Мир Тьмы: через тернии - к звёздам!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мир Тьмы: через тернии - к звёздам! » Восточные Собратья » Костяные Цветы. Множество Тихих Троп


Костяные Цветы. Множество Тихих Троп

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

2

В Срединном Царстве

Дхарма – путь к просветлению. Это система мировоззрения, основанная Великим Архатом Сюэ, чтобы помочь просветлиться другим и, таким образом, дать хоть кому-то из Голодных Духов искупить свои грехи. Последователей Песни Тени больше ничего не объединяет. Они могут быть разных полов, социальных слоев, религиозных воззрений и говорить на разных языках. Все Дхармы имеют в себе различия, появляющиеся в зависимости от интерпретации системы воззрений. И Песня Тени – не исключение. По этой причине каждый Двор накладывает на Дхарму свой небольшой отпечаток. И, что самое важное, не каждый Двор считает все восемь заповедей равноценными.

3

Двор Кости Чунциня

Чунцин, узел множества несущих Инь Драконьих Линий, стал столицей Дхармы Песня Тени. Хоть это и не главный город Квинтета, в нем больше представителей Песни Тени, чем других Дхарм. Костяные Цветы составляют больше половины его населения.
Их тяга к знаниям находит свое наибольшее выражение в великой библиотеке Чунциня. Огромный подземный комплекс – одно из священнейших мест для представителей этой Дхармы. Он хранит разнообразные свитки, книги и артефакты, относящиеся к периоду Меру, некромантии, Кин-дзин, падению Цао-лата, просветлению Сюэ, демонологии, Непостоянному Миру и истории Срединного Царства. И еще больше хранится в частных коллекциях местных старейшин. В Чунцине хранится не меньше двух копий Журавля Со Сломанными Крыльями. Одна копия этого зловещего трактата о Шестой Эпохе хранится в охраняемом схроне библиотеки, а вторая – в коллекции самой Предка Кости.
Для смертных, Чунцин – административный центр аграрного региона, и некоторые другие Дворы считают его достаточно отсталым. Однако Двор Кости счастлив, что находится вдали от огромных скопищ смертных и Шэнь. Знания легче хранить, если они находятся вдали от безумия городов, вроде Пекина, Токио, Гонконга и Сингапура. Дистанция, которую они поддерживают со сверхурбанизированными районами восточного побережья Китая, защищает их от декаданса, эти районы пропитавшего.
Ортодоксы Дхармы, Поющие Тени Двора Кости стараются относиться ко всем восьми заповедям с одинаковым пиететом. Теоретически, все Костяные Цветы рано или поздно посещают Чунцин – поучиться у старейшин, уточнить что-либо в библиотеке или пополнить ее своей мудростью. Поэтому Предок Кости уверена, что ее ученики и собратья ценят все заповеди Дхармы.

4

Двор Плоти Шанхая

Двор Плоти Шанхая – крепость тех Костяных Цветов, что больше увлечены искусством войны и шпионажа. Шанхай и прилегающие провинции не место для большинства ученых, но мастера войны там весьма распространены. Нужда в шпионах и наемных убийцах там так велика, что Костяные Цветы всего Срединного Царства съезжаются туда, чтобы предложить свои услуги.
Убийство в 1938 Предка Двора Плоти, совершенное могущественной семьей Черная Волна, состоящей исключительно из Костяных Цветов - наемных убийц, запятнало позором Поющих Теней Шанхая. Но, тем не менее, из-за того, что город битком набит тренированными наемными убийцами, даже могущественные Куэй-дзин достаточно осторожны, чтобы не говорить чего-либо неуважительного. В Шанхае много семей, члены которой принадлежат к одной Дхарме. И большинство из них следуют Песне Тени. Ледяное спокойствие, распространяемое этими семьями можно едва ли не руками потрогать. Немногие Куэй-дзин заинтересованы в общении с этими холодными, методичными мастерами Окончательной Смерти.
Черный рынок Шанхая – место встреч Костяных Цветов. Они, в основном, собираются у информаторов, где получают информацию о своих оппонентах и популяции Куэй-дзин города. Из всех городов Срединного Царства, только в Шанхае обладание точной информацией о своих противниках означает разницу между жизнью и Окончательной Смертью. Вообще, семьи Костяных Цветов редко сходятся в бою. Вместо этого они упражняются в дипломатии. А если все доступные дипломатические увертки не принесли пользы, всегда есть возможность быстрого, тихого убийства. В тех крайне редких случаях, когда Костяные Цветы выбирают «победу после боя», схватка происходит с немыслимой скоростью, ужасающе жестоко и раздражающе тихо. Меньше, чем через 30 секунд одна семья встречает Окончательную Смерть, а другая исчезает.

