Мир Тьмы: через тернии - к звёздам!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мир Тьмы: через тернии - к звёздам! » Феи » Природа Фей


Природа Фей

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

2

I cannot see fairies,
  I dream them.
  There is no fairy can hide from me;
  I keep on dreaming till I find him:
  There you are, Primrose! — I see you, Black Wing!
— Hilda Conkling (age 6), "Fairies"

Отчасти состоящие из плоти, а отчасти из грез, облики подменышей отражают их двойственную природу. Подменыши видят друг друга в своих истинных обликах, представляющих собой воплощения Грезы, которым придает форму Гламур магии фэйри. Это облик феи. Тем не менее, Банальность окутывает их истинные тела, скрывая фэйри от мира под человеческими обличьями, известными, как обличья смертных. Подменыши не переходят из одного облика в другой, подобно оборотням. То, как выглядит подменыш, зависит от его близости к Грезе и от того, кто на него смотрит.

3

Кризалис

  Oh, how is it that I could come out to here and be still floating,
  And never reach bottom but keep falling through,
  Just relaxed and paying attention.
  All my two-dimensional boundaries were gone,
  I had lost to them gladly
  And I saw that world crumble and thought I was dead,
  But I found my senses still working...
— The Byrds, "5D (Fifth Dimension)"

 
Подменышами одновременно рождаются и становятся. Рожденные в телах человеческих младенцев, большинство преображающихся проводят первые периоды своих жизней в качестве обычных детей, иногда даже достигая юношества и зрелости до проявления в них частички Грезы, к которой они принадлежат. Независимо от того, когда - и как - на свет появляется дух подменыша, эта трансформация начинается с бурного, часто болезненного внутреннего пробуждения, известного, как Кризалис.

4

Признаки Грезы

Кризалис, или момент становления, разрушает оболочку Банальности, которая отделяет истинное "я" подменыша от смертного мира. Подобно Большому Взрыву, породившему вселенную, это событие постепенно продвигает потенциального подменыша к его первому, настоящему контакту с Грезой. Подвергающийся воздействию множества образов, звуков, запахов, вкусов и прикосновений, которые противоречат суровой, холодной реальности, которая считалась до этого момента единственно возможной, новый подменыш может решить, что он сходит с ума. В определенной степени, это так - во всяком случае, следуя определению здравомыслия окружающим миром. Но одновременно с этим, где-то в глубине своей души, он понимает, что, наконец-то, начинает возвращаться домой.
Многие подменыши не могут вписаться в свое общество. Еще в детстве в них начинает проявляться их странная сущность, заставляя тех, кто хорошо знает их, называть этих детей "выдающимися", "одаренными" или — что даже чересчур точно — "чудесными". Эти дети обычно обладают воображаемыми друзьями (которые на самом деле могут быть не такими уж воображаемыми) или могут настаивать на существовании магических миров драконов и героев даже спустя много лет после того, как их товарищи по детским играм увлеклись спортом или флиртом (М-да, да это прямо вылитый я. Прим. Аваллаха). По мере их взросления, эти потенциальные подменыши продолжают шокировать своих родичей, друзей и коллег своим эксцентричным поведением, демонстрируя самые разнообразные странности, которые мешают им полностью вписаться в современный мир. Это чувство неполного принятия миром и некоторого одиночества происходит из пробуждающейся души Китэйна, которая все еще дремлет, но уже начинает шевелиться в глубине смертного тела подменыша, ожидая наступления подходящего времени и обстоятельств для того, чтобы проявить себя.
Подобно тому, как спящий вулкан предупреждает о готовящемся извержении, Кризалис сообщает о своем приближении с помощью тонких (а иногда не таких уж и тонких) изменений в реальности подменыша. Они могут принимать форму неожиданных появлений невозможных - для смертного глаза - видов, видений мистических существ в не слишком подходящих для этого местах (например, единорога в кабинете начальника), периодов разделения личности или ощущения, что в разуме подменыша пробуждается какое-то другое существо. Немногие подменыши осознают, что происходит с ними на самом деле; некоторые, в действительности, отправляются на поиски психиатрической или медицинской помощи.

5

Танец Грез

Когда наступает соответствующее время, что обычно происходит в самый неподходящий момент жизни подменыша, предупреждения прекращаются, и начинается Танец Грез. Это кульминация Кризалиса, когда мир подменыша переживает самые тяжелые дни. Вулкан взрывается, содрогается земля, и разливаются реки, цунами обрушивается на землю, и космические фейерверки провозглашают освобождение подменыша от тирании обыденности и разума. Гламур спешит окружить пробуждающегося подменыша, окутывая его материей Грезы, в результате чего все его чувства переходят на абсолютно иной уровень, ничем не напоминая прежние, жалкие ощущения, связывающие подменыша с миром, лежащим за пределами его тела. На самом деле, во время Танца Грез начинающему подменышу приходится потратить немало времени на то, чтобы осознать, где заканчивается его физическое тело, и где начинает мир чувств.
Подменыш впервые вступает в прямой контакт с Грезой. Окруженный Гламуром, он видит свое истинное магическое "я", окутанное светом химерической реальности. Туманы, закрывающие его разум до этого момент, рассеиваются, открывая мир, который способны увидеть только глаза подменыша - мир, созданный Гламуром и наполненный магией фэйри. Образы Аркадии, краткие эпизоды более ранних проявлений его бессмертного магического "я" и, иногда, небольшие проблески будущего, проносятся через его разум, хотя и слишком быстро для того, чтобы принять их или осознать. Со временем подменыш поймет, что может вспомнить только фрагменты этих видений. 

