти долгий путь, прежде чем он заработает уважение со стороны членов клана, и не важно, кем был его сир. Словом «ирен» в Спарте называли неопытных юношей, еще не созревших для битвы и не ставших настоящими мужчинами. Примерно так многие Вентру и относятся к молодняку. Разумеется, у них превосходное происхождение, они владеют множеством ценных навыков, обретенных до становления, но все же они – лишь птенцы, которым нужно время и опыт, чтобы закалить характер и стать истинным Вентру.
Ирены не пользуются уважением, но при этом у них нет почти никакой ответственности. Хотя иногда их называют компаньонами, все же у молодых Вентру нет официальных обязанностей, которые они должны выполнять. Если квестор или высокопоставленный Вентру просит их об услуге, они, разумеется, могут отказать ему. Нет способа надежней навеки сохранить за собой статус ирена, но все же никто не может принудить новообращенного к выполнению задания. Большая часть иренов все же делают то, о чем их просят, одновременно изыскивая способы увеличить собственное влияние и повысить dignitas. Чтобы добиться высокого положения, надо работать по правилам системы. Диссиденты у Вентру почетом не пользуются.

Вкладчики, партнеры и нечлены

Свернутый текст

Разумеется, не все Вентру являются прислужниками или потомками местной коллегии. Те Вентру, которые вкладывают средства в операции коллегии, могут не занимать никаких должностей, но это не делает их второсортными партнерами. Для Сородичей, не желающих связываться с коллегией, не-жизнь продолжается точно так же, как и для всех остальных вампиров. Многие Вентру, не вошедшие в местные и клановые иерархические структуры, занимают заметное положение в Камарилье. Ничто не мешает им самостоятельно зарабатывать признание (см. «Игра соло»). Вентру не навязывают иерархию всем членам клана, они просто поощряют соплеменников к использованию его обширных ресурсов и их увеличению.

44

Игра соло

Не стоит думать, что Вентру должен обладать целым списком титулов и званий, чтобы стать влиятельным или интересным персонажем. Большинство Вентру ограничиваются пэрством, а новообращенным еще предстоит достичь хотя бы этой ступени.
Вентру и в самом деле более организованы, чем остальные кланы. Но даже клан Вентру не накладывает жесткие ограничения. Сержант Аристократов не будет тарабанить в дверь убежища персонажа и пугать его колом за невыполнение пункта 517-а Устава Вентру.
Иерархия Вентру преследует две цели. Во-первых, она позволяет Сородичам-Вентру объединять ресурсы и получать большую прибыль, чем получил бы каждый из них по отдельности. Это объединение вкладчиков, политическое лобби, ассоциация представителей высшего общества, профсоюз и социальный договор4 в одном флаконе. Во-вторых, она позволяет плетущим интриги старейшинам… ладно, этого вам лучше не знать.
Многие Вентру создают себе состояния, практически не полагаясь на помощь иерархической структуры. Они поступают так по многим причинам. Некоторые Аристократы не хотят быть должными себе подобным. Другие Вентру предпочитают единовластно управлять своими активами, не доверяя почтенным старейшинам, которые хитроумными манипуляциями заставляют соплеменников делать то, что считают нужным.
Вентру не стыдятся собратьев, не участвующих в работе системы. Разумеется, им сложнее заработать уважение и признание… но не каждый Вентру нуждается в одобрении со стороны товарищей.

45

Становление

Вентру приберегают свою кровь для тех, кого они считают достойными, тех, кто на полкорпуса обгоняет все стадо. Только те мужчины и женщины, черты характера которых вызвали восхищение у возможного сира, могут считаться кандидатами на становление. Но даже в этом случае многие Вентру не принимают окончательного решения. Хотя каждый Сородич при выборе потомства руководствуется своими собственными чувствами, у клана в целом есть стандарты, которым должен соответствовать новый Вентру. Новообращенные, не удовлетворяющие требованиям клана, очень скоро обнаруживают, что собратья сторонятся их, что они лишены множества возможностей и в целом находятся в невыгодном положении. Многие будущие сиры обсуждают свой выбор со старейшинами, в том числе и с собственными сирами, тем самым пытаясь определить, как новый Вентру будет принят в сообществе.
Сейчас время знати миновало, особенно на Западе. Ранее могущественные человеческие династии производят на свет слабосильных избалованных неумех, которые способны управлять разве что парой слуг да средствами, перечисляемыми из фонда доверительного управления. С тех пор, как два века назад знать начала приходить в упадок, Вентру переключили внимание на менее благородные, но более перспективные классы. Сейчас мало кто из новообращенных Вентру может похвастаться происхождением из титулованной семьи, разве что по случайному совпадению. Хотя Вентру считают себя аристократией сообщества Каинитов, человеческие титулы их больше не интересуют. Их всегда привлекала только власть, связанная с титулами.