5

Двор Нефрита Чанъаня

Ученейшие из ученых, Костяные Цветы Двора Нефрита заучивают важные труды по культуре и философии Куэй-дзин. Из всех заповедей важнейшими считаются относящиеся к обучению, а также вторая, посвященная защите семьи. Постоянными темами общения для местных Костяных Цветов являются взаимопонимание и взаимодействие Дхарм.
Во Дворе Нефрита, в монастыре Шаолинь находится резиденция Знатоков Пятеричного Пути, величайшей из существующих ныне семей. Ее членом является Бодхисаттва Костяных Цветов Чжао Цзайкэнь, отвечающий на вопросы о пути Песни Тени. Однако для непросветленных его слова подобны крайне сложным загадкам. Когда его спросили о дате начала Шестой Эпохи, он ответил: «Вы видите что-то, когда смотрите на это. Сейчас - закройте глаза».

6

Двор Крови Пекина

Костяные Цветы Двора Крови Пекина больше всего озабочены своими образами. Они тщательно следуют всем протоколам. Входя в правительство, они, чаще всего, проводят ритуалы. Смысл их существования – обряды, магические и нет. Хоть некоторые и говорят, что они являются наиболее достойными представителями своей Дхармы, мнение большинства заключается в том, что они тратят слишком много времени на ненужные обряды, и слишком мало времени посвящают обучению, которое, теоретически, и является смыслом существования Костяных Цветов. Однако их положение можно понять. Двор Крови целиком погряз в излишних формальностях, стараясь быть образцом для Квинконса и Срединного Царства. А поскольку другие Дворы следуют воле Двора Крови не слишком точно, то Пекин чувствует, что должен быть более, чем формальным, чтобы поддерживать достаточный уровень порядка в Срединном Царстве.
С одной стороны, это дает Песне Тени достаточный баланс между всеми восемью заповедями. Костяные Цветы Двора Крови доходят до крайностей, стараясь придавать одинаковую значимость всем восьми. Через это они стремятся снизить едва ли не еретический уровень расхождений, демонстрируемый последователями Песни Тени других Дворов. Хоть Костяные Цветы Двора Крови и не настолько известны своими познаниями, как их собратья из Чунциня, Чанъаня или других районов, они являются образцами поведения для других последователей Песни Тени.

