Мир Тьмы: через тернии - к звёздам!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мир Тьмы: через тернии - к звёздам! » Культура » История культуры. Новое время


История культуры. Новое время

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

2

Особенности и периодизация культуры Нового времени

Специфические особенности рассматриваемого периода в развитии Европы и ее культуры: становление техногенной цивилизации, буржуазных общественных отношений, становление рационалистического мышления.
Четкой границы между эпохой Возрождения и Новым временем не существует отзвук идеи Ренессанса в Европе ощущался очень долго, в разных государствах по-разному.
Период Нового времени охватывает два различных по своему социально-политическому характеру этапа:
1. Почти весь XVII век — господство абсолютизма во Франции, Испании, буржуазная революция в Англии, научная революция и формирование новой картины мира и метафизической системы в философии.
2. Завершение стадии мануфактурного развития капитализма, утверждение свободной конкуренции в экономике, либерализма в политической жизни, открытая борьба с изжившими себя феодальными порядками, борьбой за преодоление монополии католической церкви, стремление к свободомыслию и просвещению.

3

Культура гуманизма эпохи Нового времени

Слово "гуманизм" родственно древнему латинскому слову homo (человек). В наше время понятие "гуманизм" имеет разнообразные истолкования, но все они неизменно включают основной его признак – "человечность", под которой подразумевается отношение к человеку как высшей ценности среди всех возможных во Вселенной. В этом понятии заключено и гордое возвышение человека над миром Природы (в которой он один может действовать умышленно и со все большим совершенством), и отвержение всевластия Бога, отступающего там, где ситуацией владеет человек, и, в то же время, различное понимание самого слова “человек" – то ли как "человек вообще" (всякий, любой человек, индивид), то ли как "человек особенный" (выдающийся, неповторимо одаренный человек – полководец, правитель, артист, и т. п., личность, единственная в своем роде). Все эти и другие смыслы понятия "гуманизм" были проговорены, объяснены в литературе и испытаны в жизни на протяжении почти полутысячелетнего существования в Европе (в XV-XIX веках) эпохи гуманистической культуры, которая заместила здесь культуру средневекового типа.