Свернутый текст

Пробуждающиеся мысли и самые затаенные мечты (или кошмары) подменыша сливаются с беспокойным озером Гламура, который окружает его, превращаясь в химерических партнеров по Танцу Грез - и привлекая внимание каждого подменыша, находящегося поблизости. Часто эти химерические существа вторгаются в окружающую реальность, превосходя местную Банальность и порождая слухи о драконах в центральном Манхэттене и морских монстрах в Заливе Сан-Франциско.
Не все подменыши могут справиться с интенсивностью своего Танца Грез. Некоторые поддаются безумию, так как стены их человеческих обликов начинают рушиться вокруг них. Другие отступают в Банальность, насильно отрицая свои собственные ощущения и отказываясь принимать то, что не является "нормальным" по общепринятым стандартам. Некоторые обращаются против самой Грезы и всего, что с ней связано, присоединяясь к Даунтэйнам, разрушителям Грезы.
Подменыш является наиболее уязвимым во время Танца Грез. Неспособный разобраться с наплывом изменений в области чувств и восприятия, происходящих в нем и вокруг него, он излучает Гламур, подобно маяку, позволяя всем Пробужденным существам обнаружить его местонахождение. Это делает его легкой добычей для некоторых из наименее приятных обитателей Мира Тьмы, как впрочем, и тех, кто охотится на подменышей.
Подменыши, находящиеся поблизости от начинающего, проходящего Танец Грез, должны найти и защитить своего нового сородича, и многие из них с готовностью сделают это - хотя бы для того, чтобы воспользоваться потоком Гламура. Часто первое знакомство начинающего с большим сообществом подменышей и другими фэйри начинается именно так. 

6

Воспитание

Как только подменыш завершает Танец Грез и осознает, что он является одним из изгнанных фэйри, перед ним возникает необходимость найти место среди ему подобных. Обычно другие Китэйны - знающие о его пробуждении благодаря значительным выбросам Гламура в ходе его Кризалиса - доставляют начинающего в ближайший фригольд. Там он начинает свое обучение в качестве ребенка Грезы. Он узнает о происхождении того поразительного опыта, который он получил и открывает свою истинную природу, как, впрочем, и свой кит (расу).
В это же самое время новый подменыш обычно получает учителя, который "адаптирует" его и выступает в качестве защитника и помощника на протяжении первого года Кризалиса. Этот период воспитания получил свое название от средневекового обычая, когда аристократы обменивались детьми для того, чтобы между будущими поколениями легче заключались союзы. Из-за того, что смертная семья нового подменыша (если у него она вообще есть) не может осознать откровения, дарованные ему Кризалисом, учитель и его товарищи становятся второй семьей для начинающего. Для того чтобы укрепить связь между стражем и подопечным, оба они приносят Клятву Воспитания. Именно тогда, подменыш впервые испытывает на себе силу клятвенных уз.
Обычно учитель является более старым и опытным Китэйном, часто старцем, хотя иногда им может быть и юноша. Выбор кандидатуры для этой позиции производится правителем фригольда, который первым приютил подменыша. Если начинающий принадлежит к аристократии, то местный лорд часто избирает ему ментора. Хотя этот процесс предназначен для того, чтобы помочь опекаемому, вовлекая его в общество Китэйнов, слишком часто "честь" принятия нового подменыша под свое крыло определяется местной политикой Китэйнов.

Свернутый текст

Когда табор - группа простолюдинов-Китэйнов - обнаруживает нового подменыша, его члены очень редко передают этот приз в руки аристократов, предпочитая самостоятельно воспитать его. В данных случаях, ментором является самый влиятельный член табора или тот, кто лучше всего подходит на эту роль. Воспитанию среди простолюдинов не хватает иерархической природы аристократического воспитания, и стражи нового Китэйна часто больше напоминают старших братьев или сестер, чем приемных родителей.
Хотя страж оказывает наибольшее влияние на нового подменыша, часто определяя его взгляды и интерпретацию общества Китэйнов, а так же взаимоотношениями с другими фэйри, это еще не значит, что подопечный становится точной копией своего учителя. На самом деле, довольно часто происходит абсолютно обратное: подменыш проявляет бунтарские настроения и становится полной противоположностью своего учителя. Таким образом, у Благого стража может появиться Неблагой подопечный, или аристократ-традиционалист может вырастить подменыша с сильными анархистскими тенденциями. Тем не менее, несмотря на все эти различия, подопечный часто сохраняет чувства уважения и близости по отношению к своему первому защитнику на протяжении всей своей жизни, если, конечно же, сам учитель не разрывая связь между собой и своим учеником.
Так как Туманы отделяют смертный кин подменыша от знаний о Грезе или обществе Китэйнов, страж часто делает своего подопечного наследником своих владений и титулов (если они у него есть). Этот обычай гарантирует сохранение рода на протяжении многих поколений. 