7

Двор Огня Гонконга

Костяные Цветы Двора Огня – возможно, наилучшие дипломаты из всех последователей Песни Тени. И неудивительно – ни один другой город Срединного Царства не имеет такой долгой истории иностранной оккупации. Да и многие другие Шэнь называют Гонконг своим домом, что делает дипломатию Костяных Цветов еще более необходимой – чтобы предотвратить столкновения мириадов фракций. И именно из-за их дипломатии положение Костяных Цветков сейчас очень незавидно.
После захвата Британией Гонконга, на него обрушился настоящий поток заморских Шэнь. И это едва не привело к полномасштабной войне Куэй-дзин, Кин-дзин и мириадов других сверхъестественных оккупантов. И только вмешательство нескольких семей Костяных Цветов предотвратило сражение, на которое стянулись бы Ши, охотники за нечистью, со всего Китая.
Оккупация все тянулась, и стало ясно, что Костяные Цветы нужны как буфер между фракциями Шэнь Азии и гвейлоу. Они приняли это задачу, и исполняли свои обязанности с изысканным достоинством и элегантностью. В течение этого времени взаимоотношения с Кин-дзин были легки и взаимовыгодны. Но наступил 1997.
Хрупкий мир, созданный Костяными Цветами стал подобен карточному домику, когда Квинконс решил силой отнять у Кин-дзин Гонконг. Костяные Цветы оказались между молотом Квинконса и наковальней Кин-дзин. Установив на удивление прочный мир между фракциями, Костяные Цветы обнаружили, что Квинконс наплевал на их усилия и принял решение зачистить город от гвейлоу. Этого было достаточно, чтобы многие не слишком рассудительные Костяные Цветы почувствовали горечь разочарования.
И наконец, многие Костяные Цветы (относительно) прозападных Праведных Демонов Коулуна все еще намерены поддерживать заключенные соглашения с Кин-дзин, хоть ни один Костяной Цветок и не устанавливал Гуаньси с Анъо Чунем, главой Демонов. В 1998 году они особенно желали установить связи с Тремером Оливером Трейсом, которого они все считали как воспитанным, так и в высшей степени сведущим в искусстве чародейства. Однако весной 1999 Трейс сам привел эти взаимоотношения к концу, передав найденную копию Феникса, Обезьяны, Крысы – предположительно, утерянной книги Куэй-дзин – своему начальнику, Томасу Уинчему. Вскоре после этого Трейс пропал, и ходят слухи, что Костяные Цветы убедительно доказали ему, насколько он был неправ.
Также Гонконг ставит под вопрос взаимоотношения с другими Шэнь, обладая как значительным числом Драконьих Гнезд, так и хенгейокай, Ци`н Та и Куэй-дзин, рвущимися получить к ним доступ. Это вечный вызов многим семьям-дипломатам этого Двора.
Кроме того, Гонконг – отправная точка немалой части Большого Прыжка. Это база операций знаменитой семьи Коготь Стального Дракона, и если Костяные Цветы отправляются в Сан-Франциско, то они часто используют для выезда Гонконг.

8

Некроманты Зеленых Дворов

В Корее связи Костяных Цветов с мертвыми уже похожи на манию. Местные последователи Песни Тени более всего почитают первую и третью заповеди. Кто-то называет их тягу к мирам Инь зацикленностью, но старейшины Зеленых Дворов ее уважают и ценят. Кроме того, Песня Тени имеет в Зеленых Дворах больше власти, чем где-либо еще, даже Дворе Кости, потому что некромантия – обычный здесь вид досуга.
По ряду причин Зеленые Дворы оказались зажаты между двумя сильнейшими игроками Срединного Царства, и потому держат полный нейтралитет относительно как китайских, так и японских Дворов. Это вычеркивает политику из основных движущих сил для большинства корейских Куэй-дзин. Вместо этого они обратились к Мирам Инь. Мир Призраков – их основной источник информации. Они оказывают услуги призракам, чтобы те отслеживали активность хенгейокай в Корее, политические изменения в Шанхае, а также происходящее с проданными ими нефритом. Разразившийся в Желтых Источниках шторм выкинул многих призраков в мир живых, и связь с ними в последнее время стала сложной. Несмотря на то, что призраков, готовых предоставлять информацию, стало больше, многие из них разъярены и сбиты с толку хаосом в Загробном Мире.