Свернутый текст

В названии эпохи – "Новое время" – отразилось чувство обновления, сознание того, что произошло открытие нового периода в истории, который наступал по мере утверждения в жизни новых, взамен шатких уже старых, оснований коллективной веры. Впервые после распространения Нового завета европейское человечество осознало себя живущим в обстоятельствах новой культуры и приветствовало "новое" как лучшее. Сущность же новизны заключалась в гуманизме новой культуры.
Разумеется, нет и не может быть такой культуры, которая не предполагала бы за человеком определенного и к тому же важного места (роли, назначения) в своей системе мироздания (см. часть I, глава 2 параграф 3, далее ссылки даны в сокращении). Уже архаические культуры оставляли решающую роль человеческому коллективу в поддержании предустановленного миропорядка путем ритуальных действий, воспроизводивших первособытия-первотворения (II, 6). И в эпоху Древности человек ясно сознавал свою роль в исполнении традиции, которую обоготворял (II, 7). Пахарь и мореплаватель, кузнец и воин, иногда, как в Древней Греции, в одном лице, купец ли, жрец ли – понимали свою деятельность не иначе, как в союзе с Деметрой и Посейдоном, с Гефестом и Аресом, Гермесом и Аполлоном и другими богами (в данном случае мы берем в пример наиболее известных греческих богов-олимпийцев), то есть, понимали ее как деятельность, санкционированную божественными силами.
Культура Средних веков тоже была культурой людей и для людей. И все же принципы этой эпохи не согласуются с понятием гуманизма, потому что творцом мироздания и человека в нем, творцом всех смыслов и целей, которыми руководствовались люди в мире средневековой культуры, был признан один исключительный субъект – Бог, называемый также Творцом или Создателем. До поры до времени вера в Бога, предполагающая в нем единый и единственный источник всякой созидающей воли, как бы поглощала массу частных человеческих хотений. Лишь на поздней границе Средневековья эта вера и противоречащая ей реальность повседневной жизни достигли нестерпимого раздвоения. К этому времени своеволие человека успело наглядно доказать свою созидательную силу – в постройках небывалых городов (особенно на северо-западе Европы и в Италии), в быстрых хозяйственных успехах в ремесле, торговле и земледелии, в открытии искусств; и успело ужаснуть своею разрушительной силой в междоусобной борьбе за власть и владение, в интригах, подкупах, убийствах соперников, в тайном и явном безудержном угождении страстям.
После этого уже трудно было верить, что мир есть нечто раз и навсегда данное, а человек в нем лишь исполнитель замысла Творца. Опыт и чувства подсказывали другое. И европейцы начали создавать культурную систему в согласии с этим новым опытом и новыми чувствами. Формирование культуры “Нового времени" было отмечено решительными переменами почти всех форм жизни.
Еще с XV века в Европе постепенно складывался новый облик государств (абсолютные монархии в Испании, Франции, Англии, Австрии, России, германских и итальянских государствах, республики в Голландии и Североамериканских Соединенных Штатах), утверждалась новая сфера человеческого существования – частная жизнь, складывалось новое отношение государств и их граждан к религии и Церкви (Реформация), возникла новая область познавательной деятельности (наука), произошло отделение искусства от ремесла. Новые формы жизни, сложившиеся в период Нового времени воплощали новые представления о мире и месте человека в нем, новые идеалы и новые целеполагания, новую культуру, гуманистическую по своему существу.
Исторически "Новое время" как тип культуры начал складываться в XV и XVI веках (этот переходный период называется эпохой Возрождения), классические формы его находим в XVII и XVIII столетиях. Но уже в XIX веке этот тип культуры обнаружил ряд фатально непреодолимых проблем, катастрофические последствия которых в ХХ веке вновь принудили человечество к мучительным поискам удовлетворяющего требованиям современности культуропорядка (III, 14).
***
Поставить человека в центр культуры – значит увидеть в нем главное действующее лицо истории. Но человек – не Бог, он не может действовать совершенно произвольно. Возомнивший себя носителем неограниченной воли Человек страшен и разрушителен. Этому учил дорого обошедшийся опыт первых веков новой эпохи. Вот почему одной из первейших задач в процессе становления культуры Нового времени было обоснование культуропорядка, лежащего в ее основе – его природы и его структуры.
Кроме того, тот же опыт показал, что свободно действующий человек может продуктивно творить согласно своей воле, если будет сообразовывать ее со свойствами действительности, к которой он прилагает свои усилия. Поэтому еще одной задачей новой культуры стало обоснование достоверного знания как важнейшего условия свободной деятельности человека.
Наконец, самоответственно действующий человек стал перед необходимостью самопознания и самооценки. Эту, впервые возникшую проблему человеческого "Я", следовало решать и как познавательную (в плане познании того, как и чем теперь должен руководствоваться в своих решениях человек), и как воспитательную, поскольку в этой культуре уже не Бог, а сами люди были ответственны за состав тех мыслей и чувств, с которыми новое поколение вступает в общественную жизнь.
Эти и другие проблемы эпохи Нового времени (например, проблемы смысла истории, власти, свободы личности, проблема Бога и мира – в свете новых представлений) интенсивно разрабатывались рядом блестящих ученых и мыслителей из разных стран Европы. В целом культура Нового времени сложилась как общеевропейская в отношении всех важнейших своих проявлений – от придворного этикета, научных теорий и жанров искусства до технологии машинного производства, средств связи и банковского дела.
***
В культуре Нового времени мир мыслится ее носителями как ПРОСТРАНСТВО, в котором события происходят сами по себе, по собственной причине. И нет такой внешней воли, которая могла бы в этот порядок вмешаться. С этой точки зрения не так уж важно, как это пространство возникло, существует ли оно изначально, как говорят, "от века", или создано некогда Богом, который снабдил его всеми необходимыми свойствами, а затем "умыл руки". Не "как произошел наблюдаемый мир?", а "каков он?" – вот тот практический вопрос, который эпоха Нового времени считает важнейшим.
Пространство, сохраняющее свой неизменный и правильный порядок “само по себе", без Божественного вмешательства, называют "естественным", т. е. "природно данным". Это определение относится в данном случае и к сфере человеческих взаимодействий: порядок отношений, складывающихся между людьми, тоже должен быть правильным, соответствующим естественной природе человека и общества. Но он может быть и неправильным, если люди по неведению или по злому умыслу игнорируют те принципы взаимоотношений, которые изначально, по природе вещей, положены человеку (человечеству). Вот почему, согласно представлениям эпохи, открытие или осознание людьми этих принципов ("естественных социальных законов", "законов естественной морали") и следование им – верный путь к установлению наилучшего и счастливейшего человеческого общежития.
В общем виде основные принципы организации пространства культуры Нового времени можно увидеть на примере механического взаимодействия тел в природе. Исходное представление здесь таково: все тела существуют независимо друг от друга в абсолютно безразличной к ним пустоте – вместилище мира. Каждое такое тело может пребывать в неподвижности или двигаться неизменно и прямолинейно "своим собственным путем" сколь угодно долго, если только оно не столкнется с другим телом, которое движется столь же независимо. В этом случае оба столкнувшихся тела изменят параметры своего движения, "впечатлившись" от этого соударения по-разному, в меру собственной природы: более массивное из тел в меньшей мере изменит характер своего движения. Таким образом "судьба" тел в этом пространстве не зависит от чьей-либо верховной личной воли, но только от собственных свойств участников взаимодействия и случайности их положения относительно друг друга.
Однако, конкретные последствия каждого такого события (со-бытия тел), определяется действующими в этом пространстве законами взаимодействий тел, например, математически сформулированными законами Ньютона – законами инерции, тяготения, ускорения, действия и противодействия, или, скажем, законами Кеплера, "управляющими" движением планет вокруг Солнца. Таким образом, эти и другие универсальные (т. е. действующие всегда и везде) законы однозначно связывают причины событий и их последствия – по принципу "если–то" – и выступают как бы едиными и равными для всех правилами существования в этом пространстве. Притча о яблоке, которое "подсказало" Ньютону идею закона всемирного(!) тяготения, как раз акцентируют то обстоятельство, что и Земля, и яблоко, несмотря на различие их масс, равны перед законом природы, которому подчинено любое тело в какой бы точке пространства оно не находилось.
Однако, до того, как произойдет взаимодействие, никто – ни наблюдатель, ни сами тела (будь они способны к самосознанию) – не в состоянии предугадать его последствий, поскольку заранее энергетические свойства (масса и импульс) этих тел не могут быть известны. Зато соударение – как естественный эксперимент – однозначно выявляет эти свойства. И с этого момента поведение наблюденных тел становится предсказуемым – то, что предопределило протекание природного процесса (в нашем случае – соударения), но было до времени скрыто от познающего сознания, теперь оказалось познанным. Форма, в котором произошло это познание называется "законом природы" или "естественным законом".
Принципиальная новизна такого познания заключена в его всеобщности. В прежних культурах знание существовало в "рецептурной" форме, в составе конкретно-практического навыка: "если хочешь получить продукт К, возьми материал В и подвергни его определенным воздействиям (?, ?, ? ...). ?опросту говоря, если хочешь получить стакан кипятку, возьми чайник с водой, поставь его на огонь и подожди, пока вода закипит. Теперь же познание выделяется в специальную познавательную деятельность (науку), а продукт науки получает форму всеобщего закона: "при условиях "a" и "b" вещество W всегда превращается в вещество S", т. е., в нашем случае, "при известных параметрах давления воздуха и температуры вода всегда переходит из жидкого состояния в газообразное".
На первый взгляд безличная форма закона кажется абстрактной и бесчеловечной в сравнении с формой "рецептурной". Но она, как теперь хорошо известно, таит в себе огромные возможности для обогащения человеческой деятельности. Форма закона позволяет предвидеть (моделировать) процессы, которые человеческой практикой еще не освоены. В нашем случае, знание относительно воды, приобретенное на опыте чайника, может, условно говоря, быть использовано и при конструировании теплообменника паровой машины. И именно потому, что законы природы имеют всеобщий смысл.
Культура Нового времени исходит из предположения, что вся Вселенная организована законами, неотъемлемо присущими ей по природе, познанными или еще не познанными человечеством. Это предположение, правда, не могло быть ни доказано, ни опровергнуто, ибо никакой открытый и сформулированный закон не может служить доказательством существования не открытых еще законов. В рамках анализируемой культуры предположение о законосообразности мироздания было предметом веры (II, 8), принималось за очевидную истину – единственно возможную и необходимую, потому что для мира, мыслимого теперь без единоправного управителя (Бога), с человеческой точки зрения, необходим был все-таки надежный источник порядка, способный оградить мир от губительного хаоса. Этим источником была, по представлениям эпохи, всеобщая подчиненность мироздания лежащим в нем самом законам.
С другой стороны, сама эта принципиальная возможность познавать истинное положение вещей, познавать "законы Вселенной", усматривалась в том обстоятельстве, что человеческий мозг, порожден той же природой, подчинен ее же законам и обладает разумом – способностью усматривать свойства вещей и их взаимосвязи независимо от собственного положения и интереса, бескорыстно и объективно. Эта способность разумного суждения (или "здравого смысла"), врожденная человеку и свойственная только ему, считалась свойством, возвышающим человека из мира живого, где поведение принижено тем, что подчинено всегда конкретному практическому интересу.
Разумное начало, или Разум – вот что в культуре Нового времени считалось основанием единства мира, объединившим живую и неживую природу, человека и мир. "Природа разумна, разум естественен" – таков символ веры эпохи Нового времени. Пространство в культуре Нового времени законосообразно, разумно и естественно, т. е. зависимо только от самого себя.
Приведенный выше пример из мира механической физики хорошо может послужить также уяснению природы человеческих взаимоотношений – в понимании культуры Нового времени. Согласно такому пониманию, каждый человек – это неповторимый индивид, обладающий известными качествами – энергией, способностями, претензиями и т. п., вынужденный, в силу общественного характера человеческого существования, взаимодействовать с другими, такими же как и он сам неповторимыми и независимыми индивидами. Результаты этих взаимодействий зависят от исходных качеств взаимодействующих индивидов, их общественного взаиморасположения и законов общества, в котором это взаимодействие происходит. Так, конфликт крестьянина и вельможи имел все шансы закончиться для последнего иначе, чем конфликт этого вельможи с придворным, имеющим более высокое положение при дворе. Конечно, мастера придворных интриг выигрывали у равных себе по положению за счет собственной энергии, изобретательности и знания "нравов", т.е. неписаных законов жизни придворного общества. Но все же несправедливость общественных порядков, царивших в странах Европы, и ставивших большинство людей в изначально невыгодное положение, в котором даже незаурядные личные достоинства мало что могли изменить, со временем становилась все более очевидной для любого, кто смотрел на вещи непредвзято.
Проблема несправедливости общественного устройства осмысливалась так. Считалось, что люди, в силу присущей их природе "свободе воли", по незнанию, злому умыслу или унаследованным предрассудкам, на протяжении истории были склонны устанавливать законы общества, противоречащие естественной природе человека. Эти законы порождали несправедливость, рабство, страдания. Эпоха Нового времени полагала своей важнейшей задачей формулирование таких законов общественного устройства, которые вели бы к созданию социального пространства, соответствующего естественному порядку вещей во Вселенной. "Мы считаем очевидными следующие истины: все люди сотворены равными и все они одарены своим Создателем некоторыми неотчуждаемыми правами, к числу которых принадлежат: жизнь, свобода и стремление к счастью. Для обеспечения этих прав учреждены среди людей правительства, заимствующие свою справедливую власть из согласия управляемых", – сказано в "Декларации Независимости Соединенных Штатов Америки", принятой 4 июля 1776 года. Этот пример следует считать одним из самых радикальных в ряду других попыток установления справедливого общественного устройства, в котором принимались бы во внимание "естественные права" человека . 1
Культура Нового времени, готовая сознательно принять разумный "естественный порядок" вещей, имела, однако, далеко не однозначное представление о нем. В XVI-XVIII веках в европейских странах преобладающим было представление об "абсолютной монархии" как о наиболее естественной форме государственного устройства. В этом случае внимание общества сосредотачивалось на фигуре монарха, от которого ожидали твердого и справедливого волеизъявления, и на фигурах государственных сановников, вельмож, придворных, т. е. тех, чья воля служила исполнению воли государя. Такая модель государства имела вертикальную (иерархическую) структуру, в которой большинство населения, состоявшее из крестьян и бедных горожан, было охвачено законопорядком, но лишено социальной инициативы. Классический пример монархии такого типа сложился во Франции в эпоху Людовика XIV, которому приписывают формулу "Франция – это я". Развитие абсолютизма шло по пути т. н. "просвещенной монархии", предполагавшей усиление роли образованного слоя общества в формировании воли монарха. Русская императрица Екатерина II может быть примером монарха, стремившегося к такому стилю правления.
Параллельно с этой "придворно-аристократической" формой культуры Нового времени, в XVII-XVIII веках развивалось представление об иной модели –"естественно-правовой", которая опиралась на принцип равенства всех граждан в их "естественных" правах на жизнь, свободу и собственность. По этой модели власть вырастала из самого общества в силу необходимости согласовать частные и потому противоположные интересы граждан. "Закон есть выражение общей воли. Все граждане имеют право участвовать лично или через своих представителей в его образовании", – записано в еще одном историческом документе эпохи Нового времени – "Декларации прав человека и гражданина", принятой Национальным собранием Франции 26 августа 1789 года. Делегируя правительству полномочия, граждане брали на себя обязательство подчиняться созданной ими власти. Закон “должен быть равным для всех как в тех случаях, когда он оказывает свое покровительство, так и в тех случаях, когда он карает", – читаем мы в том же параграфе знаменитой "Декларации".
Столкновение обеих названных моделей несколько десятилетий XVIII века происходило сначала в форме публичной критики, но в итоге вылилось в социальную революцию во Франции 1789-1792 гг. , последовавшую за ней полосу общеевропейских ("наполеоновских") войн, завершившихся только в 1815 году. Параллельное существование двух моделей продолжалось, однако, еще в XIX веке. Российская империя была одним из последних бастионов абсолютной монархии (самодержавия) Нового времени.
Вера в то, что "законы правят миром", формирует иное представление о ВРЕМЕНИ, чем то, что складывалось в Средневековье под влиянием веры в целенаправленное движение управляемого Богом мира к своему концу. С одной стороны, все эти столкновения, превращения, взаимодействия в природе и в обществе возможны лишь при условии движения соучаствующих элементов, следовательно все эти процессы развертываются во времени. С другой стороны, время не включено в число факторов, предопределяющих характер протекания этих процессов. Земля всегда совершала свое вращение вокруг Солнца, брошенные камни всегда падали, деревья всегда зеленеют весной, вода всегда закипает на достаточно сильном огне. Люди во все времена обладали набором качеств, в той или иной мере свойственных каждому, например, честолюбием, властолюбием, алчностью, но и добротой, кротостью, нестяжательством. Литературная басня хорошо иллюстрирует такое понимание человеческой природы, фиксируя отдельные качества человека характерными образами зверей – лисы, зайца, льва, гиены, муравья и т. п. Добавим сюда то, что Лейбниц назвал "философией на все времена" ("philosophia perеnnis"), т. е. набор самоочевидных вечных и неизменных истин, которые всегда были известны людям. Два, взятое дважды, всегда составляет четыре – независимо от того, где, когда и чей ум эту истину мыслит. Справедливость, верность, доблесть равно понятны каждому – и древнему греку или римлянину, и немцу, англичанину или французу XVIII века.
Время, таким образом, несет ту важнейшую функцию, что оно позволяет накапливать опыт, на основе которого человечеству открываются законы природы и подлинные ("метафизические", не зависящие от чьей-либо воли или интереса) принципы человеческих отношений, которые должны лечь в основу правильно, разумно устроенного общества. Такие взгляды приобрели наибольший авторитет в момент высшего расцвета культуры Нового времени, в эпоху Просвещения (XVIII век), называемую так потому, что она была полна предчувствий наступающего всеобщего очищения умов от предрассудков прошлого, просвещения их силой Разума, бескорыстно постигшего, наконец, важнейшие истины бытия.