46

Правительство

Стереотипы рисуют Вентру идеальными неупокоенными бизнесменами, но при этом члены клана вполне уютно чувствуют себя и в коридорах власти. Политика и бизнес долгое время шли рука об руку, а деньги всегда играли немалую роль при принятии политических решений. К тому же власть правительства – возможность добиваться цели одним указом и судить окружающих, предвкушение того, что твоим распоряжениям будут подчиняться, - воздействует на умы многих Вентру. Не стоит удивляться, что успешные политики становятся прекрасными Вентру.
Разумеется, Вентру очень редко обращают удачливых общественных деятелей. Внезапная неспособность бывшего или действующего сенатора прогуляться в течение дня не останется незамеченной. В современном мире к выбранным представителям власти обращено слишком много внимания. Только в редких случаях разумный Вентру решится дать Становление известной личности, так как придется имитировать смерть этого человека (или придумывать какую-нибудь еще подходящую историю), чтобы объяснить его исчезновение. И даже тогда большинство Вентру считают, что риск от создания нового Сородича намного превышает выгоды от его вступления в ряды клана.
Вместо этого Вентру с интересом наблюдают за советниками и прожженными бюрократами, которые знают все входы и выходы, но мало известны за пределами своего круга. К тому же в современной политической жизни советники наделены большей властью, чем народные избранники, которых они представляют. Они дергают за ниточки, управляя делами и даже определяя политический курс. Вентру сами именно таким способом влияют на политическую обстановку в человеческом сообществе.
Вентру обращают этих профессиональных политиков ради их опыта, образа мышления и квалификации, а не ради той власти, которыми они обладают. Политическая обстановка меняется слишком быстро для того, чтобы обращать человека только ради занимаемой им в данный момент должности. Для решения подобных вопросов Вентру пользуются налаженной сетью связей, подхалимов, союзников и верных гулей. Отпрыски с опытом работы в правительстве становятся Вентру потому, что они знают, как править. Они могут принимать решения, отдавать распоряжения, анализировать причины возникновения кризиса и вести переговоры. Обычно такие новообращенные с самого момента Становления отмечены печатью будущего величия. Сиры учат их нести бремя обязанностей по отношению как к Вентру, так и к Сородичам в целом. В конце концов, они – будущее клана, выдающиеся последователи своих сиров. Если, конечно, смогут подождать несколько веков.

47

Бизнес

За последние несколько веков управление финансами и получение прибылей стали для Вентру второй натурой. Старейшины клана давно признали, что в западном обществе власть перешла от родовой знати, избранной самим Небом, к новой денежной аристократии. Действуя с проницательностью, которую многие сочли бы им несвойственной, они полностью посвятили себя постижению и подчинению нового мира свободной торговли и ничем не ограниченного капитализма.
И Вентру покорили этот мир. Бизнес – это не только искусство, но и навык, и во многих своих проявлениях он вечен. Хороший предприниматель всегда останется хорошим предпринимателем. Но все же рынки, технологии и товары меняются, хотя основы остаются неизменными. Поэтому Вентру уже долгое время наблюдают за представителями крупного бизнеса, стремясь найти способных отпрысков, которые помогли бы им расширить и без того постоянно увеличивающиеся капиталы. Банковское дело, частная собственность и долгосрочные вложения уже досконально изучены, а вот Интернет, биотехнологии, система здравоохранения, внешний рынок ценных бумаг и биржевая торговля в течение дня5 – это новые сферы деятельности, требующие новых знаний.
К несчастью для новообращенных, разбирающиеся в финансах Вентру обычно получают Становление только из-за умения зарабатывать деньги для клана, в отличие от политиков, которых выбирают ради их лидерских качеств. Разумеется, Вентру придают большое значение деньгам, но все же деньги – лишь инструмент. Наличие солидных капиталов позволяет Аристократам добиваться желаемого во всех остальных областях жизни. И все же к таким Вентру относятся с некоторым предубеждением, особенно выраженным среди старейшин благородного происхождения. Они считают этих «банкиров» чем-то вроде ремесленников. Конечно же, они являются членами клана, но их личные качества не позволяют им в полной мере воспринять благородное наследие, дающее право руководить потомками Каина. В результате новообращенным часть приходится с трудом зарабатывать себе имя. Успехи в бизнесе – это именно то, что клан ожидает от них, а проявить себя в иных областях им мешают другие Вентру, которым тоже нужно повышать dignitas.