7

Благословение

Период, на протяжении которого новый Китэйн привыкает к своей роли в обществе подменышей, продолжается обычно один год и один день, и разделен на два различных этапа: время защиты и время наблюдения.
На протяжении времени защиты стражи или учителя пристально следят за начинающими детьми или юношами, принимая на себя ответственность за любые нарушения обычаев или традиций Китэйнов, совершаемые их подопечными. Постепенно ограничения с новых начинающих снимаются, и они начинают более открыто взаимодействовать со своим новым окружением и другими подменышами. Это ослабление присмотра становится началом времени наблюдения. Теперь начинающие учатся на своем опыте, совершая свои собственные ошибки и самостоятельно отвечая за свои действия.
Подменыши, которые подвергаются Кризалису более поздно, а точнее после достижения зрелости в смертном облике, испытывают несколько иное отношение. Вместо того чтобы переживать период адаптации, эти новые "старцы" (как называют старших подменышей) являются гостями принимающего их фригольда или табора. Они все еще получают инструкции о своем наследии фэйри и месте в обществе Китэйнов, но их хозяева делают скидки на мудрость и опыт, которые даровала им их смертная жизнь. Для многих новых старцев переход от их бывших жизней к новому существованию становится огромным облегчением, объясняющим все те чувства неудобства и одиночества, которые они испытывали в обществе смертных. У других подменышей утрата всего, что было им знакомо, вызывает помешательство, и только самое заботливое отношение может помочь им привыкнуть к новой жизни.
Когда новый подменыш успешно переживает как время защиты, так и время наблюдения, он проходит ритуал, именуемый Благословением (или "наречением"), который делает его полноправным членом общества Китэйнов. Во время этой церемонии, предсказатели, сведущие в особых Искусствах, способны рассеять Туманы и открыть Истинное Имя нового Китэйна. Это тайное имя определяет отношения каждого из подменышей с Грезой и воплощает в себе его сущность. Все подменыши, прошедшие Благословение, знают, что их Истинные Имена должны держаться в секрете, и никто за пределами фригольда или табора не должен знать их. Знание Истинного Имени другого существа дает власть над этим существом, и потому некоторые подменыши вообще отказываются открывать свои Истинные Имена.

Свернутый текст

Подменыш-Ши проходит некоторое подобие ритуала Благословения, тайную церемонию, на которой могут присутствовать только члены того аристократического дома, который помогает начинающему. Вдобавок к церемонии  наречения, пробужденный Ши принимает участие в Фиор-Риге, который испытывает его физические, ментальные и социальные качества. Результаты Фиор-Рига определяют положение подменыша и то, к какому дому он будет принадлежать.
Иногда аристократические дома специально помещают одного из своих членов в смертную семью и ожидают, пока смертный хозяин не подвергнется Кризалису. При этих обстоятельствах, дому уже известна большая часть информации, обычно открываемая Благословением, и касающаяся дома, характера, сил и слабостей подменыша.
После своего Благословения подменыш приносит Клятву Верности лорду фригольда или табору, который принял его. В зависимости от своих навыков и желаний, подменыш может поступить на службу к своему новому господину. Благословение означает конец Кризалиса для подменыша и начало новой жизни в качестве обитателя, как смертного мира, так и истинной реальности, которой является Греза.

8

Хватка Времени

  "Тебе дано не больше, и не меньше, чем другим; целая жизнь."
— Нейл Гейман, Грезящий: Краткие Жизни

До Раскола феи, которые обитали на Земле и Аркадии, были бессмертными, так как они были часть мира вечной Весны и магии. Грезы человечества создавали и поддерживали всех Китэйнов, и делали их иммунными к течению времени, как впрочем, и все остальные мысли и мечты людей.
С наступлением Раскола, который отделил Грезу от мира людей, простолюдины были вынуждены искать убежища от холодных когтей Банальности в смертных телах. Когда аристократы фей отступили на Аркадию и закрыли за собой врата, большая часть оставшихся Китэйнов выжила в смертных телах, хотя их воспоминания о королевстве фэйри стали замутненными Банальностью, и большая часть знаний об Аркадии и Грезе была утрачена. 
Простолюдины обнаружили, что их бессмертные души связаны с жизнями их смертных оболочек. Когда смертные тела старели и умирали, души фей переходили в другие смертные тела, и этот цикл перерождения продолжается и по сей день. Их смертные жизни были мимолетными, но их истинные сущности оставались вечно живыми, ожидая и надеясь на знамение, мечтая восстановить свою связь с Аркадией и Грезой.
С Возрождением в Осень простолюдинов пришла крохотная частичка лета. Поток Гламура возродил многие из старых тродов и фригольдов, пробудив во многих феях их истинную, спящую природу. Возрождение так же позволило многим изгнанным Ши вернуться обратно на землю и даровало им смертные обличья, подобные обличьям простолюдинов, что стало частью их наказания. В большинстве своем простолюдины уже смирились со своей судьбой, но Ши до сих пор цепляются за грезы о бессмертии и возвращении на Аркадию.