В пространстве культуры Нового времени, где деятельность познания приобрела небывалую в предшествующих культурах значимость, возникла особая область – наука, а "человек познающий" становится ГЕРОЕМ КУЛЬТУРЫ. Ученый, с его исходным реализмом в отношении к миру, с его позицией открытости и независимости суждений ради установления истины путем эксперимента и доказательства, как единственного ее критерия, становится образцом трезвого и практичного отношения к жизни для людей любого рода занятий – в политике и военном деле, в суде и в хозяйстве аристократа-землевладельца, в войне, в мореплавании и торговле – даже мелкой, лавочной. Не только ученый, но каждый, кто действует по собственному почину, на свой страх и риск, нуждается в том, чтобы знать истину, т. е. действительное положение дел, в которые он внедряется. "Если под свободомыслящим, Вы понимаете человека, свободно пользующегося своим разумом и доискивающегося истины без пристрастия и предубеждений, неизменно приверженного к ней, Вы имеете в виду мудрого и честного человека, и я стремлюсь им быть", – писал в первой половине XVIII века молодой английский аристократ лорд Боллингброк в письме к Джонатану Свифту, писателю, автору "Путешествий Гулливера". 2
Обособление познавательной деятельности не отделяло ее от деятельности созидательной, по крайней мере, в представлениях классической поры Нового времени (XVII-XVIII вв.), поскольку, напомним, в рамках этой культуры созидание мыслилось как установление естественного порядка. Герой этой культуры – в первую очередь самодеятельный индивид, осознающий свой долг и действующий ради установления разумного, значит, наилучшего, порядка жизни. Мир, в котором он действует, существует независимо от него, но этот мир открыт его разуму и чувствам и потому доступен человеческим усилиям усовершенствовать его. Таков приблизительно смысл, заключенный в образе победоносного героя Нового времени. Этот персонаж полон воодушевления, свойственного людям, освободившимся от сковывающих традиций, и берет теперь на себя инициативу и ответственность за свое и общее будущее, руководствуясь в деяниях своих разумом и "разумной страстью" – волей". "Чувство самостоятельной деятельности побуждает человека трудится и творить, и самая сладкая награда за труд – ощущение, что ты сам начал и кончил все, что сделано тобою", – формулировал выдающийся немецкий философ XVIII века Иоганн Готфрид Гердер. 3
Иерархия деятельностей в культуре, считающей, что "закон правит миром", выдвигает на высшие уровни значимости деятельность законодательную. В странах, в которых установилась абсолютная монархия, законодателем является глава государства – монарх. Его долг установить такой порядок в государстве, который соответствовал бы законам человеческой природы. Король, император, царь – на троне или на коне впереди войска, государственный советник, министр, канцлер-устроитель государства в своем рабочем кабинете – вот наиболее распространенный портретный образ деятеля эпохи Нового времени. Важнейшая проблема, с которой в этой связи сталкивается общественная мысль эпохи, порождена тем, что в таком властителе соединяются частное лицо – с его личными качествами, интересами и временными целями, и лицо державное – источник и гарант "общего блага" – с другой. Суть этой проблемы заключается в том, что обе эти позиции не всегда совпадают, и тогда, в условиях абсолютизма, т. е. власти, ничем не ограниченной извне, граница своеволию может быть положена только моральным сознанием субъекта власти. Поскольку мотивами деятельности монарха – как образцовой по отношению ко всякой общественно значимой деятельности – считаются, с одной стороны, чувство "долга", порожденное разумным осознанием своего естественного предназначения в мире, и столь же естественные личные "чувства" ("аффекты", "страсти" – в терминологии эпохи) – с другой, то их слияние или борьба, составляют основное содержание внутреннего мира человека, каким понимала его эпоха Нового времени.
Итак, политик (монарх-законодатель, полководец, государственный советник, министр, судья) и ученый (математик-астроном, естествоиспытатель, философ) – вот две основные фигуры эпохи, к которым тяготеют все остальные. Каждый придворный на государственной службе чувствует себя политиком, почти каждый аристократ, отошедший от дел, организует лабораторию и мастерские, философствует, пишет книгу. Третья крупная фигура эпохи – "капиталист" – банкир, крупный торговец, владелец мануфактуры, фабрики, заводчик – очень долго не становится вровень с ними; нетрадиционно хозяйствующий субъект, "делец" считается авантюристом, обманщиком, игроком. В системе представлений, ориентированных на разумный закон и порядок, он кажется либо мало значимым для культуры, либо даже ее разрушителем.
Господствующие представления о мире и человеке в нем всей совокупностью своей образуют пространство основных смыслов культурно-исторической эпохи. Смыслы эти обнаруживают себя (прочитываются) в характерных для эпохи отношениях и способах деятельности людей в ней живущих, в направлении их воли, содержании их устремлений, в преимущественном развитии определенных навыков и т. п., даже в выборе задач и оценке препятствий, преодоление которых люди данной эпохи считают наиболее достойными для себя.
Культура Нового времени располагала векторы предпочтений так, что высшим достоинством в ней наделялась деятельность, направленная на обнаружение и утверждение в жизни естественного (в понимании эпохи – подлинного) порядка, запечатленного в разных формах – в законах государств и в законах природы, сформулированных в различных науках, в разнообразных систематиках (от "Системы природы" Карла Линнея до философской системы Иммануила Канта) или в строгом придворном этикете.
В то же время, знаком отрицания (и избегания) было мечено в ней все то, что представлялось связанным с беспорядком, хаосом, неразумным устройством. Даже сады и парки в эту эпоху предпочитали видеть такими, в которых бы ясно ощущался отпечаток организующей человеческая воли: парковое пространство должно было быть разумно разбито симметричными аллеями, украшено скульптурами и соразмерными им архитектурными сооружениями, а растения распределены правильном порядке, устроенном рукой человека (примеры: Версаль, 1662; Петродворец, 1725). Такого рода парк так и назывался "регулярным парком" (от лат. regula – правило). Разумеется, что враждебным духу времени считался и беспорядок в мыслях, чувствах и поведении отдельных людей и человеческих коллективов. Он должен был быть преодолен или хотя бы скрыт от посторонних.
Авторитетным образцом "правильного" отношения к миру и человеку в нем служила тогда быстро развивавшаяся наука о природе. Значение науки для культуры Нового времени определялось в целом не столько даже ошеломляющими практическими результатами научных открытий, сколько распространением самого научного метода. Научный подход, который к этим открытиям привел – с характерной для него разумной отстраненностью и целесообразностью, – проникал в самые разные сферы жизни, в т. ч. в такие, где их, казалось бы, трудно ожидать. Вспомним, что А. С. Пушкин назвал умение актерски хладнокровно разыгрывать роль влюбленного, которым владел его герой Евгений Онегин, "наукой страсти нежной". 4 И это не исключение.
Веком раньше "Онегина", в 1736 году в Париже был опубликован знаменитый роман Кребийона-сына под характерным названием "Заблуждения ума и сердца", в котором подробно исследуются правила этой, названной Пушкиным "наукой", сферы человеческих отношений в светском придворном кругу. Само собой, "заблуждения" здесь противоположны "истине", и ради нее осмысливаются. "Истина" же в эту эпоху – слово уже из научного, а не религиозного словаря.
Еще примеры. В XVII веке француз Жан Шаплен, убеждая своих читателей в том, что ради большей достоверности следует строить действие пьесы так, чтобы изображаемые на сцене события были сконцентрированы в одном месте действия и в продолжении не более, чем 24 часов, аргументирует в научном духе: "Думается, что высказанное выше положение извлечено из самой природы". 5 В 1753 году выдающийся английский художник Уильям Хогарт выпустил в Лондоне трактат под названием, точно отразившим научную ориентацию эпохи: "Анализ красоты". 6 Влияние научного подхода сказалось и на развитии самого языка – литературного и бытового – тем, что направило его в сторону его большей лексической и стилистической точности, необходимой там, где общим требованием становится убедительная ясность аргументов ("Свет человеческого ума – это вразумительные слова, однако предварительно очищенные от всякой двусмысленности", – писал английский философ Томас Гоббс) . 7
Таким образом, в эпоху Нового времени естественная наука заняла почетное место "локомотива культуры" и в целом стала служить образцом для решения жизненных и интеллектуальных задач эпохи. Иными словами, наука определяла основную парадигматику эпохи Нового времени, 8 которая более, чем любая из предшествующих эпох, была устремлена к преодолению традиций ради новых сфер деятельности, новых знаний, новых форм жизни.
Иначе осмыслена в Новое время роль религии. Новая эпоха не стала безрелигиозной (атеистической, т. е. безбожной – от гр. a – отриц. частица + theos – бог), но в ней христианство уже не было основным средством понимания и описания мира. Научные теории теперь выглядели убедительнее религиозного мифа. Рассказывают, что когда знаменитый французский астроном Пьер Лаплас изложил Наполеону свою гипотезу о происхождении Солнечной системы, последовало замечание императора о том, что в ней нет упоминания о Боге. "Я не нуждаюсь в этой гипотезе, Ваше величество", – таков был, вполне в духе времени, ответ ученого.
Новая эпоха как будто увидела вечность с противоположной точки зрения: Средневековье считало определяющим момент творения мира Богом, Новое время – момент постижения мира человеческим Разумом. Средневековье опиралось на Начало, Новое время – на Итог времен. Новое время казалось себе логическим завершением истории потому, что, открыв возможность познать мир через вечно присущие ему законы, эта эпоха была полна надежд очень скоро овладеть миром, достигнув полного его описания.
Взгляд на мир в контексте такого понимания вечности делал протяженность истории несущественной. Не только планеты всегда притягивали друг друга с силой, вычисляемой по закону, открытому Исааком Ньютоном, но и люди в своей сущности всегда были одни и те же. "Если вы желаете знать чувства, склонности и образ жизни греков и римлян, изучите хорошо темперамент и действия французов и англичан, и вы не ошибетесь, перенося на первых наблюдения, сделанные относительно вторых... Человечество в такой степени является одним и тем же во все времена и во всех ареалах, что история в этом смысле не сообщает ничего нового и необычного", – думал английский философ Дэвид Юм. 9 А раз так, то события прошлого – те, которые тщательно отобраны и осмыслены веками – могут служить надежным материалом для познания вечных закономерностей человеческой природы. Например, события, описанные в Библии. Библейские сказания утрачивали свою священную исключительность, становясь поучительными примерами типичного человеческого поведения. Библейские цари и пророки, Иисус и его ученики, святые и грешные герои притч и евангельских историй становились фигурами-знаками, именами которых нарицали современников, отмечая существенные черты их общественного поведения. Образы Давида, Самсона, Иуды Маккавея взывали к справедливой борьбе, Мария-мать, казалось, несла в себе горе и утешение всех скорбящих матерей, Иуда Искариот был вечным знаком-клеймом предателя, апостол Павел – примером прозрения, Блудный сын символизировал надежду на прощение. В сознании эпохи Библия была разобрана на сотни сюжетов, трактованных как примеры легко узнаваемых проявлений неизменной человеческой натуры.
Таким же было отношение Нового времени к единственно известной тогда из древних – греко-римской мифологии и истории. Недаром Античность называют "классической", т. е. образцовой (лат. classis означает "разряд", "класс", т. е. что-то уже отобранное). Продемонстрировать публично поведение, похожее на то, что известно по римско-греческим образцам, значило, согласно представлениям Нового времени, заявить о себе как о совершенном, на все времена верно устроенном человеке. "Принципы свободы и равенства, римской гражданственности, чести и героизма для них перестали быть книжными абстракциями. Подражание Бруту или Гракхам сделалось нормой каждодневного поведения". – писал Ю.М.Лотман о людях второй половины XVIII века, приводя в пример ученого математика и деятеля Французской революции Жильбера Ромма. Осужденный за участие в неудачной попытке "прериальского восстания" 1795 года против деспотического режима Робеспьера, свое последнее слово на суде он закончил восклицанием: "Я пролью свою кровь за Республику, но не доставлю тиранам этого удовольствия" (в этих словах Ромм сближал Французскую и древнюю Римскую республики). "Все обвиняемые по этому делу покончили с собой, по очереди передавая друг другу один и тот же тайком пронесенный в тюрьму кинжал", – напоминает далее Ю.Лотман. 10
Даже мода в одежде XVIII века постепенно воспринимает античные мотивы. “Общество любителей античности” с центром в Лондоне, основанное в 1732 году, пропагандировало “греческий вкус и римский дух”, на различные торжества его представители одевались в античном духе. Художник Джошуа Рейнольдс, член Общества и директор Академии художеств в Лондоне, даже принимал участие в работе над драпировкой торжественной тоги. В 1793 году французский художник Жак-Луи Давид в качестве национального костюма героической Французской революции предлагает костюм в античных традициях. 11 По той же причине сравнение современника с персонажем древности звучало как высший комплимент. "Он в Риме был бы Брут, в Афинах – Периклес", – возвышал своего друга П.Чаадаева А.С.Пушкин (в стихотворении "К портрету Чаадаева"). На известном портрете работы Д. Левицкого "Екатерина II – законодательница" русская императрица аллегорически изображена в роли жрицы в храме античной богини правосудия.
Исключительно высокий авторитет Античности для Нового времени имел, конечно, мало общего с подлинно историческим знанием древнегреческого или древнеримского способа жизни. В те времена его еще не могло быть. Но в том и не было нужды. Мы сталкиваемся в этом случае с основанным на греческой и римской мифологии идеализированным "образом Античности" как особой знаковой системой – языком понятий и образов, посредством которого эпоха Нового времени описывала свои собственные закономерности. Система образов мифологизированной Античности и стала общим языком эпохи Нового времени, ее ЯЗЫКОМ-ИНТЕГРАТОРОМ. Причем, язык этот был максимально приближен к требованию научности: Античность была представлена в нем как мир отобранных временем классических образов – образцов ситуаций и поступков, обнаруживающих свой вечный и однозначно определенный смысл, и символически выражающих вечные законы человеческого общежития.
Особенность этого языка заключалась также в том, что это был язык публичного поведения. Частная повседневная жизнь, изнаночная, невидимая миру сторона бытия, полная случайных событий, наиболее значимые из которых тонут в массе малозначащих, как бы не замечается эпохой Нового времени, которая более всего ценит в себе способность везде и во всем постичь разумное и утвердить познанную закономерность. Придворная жизнь великосветского общества, наоборот, строилась как публичная во всем, включая личную жизнь королевской четы, 12 и регламентированная во всех своих церемониалах – приемах, аудиенциях, обедах, балах, парадах, одежде, переписке 13 и т. д. Принципиально публичный характер жизни высшего сословия выразился также в анфиладной (последовательной) внутренней планировке королевских дворцов и усадеб аристократов, не оставлявшей фактически ни одного изолированного помещения, следовательно, как бы и не предполагавшей существования частной, интимной стороны индивидуального существования.
В этих условиях публичный образ человека вырастал не из его внутреннего содержания (оно здесь просто не имело значения), а из правил и ролей, предписанных индивиду в соответствии с его общественным положением. Придворная и, говоря шире, общественная жизнь приобретала характер театральности, и в этом общественном театре непрерывно разыгрывались сценарии по классическим античным образцам. И театр, с другой стороны, стал в XVII-XVIII веках важнейшим средством воплощения антично-образной нормативности своего времени, средством возвеличивания и воспитания, очищения душ и утверждения незыблемого авторитета абсолютного властителя. В юношеской трагедии Расина "Александр Великий" Луи Бурбон выступает в образе Александра Македонского, "актер, исполнявший эту роль, был облачен в пышную королевскую одежду и торжественно читал стихи, в которых легко было узнать влияние речей короля". 14 Сближение великосветской жизни и покровительствуемого двором городского театра подчеркивалось еще и тем, что "вокруг героев трагедий", сюжет которых был заимствован из античной мифологии, "тут же, прямо на сцене, восседали знатные господа, занимавшие часть театральных подмостков" [15].
Театр оказался наилучшим средством моделирования основных закономерностей эпохи Нового времени. Сценическая коробка – нейтральное вместилище действия пьесы, актеры, изображающие персонажей с определенными душевными свойствами, и законы морали, "естественные" и потому неизменные, управляющие ходом конфликтов и проявляющиеся в них – вот та суть театра, которая делает его моделью ньютоновского космоса, описание которого дано вначале этой главы. Поэтому, точнее было бы сказать, что языком-интегратором Нового времени служила не просто система образов мифологизированной Античности, а система театрализованных образов мифологизированной Античности, представленных как в жизни, так и в на театральной сцене и, далее, в других видах искусства.
В живописи этого времени, т. е. XVII-XVIII вв. значительное место стали занимать все те же антично-мифологические сюжеты (см., например, Н.Пуссен. “Похищение Сабинянок", П.П.Рубенс. "Персей и Андромеда", Ж.-Л. Давид. “Ликторы приносят Бруту тело его сына", К. Брюллов. "Последний день Помпеи" и т.д.), имеющие более или менее ясные смысловые связи с современностью, либо образы современников, возведенные к антично-мифологическим прототипам. Аналогично обстояло дело в архитектуре гражданского значения (триумфальные арки по типу римских, напр. , "Бранденбургские ворота" в Берлине), в скульптуре. Так, например, герцог (по-французски, duce, читается – "дюк") де Ришелье в памятнике работы известного русского скульптора И.П.Мартоса (1754-1835) на Приморском бульваре Одессы одет в римскую тогу. Генерал-губернатор Новороссийского края, конечно, никогда не надевал тоги, но его высокое гражданское достоинство ясно подчеркнуто ролью римского патриция, которую он, согласно представлениям эпохи, с достоинством исполнил всею своею жизнью.
Подведем теперь краткий итог. В эпоху Нового времени утвердилось представление о законе как исходной управляющей силе в природе и обществе. Познать и сформулировать законы природы призвана наука. Наука как общественный институт, сообщество ученых мира, совместно формирующих систематические, проверяемые и доказуемые знания, имеющие всеобщий смысл – впервые сложился в эпоху Нового времени. Искусство (живопись, театр, литература, музыка) в эпоху Нового времени впервые освободилось от воплощения устоявшихся религиозных представлений и стало независимым средством познания и образного воплощения господствующих общественных закономерностей, средством воспитания в людях норм морали, которая признавалась "естественной", присущей самой человеческой природе. В эпоху Нового времени впервые была выработана общественно значимая система образования и воспитания. Учебники по основным отраслям знаний – тоже новшество этой эпохи. Политические формы, опробованные в эпоху Нового времени, частью сохранились до наших дней (представительная демократия). Ценнейшим из наследия Нового времени является выработанное тогда представление о человеке как самоответственном деятеле (монархе, вельможе, политике, ученом, собственнике и т. п.), свобода которого ограничена лишь естественным моральным законом.