9

Чужестранцы

Год назад в Корею прибыли вампиры из Индии, похожие на Кин-дзин, но немного от них отличающиеся, и попросили защиты от вырождающейся семьи Кин-дзин. Они испросили доступа к сети схронов Параллельного Пути. В обмен они предложили свои непревзойденные познания в некромантии и направлении Инь. Предок Зеленых Дворов недолго колебался, и предоставил чужеземцам убежище в самом Сеуле. Индийцы показали такие познания, о возможности существования которых не догадывались даже самые искушенные в некромантии старейшины.
Не стоит, наверное, упоминать о том, что появление этих иностранцев вызвало много толков внутри Дхармы. Большинство Куэй-дзин других Дхарм слышали, что они лишь чрезвычайно знающие ученые, и более ничего. Но среди Костяных Цветов реакция была несколько другой. Представители других Дворов потребовали – насколько вообще может чего-то потребовать последователь Холодного Разума – возможности посещать Сеул и этих чужеземцев. Зеленые Дворы, руководимые советом хитроумных старейшин Костяных Цветов, оказались только счастливы видеть приезжающих Костяных Цветков – за деньги. Они достаточно эффективно сделали из своих гостей платную школу, и теперь получают обещания услуг от Костяных Цветков всего Срединного Царства в обмен на возможность поучиться у этих странных древних мастеров некромантии.
Недавно пошли слухи о том, что сама Госпожа Совершеннейшая Черная Жемчужина, Мать Теней, ведет семью Благороднейший Бутон Теней - свою свиту – в Сеул. Это заставило поднять от удивления брови многих Костяных Цветов, которые желали бы иметь шанс поучиться у величайшего архата своей Дхармы - рассудительнейшего создания из существующих ныне. Нельзя сказать, что этот слух не вызывает трепет, но ни один Костяной Цветок не признается в такой несдержанности разума.

10

Торговцы Смертью Японии

Японские Костяные Цветы больше напоминают мудрецов или синтоистских священников. Они больше всего почитают вторую, третью, четвертую и восьмую заповеди. До недавних времен они были дипломатами, общающимися с Желтыми Источниками, но могучий шторм усложнил связи с Империей Нефрита. И что более важно, он вынес многих призраков в земли живых, что является невероятным несчастьем. Костяные Цветы по-прежнему служат посредниками при общении с духами, хотя природа таких взаимоотношений достаточно изменилась.
Многие Костяные Цветы - гаки стремятся помочь японским призракам избавиться от тирании китайских Желтых Источников. Да, японский Загробный Мир, называемый местными Шэнь Сэнрё, оккупирован. Недавние происшествия в мирах Инь, как кажется, дают возможность освободить духов предков от тирании Нефритового Императора, и многие Костяные Цветы собирают всю нужную информацию, которая может помочь в этом благом начинании.

11

Дом Гэндзи

Костяные Цветы этого Дома спокойны в своих стремлениях. Их тяга к Инь ярко выделается на фоне активной, агрессивной позиции их Дома. Однако эти Костяные Цветы – все еще Гэндзи, и потому связаны с современным миром. Информация так же драгоценна, как и Ци, и получают они ее из обильных потоков сведений Интернета.
Современные города Японии – среда обитания Гэндзи, и Костяные Цветы составляют большую часть их населения. Кобе, Киото и Токио – их излюбленные места проживания. Южные границы Японии находятся под меньшим вниманием Бисямона, а потому там тоже проживает достаточно много Костяных Цветов Дома Гэндзи, даже несмотря на отравленное Ци.
Действительно, Дому Гэндзи отравленное Ци, появившееся в результате Ожогов, доставляет мало проблем, как физических, так и философских. Они решили, что последствия поглощения отравленного Ци – честная плата за вторжение на Запад, начатое ими в 1945 году. Они вернулись в Хиросиму и Нагасаки вместе со смертными, и начали устанавливать связи с Западом, который, как они поняли, вскоре будет весьма влиятелен в Японии. Возможности установления новых связей и альянсов не были упущены. Костяные Цветы внимательно следили за этими благоприятными событиями и вели себя соответственно.

