Мир Тьмы: через тернии - к звёздам!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мир Тьмы: через тернии - к звёздам! » Вампиры » Антагонисты


Антагонисты

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

2

Охотники

После Становления легко потерять голову, начать презирать смертное общество и считать всех людей насекомыми. Однако старые вампиры знают, насколько могут быть опасны люди, и именно поэтому Камарилья поддерживает Маскарад. В Средние Века направляемые Инквизицией массы практически уничтожили общество Сородичей, которые те создавали в течение нескольких тысяч лет. Внутренний Круг понимает, насколько быстро сумеет расправиться с кровососущими паразитами в своей среде современное человечество численностью шесть миллиардов, которое вооружено напалмом, фосфорными бомбами и ядерным оружием.
Большинство смертных, обманутые суеверьями и наукой, не замечают вампиров среди себе подобных, однако есть те, кто знает и боится. Смертные, которые охотятся на Сородичей, известны как охотники или инквизиторы. Большинство из них является представителями враждебной Церкви. Однако несколько смертных из правительственных организаций, тайных обществ и криминальных структур так же знают кое-что о Сородичах.

3

Инквизиция

Историки думают об Инквизиции как об ужасном проявлении католической церкви, которое существовало с 1231 по 1834 год. Но Сородичам, у которых есть хоть какой-то инстинкт самосохранения известно, что Инквизиция не исчезла в 19 веке, что она существует и по сей день и возможно в еще более пугающей форме. Некоторые смертные из современной Инквизиции вызывают ужас у современных Сородичей.
Простые люди, историки и даже высшие церковные чины, включая Папу, ничего не знают о современной деятельности Инквизиции, так как эта организация крайне засекречена. Нынче она носит название Общество Леопольда и хоть в основном и состоит из католиков, но они уже не единственные ее члены. Члены Инквизиции ставили своей целью искоренение вампиров и других сверхъестественных существ, и она в течение 17 лет находилось под энергичным управлением монсеньора Амелио Карпаччио. Однако после того, как год назад его хватил удар, Общество охватил внутренний кризис, который назревал в течение последних десяти лет.
Безбожность двадцатого века заставила поверить всех, кроме самых пылких инквизиторов, что Апокалипсис не является неизбежностью, что конец света не произойдет ни в конце второго тысячелетия, ни в конце двадцать второго. Однако каждый из членов Общества почувствовал, что Враг готовиться к смене тысячелетий и возможно совершит ужасные деяния мирового масштаба. В то время как некоторые Леопольдовцы опасаются, что Спаситель может никогда не вернуться (хотя об этом никто и не говорит открыто), все они осознают реальную угрозу для человечества, которую представляют из себя создания тьмы здесь и сейчас. И что еще хуже, человечество, которое Инквизиторы защищают, рискуя своими жизнями, стало походить на этих злобных существ и даже принимать их. Моральные принципы Общества так же упали в результате возвращения практики пыток, которые Карпаччио запретил как вещь, неприемлемую для Инквизитора. Разумеется, тайно и неофициально они применялись и раньше теми членами Общества, которые считали их необходимыми.
Весь этот страхи и неопределенность привели к власти лидера, которая уверенна в себе и своих методах (особенно в 212 методах пыток, которые она вернула первым же делом, как только стала Верховным Инквизитором) – Ингрид Байер, которая ранее являлась Архиепископом Австрии и которую за глаза называли «Настоящей Железной Девой».