1. Недавняя еще идея установления в СССР и в мире "научно обоснованного”, то есть не придуманного, а как бы открытого в самой природе вещей, "правильного" коммунизма, также проистекала из образа мыслей эпохи Нового времени.
2. Цит. по: Барг М. А. Эпохи и идеи: Становление историзма. – М. 1987. – С. 314.
3. Цит. по: Философия истории. Антология. -М.1995.- С.49.
4. См.: Пушкин А.С. Евгений Онегин. Глава I, строфы VIII-XII.
5. Литературные манифесты западноевропейских классицистов. – М., 1980. – С. 267.
6. "Что касается движений головы, то страх, который обычно в присутствии посторонних людей испытывают дети, пока они не достигнут определенного возраста, является причиной того, что они утыкаются в грудь подбородком и глядят исподлобья, как будто сознавая свою вину и неуклюжесть./…/ Этой постоянной заботы, утомительной и для детей, и для родителей, можно легко избежать. Для того чтобы предупредить эту уродливую привычку (в соответствующем возрасте), следует завязать ленточкой прядь волос сзади или привязать ленточку к шляпе, если шляпа крепко сидит на голове, а другой конец ленточки прикрепить сзади к платью (как показано на рис. 121 табл. 2) на таком расстоянии, которое не позволит подбородку опуститься на грудь. В то же время ленточка предоставляет возможность голове двигаться в любом направлении, кроме одного, от которого ребенку следует отвыкнуть". Хогарт У. Анализ красоты. –Л.,1987. – С.199.
7. Соколов В.В. Средневековая философия. – М.,1979 – С.284.
8. О понятии “парадигма” см. I, 3.7.
9. Барг М. А. Эпохи и идеи: Становление историзма. -М. 1987. – С. 310.
10. Лотман Ю.М. Сотворение Карамзина. -М.1987. – С.115.
11. "Иллюстрированная энциклопедия моды". – Прага, 1987.- С. 223.
12. Cм., напр.: Борисов Ю.В. Дипломатия Людовика XIV. -М.,1991. – С.53.
13. Cм., напр.: Лотман Ю.М. Беседы о русской культуре. – СПб., 1994.
14. История западно-европейского театра. – М. 1941. – С. 327.