Свернутый текст

Период японской экспансии дал Костяным Цветам Дома Гэндзи немало связей с внешним миром. Не успел еще Император подписать капитуляцию, как последователям Черного Металлического Яйца Дома Гэндзи пришлось столкнуться с прибывающими обитателями Запада. Их мастерство дипломатии выковало немало альянсов с разнообразными гайдзинами, как смертными, так и Кин-дзин.
Самый возмутительный союз был заключен с семьей Джованни. Некроманты Кин-дзин оказались самыми первыми и самыми активными гостями сначала в Эдо, а позднее и в Токио. Их навыки некромантии заинтересовали Костяных Цветков Гэндзи, которые искали способ обойти Бисямон и сместить баланс сил в Японии. Поющие Тени выяснили, что могут преобразовать и использовать некоторые ритуалы Джованни, но оказалось, что эти техники устрашения и порабощения призраков оказались крайне оскорбительными и грубыми. Старейшины Костяных Цветов как Дома Гэндзи, так и Дома Бисямон объявили некромантию Запада мерзостной, а за ее применение приговаривают к Взгляду в Око Небес.
Гэндзи сначала относились к Джованни со снисходительностью, поскольку от них, иностранцев, ожидалась невоспитанность, неучтивость и грубость. Но некромантия, которая силой заставляет мертвых подчиняться явно нарушает вторую заповедь Песни Тени. Использование Костяным Цветком любого из запретных ритуалов считается невероятной грубостью, и ему придется здорово постараться, чтобы скрыть свои преступления. Призраки Срединного Царства привыкли, что к ним относятся с уважением, и докладывают об оскорблениях находящемуся поблизости старейшине. Нынешний хаос в Желтых Источниках делает эти доклады хоть и меньшей, но все еще реальной угрозой.
Однако проблемы с Джованни не находятся для Дома Гэндзи на первом месте. Прибывающие иностранцы привезли собой немало новых знаний, которые надо исследовать и понять. Помимо знаний, с ними прибыли и Дзайбацу Запада, называемые Технократией. Целью как местных, так и чужеземных Детей Камня является снижение мощи Шэнь в Срединном Царстве. И важнейшей сейчас задачей для Костяных Цветов является проникновение в ряды Дзайбацу и уменьшение их давления на Шэнь Японии. Или, что было бы лучше, использовать Дзайбацу как оружие против Бисямона. Проникновение в ряды и манипулирование Детьми Молнии крайне сложная задача – их версии Алых Ширм невероятно эффективны.
Гэндзи смогли сколотить хрупкий альянс коренных Шэнь против Дзайбацу. В своей войне с Технократами Костяные Цветы идут даже на вербовку чужеземных Шэнь. Ослабление Драконьих Линий в главных городах Японии будет, наверное, еще одним маленьким шагом к покорению местных Шэнь.

12

Костяные Цветы и Некромантия

Хоть ни один Куэй-дзин не может освоить путей этой Дисциплины, некоторые ритуалы им доступны. Катаян должен быть опытным Инь-ориентированным ритуалистом (Оккультизм 3 и Ритуалы 4), чтобы адаптировать и использовать чужеземные чародейские формулы (а также иметь связь с достаточно знающим Джованни). Любой из базовых ритуалов Некромантии может быть освоен Куэй-дзин, став на один уровень выше, чем тот является для Каинита. То есть, ритуал четвертого уровня Прикосновение Трупа (Cadaver's Touch), станет ритуалом пятого уровня.
Обратите внимание, что эти ритуалы служат тем же целям, что и некоторые традиционные ритуалы Куэй-дзин. Но, из-за своего происхождения, ритуалы Каинитов запрещены Костяными Цветами как Дома Гэндзи, так и Дома Бисямон. Также, применение этих ритуалов вызывает рябь в потоках местного Ци, аналогичную возникающей во время применения Дисциплин Каинитов