9

Как стареют Подменыши

Обличье подменыша зависит от возраста смертного тела, в котором он проходит Кризалис и обретает свою истинную сущность. Таким образом, ребенку обычно 12 или менее лет, юноше – двадцать или около того, а старец оказывается значительно старше. Среди подменышей встречаются определенные исключения, но обличье большинства Китэйнов отвечает их смертному возрасту.   
Облик подменыша изменяется по мере того, как текут его смертные года, и из ребенка он постепенно становится юношей, а затем стариком. Постепенно к старцу приходит немощь, и он умирает, хотя многие подменыши подвергаются Растворению Банальности до того, как их смертные тела умирают естественной смертью. Очень немногие подменыши мирно переходят в древние Земли Лета. Чаще всего они оказываются перед выбором – подвергнуться развращению усиливающейся Банальности, или же умереть в жестоком бою со своими врагами.
Многие подменыши боятся Забытья или Растворения гораздо больше, чем обычной смерти, так как они знают, что после смерти они окажутся в Землях Лета, и будут жить снова. Их истинные сущности могут быть уничтожены только чистой Банальностью, подобной холодному железу. Больше всего на свете подменыши боятся того, что их бессмертные фейские сущности будут уничтожены и навсегда потеряны для мира, что значительно уменьшает вероятность в один из дней найти путь на Аркадию. Потеря любого подменыша является трагедией для всех Китэйнов, и признаком усиливающейся власти Банальности над миром, как, впрочем, и приближения Зимы.   
Ши страшатся холодного прикосновения смерти больше, чем любые другие подменыши, так как их судьба не так ясна, как та, которая ожидает большинство Китэйнов. Недавно вернувшиеся на Землю Ши обладают смертными обличьями, как и любые другие Китэйны. Тем не менее, когда они умирают, нет никаких признаков того, что Ши перерождаются в мире смертных подобно тому, как другие Китэйны. Вполне возможно, что Ши, отбывшие свое заключение на Земле, возвращаются на Аркадию, где до конца времен будут наслаждаться Весной. Но с такой же вероятностью можно говорить о том, что смерть является окончательным наказанием для изгнанных Ши, и что с гибелью смертных тел их истинные сущности так же умирают, уходя в Забвение, из которого уже невозможно вернуться. Одной возможности подобной судьбы достаточно для того, чтобы сердце любого подменыша сковал ледяной страх. Неизвестно, что происходит с душами аристократов, когда они умирают, что эта темная загадка очень сильно пугает некогда бессмертных Ши.
Некоторые мудрецы выдвинули скандальную теорию, согласно которой Ши перерождаются в мире в качестве простолюдинов, что призвано научить их состраданию и сблизить с Китэйнами, которых они бросили на Земле во время Раскола. Ши не обращают внимания на подобные заявления, особенно учитывая то, что они исходят от мудрецов и архивистов презираемого Дома Лиам.

10

Сиохайн

Считающиеся легендарными даже среди Китэйнов, Сиохайн являются феями, которым удалось добиться равновесия между Банальностью и Гламуром, между их смертными и истинными сущностями. Они приняли обе стороны своего существования и, в результате этого, вновь обрели бессмертие. 
Некоторые подменыши верят, что Сиохайн являются доказательством того, что одной из целей их изгнания на Землю является обучение фей жизни в обоих мирах и демонстрации того, что объединение сущности фэйри и сущности смертного возможно. Они говорят, что страх аристократов перед смертью и отторжение их смертных сущностей является причиной утраты их бессмертия; собственное высокомерие не позволяет Ши принять смертную сторону их существования, которая даст им ключ к вечной жизни.
Как бы то ни было, вечные Сиохайн продолжают хранить молчание.

11

Предотвращение Старения

Большая часть подменышей стремится предотвратить воздействие неумолимого и жестокого времени на их смертные тела для того, чтобы обрести хотя бы некое подобие бессмертия, которым они некогда обладали, но эти попытки обычно заканчивают неудачно, а то и трагично, как в случае с Ландреном, легендарным Лордом Испорченности.
Единственным способом предотвращения старения для подменыша является жизнь во фригольде. Конечно же, в случае слишком длительного пребывания там, подменыш рискует впасть в Бедлам, и потому большая часть Китэйнов проводит во фригольде и в обычном мире равное количество времени. В большинстве своем, подменыши, обладающие регулярным доступом во фригольды, живут дольше, обычных людей, а самые старые подменыши играют в сложную игру с Бедламом, Банальностью и временем, которое неумолимо летит вперед – именно потому многие из них кажутся сумасшедшими.
Аристократы, продолжающие свою жизнь с помощью проживания во фригольдах, встречаются гораздо чаще, чем простолюдины. Аристократы боятся смерти и старения гораздо больше, чем аристократы, так как простолюдинам известно, что рано или поздно они все равно вернутся на Землю.
Ходят легенды о сокровищах, которые могут замедлить или предотвратить старение подменышей, подобно мистическому Фонтану Юности, но, насколько известно, ни один из этих предметов не покидал пределов Аркадии, и очень сомнительно, чтобы они могли существовать на Земле. Любое подобное сокровище способно стать объектом великой миссии подменышей, которые узнают о его существовании.

Эффекты старения
С течением времени, подменыши изменяются так же, как и смертные. Кроме того, старение оказывает на них довольно специфическое воздействие, связанное с их магической природой. В этом разделе описаны изменения, которые ожидают их с ходом лет.

12

Смертное обличье

Большая часть подменышей живет в мире плоти, каждый день контактируя с обществом смертных и растущим неверием в магическую реальность. Для того чтобы выжить в мире, отказывающемся верить в существование троллей, богганов, красных шапок и нокеров, подменыши принимают облик смертных – используя смертные обличья для того, чтобы скрывать свои истинные сущности от воздействия реальности. Тем не менее, даже под маской смертного прослеживаются определенные черты истинного облика феи. Тролль может выглядеть, как необычно высокий или мускулистый человек, тогда как у пака-оленя могут быть большие глаза и изящные ноги. Хотя подменыши всегда видят облик фей других Китэйнов, большая часть людей видит только внешнее обличье, так никогда и не догадываясь о том, что длинноволосый музыкант с густыми бровями в действительности является сатиром, душа которого несет в этот мир музыку уже много сотен лет. 