Вампиры никогда не осознавали, как относительно легко им не-жилось во время руководства Карпаччио. Правление старого и почтенного охотника было ознаменовано уничтожением множества вампиров и гулей, поэтому Сородичи предпочитали проявлять осторожность в отношении Инквизиции. Однако существовали достаточно храбрые (или глупые) вампиры, которые намеренно противостояли Обществу, а так же небольшое количество наглых и умных Сородичей, которые делали инквизиторов своими пешками в Джихаде. Теперь же среди старейшин ходят слухи об инквизиторах, которые предали своих хозяев-Каинитов, высокопоставленного Вентру и его соперника Ласомбру. Скорее всего, эти два Сородича до сих пор томятся в неизвестной темнице, подвергаемые пыткам охотников. Неонаты рассказывают истории о котериях, которые были уничтожены вооруженными мечами инквизиторами, которые раньше не демонстрировали никаких признаков мастерства и хороших боевых навыков. Сильнее же всего детей Каина пугают сообщения об убежищах, которые не подвергались нападением в течение десятилетий, а недавно были уничтожены при помощи напалма.
Разумеется, причиной всех этих событий является Байер. Лишь некоторые старейшины смогли сопоставить чистку в рядах Общества и появление нового Верховного Инквизитора. Цензоры Общества покарали почти всех членов, которые активно шпионили для Сородичей, значительную часть тех, кто «симпатизировал» Проклятым и несколько ни в чем неповинных Леопольдовцев, которые просто хотели исследовать суть проклятья. Лишь несколько кротов смогли пережить чистку в Инквизиции и теперь живут в страхе перед тем, что их сотоварищи раскроют их. Так же Каиниты, опасаясь, что Общество может устроить им западню, по большей части порвали связь со своими тайными шпионами.
Инквизиторы стали сильнее, однако они ослабели кое в чем другом. Хотя Байер приказала снова накалить жаровни, смазать дыбы и плавить свинец в подземельях Инквизиции на всех пяти континентах (Азия по-прежнему находиться вне компетенции организации), использование пыток по-прежнему является спорным вопросом. Большинство ратовало за возвращение этих методов, однако кое-кто ненавидит эту практику. Настоящее проблемой является то, что все эти жестокости лишают Инквизицию ее самого могущественного оружия против вампиров: Истинной Веры. Без нее кресты, святая вода и другие святые реликвии бесполезны – в руках неверующего они не действуют на Сородичей. Монсеньор Карпаччио крайне хорошо понимал, что пытки любого существа подтачивают душу и веру, даже если это существо – нежить. Он видел в уничтожении вампиров не убийства («Соно гиа морти» любил он говорить. «Они уже и так мертвы»), а милосердие, и он считал, что пытки опускают охотника до уровня его жестоких врагов. Однако Верховный Инквизитор Байер, свято уверенная в правоте своего крестового похода и своих методов, не разделяет подобного мнения. Что необычно, она являются редким примером инквизитора, который является искусным мучителем и обладает Истинной Верой. Как оказывается, эти две вещи не всегда взаимоисключают друг друга.
Общество Леопольда может заплатить дорогую цену за то, что выбрало Байер своим лидером. Она провозгласила священную войну против Сородичей и их приспешников (она даже в оборотнях видит помощников вампиров), в которой большинство инквизиторов должно принять участие. Она открыла тренировочные лагеря в Пустыне Черной Скалы, что в Неваде, и в Пиренеях, что в Испании, и таким образом повысила готовность организации к этой войне. Теперь каждый инквизитор носит с собой меч-трость и умеет им пользоваться. Байер лично инструктирует своих подчиненных, как организовывать охоты. Однако к сожалению она не смогла привить своим солдатам моральные идеалы, которые жизненно необходимы. Алкоголь, депрессии и пристрастие к порнографии стали обычным явлением среди Леопольдовцев. К тому же не исключено, что кое-кто из этической элиты Общества может отречься от своих товарищей из-за пыток, хотя сейчас они и выглядят абсолютно лояльными. Что же касается Байер, то она может стать Верховным Инквизитором с самым кротким сроком правления в этом веке, если она доставит слишком много проблем Сородичам – а она их доставляет.