48

Организованная преступность

В обществе всегда существовал криминальный элемент, и не слишком щепетильные Вентру давно рассматривали преступников как потенциальных членов клана. Давние предрассудки и тяга к благородству означали, что на протяжении тысячелетий мало кто из уважающих себя Вентру задумался бы о возможности становления для столь низкосортных смертных. Но в прошлом веке преступность на Западе набрала силу, подчинив отдельных правонарушителей, и стала тем, что вызывает у Вентру искреннее уважение: организацией.
В определенном смысле представители криминалитета являются превосходными кандидатами на Становление. Большинство из них не понаслышке знает, что такое абсолютная власть, умеет принимать жестокие, неприятные решения и тайно влиять на события в мире смертных. Они понимают ценность денег и знают, как с их помощью можно подчинять себе других людей и целые организации. К тому же, в отличие от политиков, они скрывают свою власть, не демонстрируют ее на публике. Поэтому их исчезновение из мира живых не вызывает особого интереса.
Несмотря на все эти превосходные качества, воротилы преступного мира обладают чертами, которые большинству Вентру кажутся неприемлемыми. Во-первых, они грубы, необразованны и не уважают традиции, в особенности те из них, кто был обращен в последние пять десятилетий. Даже те, кто не вписывается в этот стереотип, становятся жертвами предубеждения. Если Вентру, способный похвастаться благородным происхождением или степенью MBA, узнает, что его собрат в прошлом был преступником, он начинает относиться к несчастному с некоторой долей презрения. В результате большинство Вентру, которые при жизни были криминальными авторитетами, с трудом пробивают себе путь наверх, если только им не удается продемонстрировать исключительные способности и безупречные манеры.
Мало кто из преступников сохраняет связь со своими бандами дольше нескольких лет. Став неупокоенным, можно сохранить за собой пост главаря, так как мало кто из подчиненных станет спорить с решением встречаться только по ночам. Но постепенно эта связь слабеет. Часто Вентру назначает приемника, обычно – способного «шестерку» или гуля, которые и руководят бандой в его отсутствие. В этом случае Вентру может десятилетиями пользоваться услугами своей банды. Но по большей части новообращенные вынуждены самостоятельно создавать себе состояния. Если они хотят повысить свое положение в клане, им приходится использовать все свое влияние и связи в преступном мире, чтобы найти другие способы повысить dignitas.

49

Вооруженные силы

В далеком прошлом военачальники и знать действовали как единой целое. Сейчас в большинстве стран, на которые распространяется влияние Вентру, политическая власть отделена от армии. Смертные, служившие в вооруженных силах, считаются подходящими кандидатами на Становление, в особенности если им удалось достичь высоких званий или получить множество наград (звания и чины особенно милы сердцу Вентру). Они знают, как отдавать приказы, и умеют достойно вести себя. К тому же они умеют выполнять распоряжения и с непритворным уважением относятся к организациям и власти. Иными словами, у них есть все качества, необходимые Вентру.
Или почти все. Дело в том, что характер большинства военных совсем не подходит для Сородича. Они ценят четность, прямоту и порядочность, то есть те качества, которые совсем не нужны в посмертии, заполненном убийствами, предательствами и разрушающейся человечностью. Проще говоря, они вовсе не жаждут до скончания веков пить кровь и наносить удары в спину. Те, кто способен на это – беспринципные наемники, вступившие в армию не ради защиты своего народа, но ради наживы, - не обладают качествами, вызывающими у Вентру восхищение. Поэтому, хотя многие старейшины по-прежнему изучают военных в надежде найти подходящего потомка (и по другим причинам), выходцев из армии среди Аристократов все меньше и меньше.