Свернутый текст

С ходом времени смертное обличье подменыша изменяется так же, как и тело любого другого человека. Дети растут и становятся подростками, затем взрослыми, и, в конце концов, стареют и умирают. Воздействие фригольда замедляет старение не только истинной сущности феи, но и её смертного обличья, в результате чего у детей и юношей часто возникают проблемы в обществе смертных, когда кажется, будто годы проходят мимо них, и они никак не взрослеют (или делают это вдвое медленнее, чем их друзья и товарищи по играм). Это часто приводит к тому, что дети и юноши бросают свои смертные семьи и становятся "пропавшими детьми", которые бегут из мира смертных, проводя все свое время во фригольдах, где они, в конце концов, впадают в Бедлам, если о них не позаботится кто-то из подменышей или же они не найдут себе убежище в мире людей.
Для предотвращения подобной судьбы подменыши практикуют воспитание молодых фэйри в домах самих подменышей или кинэйнов, которые осознают их истинную природу, хотя в результате этого могут возникнуть проблемы с человеческими властями. Есть немного вещей, которых дети-подменыши боятся больше, чем Службу Охраны Детства, которая охотится за беглецами для того, чтобы узнать, почему они принимают участие в столь "странных" занятиях вдали от своих природных родителей.
У взрослых юношей и старцев часто возникают схожие проблемы с товарищами по работе, друзьями и соседями, которые осознают, что с подменышами происходит что-то "странное", особенно если они замедляют свое старение с помощью фригольда. Сначала отсутствие возрастных изменений является едва заметным, но по мере течения времени и отсутствия видимого старения подменыша, у обычных людей может возникнуть много довольно неприятных вопросов.
Чем больше времени подменыш проводит во фригольде, тем больше вероятность того, что смертное общество заметит что-то необычное. Это может привести к тому, что подменышу придется разорвать все связи со своей прежней жизнью и проводить еще больше времени во фригольде, что значительно увеличивает опасность погружения в Бедлам.

13

Облик феи

Облик феи является истинным обличьем подменыша, отражающим его магическую душу, скрытую в оболочке из смертно плоти. В отличие от бледного савана кожи, который образует смертное обличье подменыша, облик феи практически бессмертен. Для глаз существ, которые способны видеть в Грезе, истинный облик подменыша сияет ослепительным светом, прорывающимся через маску смертности. Подменыши всегда узнают друг в друге обитателей Грезы.
В пределах фригольда, трода или любого другого места, наполненного Гламуром, облик феи подменыша полностью затмевает его смертную оболочку, но даже за пределами подобных мест душа фэйри постоянно взывает к другим подменышам, которые с легкостью различают её под маской смертного. Если подменыш не переполнен Банальностью и не отверг эту часть себя, то другие Китэйны всегда могут увидеть, кем он является на самом деле – озорным паком или могучим воином-троллем.
Облик феи подменыша изменяется, когда его физический возраст (не хронологический, а именно физический) достигает определенного предела. Таким образом, дитя становится юношей в 13 физических лет, даже если оно было ребенком на протяжении 20 и более хронологических лет, проведенных во фригольдах. Подменыш подвергается ритуалу, соответствующему переходу на новую стадию жизни, и его новое обличье становится известно оставшейся части общества фей. Этот процесс воплощает в себе обретение подменышем  мудрости и нового опыта, но так же указывает на медленное и неотвратимое вращение колеса его жизни, направляющегося в сторону Зимы и путешествия в Земли Лета.
Для Китэйна старение является чем-то большим, чем процессом взросления и увядания; это накопление мудрости, опыта и Банальности, которая часто приходит с утратой детской невинности. Это так же процесс, в результате которого подменыш поднимается в обществе фей, и, в конце концов, переносит свою мудрость и опыт через Грезу в свою следующую жизнь.

14

Банальность

  Я утратил и страсть: беречь для чего
То, что должно растлиться в неверности?
Я утратил зрение, слух, обоняние, вкус, осязание -
Как же теперь мне помогут они почувствовать близость твою?
— Т. С. Элиот, "Геронтион"

Неверие угрожает самому существованию подменышей. Занавесь сомнений и рациональности, которую люди создавали на протяжении многих веков для того, чтобы закрыться от своих страхов, не только отделила мир смертных от Грезы, но и практически полностью погасила искру творчества, которая давала жизнь надежде и фантазии. Подменыши называют это вселенское уничтожение духа творчества Банальностью, так как в результате этого чудесное становится обыденным, а необъяснимое – невозможным. Многие старшие Китэйны называют эту разрушительную силу неверия и цинизма Бесконечной Ночью или Долгой Зимой, так как она воплощает в себе тьму, ужас и бесконечный холод. Это окончательная смерть духа.
Банальность скрывает от разумов смертных чудеса окружающего их мира и не дает им увидеть возможности для того, чтобы сделать их серую жизнь чуточку радостнее и счастливее. Банальность доказывает, что все является таким, каким оно кажется, обосновывая это с помощью закона причин и последствий. Процессы эволюции и энтропического разложения движутся только в одном направлении, и всему, в конце концов, придет конец вместе с гибелью нашего Солнца. Банальность угнетает творческие силы космоса. Проще говоря, Банальность – это уставший и утративший веру отец, который собственными словами и поступками разрушает веру сына в Санта Клауса и Пасхального Кролика. Именно Банальность заставляет талантливого студента забыть о своей мечте стать великим писателем и музыкантом ради того, чтобы начать работать, так как его научный руководитель советует ему относиться к будущему более  "реалистично".
Банальность правит Миром Тьмы, отбрасывая свою ледяную тень на многолюдные города и безмолвные предместья. Столкновение с этой жестокой силой может в один миг потушить пламя магии фэйри. Зажатая в её холодных объятьях Греза умирает, и её химерическая красота превращается в мишурные обрывки дурачества и наивных мечтаний. Китэйны боятся Банальности даже больше, чем смерти, так как в тот день, когда последний островок Гламура станет жертвой её бездумной рациональности, Греза исчезнет навсегда.