4

Истинная Вера

Истинная Вера – это специальная Черта, которой обладают некоторые люди в Мире Тьмы. Многие смертные более или менее верят в высшую сущность или идею, однако мало кто обладает яростным фанатизмом или твердой убежденностью, которые способны защитить их от существ вроде вампиров. В легендах вампира обычно можно отогнать крестом, однако Вера может принимать любую религиозную форму. Набожный еврей сможет защититься от вампира Звездой Давида, даосист при помощи особых молитв, в то время как крест в руках христианина без Истинной Веры будет бесполезен.
Вера не обязательно растет с опытом. Конечно, она может появиться в результате опытности индивидуума, но в гораздо большей мере она исходит от его убеждений и твердости духа. Опять-таки, она не является чем-то, что приходит извне - от Бога или ангелов. Правильны верования этих людей или нет, однако они веруют столь искренне, что их убежденность защищает их. По решению Рассказчика Вера возрастает или падает в зависимости от твердости верований индивидуума и его рвения.
Черта Вера, как и все остальные, может варьироваться от 1 до 5. Эффекты от значения Веры описаны ниже. Разумеется, это лишь наставления. Рассказчик может изменить эффекты Веры, если того требует история.
Любой персонаж, обладающий Верой, может попытаться защититься от вампира святым символом или искренней молитвой (то, что вампира можно отогнать лишь крестом – голливудское клише). Персонаж делает бросок Веры со сложностью, равной Силе Воли вампира. Количество успехов означает количество шагов, на которые вампир должен отступить. Если не набрано ни одного успеха, вампир не отступит, но и не продвинется вперед. Если бросок провален, вампир может спокойно двигаться вперед. Если крест, Библия или другой святой символ будут помещены на тело вампира, то каждый успех нанесет ему один уровень непоглащаемых повреждений, обжигая его тело.
Смертный с Верой 2 или больше может противостоять Доминированию расходуя Силу Воли (одного пункта обычно достаточно, чтобы защитить человека на несколько ходов).
Персонаж с Верой 3 или больше может ощущать присутствие вампиров. Ему не нужно сознательно пытаться почуять вампира, однако он должен находиться в тихой, мирной обстановке – сосредоточиться, молиться, читать Тору, медитировать над Библией и т. д. Персонаж не сможет почувствовать вампира, если он чем-то занят (например, спорит с кем-то), или находиться в многолюдном и шумном месте (пробирается через толпу, находиться на шумном банкете и т. д.). Эта способность не является абсолютно непогрешимой: Рассказчик должен разрешать персонажу почувствовать вампира лишь тогда, когда этого требует история. Так же учтите, что персонаж может толком не понимать, что он чувствует при помощи Веры – он лишь понимает, что рядом находиться что-то злое и нечистое.
Смертного нельзя превратить в гуля, так же на него не действуют воздействующие на разум Дисциплины, например Присутствие и Затемнение.
Персонаж настолько свят и чист, что в его присутствие вампир чувствует отвращение, страх или даже физическую боль. Любой вампир, который слышит, как персонаж молиться, читает проповедь или распевает псалмы или к которому персонаж прикасается может быть немедленно обращен в бегство. Вампир, который не сможет бежать, будет кататься по полу и стенать, рыдать или умолять о пощаде. Чтобы избежать бегства, вампир должен тратить один пункт Силы Воли за каждый ход или делать каждый ход бросок на Выносливость со сложностью 5+Интеллект (его собственный). Все правильно – чем выше Интеллект вампира, тем выше сложность, так как он более подвержен чувству вины.
В теории, у смертного может быть Вера и выше 5, но таких людей один на миллиард и они на самом деле являются святыми. Подобные людей лучше не включать в хроники (ну или включать не больше раза), так как их способности невообразимы.
Вампир может легко узнать Истинно Верующего, не полагаясь на личный опыт при помощи Восприятия Ауры. Аура смертного с Верой постоянно переливается, образуя серебряный или золотой ореол. Чем сильнее Вера, тем ярче ореол. Разумеется, ореол нельзя увидеть просто так, его можно выявить лишь при помощи Прорицания.
Запомните, что вера определяет воззрения персонажа и он будет действовать в соответствии с ними. Люди с высокой Верой могут казаться неверующим фанатиками или даже сумасшедшими.
Так же учтите, что у Каинитов обычно нет Веры. Так или иначе, они считают себя Проклятыми. Очень хорошо подумайте, прежде чем разрешить какому-либо вампиру обладать этой силой.