13

Дом Бисямон

В Доме Бисямон ходит шутка, что в их рядах нет последователей Песни Тени. Это, конечно, не так, но многие из них настолько скрытны и тихи, что на их явное существование, за исключением некоторых чиновников в главных городах, не указывает ничто. А чтобы Костяные Цветы оставили свое одиночество и неизвестность, нужно нечто, стоящее этих жертв. Результатом этого является то, что Поющие Тени в Доме Бисямон кажутся очень редкими (для чужих). А те, что есть – находятся на очень хороших местах в феодальной структуре этого Дома.
В отличие от Дворов Китая, Костяные Цветы Дома Бисямон посвятили себя искусствам шпионажа и убийства. Немалая часть учащихся в Даисэцудзан – выходцы из Дома Бисямон (смотри страницу 37). В результате они играют роль, полностью противоположную традиционной роли Костяных Цветов. В кланах Бисямона они не тихие книжники, а элитные, и очень уважаемые наемные убийцы. Они не забывают о служении своим семьям и сбору знаний, но обучение у них идет, в основном, искусствам шпионажа и войны.
На юге Японии Костяных Цветов Бисямона сравнительно немного – из-за Драконьих Потоков, в которых Ци отравлено Ожогами. Хоть в Кагосиме на острове Кюсю и есть Костяные Цветы, большая их часть ведет себя так, как будто в августе 1945 года Кюсю перестал существовать, а часть Хонсю, к западу от 134 градуса, ушла под воду. Даже Сикоку находится под подозрением, и там лишь три города удостоились присутствия Поющих Теней – Такамацу, Токусима и Коти. Гаки-ученые считают, что наиболее чистая часть Кюсю расположена на север и восток от Киото, хотя Драконьи Линии в Токио и других важных городах по-прежнему слабее, чем должно. Некоторые подозревают, что Дзайбацу предприняло некоторые шаги, чтобы ослабить Линии. Но это всецело проблема Гендзи, которые живут в мегаполисах и должны решать проблемы, ими создаваемые.
Истинная крепость Костяных Цветов Дома Бисямон – север, остров Хоккайдо. Там сконцентрированы все элементы Черного Металлического Яйца – тьма, вода и холод. Драконьи Потоки Инь сильны и не отравлены. А зимой, когда ночи очень долги, у проживающих там Костяных Цветов есть немалая свобода странствий, тренировок или проведения сложных ритуалов.
Костяные Цветы Бисямона, как и многие другие представители этого Дома, предпочитают сельскую местность. Они мастера Синтая Зверя, и, пребывая в черном цикле, нуждаются в подпитке лишь раз в десять ночей. Следовательно, они могут существовать в малонаселенных районах, не очень часто встречаясь со смертным населением. А союзы со многими другими Шэнь - в частности, с Хенгейокай – дают Костяным Цветам Дома Бисямон большую свободу передвижения по неосвоенным районам, которой у других Куэй-дзин попросту нет. Однако союзы с Дворами Зверей не очень прочны, и потому сельская местность никогда не будет совсем уж безопасной.
Центральные храмы Поющих Теней Дома Бисямон находятся (или не-находятся в некоторых случаях) в сельской местности. Но в Саппоро есть храм, где медитации над Дхармой проводятся старейшиной Костяных Цветов этого Дома. Достаточно много Костяных Цветов Бисямона также проживает в Хакодатэ, Сэндай, Иваки и Токио. В этих городах Инь достаточно сбалансировано, а также наличествуют другие ресурсы, что делает их достойными изучения.

14

Большой Прыжок

Старейшины Костяных Цветов не намерены изучать лишь известный им мир. Будучи мастерами шпионажа и убийства (а в случае неудачи, дипломатии), Костяные Цветы первыми выдвигаются в районы, намеченные для захвата. Они смягчают сопротивление, уничтожая ключевые фигуры местных властных структур, и, в некоторых случаях, занимают места своих целей. Как только они создадут плацдарм, на местную сцену выходят боевые семьи других Дхарм, вводя в игру уже грубую силу.
Старейшины Поющих Теней разных Дворов, кланов и городов общаются, в основном, чтобы обсудить тщательно продуманные планы других захватов. Их наиболее важной задачей является вторжение в Сан-Франциско. Вторичная цель заключается в наращивании присутствия Костяных Цветов во Дворе Золотого Льва Сингапура. Но из-за недавних событий в Индии их планы несколько изменились.