15

Гламур

Будучи полной противоположностью Банальности, Гламур наполняет окружающий его мир жизнью, заливая лучами света все, с чем он соприкасается, превращая самые обыденные предметы в вещи невообразимой красоты или ужасающего кошмара. Если материя (или то, что в данный момент считается материей) формирует строительные блоки мира смертных, то Гламур выступает в качестве основополагающего элемента реальности фей. Гламур наделяет силами Грезу, дает жизнь химерическим существам, и дарует физической материи магическую энергию. Так же известный, как "магия фэйри", Гламур дает подменышам возможности создавать величественные замки из разрушенных зданий, сплетать великие иллюзии, которые будут "реальны" для тех, кто соприкасается с Грезой, и зачаровывать смертных для того, чтобы исполнять их приказы или видеть мир таким, каким видят его феи.
Подменышам необходим Гламур для того, чтобы поддерживать свои обличья фей и использовать колдовство (или заклинания). Без этого драгоценного элемента, подменыши вскоре забыли бы все свои связи с Грезой и растворились бы в своих серых жизнях и смертных телах.
В Мире Тьмы Гламур является исключительно редким и невообразимо ценным ресурсом. Банальность нанесла по нему ужасный удар, и большая часть жизни подменышей проходит в поиске новых и защите старых источников Гламура. Большая часть подменышей верит, что если им удастся увеличить количество Гламура в мире, то они смогут уменьшить воздействие Банальности и, в конце концов, вернуть мир к его изначальному, магическому состоянию.
Подобно большинству источников энергии или силы, Гламур невозможно заметить с помощью обычных органов чувств. Утратив веру, смертные потеряли способность видеть Гламур и то, что из него создано. В отличие от них подменышам известно о том, что Гламур существует, и потому они способны воспринимать его. Все Китэйны в некоторой степени обладают магическим зрением или проницательностью, которая позволяет им воспринимать течение магии фэйри, хотя те, кто обладают Талантом Проницательности (смотрите стр. 140) разбираются в этом лучше, чем остальные. Проницательность позволяет подменышам видеть через смертные обличья друг друга истинные сущности фей, как, впрочем, и обнаруживать фригольды, а так же видеть химерических существ и предметы.

16

Растворение

Банальность так сильно давит на подменыша, что она полностью отделяет его от истинной сущности, лишая его воспоминаний о его прежней жизни и связях с Грезой. В этом случае подменыш постепенно забывает обо всем, что выходит за пределы обычной человеческой жизни. Его облик феи становится таким незаметным, что другим подменышам оказывается очень сложно узнать в нем Китэйна. Эта катастрофа называется Растворение, так как она растворяет материю Грезу, которая окружает подменыша, пока на его месте не остается одна только смертная плоть и пустая душа.
Смертное обличье подменыша является лучшей его защитой от опасностей Растворения. Добавив в свою душу небольшую частичку Банальности, подменыш может выработать в себе иммунитет к небольшим количествам Банальности. Так он сможет сохранить свою истинную сущность в мире смертных, помня в глубине души, что он является Китэйном, даже тогда, когда он вытирает столы или пишет диссертацию. Использование смертного обличья так же скрывает подменыша от активных агентов Банальности, которые выискивают фей для того, чтобы уничтожить или навсегда отделить их от Грезы. Длительные контакты с Банальностью отражаются на психике подменыша независимо от степени защиты, которую предоставляет ему тело смертного, и потому большая часть Китэйнов всеми силами пытается вырваться из окружения серой реальности.

17

Обман Банальности

Жизнь бок о бок с людьми долгое время была обычаем фей, даже задолго до того, как это стало необходимым. Ради собственного развлечения фэйри иногда менялись местами со смертными, принимая облик человеческих младенцев или детей (перемещая самих людей на Аркадию) для того, чтобы насладиться жизнью в человеческой плоти. Тем не менее, подобные дети отличались от обычных детей, и некоторые люди называли их "подменышами".
Позже, когда Раскол начал угрожать существованию простолюдинов, оставшихся в мире после исхода Ши, эти несчастные фэйри поняли, что для них единственная  надежда выжить состоит в возрождении древней традиции "подмены" людей. Войдя в тела нерожденных младенцев, простолюдины могли начать жизнь в качестве человеческих детей,  привыкнув к воздействию Банальности до того, как их истинные сущности достигнут достаточной для начала Кризалиса силы. Так возник Путь Подменыша. Большая часть простолюдинов и некоторые Ши (в основном из Дома Скатах) начали перерождаться в новых поколениях людей, обычно избирая тех, в жилах которых текла кровь фей.
Недостаток помещения духа фэйри в оболочку из плоти состоял в забытье, которое сопровождало этот процесс. Все подменыши теряли свои воспоминания о Грезе, когда они принимали человеческое обличье. Пока подменыш не заканчивал Кризалис, он действовал, подобно истинному человеку, твердо веря в то, что он не является кем-то другим. Иногда смертные, которые обладали душами фэйри, так сильно поглощались Банальностью, что они никогда не открывали своих истинных сущностей. Эти нерассказанные истории остались навсегда скрыты Туманами между двумя мирами.