50

Профсоюзы

Так как по природе своей профсоюзы – это политические организации, среди их членов Вентру могут найти немало кандидатов на становление. На протяжении многих лет интересы Вентру шли вразрез с интересами набирающего силу профсоюзного движения в Западной Европе и Соединенных Штатах, но стоило только профсоюзам добиться реальной власти, и клан поспешил примкнуть к ним, надеясь использовать их влияние в своих целях. Хотя в некоторых странах профсоюзы постепенно утрачивают власть, они все же исправно поставляют Вентру свою долю новообращенных. Лидеры профсоюзов, как и политики, обладают всеми необходимыми Вентру навыками: они умеют управлять людьми, вести дела и принимать жесткие решения, если того требует обстановка. К тому же можно без особых трудностей подстроить их исчезновение, если только они не занимают самых высоких постов (нет, Джимми Хоффа6 – не Вентру).
Сородичи, начинавшие свою карьеру в профсоюзах, обычно продолжают интересоваться теми же вопросами, которые волновали их при жизни. Они знают рабочее движение изнутри, и это позволяет им манипулировать большими группами организованных рабочих ради достижения собственных целей. Единственная трудность заключается в том, что, подобно религиозным деятелям, многие члены профсоюзов искренне верят в идеалы. Не все профсоюзные боссы охотно перейдут на сторону противника только потому, что стали вампирами. Поэтому Вентру обращают внимание на тех из них, кто уже каким-либо образом скомпрометировал себя (например, продемонстрировал алчность или поддался на шантаж).
Опыт и навыки, полученные профсоюзными деятелями при жизни, прекрасно подходят для Вентру, а вот их низкое происхождение (как правило) – нет. Знатные члены клана (их не так уж мало) свысока смотрят на этих неотесанных демагогов. Даже если новый Сородич демонстрирует утонченные аристократические манеры, к нему все равно будут относиться с предубеждением, памятуя о его прошлом. Несмываемое пятно плебейского происхождения порою мешает добиваться dignitas и занимать должности в клановой структуре (но не за пределами клана). Со временем проблема становится менее острой, а некоторые из крупных профсоюзных деятелей, обращенных в 19 веке, пошли на уступки, отказавшись от своих прагматичных ценностей ради повышения статуса.

51

Духовенство

Отношения Сородичей и Церкви имеют долгую и бурную историю. Стремление набожных, недоверчивых смертных объединяться в общины мешает вампирам подчинять их своему влиянию. Но церковники на протяжении многих веков обладали невероятной светской властью. Институт Церкви (вне зависимости от региональной и конфессиональной принадлежности) нравится Вентру, в особенности присущая ему ритуальность, уважение к традициям, власть над смертными и влияние на общество. Что касается отдельных представителей духовенства, то Вентру могут заинтересоваться ими – а могут и пройти мимо.
По сравнению с прошлыми веками, в западном мире церковь утратила немалую часть влияния. Некогда епископы, наряду с дворянами, были излюбленными фигурами или жертвами в интригах Вентру. Но времена меняются, и сейчас духовенство уступает в привлекательности другим категориям смертных. И все же у церковников есть нечто, чего нет у всех остальных: власть над моралью. Когда речь заходит о поведении Сородичей, Вентру воображают себя этакими платоновскими идеалами. Они считают, что им дано определять взгляды Сородичей и правила взаимодействия с окружающим миром. Религиозные деятели верят, что проповедуемый ими этический кодекс позволит построить новый, лучший мир. Вентру нравится эта праведная самонадеянность.
От старых привычек не так-то просто избавиться, и Вентру по-прежнему с большим уважением относятся к тем своим собратьям, которые некогда были священнослужителями. Последователи традиционных, устоявшихся религий с определившимися сферами влияния обычно обладают прекрасными манерами и легко находят общий язык с утонченными Вентру. Знатоки ритуалов быстро привыкают к хитросплетениям политики Проклятых. Сородичи, некогда служившие Церкви, обычно добиваются высокого положения в клане, так как перед ними открыты почти все пути. Единственным исключением можно счесть малочисленных новообращенных из числа последователей радикальных или реакционных культов. Многие Вентру считают их неотесанными наглецами и даже не рассматривают как потенциальных членов клана. Тем немногим, кто все же вступил в клан, пришлось преодолеть немало трудностей, связанных с предубеждением со стороны благородных соплеменников.