5

Правительство

В Мире Тьмы смертное правительство постоянно сталкивается со сверхъестественным, на него влияют заговорщики и тайные общества столь различные, что их и не перечесть - и все это в придачу к множеству фракций вампиров, которые считают себя мастерскими кукловодами. В определенной мере, различные влияния сталкиваются друг с другом и не срабатывают из-за таких банальных вещей, как бюрократия или чья-то жадность.
Однако иногда кое-кому чудом все же удается что-то разузнать во всем этом хаосе – например, Агентство Национальной Безопасности «недавно выяснило» об угрозе, исходящий со стороны Сородичей, и как ни парадоксально, благодаря механизмам, работающим по теории хаоса. Тернистыми путями АНБ, разведывательное агентство правительства США, получает оборудование, которое позволяет отличать вампиров и гулей от обычных людей. С удивительным рвением и в полной секретности, эта организация разместила свои «хаососкопические сканеры» в Интернациональном Аэропорте Далласа, в Пентагоне, Старом здании Исполнительного управления, Капитолии и Белом Доме под видом новых металлоискателей. Примечательно, что никто вне АНБ не подозревает о назначении нового оборудования, включая операторов этих самых детекторов. Даже президент не подозревает о том, что за ним и его штатом ежедневно наблюдает АНБ, разыскивая так называемые «черные тела» (отсылка к внешнему виду Каинита на хаососкопе). Даже в самом АНБ лишь трое людей знают все правду: генерал Рекс Шивер, а так же полковники Алекс Ридей и Джордж Джонстоун. Если к ним прибавить еще сотрудников наблюдения, то это число увеличится примерно до двух дюжин.
Осторожность АНБ в этих вопросах частично противоречит установленной процедуре. Страдающие паранойей шпионы не доверяют никому, особенно другим агентам. Люди Шивера даже не дают никакой информации о вторжении «черных тел» в правительство гражданскому персоналу АНБ. К тому же возникает вопрос, насколько влиятельными могут быть эти нечеловеческие сущности: может они уже контролируют ФБР, ЦРУ, Конгресс и президента? Так же, что еще важнее, АНБ само до конца не понимает, с чем имеет дело: они знают, что те, кого они обнаружили - не совсем люди, но не знают чем в точности являются эти «черные тела».
Поимка такого скрытого наблюдателя является основной причиной использования хаососкопа, и остается ею с того самого момента, когда начальство АНБ впервые увидело эти машины на демонстрации их в штаб-квартире Отдела Паранормальных Исследований, Вермонтском мозговом центре. После того, как генерал Шивер мельком увидел призраков, суетившихся в Подземном мире, он решил, что ученые ОПИ открыли некое параллельное измерение, а не существ загробного мира. Затем он потрудился над расширением полномочий ОПИ, и протолкнул установку модернизированной версии хаососкопа в Белом Доме. После того как было истрачено четыре месяца и миллиард долларов, ветеран Холодной войны увидел существ, похожих на тех, что он видел в ОПИ. Те, кого он видел, были гулями и вампиром, присутствовавшими на торжественном обеде, однако при просмотре через хаососкоп их было легко перепутать с неупокоенными мертвыми. Поэтому он сделал абсолютно логичный вывод - эти сущности из параллельной реальности вселились в вашингтонских сотрудников, чтобы манипулировать правительством. Разумеется, он ошибся, но он был недалек о правды.
В некотором роде, правящая верхушка АНБ со своими дорогими игрушками «изобрела велосипед». Разумеется, можно было бы сэкономить кучу денег, если бы кто-нибудь догадался установить специальные инфракрасные камеры, чтобы вычислять Каинитов по температуре тела. Однако даже без них генерал Артур Клиффорд, предшественник Шивера, понимал лучше, кем на самом деле являются Сородичи.
К сожалению, об этом было многим известно, поэтому неизвестные Каиниты смогли дискредитировать Клиффорда и заставить его подать в отставку. После того, как Клиффорд был дискредитирован как легковерный и заблуждающийся сотрудник, Шивер, Райли и Джонстоун пробилось в верха АНБ, так как скептически относились ко всему сверхъестественному. Разумеется, они знают многое из того, что знал Клиффорд, и кое-что сверх того, однако они интерпретируют эту информацию иначе. Например они осведомлены о предателях в своих рядах, Брюсе Хиггинсе и Фелисити Прайс. Так же АНБ вычислило вампиров, которые контролируют этих пешек. Агентство уже составило список тех, кого оно называет «замеченными вне измерений», с их «обычными» контактами. Когда Шивер и его сотрудники поняли, какое влияние Сородичи имеет в бизнесе, правительстве и средствах массовой информации, то «разведывательная война» стала выглядеть все более дорогим удовольствием. Когда придет время, агенты АНБ, оснащенные размывающими облик костюмами с глушителями ауры и зеркальными лицевыми масками первыми узнают, готовы ли они к битве. И когда придет тот час, Дети Каина узнают, как они недооценивали технологии, а обладатели технологий в свою очередь узнают, что мире полно странных вещей, которых наука и здравый смысл никогда не смогут объяснить.
Разумеется, благодаря скрытости устройства, другие федеральные разведывательные и правоохранительные агентства (и даже находящийся вне особого круга гражданский персонал внутри АНБ) ведут себя так же, как и до изобретения хаососкопа. В ЦРУ и ФБР лишь несколько агентов знают кое-что о сверхъестественных существах (причем некоторые из них являются кротами АНБ, засланные еще Клиффордом). Например, тайное отделение Бюро Департамент Особых Дел (так же известный ДОД) знает лишь немного о связях сенатора Джесси Граббхолба с нежитью. Также, падение Клиффорда еще более затруднило получение денег для исследования чего-либо сверхъестественного.
Но что хуже всего, все эти исследования замедляются невероятной бюрократией. В Центре Эпидемиологического Контроля, расположенном в Атланте, несколько правильно расположенных особ, большинство из которых находится под мысленным контролем вампиров, покрывают инциденты связанные с «подозрительными» кровью и телами (то есть с Каинитами). Сородичи сознательно не заводят много привязанных узами крови прислужников в эпидемиологических службах, так как даже в гулях витэ можно отличить от нормальной крови при помощи химического анализа. Это также защищает их от выявления хаососкопом. Никакое оборудование неспособно распознать жертв Доминирования. И все же, довольно высока возможность того, что ключевое доказательство проскользнет мимо внимания этих стражей и даст законным сотрудникам агентства полную картину происходящего. На штатном, окружном и муниципальном уровне, ситуация в правоохранных органах во многом напоминает ситуацию в верхах: большинство обычных полицейских, шерифов и патрульных просто делают свое дело и не подозревают о тех, кто борется по ночам за влияние над ними. Существуют и гули-полицейские, однако большинство из них находятся под наблюдением АНБ. И так же, как и на верху, мириады попыток сохранить Маскарад или же нарушить его, задержать одного или арестовать другого заканчиваются переливанием из пустого в порожнее, и полицейские продолжают заниматься своими обычными делами...