Найдорф М.И. ВВЕДЕНИЕ В ТЕОРИЮ КУЛЬТУРЫ. Курс лекций. – Одесса.: Оптимум, 2002.– С. 144–165.
Сведения об авторе:
НАЙДОРФ МАРК ИСААКОВИЧ, канд. философских наук, доцент кафедры культурологии и искусствоведения Одесского национального политехнического университета.

4

Культура Западной Европы XVII в.

XVII в. — значительный этап в истории западноевропейской культуры, пора дальнейшего роста и укрепления национальных государств Европы, время коренных экономических сдвигов и социальных столкновений, время обострения противоречий умирающего феодализма и нарождающегося капиталистического строя, обретения национального самосознания народных масс. Политическое и экономическое развитие европейских стран неравнозначно. В Голландии и Англии — победа буржуазных революций; во Франции и Испании — победа абсолютизма, в Италии и Германии — мелко державный деспотизм. Дворянство и буржуазия боролись за политическое господство, и в этой борьбе движущей силой были народные массы.
Энгельс назвал римско-католическую церковь интернациональным центром феодальной системы. В ответ на Реформацию ожесточилась католическая реакция. Католицизм огнем и мечом, инквизицией и различными формами идеологической борьбы старается воздействовать на сознание народа. Культура XVII в. воплощает в себе всю сложность этой эпохи.
Наука

Свернутый текст

Экономические потребности, расширение мануфактурной промышленности, торговли способствовали бурному подъему точных и естественных наук. В XVII в. завершился переход от поэтически-целостного восприятия мира к собственнонаучным методам познания действительности. Девизом эпохи можно назвать слова Джордано Бруно, сказанные на ее пороге: «Единственным авторитетом должны быть разум и свободное исследование Это было время великих открытий Галилея, Кеплера, Ньютона, Лейбница, Гюйгенса в математике, астрономии и различных областях физики, замечательных достижений научной мысли, заложивших основы последующего развития этих отраслей знания
Галилео Галилей (1564—1642), итальянский ученый, один из основателей точного естествознания, основой познания считал опыт. Он опроверг ошибочные положения Аристотеля и заложил основы современной механики: выдвинул идею относительности движения, установил законы инерции, свободного падения и движения тел по наклонной плоскости, сложения движений. Занимался строительной механикой, построил телескоп с 32-кратным увеличением, благодаря чему сделал ряд астрономических открытий, отстаивал гелиоцентрическую систему мира, за что был подвергнут суду инквизиции (1633) и конец жизни провел в изгнании.
Иоганн Кеплер (1871—1630), немецкий астроном, один из зачинателей астрономии нового времени. Открыл законы движения планет, составил планетные таблицы, заложил основы теории затмений, изобрел новый телескоп с бинокулярными линзами.
Исаак Ньютон (1643—1727), английский математик, механик, астроном и физик, создатель классической механики. Открыл дисперсию света, хроматическую аберрацию, разработал теорию света, сочетавшую корпускулярные и волновые представления. Открыл закон всемирного тяготения и создал основы небесной механики.
Готфрид Лейбниц (1646— 1716), немецкий математик, физик, философ, языковед. Один из создателей дифференциального исчисления, предвосхитил принципы современной математической логики. В духе рационализма развил учение о прирожденной способности ума к познанию высших категорий бытия и всеобщих необходимых истин логики и математики.
Христиан Гюйгенс (1629— 1695) — нидерландский ученый, изобрел маятниковые часы со спусковым механизмом, установил законы колебания физического маятника. Создал волновую теорию света Совместно с Р. Гуком установил постоянные точки термометра. Усовершенствовал телескоп (окуляр Гюйгенса), открыл кольцо у Сатурна. Автор одного из первых трактатов по теории вероятности.
Такие ученые, как Гарвей, Мальпиги, Левенгук, внесли вклад во многие разделы биологии.
Уильям Гарвей (1576 —1637), английский врач, основатель современной физиологии и эмбриологии. Описал большой и малый круги кровообращения, впервые высказал мысль о происхождении «всего живого из яйца».
Марчелло Мальпиги (1628—1694), итальянский биолог и врач, один из основателей микроанатомии, открыл капиллярное кровообращение.
Антона Левенгук (1632—1723), нидерландский натуралист, один из основоположников научной микроскопии. Изготовил линзы со 150—300-кратным увеличением, позволившие изучать микробы, кровяные тельца и др.
Таким образом, трудами ученых-исследователей XVII в. была создана база для технического прогресса.