52

Научные круги

Любой профессор подтвердит, что коридоры университета – это не то место, где можно обрести власть. Главы самых крупных учебных заведений могут обладать политическим влиянием на уровне города или штата, но все же большинство ученых ограничиваются мыслями и словами, не доходя до действий. Чем же тогда они могут заинтересовать Вентру? По большей части они действительно не привлекают внимания Аристократов. Но порою кто-то из Вентру решает, что прозорливый мыслитель или находчивый конструктор может оказаться полезным, и дает становление паре ученых, вырывая их из библиотек и с головой погружая в таинственный мир Каинитов.
Ученые (по крайней мере, те из них, которые вызывают интерес у Вентру) умеют думать. Они могут решать возникшие проблемы, обладают опытом взаимодействия с различными структурами, часто умело жонглируют словами и идеями. Они знают, как провести исследование и вычленить основные причины проблемы. В клане, члены которого с трепетом относятся к истории и традициям, умелый исследователь может оказаться полезным приобретением. Наконец, кандидаты из числа ученых знают, как донести до окружающих некую мысль и как убедить их согласиться с озвученной точкой зрения. Иначе говоря, ученые, по мнению Вентру, знают, как внушить людям нужный образ мыслей.
Бывший профессор, присоединившийся к клану, едва ли может рассчитывать на прочное положение. Если у него нет иных привлекательных качеств (например, благородного происхождения или хорошего воспитания), большинство Вентру будут относиться к нему как к существу забавному, но слишком непонятному. Знать сочтет его простолюдином, для бизнесменов он станет полезным инструментом, а для политиков – бесполезным мечтателем. Поэтому ученый, не обладающий достаточной энергией, обречен быть советником или помощником. Большинство выходцев из ученых кругов чувствуют себя в этой роли вполне уверенно. Присущее им честолюбие было подавлено долгими годами размышлений. Вечная не-жизнь, сверхъестественные возможности, деньги и влияние, которые можно получить благодаря клану, вполне удовлетворяют все их запросы и желания. Все свое время и таланты они тратят на исследование Сородичей – поистине неохватное поле деятельности.

53

Прочие

Перечисленные выше категории ни в коем случае не включают в себя всех смертных, которым может быть даровано Становление. Это всего лишь наиболее распространенные типажи. Клан всегда ищет людей талантливых и способных, а эти качества порою можно найти в совсем неожиданных местах. Часть новообращенных при жизни была связана со СМИ и индустрией развлечений. Аристократы могут принять в свои ряды одаренных писателей, способных влиять на умы, умных наемных убийц и даже спортсменов и учителей со связями. Даже у «обычных людей» можно обнаружить ту искорку, которая привлечет внимание Вентру или пробудит его дремлющие страсти. Вентру не признают ограничений, ими движут лишь традиции и предрассудки. Большинство Вентру не верит, что все люди были созданы равными, но только в окружении степенных старейшин новообращенные порою чувствуют, что их происхождение накладывает на них некую отметину.

54

Пищевые ограничения

«Почему Каин наложил на тебя это проклятие?» - спрашивает [Вентру] рыбак в апокрифических «Ночных историях Первого Города». – «Почему бы не пить из кого хочешь?».

На самом деле Вентру именно так и поступают – пьют из кого хотят. Точнее, они пьют только из кого хотят. Их аристократичный вкус за века стал настолько утонченным, что они питаются только строго определенной категорией смертных, даже в самых неблагоприятных обстоятельствах. Что касается проклятия Каина, то Вентру не спешат его признавать. Они вовсе не считают себя обделенными (по крайней мере, не признаются в этом в смешанной компании). Пищевые привычки для них – лишь результат выбора, а также признак хорошего воспитания.
Разумеется, в действительности все сложнее. Если бы дело заключалось лишь в выборе, рано или поздно нашелся бы достаточно грубый (или практичный…) Вентру, который выбрал бы возможность пить из всех сосудов. Но таких Вентру не существует. Даже те из них, кто получил Становление при необычных обстоятельствах и никогда больше не встречался ни с сиром, ни с соплеменниками, все равно соблюдают определенные ограничения при выборе пищи. К тому же, эти ограничения соблюдаются даже в бессознательном состоянии. Впавший в торпор Вентру не станет поглощать кровь смертных, не соответствующую его вкусам. Даже будучи на грани Окончательной Смерти, он скорее изрыгнет неподходящую кровь, чем переварит ее.