18

Туманы

Мужчина прерывает свое путешествие из одного места в другое в третьем месте, не имеющем названия, характера, населения или важности, видя единорога, который переходит ему дорогу и исчезает. Уже само по себе необычно, но есть прецеденты различных мистических столкновений, или, если быть менее радикальным, возможность забыть об этом; пока второй человек не произносит "Мой Бог, должно быть я сплю, так как мне показалось, что я видел единорога".
— Том Стоппард, Розенкранц и Гильденстерн Мертвы

Возникшие в результате смешения Банальности и древних защит, созданных феями для того, чтобы скрыть себя от глаз и разумов смертных, туманы выступают в качестве величайшего барьера (второго после самой Банальности) между Китэйнами и Грезой. Из-за того, что они стали частью мира смертных, все подменыши страдают от забывчивости, вызванной Туманами. Эти облака серости и обыденности лишают большую часть подменышей воспоминаний об Аркадии, их прошлом и даже их истинных сущностях.
Если они не бросают все свои силы на обретение достаточного количества Гламура, призванного защитить их от воздействия Туманов, то подменыши быстро дегенерируют в своих смертных оболочках, теряя не только физические качества своих истинных сущностей, но и воспоминания о том, что они некогда были чем-то большим, чем обычными людьми. Это состояние частичной амнезии вызывает провалы в памяти подменышей, которые ноют и вызывают странную тоску, заставляя многих фэйри отчаянно искать то, что они утратили. Для них героический поиск самого себя – это довольно распространенное путешествие в собственную душу, которое повторяется много раз, подобно возвращающемуся сну – или кошмару.
Иногда Туманы рассеиваются, открывая проблески прошлого подменыша. Чаще всего, это происходит во снах, так как сны фей, фактически, являются теми немногочисленными моментами, когда фэйри снова связываются с Грезой. Подменыш снова вспоминает что-то о своей жизни на Аркадии или обретает крошечную частичку информации о своих прошлых жизнях. Тем не менее, эта занавесь очень часто опускается вновь, и воспоминания, вернувшиеся в грезах, рассыпаются под давлением Банальности.
Туманы всегда скрывают Грезу и все, что с ней связано, от глаз истинных смертных. Банальность, доминирующая в сердцах большинства людей, закрывает их глаза при виде всего, что выходит за обычные рамки их кругозора. Они не видят того, во что они не верят, или же находят какое-то рациональное объяснение увиденному, подобное кратковременной галлюцинации или "игре света". Если соответствующим образом их не зачаровать, то смертные оказываются надежно защищенными от всех проявлений Грезами доспехами привычной реальности, логики и циничного неверия.

19

Киты

Когда подменыш завершает свой Кризалис и занимает свое место в обществе Грезы, он входит в новый мир с новым характером и знаниями, которые он передает одной из многих рас фей. Расы фэйри называются китами. Хотя до Раскола существовали сотни различных китов, не все они остались в преобразившемся мире. Из тех, кто не бежал на Аркадию, выжили очень и очень немногие. 
Подменыши называют себя китэйнами или "Китэйнами". Это название произошло от слова "кит", означающего представителя расы фэйри. Еще до Кризалиса, смертное обличье дремлющего подменыша часто отражает его кит, в результате чего Китэйны могут ощутить присутствие потенциального подменыша, несмотря на покров Банальности, который скрывает его облик феи. Иногда кит подменыша становится очевиден только после того, как его смертное тело подвергается воздействию Гламура и начинается Кризалис.
По мере старения подменыша и роста его Банальности (что неминуемо происходит в любом случае), его облик феи и смертное обличье начинают напоминать друг друга все больше и больше. В конце концов, его ожидает удел всех подменышей: Облик феи сливается со смертным обличьем, и кит исчезает, навсегда растворившись в мире Банальности – пока смерть физического тела не положит начало реинкарнации духа фэйри, и все не начнется сначала.
Девять китов, к которым относится большая часть западных подменышей, включает следующие разновидности фэйри:

Свернутый текст

  • Богганы — Известные, как практические и спокойные существа, всегда готовые помочь тем, кто оказался в беде, богганы так же обожают лезть в дела тех, кому они помогают. Спокойные и работящие, они занимаются самой обыденной работой, выполняя её с невиданным мастерством и терпением.
  • Эшу — Происходящие из Африки, эшу распространились по всему миру. Эти вечные странники живут ради историй, которые они собирают и рассказывают. Их острые умы и врожденная хитрость делают их отличными торговцами, тогда как их талант отказываться там, где они больше всего нужны, иногда уводит их спутников на неведомые и неожиданные пути. 
  • Нокеры — Ужасный внешний вид и скупость этих работящих подменышей компенсируется их всепоглощающим желанием строить и придумывать новые механизмы. Умелые ремесленники и кузнецы, нокеры ищут совершенства, которого невозможно достичь, и часто предпочитают компанию своих изделий окружению других фэйри.
  • Паки — Паки, главные шутники народа подменышей, славятся своей близостью к животным и любовью к шуткам и розыгрышам. Умные и хитрые, эти плутоватые подменыши никогда не рассказывают всей правды.
  • Красные шапки — Обладающие ужасными обликами и манерами, красные шапки не только обеспечивают подменышам плохую репутацию, но и превосходят все остальные киты в умении наносить оскорбления и раны. Их кровожадное поведение вместе с их способность пожирать практически все, что может влезть в их огромные рты, создает определенные препятствия на пути заведения друзей. 
  • Сатиры — Сатиры воплощают в себе сущность страстности. Бесстыдные гедонисты, они живут ради плотских удовольствий и чувственных наслаждений. Тем не менее, сатиров ценят за мудрые советы и музыкальные таланты.
  • Ши — Воплощающие в себе красоту и изящество "классических" фэйри, эти аристократические подменыши излучают ауру властности и величия независимо от их истинного положения в обществе подменышей. Ши редко позволяют кому-либо оспорить их право на власть.
  • Слуаги — Скрытные и незаметные, эти странные подменыши предпочитают темноту и потаенные места. Способные говорить только шепотом, слуаги страстно копят информацию и продают её только за огромную цену.
  • Тролли — Эти гиганты народа фей обладают исполинской силой и верой в себя. Если они приносят кому-то клятву верности, то ничто не сможет заставить их нарушить её. Честь следует за ними по следам.