15

Сан-Франциско

Костяные Цветы продолжают тихо и аккуратно завоевывать Сан-Франциско. Сейчас там проживает больше китайцев, чем в любом другом городе вне Срединного Царства. Это дает опору Квинконсу и, если понадобится, Песне Тени. В Сан-Франциско Куэй-дзин уже обрели Второе Дыхание. Они первые проснулись на Западе, и не стали Канбудзян. Квинконс посчитал это благоприятным знамением для поселения на западном побережье Северной Америки. Для Двора Огня деловые связи между Сан-Франциско и Гонконгом оказались полезны во время вторжения на новые земли. Этот Двор рассчитывает на немалое влияние в захваченном городе. Поющие Тени благосклонно приняли эту тайную и коварную миссию.
Для остальных Куэй-дзин действия Костяных Цветов в Сан-Франциско – нечто, происходящее на заднем плане более явной попытки захвата Лос-Анжелеса. Под командованием агрессивного Мандарина Хао битвы шли везде и всюду, но под внимательным оком старейшины Костяных Цветов Цзецзе Ли ситуация стабилизировалась. Хао с достоинством принял свое поражение и посмотрел в Око Небес.
Цзецзе Ли, во-первых и основных, дипломат. Она установила связи с Кин-дзин Лос-Анжелеса и их властными структурами в Сан-Франциско. В Квинконсе это называют ошибкой, но старейшина знает, что пока она ведет переговоры и устанавливает контакты, семья Коготь Стального Дракона и другие Костяные Цветы потихоньку подтачивают мощь Кин-дзин. Однако остается неясным, использует ли старейшина переговоры, чтобы отвлечь своих врагов от идущего захвата, или использует шпионаж Поющих Теней, чтобы ослабить позиции Кин-дзин во время проведения сделок.
Старейшины Костяных Цветов семьи Кога с безмерной благодарностью приняли эти скрытные методы, будучи полностью уверенными, что это даст им захватить этот город для себя и Двора Огня. Пока их кампания продвигается хорошо, и они понемногу отнимают у Кин-дзин контролируемые ими районы. Но Каиниты далеки от поражения.

16

Сингапур

Во всех властных структурах Срединного Царства присутствует значительное число Костяных Цветов, за исключением Золотых Дворов. Вообще, сами Золотые Дворы, управляемые Пенангаллан, Поющих Теней интересуют мало. А Двор Золотого Льва Сингапура их, как раз, привлекает. Сюда чаще всего прибывают Костяные Цветы Двора Кости и Зеленых Дворов. Выходцы из Чунциня стремятся в ближайшее десятилетие усилить влияние Костяных Цветов и Двора Кости в Сингапуре. А корейские Костяные Цветы желают оказаться несколько подальше от всех приезжих, желающих поучиться у находящихся сейчас в Сеуле индийских некромантов. Обе стороны ведут себя осторожно, представляя себя в образе полезных помощников и мудрых книжников, а не кого-то, готовящего открытый переворот.

17

Индия

Недавно полуостров Индостан оказался открыт для вторжения Куэй-дзин. Трое Бодхисаттв - Бьющийся Дракон, Блистательный Журавль и Тигр-Дьявол - уничтожили невероятно могущественного Каинита, но и сами попали в Йоми. В бойне, последовавшей за этой суровой битвой, Кин-дзин сцепились друг с другом, как бешеные животные. Они полностью перебили друг друга, оставив Индию открытой для наступления Куэй-дзин. (Для уточнения деталей обращайтесь к приложению Vampire : the Masquerade – Time of Thin Blood).
Если немногочисленные последователи еретического Пути Возрождающегося Феникса не слишком заинтересовались – если проявили интерес вообще – захватом оставленных частей Индии, то Драконы, Журавли и Тигры-Дьяволы, начали полномасштабное вторжение, чтобы отомстить за своих погибших Бодхисаттв. И немногие выжившие Каиниты Индии были уничтожены. Тем временем, Предок Кости направила несколько могущественных семей Костяных Цветов из Чунциня в Ахмадабад, город в штате Гуджарат, находящийся на западном побережье Индии. Поющие Тени – Шэнь Западного Пути, и им очень подходит захват самой западной точки Срединного Царства. Как только Двор Кости укрепит свои позиции в Ахмадабаде, он намеревается захватить север и запад Индии. Это расположит гору Меру в самом центре его владений – что для Двора Кости будет считаться очень благоприятным.