Свернутый текст

С чем связано столь неудобное ограничение? Доказательств того, что Каин и впрямь наложил проклятие на своего потомка, практически нет. Скорее уж, это свойство крови Вентру, приобретенное за долгие века, на протяжении которых клан давал Становление придирчивым аристократам. Не стоит забывать и о ментальной составляющей. У Вентру есть возможность принять осознанное решение о своих пищевых предпочтениях. После того, как выбор сделан, изменить его практически невозможно (о некоторых примечательных исключениях будет сказано ниже).
Непосредственно после Становления Сородичу доступны все варианты. В течение нескольких ночей новоявленный Вентру может питаться кем захочет. Выбор будет сделан только после того, как Вентру ощутит вкус крови, который он сочтет поистине превосходным. Обычно выбор делается не тогда, когда новообращенного терзает юношеский голод, но тогда, когда у него впервые появляется возможность не торопясь выбрать жертву и насладиться едой. Этот вкус так восхитителен, так чарующ, что Сородич никогда больше не согласится на что-либо иное.
Теоретически, Вентру, который каждый раз ест только тогда, когда доходит до грани безумия, не станет разборчивым в пище. Такой вампир должен обладать железной волей и наслаждаться опасностями охоты, и все же когда-нибудь произойдет срыв с крайне неприятными последствиями. Мало кто из новообращенных Вентру осознают эту возможность, и только малая их часть за всю известную история клана решилась реализовать ее. Стоит ли говорить, что всех их ждал ужасный конец?
Вентру, с их разборчивостью, обладают весьма тонким вкусом. Один раз вдохнув запах, они могут понять, подходит им кровь или нет. Подобно опытному виночерпию, они могут определить возраст, состояние здоровья и пищевые привычки «сосуда». Если речь идет о крови Сородича, опытный Вентру может определить такие загадочные свойства, как клан и возраст, а то и назвать поколение с точностью, которая заставит побледнеть от зависти любого Тремера. Эта способность зависит не столько от сверхъестественных умений, сколько от опыта, полученного за все те годы, когда приходилось обращать внимание не только на таинственную силу крови, но и на менее осязаемые ее свойства.
Одним из немногих случаев, когда Вентру все же может сменить пищевые предпочтения, является исчезновение «сосудов» с требуемой ему кровью. Полное, безвозвратное исчезновение. Такая ситуация возникает редко, так как большинство Вентру предпочитают пить из определенных категорий людей. Те же, кто обладает более изощренным вкусом - например, предпочитает кровь представителей определенной национальности, - могут столкнуться с большими трудностями. Не один Вентру погрузился с холодные объятия торпора после того, как в мире не стало «сосудов» нужной ему национальности или касты. Существуют не вполне достоверные предания о Вентру, привыкших к вкусу крови одного-единственного человека – и горе им, если после неизбежной кончины любимого «сосуда» им не удавалось изменить пищевые пристрастия.
Возможно, самым известным примером является жестокий и хитроумный римский Вентру, вошедший в историю под именем Демокрита. Он получил Становление во время войны с Карфагеном и привык к крови карфагенян. Век спустя, когда наконец была одержана победа и римляне полностью разрушили город, Демокрит лишился «запасов» живительной жидкости. Он обнаружил, что жители вновь отстроенного римского Карфагена ему не подходят. Вскоре Демокрит впал в торпор. Пробудившись, он понял, что кровь карфагенян ему больше не нужна. Вскоре он приобрел новую привычку, на этот раз – к крови жителей Византии, и с тех пор питается ими. Название изменилось, но кровь горожан по-прежнему устраивает его.

55

Агогэ

Не важно, сколько лет человек прожил до Становления. На фоне всей истории клана новообращенные Вентру – всего лишь заблудившиеся в лесу дети. Ответственность за подготовку нового члена клана возлагается на плечи сира, но обычно свою роль в ней играют и местные структуры клана. Воспитание уверенного, способного и достойного Вентру подразумевает умение учиться у всех, а не только слепое запоминание наставлений – и предубеждений – сира.
Вентру называют период обучения агогэ, по аналогии с образовательной системой древней Спарты. Сопоставление с агогэ, самой суровой и всеобъемлющей системой воспитания юношества в мире, здесь не случайно; Вентру нравится сравнивать собственные методы обучения с жестокими традициями Спарты. Хотя юные Вентру, в отличие от молодых спартанцев, не спят на соломенных подстилках и не заняты постоянной военной подготовкой, им приходится преодолевать множество трудностей интеллектуального и эмоционального характера. Они должны быстро усвоить все традиции и тонкости этикета Вентру, одновременно с этим постигая возможности не-жизни и пытаясь найти свое место в структуре Камарильи и сообщества Каинитов в целом.
Учтите, что новообращенный не всегда проходит через агогэ. В неразберихе нынешних ночей у многих сиров просто нет времени на посвящение отпрысков во все тонкости их наследия. Потом эти «дети с ключом на шее» с трудом приспосабливаются к выпавшей им нелегкой доле.