20

Дома

Ши, в которых пробуждаются их истинные сущности, не только открывают свой кит, но и обретают знания об аристократическом доме, к которому они принадлежат. Когда в 1969 снова открылись троды, позволив многим Ши вернуться в мир смертных, пять аристократических домов пришли на Землю с Аркадии. Многие из Ши сохранили смутное ощущение того, что их вернули сюда силой, и что они были изгнаны из Грезы в результате наказания за поступки, которых они не помнят.
В отличие от китов простолюдинов, Ши появились на Земле в больших количествах только после Возрождения. Тем не менее, пять аристократических домов, довольно быстро восстановили свое влияние на общество Китэйнов, заставив подменышей вспомнить старые дни, предшествовавшие их уходу. Сегодня, после завершения Войны Соответствия и Договора Гармонии, эти дома сохраняют монополию на власть в обществе Китэйнов.
После Возрождения за Землю прибыли представители восьми домов, пребывавших на Аркадии, которые могли быть изгнаны из Грезы, подобно предателям или изгоям, или же посланы сюда с какой-то целью. Из-за воздействия Туманов, одинокие Ши редко помнят причины их появления в мире смертных. Хотя эти одиночки обычно находят приют под знаменами одного из аристократических домов, они не часто добиваются там высокого положения, так как их покровители не могут быть уверены в том, дают ли они приют преступникам, изгнанным с Аркадии, или же героям, посланным сюда с высокой миссией.
Эти дома получили свои названия благодаря их легендарным основателям, которые наделили их определенными аспектами своих характеров. Таким образом, члены одного дома всегда обладают определенными  характеристиками, хотя каждый из них может очень сильно отличаться от создавшегося стереотипа.
Китэйны, содержит более подробное описание пяти аристократических домов, к которым принадлежит большая часть Ши. 

Свернутый текст

  • Дом Дугал – Известный своей практичностью, здравым смыслом и стремлением извлекать из всего выгоду, Дом Дугал ценит порядок и точность превыше других "призрачных качеств", которыми гордятся иные дома. Архитекторы общества Ши, эти аристократы стремятся расширить свои владения с помощью мудрого и строгого планирования, а не благодаря интригам и манипуляциям.
  • Дом Эйлунд — Дом Эйлунд обладает репутацией Дом Секретов, и многие его члены очень хорошо разбираются в искусствах Фэйри. Будучи мастерами интриг и незаметности, они ценятся за их магические знания, но при этом страдают от недоверия из-за их скрытного поведения. Репутация основательницы дома, чародейки Леди Эйлунд, очень сильно запятнала репутацию всего дома.
  • Дом Фиона — Страстный и твердолобый, Дом Фиона подвержен сильным страстям, которые бушуют в сердцах даже самых консервативных его членов. Искушенные во всех разновидностях чувственного удовлетворения, члены этого дома славятся своим радикальным мышлением и импульсивным поведением. В их сердцах быстро рождается как любовь, так и гнев, и они полностью отдаются любому делу, которое вызывает у них интерес. Их гостеприимство по отношению, как к простолюдинам, так и к аристократам, вошло в легенду.
  • Дом Гвидион — Если Ши верят в свое исконное право управления простолюдинами, то Ши Дома Гвидион верят, что они обязаны править Ши. Члены этого дома демонстрируют все лучшие и худшие стороны истинной аристократии. Почитающие честь превыше всего остального и стремящиеся защитить Грезу, они так же склонны к взрывам эмоций, что нередко приводит к трагедиям.
  • Дом Лиам — С момента своего возвращения, члены Дома Лиам испытывают чувство долга перед смертными, защищая их от возможного Опустошения со стороны фей. Хотя они являются изящными и спокойными, аристократы этого дома становятся яростными воинами, когда им приходится защищать беспомощных или невинных. Они часто выступают в качестве мудрецов и хранителей записей в других аристократических домах, несмотря на печать позора тяжелым грузом лежащую на их доме.

21

Другие Дома

Вдобавок к пяти основным Благим Домам, которые пришли в мир смертных во время Воссоединения, как минимум четыре других дома обладают значительным влиянием на жизнь Земли. Члены Неблагих Домов Эйлиль, Балор и Лианнан также покинули Аркадию, хотя они действуют не так открыто, как их Благие Сородичи. 4-ый дом, Дом Скатах, никогда не покидал Землю, а остался там для того, чтобы разделить судьбу простолюдинов, избрав Путь Подменыша для того, чтобы гарантировать свое выживание и свободно смешивать кровь своих представителей с кровью людей.


Вы здесь » Мир Тьмы: через тернии - к звёздам! » Феи » Природа Фей