Философия

Свернутый текст

Развитие точных и естественных наук непосредственно послужило толчком для мощного скачка философской мысли. Философия развивалась в тесной связи с науками. Воззрения Бэкона, Гоббса, Локка в Англии, Декарта во Франции, Спинозы в Голландии имели огромное значение в утверждении материализма и формировании передовых общественных идей, в борьбе с идеалистическими течениями и церковной реакцией.
Фрэнсис Бэкон (1561 — 1626), английский философ, родоначальник английского материализма был лорд-канцлером при короле Якове I. В своем трактате «Новый Органон» (1620) он провозгласил целью науки увеличение власти человека над природой и предложил реформу научного метода познания, основой которого считал обращение к опыту и его обработку посредством индукции. Бэкон написал утопию «Новая Атлантида», в которой изложил проект государственной организации науки.
Философия Бэкона, сложившаяся в атмосфере научного и культурного подъема Европы кануна буржуазных революций, оказала огромное влияние на целую эпоху философского и научного развития; предложенная им классификация знаний была принята французскими энциклопедистами. Его учение заложило материалистическую традицию в философии нового времени, а его индуктивная методология стала основой для разработки индуктивной логики.
Томас Гоббс (1568—1679) продолжал линию Бэкона, рассматривал знание как силу и конечной задачей философии признавал ее практическую пользу. Гоббс создал первую в истории философии систему механистического материализма. Социальное учение Гоббса о государстве и роли государственной власти оказало значительное влияние на развитие европейской общественной мысли.
Идеи Фрэнсиса Бэкона наши свое развитие и у Джона Локка (1632— 1704), английского философа-просветителя и политического мыслителя. Он разработал эмпирическую теорию познания и идейно-политическую доктрину либерализма. По словам Маркса, Локк был «...классическим выразителем правовых представлений буржуазного общества в противоположность феодальному». Идеи Локка сыграли огромную роль в истории философской и общественно-политической мысли европейского Просвещения.
Самым ярким представителем французской философии XVII в. справедливо считают Рене Декарта (1596—1650). Философ, математик, физик и физиолог, он представлял собой универсальный возрожденческий тип личности, живущей в XVII в. и отразившей в научных и философских трудах сложность и противоречивость своего бурного времени. Он заложил основы аналитической геометрии, сформулировал законы и понятия из области механики, создал теорию образования и движения небесных тел благодаря вихревому движению частиц материи. Но особый вклад в мировую культуру принадлежит Декарту-философу. Именно Декарт — автор знаменитого изречения: «Мыслю, следовательно, существую». Декарт — представитель философии дуализма. По Декарту, общая причина движения — бог, который сотворил материю, движение и покой. Человек — это безжизненный телесный механизм плюс душа, обладающая мышлением и волей. Непосредственная достоверность сознания лежит в основе всего знания. Декарт пытался доказать существование бога и реальность внешнего мира. Основные сочинения Декарта — «Геометрия» (1637), «Рассуждение о методе...» (1637), «Начала философии» (1644).
Бенедект Спиноза (1632—1677), нидерландский философ-материалист, пантеист, как и многие его современники, переносил математические законы на философию. Он считал, что мир — закономерная система, которая может быть познана математическим методом. Природа, по Спинозе, это бог, единая, вечная, бесконечная субстанция. Мышление и притяжение — ее неотъемлемые свойства, а вещи и идеи — единичные явления (модусы). Человек — часть природы, его душа — модус мышления, тело — модус протяжения. Воля и разум едины, все действия человека включены в цепь мировой универсальной детерминации. Учение Спинозы оказало большое влияние на развитие атеизма и материализма.

Литература

Свернутый текст

Художественную литературу XVII в. отличает широкий охват действительности и многообразие жанровых форм: высокая трагедия и роман, бытовая комедия и новелла, эпическая драма и лирический сюжет, ода и сатира — в каждом из этих жанров были созданы непреходящие художественные ценности. Начало века связано с именами Шекспира и Сервантеса. Корифеи литературы следующего поколения — это Мильтон в Англии, Кальдерой в Испании и великие французские драматурги Корнель, Расин и Мольер.
Джон Мильтон (1606—1674) — английский поэт, политический деятель периода английской буржуазной революции. В своих политических памфлетах он выступал как поборник суверенитета английской республики и противник феодальной реакции. В его литературном творчестве присутствуют тираноборческие мотивы, особенно в поэмах «Потерянный рай» и «Возвращенный рай», где в библейских образах поэт отразил революционные события и поднял вопрос о праве человека преступить освященную богословием мораль.
В творчестве испанского драматурга Педро Кальдерона де ла Барка (1600 — 1681) сочетаются традиции ренессансной драматургии, в частности его старшего соотечественника Лопе де Бега, и религиозно-мистические настроения испанского барокко. Последнее относится к морально-философским драмам, наиболее известная из которых «Жизнь есть сон» (1636). В драмах «Стойкий принц» и «Саламейский алькальд» дана христианско-демократическая трактовка чести. Ренессансный дух пронизывает комедии-интриги Кальдерона «Дама-невидимка» (1629) и «С любовью не шутят» (1627), которые до сих пор идут с неизменным успехом во многих театрах мира.
Французская драматургия, как и пластические искусства, развивается в русле классицизма. Эти стилевые особенности связаны с расцветом абсолютизма во Франции, художественным выражением которого стал классицистический стиль.
Несмотря на творческую индивидуальность каждого из великих вышеназванных авторов, явно просматривается их стилевая общность.
Триединство, столь характерное для драматургии классицизма, обращение к античным сюжетам, иерархия жанров, возвышенные этические идеи, конфликт страсти и долга, наиболее выразились в драме Пьера Корнеля (1606—1684) «Сид», первого высокого образца классицистического театра. Эта пьеса пользуется особой любовью у французов.
В трагедиях Жана Расина (1639—1699) «Британик», «Федра» изображено противоборство страстей человеческой души и необходимость следовать требованиям нравственного долга.
В отличие от Расина и Корнеля, творчество Мольера перешагнуло стилевые рамки классицизма. Мольер (1622— 1673), сочетая традиции народного театра с достижениями классицизма, создал жанр социально-бытовой комедии, обессмертившей его имя. В своем творчестве он высмеивал сословные предрассудки дворян, ограниченность буржуазии, ханжество и лицемерие церковников, развращающую силу денег. Значение наследия Мольера определяется жизненностью его образов, оказавших огромное влияние на развитие мировой драматургии. Пьесы Мольера «Смешные жеманницы», «Мещанин во дворянстве», «Мнимый больной», «Скупой», «Тартюф, или Обманщик», «ДонЖуан» вошли в золотой фонд репертуара лучших театров мира. Вечные образы Мольера поражают нас своей жизненностью, и сегодня столь же привлекательны для зрителя, как и в пору их создания.

Музыка

Свернутый текст

XVII в. — это период постепенного освобождения музыки от культовых форм и широкого проникновения в нее светских элементов. Это время зарождения и формирования новых музыкальных жанров: оперы, оратории, инструментальной музыки, — и разработки соответствующих им художественных средств.
Изобразительное искусство. В соответствии со сложением национальных государств в Западной Европе складываются национальные художественные школы. В Англии пуританское движение не благоприятствовало развитию изобразительного искусства. В Германии после поражения крестьянских революций практически на два века наступает застой в художественной жизни. Италия, несмотря на раздробленность, благодаря сильным художественным традициям Возрождения продолжает оставаться ведущим, а вернее одним из ведущих Европейских государств в области художественной культуры. Высшие достижения западноевропейского искусства XVII в. связаны с искусством Италии, Фландрии, Голландии, Испании и Франции. Можно говорить о национальных особенностях искусства каждой из стран, и в то же время о взаимной общности, позволяющей считать XVII столетие определенным целостным этапом в история западноевропейского искусства.