6

Арканум

Члены этого сообщества – это смертные, которым известно больше всего о сверхъестественных существах Мира Тьмы. Они ученые, библиотекари, археологи, герметики, гербалисты, каббалисты, криптографы и исследователи оккультизма. С Викторианской эпохи 300 академиков и исследователей Арканума проникали в самые отдаленные уголки земли в надежде выяснить что-либо о невидимом и неизвестном.
Давным-давно эти смертные выяснили, что иногда у этого невидимого и неизвестного острые зубы и необычные аппетиты. Так же после сожжения Дома Собрания в Бостоне в 1910 члены Арканума выяснили, что Каиниты не любят, когда лезут в их дела. После потери жизней своих сотрудников и уничтожения бесценных книг( второе скорее всего имело большее значение, чем первое) Арканум стал осторожнее пытаться выяснить тайны Сородичей. Тем не менее, вампиры остаются основным объектом исследования организации и предметов многочисленных споров. Некоторые члены Арканума считают, что закрывать глаза на действие вампиров – это все равно что принимать соучастие в геноциде.
Поэтому некоторые Арканисты без ведома основной массы своих товарищ стали предпринимать кое-какие действия в этой сфере. Разумеется, члены организации не являются дураками, и так как мало кого из них можно назвать воинами, они предпочитают иметь дело с информацией, тщательно фильтруя и анализируя ее. Поэтому недавние удары, нанесенные Инквизицией (о которой Арканум узнал давным-давно) берут свое начало в архивах Арканума. Преподобный Джебедиах Браун, независимый охотник и бывший Арканист, думает, что его кража информации из разных филиалов Арканума прошла никем не замеченной, но на самом деле он лишь пешка в запутанной политической войне.
Однако даже не все члены Арканума, кто участвовал в подобных «кампаниях» знают о действиях друг друга. Так как интенсивное расследование тайн вампиров может поставить под угрозу всю организацию, подобная деятельность может послужить причиной увольнения из нее. Поэтому Арканисты занимаются «подстрекательством охотников» поодиночке или группами по два-три человека, при этом крайне заботясь о своей анонимности. Из всех членов организации, вовлеченных в эту тайную деятельность, никто не рискует так, как Сандип де Соуза, Канцлер Дома Собрания в Нью-Дели и один из членов Верховного Собрания. Подвергшись нападению Шабаша и став свидетелем их беспощадности год назад во Франкфурте, де Соуза сильно изменился. Он не понимает, почему его пощадили, что еще больше усиливает чувство его вины и заставляет идти дальше по выбранному им пути. Де Соуза не любит использовать людей в качестве пешек против Сородичей, но теперь бездействие для него немыслимо.
Большинство исследователей организации продолжают сталкиваться с вампирами там, где они этого совсем этого не ожидали. Проанализировав отчеты Аракнистов, которые искали совсем другие вещи (например, Святой Грааль) де Соуза и его соратники смогли вычислить многие убежища Сородичей. Разумеется, местоположение некоторых удалось выяснить лишь потому, что там пропали их коллеги.