18

Храмы Инь

У Песни Тени есть множество мест, которые она признает священными. Эти храмы зачастую являются центрами обучения, и расположены на богатых Инь Драконьих Гнездах. Хоть такое сочетание Инь и знаний делает их идеальными святынями Костяных Цветов, есть места, где Инь настолько сильно, что они сами по себе становятся важными для Дхармы. Эти места защищают семьи Костяных Цветов, храня их от других Куэй-дзин и Шэнь.
Паломничества в эти храмы часто составляют часть дхармического пути. Однако Поющие Тени не обязаны их посещать. Они странствуют, чтобы поучиться у многомудрых наставников, свериться со старинными трактатами или искупаться в Инь Ци могущественнейших Драконьих Гнезд. Ни один закон не требует паломничеств, но просветления без посещения этих важных мест почти невозможны.

19

Клинки и жемчуга

Шесть часов без движения на склоне темной горы. Я мертв, а потому не дышу, не моргаю и не дрожу от холода. Ночь тиха, и я слышу все. Падающие снежинки издают звуки. Они звучат, как тыч-тыч-тыч. Я не обращаю внимания. Я вслушиваюсь в тихое приближение Куро-сама. Я не могу слышать просто ушами. Я должен слышать сердцем, Холодным Разумом. Я не должен думать. Я должен быть. Мысли меня убьют. Опять.
Снег стал заметно глубже, чем тогда, когда я сел в нужную позу. Когда разум полностью занят, время летит незаметно. Я тренируюсь у Куро-сама уже полтора года. Я уже достаточно натренирован. Мы взаимодействуем на таких тихих уровнях, что смертные ничего бы и не почувствовали. На этих уровнях победителем выходит тот, кто будет держать свой разум предельно чистым. Если это буду я, то у меня будет время уйти от его атаки. Потом мне придется загнать его в пещеру. Если это будет он, то за свою глупость я поплачусь болью. Я не должен думать. Я должен быть чист. Я должен поддерживать Холодный Разум.
Но мысли мои не хотят успокаиваться. Я желаю впечатлить Куро-сама. Я хочу показать ему, что ни в чем не уступаю ему. Я желаю, чтобы он признал мои способности. Я должен быть выше этих стремлений. Гайдзины говорят, что негоже метать жемчуга перед свиньями. Но метать жемчуга перед буддами значительно хуже. Они просто не обратят на них внимания, и спокойно продолжат свой путь, оставив тебя недоумевать над твоими жемчужинами, которые ты считал такими прекрасными...
О.

Свернутый текст

Я услышал, как рвется ткань, и увидел, как в мой живот входит клинок. Еще до того, как почувствовал боль. Я не должен реагировать. Его меч проходит через мою левую почку. Боль наполняет все мое сознание. Я достаточно рассудителен, чтобы не двигаться. Если я сдвинусь, он вынет из меня меч и, по праву наставника, снесет им мою голову. Я дал ему возможность удивить меня нападением. Это малая ошибка. Прореагировать на боль наказания – большая. После сколького количества тренировок Куро-сама не терпит больших ошибок. Он проворачивает меч, и рана раскрывается шире. Я не сжимаю зубы или кулаки, и не закрываю глаза, как однажды, чтобы подавить боль. Я ни сделаю ни одного движения, потому что он почувствует это. Я могу лишь принимать боль и давать ей учить меня.
Он вынимает меч. Мимо пролетают секунды и снежинки. Я не знаю, остался ли он позади меня. Я перестал думать.
Да.
Теперь я его чувствую, как стену позади себя. Неожиданно я понял, в чем ошибся. Этого больше не произойдет. И, возможно почувствовав мое постижение, он уходит.
Я направляю Ци, чтобы залечить рану. Как всегда, отголоски той боли останутся со мной до рассвета.
Я оборачиваюсь.
Он не оставил следов.


Вы здесь » Мир Тьмы: через тернии - к звёздам! » Восточные Собратья » Костяные Цветы. Множество Тихих Троп