Историческая периодизация

Свернутый текст

1) Начало века: борьба с маньеризмом, время формирования прогрессивных тенденций реалистического изображения действительности (важная роль принадлежит Караваджо).
2) Первая половина и середина XVII в., включая 1660-е гг., представляет время наивысших художественных достижений той эпохи: Рубенс, Ван Дейк, Иордане — Фландрия; Рибера, Сурбаран, Веласкес — Испания; Франс Хальс, Рембрандт, Вермеер, Якоб ван Рейсдаль — Голландия; Пуссен, Луи Ленен — Франция; Бернини (скульптура, зодчество) — Италия. Вторая половина XVII в. — переломный период. Усиление политической реакции. В Испании — реакционно-католическое направление, во Франции — официально-придворное направление, в Голландии и Фландрии — глубокий упадок.
Историческое своеобразие XVII в. отчетливо воспринимается по контрасту с эпохой Возрождения: Ренессанс открыл человеку новые, казалось бы, безграничные перспективы. XVII в. выявляет конфликты феодализма и капитализма, социальную зависимость человека
Ренессансные мастера выражали в искусстве те стороны действительности, которые соответствовали их гуманистическим представлениям, воплощая их в формах определенного художественного идеала (особенно в Италии). В XVII в. действительность предстала перед художниками во всей остроте неразрешимых конфликтов, поэтому искусство XVII в. развивается сложными путями, как в содержательном, так и языковом смысле (имеется в виду художественный язык, формальная сторона искусства). Однако ведущей тенденцией развития искусства является человек в его реальном бытии.
• Если ведущим жанром Возрождения был портрет, то в XVII в. стремительно развиваются жанры, отражающие окружение человека, а портретная гамма становится шире (неприкрашенный, неидеализированный пейзаж, различные типы натюрморта, портреты представителей самых различных слоев общества).
• В искусстве Ренессанса давался обобщенный «внеклассовый» образ человека. В XVII в. дается отчетливая социальная окраска образов. Она проявляется не только в портрете, жанровой живописи, но проникает в религиозно-мифологические сюжеты. Даже такие жанры, как пейзаж и натюрморт, несут на себе отпечаток общественного мировоззрения художника.
• В искусстве Возрождения практически не появлялись образы представителей народа, за исключением Брейгеля «Мужицкого» в Нидерландах и Тинторетто в Италии. В XVII в. эта тематика распространяется в искусстве других национальных школ. Художники XVII в. расценивают народ как носителя высоких человеческих качеств.
• В отличие от эпохи Возрождения окружающая среда — это наделенная повышенной образностью сфера бытия человека, в непрерывном взаимодействии с которой только и может быть понят образ человека. Отсюда передача образов и явлений в изменении, в движении, (вспомним статичность Возрождения.)
• В искусстве Возрождения мы видим идеализированный образ человека. В XVII в. наблюдается непосредственная связь с натурой, большая конкретность передачи форм и образов реальной действительности.

Стили XVII в.

Свернутый текст

Расширение форм художественного отражения действительности и многообразие этих форм с особой остротой ставят в XVII в. проблему стиля. Неотъемлемое качество стиля — синтез в едином образном целом всех видов пластических искусств, в котором ведущую и образующую роль играет архитектура. Стиль — это художественная система, отличающаяся единством идейно-образных принципов и приемов художественного языка.
В XVII в. сложились две стилевые системы: барокко и классицизм, но помимо этого складывается третье, реалистическое направление в искусстве.

Барокко

Свернутый текст

Искусство барокко развивалось в феодально-абсолютистских государствах, находящихся под сильным воздействием католицизма (Италия, Испания, Фландрия). Изобразительное искусство барокко не может быть понято вне его связи с архитектурой. Архитектура, соединяющая в себе утилитарные и художественные факторы в большей мере, чем другие виды искусства, сопряжена с материальным прогрессом и находится в большей зависимости от господствующей идеологии (храмовое зодчество и градостроительство осуществляется на деньги церкви и богатых людей, но в то же время она обслуживает общество в целом). В барочных культовых постройках все богатейшие возможности синтеза архитектуры, скульптуры, декоративного искусства и живописи призваны поразить воображение зрителя, проникнутые религиозным чувством. В той же Италии воздвигаются светские сооружения, представляющие важный этап в развитии мировой архитектуры. Разрабатываются приемы городской планировки, целостного городского ансамбля, строятся дворцово-парковые комплексы, в которых открываются новые принципы связи архитектуры с природным окружением.
Для барокко характерны большая эмоциональная приподнятость и патетический характер образов, что достигается за счет масштабности построек, преувеличенной монументализации форм, динамики пространственного построения, повышенной пластической выразительности объемов. Отсюда криволинейность планов, изгибы стен, на которых как бы вырастают карнизы, фронтоны, пилястры; изобилуют малые формы архитектурного декора: окна украшаются разнообразными наличниками, ниши — статуями. Общее впечатление бурного движения и богатства дополняется скульптурой, росписями, лепниной, отделкой цветными мраморами и бронзой. К этому следует добавить живописные контрасты светотени, перспективные и иллюзионистические эффекты.
Культовые, дворцовые сооружения, скульптура, фонтаны (Рим) объединяются в целостный художественный образ. То же можно сказать о дворцово-парковых комплексах остальных областей Италии эпохи барокко, отличающихся исключительно мастерским использованием сложного рельефа местности, богатой южной растительности, водных каскадов в сочетании с малыми формами — павильонами, оградами, фонтанами, статуями и скульптурными группами.
Ярче всего черты барокко воплотились в монументальной скульптуре, в творчестве Лоренцо Бернини (идеи торжества мистики над реальностью, экстатическая выразительность образов, бурная динамика форы).
В живописи вклад в искусство барокко внесли болонские академисты братья Карраччи, Гвидо, Рени, Гверчино. Своего полного развития барочная концепция достигает у Пьетро да Нортона, Бачиччо и др. В их насыщенных сильным движением многофигурных композициях персонажи как будто бы увлекаются куда-то неведомой силой. В живописи барокко господствовали монументально-декоративные росписи, в основном плафоны, алтарные картины с изображениями апофеозов святых, сцен чудес, мученичеств, огромные исторические и аллегорические композиции, народный портрет (большой стиль). В искусстве барокко, в частности в монументальной пластике Бернини, нашли свое отражение не только религиозные идеи, но и острый кризис и непримиримые противоречия в Италии XVII в.
Барочное искусство Фландрии имеет свою специфику. У Рубенса, Йорданса и других мастеров характерная для барочной концепции антитеза земного и мистического, реального и иллюзорного выражается скорее внешне, не переходя в трагический диссонанс. У Рубенса во многих алтарных композициях, также как и в картинах на темы античной мифологии, прославляются человек и реальное бытие.
В Испании XVII в. барокко развивалось в своеобразных национальных формах в архитектуре, скульптуре, живописи с ярко выраженной поляризацией.
Во Франции стиль барокко не занимал ведущего положения, но зато Франция XVII в. — это историческая арена развития классицизма.

Классицизм

Свернутый текст

Стиль классицизма возникает параллельно со стилем барокко как стиль одной с ним эпохи, решающий с других позиций и другими изобразительными средствами задачи своего времени — прославление могущества абсолютного монарха.
Классицизм занял главенствующие позиции во Франции в эпоху Людовика XIV, ставшую апогеем абсолютизма.
Вместо драматических эффектов барочного зодчества он выдвигает принцип соединения величавой торжественности архитектурного образа с разумной ясностью. Хотя XVII в. представляет первый этап классицизма, когда особенности этого стиля не достигли наиболее строгого и чистого выражения, общественные и дворцовые сооружения, городские ансамбли, дворцово-парковые комплексы проникнуты духом торжественной парадности. Их пространственное решение отличается ясной логикой, фасада — гармонией композиционного построения с соразмерностью частей, архитектурные формы — простотой и строгостью. Строгая упорядоченность вносится даже в природу: мастерами классицизма была создана система так называемого регулярного парка. Зодчие классицизма широко обращается к античному наследию, изучая общие принципы античной архитектуры и, прежде всего систему ордеров, перерабатывая отдельные мотивы и формы. Дух классицизма не благоприятствовал выражению религиозно-мистических идей, и поэтому культовые постройки не имеют в архитектуре классицизма того огромного значения, как в барокко. Классицизм оставил такие замечательные памятники художественного синтеза, как скульптура и декоративно-прикладное искусство в архитектурном ансамбле.
В изобразительном искусстве классицизма одной из основных тем была тема долга, победы общественного над личным, тема утверждения высших этических принципов: героизма, доблести, моральной чистоты, которые находят свое художественное претворение в образах, исполненных возвышенной красоты и величия. Противоречиям и несовершенству действительности классицизм противопоставляет принцип разумности и суровой дисциплины, с помощью которых человек должен преодолевать жизненные препятствия. Согласно эстетике классицизма, разум является основным критерием прекрасного. Художник в своем творчестве должен исходить из совершенных образцов, которыми считались произведения античного искусства и Высокого Возрождения. В противоположность барокко классицизм не допускал преувеличенной эмоциональной выразительности: так героям французского художника Пуссена свойственны волевая собранность и спокойное самообладание, ясность и уравновешенность композиции Фигуры в его живописных работах отличаются строгостью и классической законченностью. В средствах изобразительного языка теория классицизма отдает предпочтение рисунку, а колориту отводится подчиненная роль. Признавая красоту реального бытия, красоту природы, художники классицизма отдавали предпочтение изображению природы, которая служит не только активным фоном в сюжетных композициях, но часто составляет определяющую основу в общем строе картины. В живописи классицизма (Пуссен и Клод Лоррен) пейзаж не только сложился как жанр, но и пережил определенный расцвет.
Классицизм стал стилем французской монархии преимущественно в архитектуре, в декоративно-прикладном искусстве (монументально-декоративная живопись), а в парадном портрете репрезентативные качества барокко больше соответствовали требованиям абсолютизма. Росписями прославился Шарль Лебрен, придворным мастером парадного портрета был Риго.