7

Бандиты

Сородичи давным-давно укрепили свое влияние в Ла Козе Ностре, русской мафии, Кали и наркокартелях Медельина, а так же в различных этнических, байкерских и уличных бандах. Вампиры используют этих бандитов в качестве пушечного мяса, в качестве отвлекающего маневра для смертного общества, так как столкновение между этими козлами отпущения Джихада не привлекает внимания к вампирам в средствах массовой информации, так же голодному Каиниту значительно легче питаться незамеченным в таких условиях. Используя суеверия и невежественность многих бандитов, можно получить значительные преимущества, распространяя слухи о «Большом Боссе», который может видеть сквозь стены, и которого не берут пули. Однако разумеется, большинство вампиров действуют в условиях абсолютной секретности, и поэтому большая часть бандитов понятия не имеет о существовании Сородичей и их планов.
Однако затем кто-то изменил положение дел. Тщательно отобранным бандитам среднего пошиба, среди которых были главари русской и итальянской мафии, уличные боссы Картеля Кали и им подобные рассказали об истории, морфологии и структуре власти Каинитов. Эти информаторы были умны и расчетливы. Они поделились крупицами своей мудрости, чтобы натравить отдельных боссов или банды на какого-либо Сородича или на всех Сородичей в целом. Играя на страхах и амбициях смертных, эти загадочные распалили то, что грозит перерасти в войну банд в эпическом, если не апокалипсическом, масштабе.
Например, в Нью-Йорке уличное насилие всегда было высоким. Однако после того, как в банде с Монтего Бэй появился таинственный странник, который продемонстрировал сверхъестественные способности, назвал себя посланником Джа и хитростью заставил главаря-Каинита раскрыть свою истинную природу, события начали развиваться пугающе быстро. Вскоре к конфликту банд в этом районе присоединилась группа бруклинских мафиози, вооруженных АК-47 и колами. В Манхэттене ранее учтивые колумбийцы напали на убежища Джованни и убили несколько гулей, на что члены этого клана отреагировали крайне агрессивно. Подобные случаи были зафиксированы в Майами, Лос-Анджелесе и Чикаго.
Большинство Сородичей отреагировали достаточно быстро, чтобы не стать жертвами первой волны насилия. Исключением стал разве что Красный Симон, несчастный главарь той самой банды с Монтего Бэй. Подавлением мятежа банд занимались далеко не отдельные Сородичи. Повсеместное насилие со стороны Шабаша в данных городах разумеется мешало юстициариям Камарильи провести нормальное расследование, но тем не менее это не смогло помешать Сородичам узнать, что все эти беспорядки были тщательно подготовлены. Одну деталь касательно этих информаторов удалось установить точно: вне зависимости от расы, пола и внешнего вида все они называли себя «Каитиффами».
Разумеется, это вызвало как сосредоточенное внимание к этим событиям, так и скептицизм среди Каинитов. Разумеется, все это выглядело как четкая, а так же глупая и бесполезная попытка этих бесправных вампиров устроить передел власти. Так или иначе, тот, кто объявил войну (во всех смыслах) хорошо знал культуру Сородичей. Обвиняемые (или обвиняемый, так некоторые вампиры подозревают, что все это провернул лишь один индивидуум, меняющий свою внешность) бесспорно были сверхъестественными существами, так как многие информаторы демонстрировали нереальные способности и заявляли, что они ангелы, которые пришли, чтобы спасти «бессмертные души» гангстеров. К несчастью для Каинитов, многие бандиты купились на такие аргументы..
В результате действий этого врага Сородичи приняли решение несколько ослабить свое влияние в организованной преступности и уничтожить несколько бродячих вампиров, которые встали во главе банд. Долговременная альтернатива менее приятная, так вампиры опасаются, что бандиты могут начать объявлять о вознаграждении за их головы. Положение на улицах мегаполисов ухудшилось, и теперь лишь наиболее могущественные (или глупые) Каиниты могут лично контролировать там криминальные структуры. Ухудшиться ли положение дел в дальнейшем (например, из-за дальнейших действий анонимных информаторов) – покажет время.


Вы здесь » Мир Тьмы: через тернии - к звёздам! » Вампиры » Антагонисты