56

Момент Становления

Если птенец в прошлом не был гулем и не имел никаких иных отношений с Сородичами, превращение в бессмертного паразита может оказаться для него настоящим потрясением. Большинство Вентру в течение нескольких ночей позволяют своим отпрыскам привыкать к новому состоянию, кормя их или своей кровью, или же кровью из личных «запасов». В этот период времени Вентру описывает потомку сложившуюся ситуацию так, как он считает нужным. Содержание подобных наставлений – его личное дело, традиции агогэ не дают никаких рекомендаций на этот счет. Но все же желательно, чтобы птенец понял: отныне он стал членом закрытого, благородного, ответственного семейства. Перед ним открываются огромные возможности, но они идут в паре с весьма важными обязательствами.

57

Рождение в смерти

Многие Вентру и кое-кто из Сородичей за пределами клана соблюдают любопытный обычай: празднование ночи смерти (по аналогии с днем рождения). Хотя кое-кто из Вентру считает этот обычай ненужной показухой, большинству ритуал нравится, в основном из-за его пышности и возможности устроить или посетить прием. Особую популярность традиция приобрела в Последние Ночи, так как она позволяет Вентру хотя бы на время забыть о напророченной Геенне, о которой они изо всех сил стараются не думать. Сиры могут организовать для своих потомков пышное празднество, старейшины устраивают в имениях грандиозные приемы, и даже князья иногда на короткое время сходят с трона и позволяют тамадам на одну ночь занять свое место.

58

Выбор

Через несколько ночей, когда птенец привык (хотя бы немного) к своему новому существованию, а тело его заполнилось драгоценным витэ, приходит время выбора предпочитаемого типа крови. Обычно в первый вечер сир сопровождает своего отпрыска, отправляющегося бродить среди стада, хотя в последнее время эта традиция стала менее распространенной. Новообращенный смотрит на человеческие толпы и прислушивается к своему сердцу и нёбу. Рано или поздно он находит человека, перед запахом которого не в силах устоять. Затем он питается, иногда – с помощью сира. Так он выбирает кровь, которая отныне станет поддерживать его существование.

59

Начало обучения

На этом «медовый месяц» заканчивается. Новоявленный вампир отправляется в странствие по залитому кровью миру Сородичей и Вентру. Как минимум на неделю, а иногда и на гораздо больший срок, сир и его отпрыск затворяются от мира. Сир наставляет своего потомка, указывает ему на книги, которые нужно прочесть, и обучает его основным умениям, в том числе рассказывает, как использовать кровь для исцеления ран или увеличения физических атрибутов, как питаться, не оставляя следов, что такое Традиции, знакомит его с историей Камарильи, историей и структурой клана и пр. Агогэ требует, чтобы сир непрестанно проверял отпрыска, задавая ему вопросы и побуждая его к размышлениям. Многие сиры предпочитают сократический метод, продолжая обучение по мере того, как птенец усваивает ранее полученный материал. Наказанием за неудачи и ошибки становятся оскорбления или даже физическая боль. Все согласны с тем, что это весьма неприятный опыт: единственная оговорка в перечислении чьих-либо предков может привести к недельному лишению витэ.

60

Представление

Первый этап обучения заканчивается, когда сир понимает, что его ученик узнал достаточно, чтобы не опозорить его в обществе. Как того требуют традиции Камарильи, сир представляет потомка князю города, тем самым официально вводя его в сообщество Сородичей. Все обитающие в городе Вентру присутствуют на церемонии представления и внимательно изучают нового собрата. Затем Вентру собираются вместе, чтобы похвалить или раскритиковать поведение новообращенного. Именно тогда птенец встречается с остальными своими соплеменниками, возможно – впервые.


Вы здесь » Мир Тьмы: через тернии - к звёздам! » Вампиры » Кланы. Вентру (Ventrue)