Реализм

Свернутый текст

Наряду с барокко и классицизмом в живописи XVII в. складывается принципиально новая, внестилевая форма отражения действительности. Ее появление — одна из важнейших вех в истории мирового искусства. Суть ее в том, что художественный образ возникает не в рамках стиля, а на основе непосредственного обращения художника к явлениям реального мира, ко всему богатству натуры. Речь идет о непосредственной связи образов с реальной действительностью Художественное обобщение здесь достигается путем отбора наиболее типических образов, явлений действительности и раскрытия их существенных особенностей. Уже само разнообразие реального мира служит причиной того, что и различные творческие направления, и отдельные мастера, представляющие эту новую художественную систему, отличаются исключительным разнообразием идей и образного языка. Среди гениальных художников, раскрывавших в своих произведениях существенные стороны эпохи, мы назовем Веласкеса и Рембрандта, а среди бытоописателей бюргерства и крестьянства — Франса Хальса (портрет) и Якоба ван Рейсдаля (пейзаж).
Новый внестилевой реалистический метод способствовал невиданному расширению возможностей изобразительного искусства. Возникли новые жанры: бытовой жанр, натюрморт; сложился в самых развитых формах пейзаж, решающие сдвиги произошли в жанрах, имевших вековые традиции (библейские и мифологические композиции, историческая картина, портрет). Это внестилевое искусство XVII в. в научной литературе обозначается нередко термином «реализм».
При различной степени распространенности новая художественная система развивалась почти во всех странах Западной Европы. Так, в Италии это Караваджо и его последователи, во Фландрии одновременно с Рубенсом и его кругом — Брауэр; во Франции — Луи Ленен, в Испании — Веласкес. Наиболее полное и последовательное выражение эти реалистические тенденции нашли в голландском искусстве, где республиканско-буржуазный строй, отсутствие абсолютизма и засилья церковной идеологии дали особенно благоприятные условия для развития прогрессивных художественных направлений. Творчество великих голландских художников опережает социально-историческое развитие общества, выходят за его рамки и вступая с ним в конфликт.
Но нельзя не признать, что безусловные завоевания реалистического (внестилевого) направления сопровождались утерей стилистической целостности, возможности образного слияния всех видов пластических искусств в единый ансамбль. Живопись окончательно дифференцируется от архитектуры и скульптуры, усиливается процесс станковизации, т. е. создания станковой живописи, не связанной с окружающими произведениями искусства. Намечаются признаки усилившегося расщепления пластических искусств.
Реализм требовал широких обобщений, типического в реальных образах. Вот почему выдающиеся мастера обращаются к библейским и мифологическим сюжетам, позволяющим довести обобщения до уровня мифа при глубокой жизненной и правдивой трактовке образов (Караваджо, Рембрандт).
Определенная степень единства, отличающего искусство XVII в. различных европейских стран, объясняется не только общностью исторического развития, но и культурным обменом. Италия и, в частности Рим, остается Меккой художников и превращается в международный художественный центр.

Персоналии

Свернутый текст

Среди фейерверка имен, вспыхнувших на небосклоне художественной культуры XVII в., следует выделить наиболее ярких представителей барокко, классицизма и реализма — Рубенса, Пуссена, Рембрандта, Караваджо и Веласкеса.
Питер Пауэл Рубенс (1577—1640) — фламандский живописец. Его искусство, как и все фламандское искусство XVII в., развивалось в русле барочного стиля, однако в нем больше жизнеутверждающей силы и меньше — религиозного воздействия, чем в итальянском барокко. Рубенс был главой фламандской национальной школы, его искусство прекрасно передает дух эпохи. Он работал в Антверпене, а в 1600—1606 гг. жил в Италии. Он был универсальной личностью: не только живописцем, гравером, но и дипломатом; благодаря последнему обстоятельству он, будучи «королем живописцев», был художником королев и работал при королевских дворах Франции, Италии, Испании.
Характерные для барокко приподнятость, патетика, бурное движение, декоративность сочетаются в искусстве Рубенса с чувственной красотой образов и смелыми реалистическими наблюдениями. В барочной живописи Рубенса преобладают религиозные и мифологические сюжеты. Наиболее известные из них полотна — «Снятие с креста», «Персей и Андромеда», «Пьяный Вакх». С 1635 г. начинается стеновский период творчества живописца, когда, купив загородный замок Стен, Рубенс поселяется в нем с молодой женой Еленой Фо-урмен. В это время Рубенс создает проникнутые демократическим духом и ощущением могучих природных сил пейзажи и сцены из крестьянской жизни («Возвращение жнецов», «Крестьянский танец»). Живописное мастерство Рубенса с особой силой проявилось в жанре портрета: таковы полные живого обаяния, портреты «Елена Фоурмен с детьми», «Шутка», «Камеристка». Живописи Рубенса присущи раскованная свободная манера, выразительная пластика, тонкость красочных градаций. В мастерской Рубенса работали ван Дейк, Иордане, Снайдерс.
Никола Пуссен (1594—1665) — основоположник классицистической живописи, основного стилевого направления Франции; его картины на религиозные, мифологические и исторические сюжеты утверждают силу разума у общественно-этические нормы. Живопись Пуссена характеризует возвышенный образный строй. Глубокий философский замысел сочетается в ней с ясностью композиции и рисунка: «Танкред и Эрминия», «Смерть Германика». Прекрасны величественные героические пейзажи Пуссена: «Пейзаже Полифемом», «Аркадские пастухи». Массы в них строго уравновешены, воздух прозрачен, краски чисты.
Харменс ван Рейн Рембрандт (1606—1669) — голландский живописец, рисовальщик офортист, — представитель внестилевого реалистического направления. Новаторское искусство Рембрандта отличается демократизмом и жизненностью образов. Необычайная широта творческого диапазона, непрерывный поиск новых выразительных художественных средств, высочайший профессионализм позволяют расценивать творчество художника как одну из вершин мировой живописи, сочетая глубину психологической характеристики с исключительным живописным мастерством, основанном на эффектах светотени. Он писал портреты, в том числе парные и групповые («Автопортрет с Саскией на коленях», «Ночной дозор»), религиозные и мифологические сцены («Святое семейство», «Даная»).
К 1660-м гг. относятся наиболее сложные по психологической структуре религиозные, исторические композиции и портреты Рембрандта («Возвращение блудного сына», «Синдики»). Его широкая, свободная живопись приобретает пространственную глубину и особую одухотворенность. Тонкие переливы цветовой гаммы, игра светотени выступают как средство раскрытия типологических коллизий сюжета и душевного состояния образов. Творчество Рембрандта глубоко гуманистично. В центре внимания художника всегда был человек, его духовный мир и внутреннее богатство. Творческое наследие художника оказало огромное воздействие на последующее развитие европейской реалистической живописи.
Микеланджело да Караваджо (1573—1610). Этот итальянский живописец, живший на рубеже веков, считается основоположником реализма, оформившегося как художественное направление европейской живописи XVII в., в которую он внес демократизм, необычайную конкретность и материальность формы, эмоциональное напряжение, передаваемое через контрасты света и тени. Эти качества столь узнаваемы, что названы термином «караваджизм», которым «переболели» почти все крупные художники реалистического направления его современники.
Для живописи Караваджо характерны простота и лаконизм композиции, выразительная пластика. Он создал религиозные и мифологические композиции необычайной драматической силы и эмоциональной выразительности. Кроме того, он известен как автор жанровых картин, удивительно точно и непосредственно воспроизводящих реальность.
К числу его наиболее известных полотен относятся «Положение во гроб», «Вакх», «Девушка с лютней», «Лютнист».
Судьба Караваджо трагична. Он умер в 36 лет, последние годы жизни проведя в скитаниях. Суровый реализм художника не был понят приверженцами высокого искусства, академистами Болонской академии, положившими начало академическому направлению в живописи на рубеже XVI—XVII вв.
Диего Веласкес (1599— 1660). Конец XVI и первая половина XVII века были периодом расцвета культуры Испании, и в частности живописи. Несмотря на засилье католицизма, сказавшееся в преобладании религиозных сюжетов, испанские художники сумели дать им реалистическую трактовку. Главное место в творчестве испанских живописцев занимает человек. Живописное искусство Испании достигает своей вершины в творчестве Веласкеса, одного из выдающихся мастеров реалистического направления в искусстве Западной Европы XVII в.
Его живопись характеризуется глубиной психологических характеристик и яркой индивидуальностью моделей. Веласкес обладал особым даром раскрытия внутренних, глубоко спрятанных черт характера и душевного склада человека. Особенно наглядно эта способность живописца проявилась в знаменитом портрете папы Иннокентия X (1650). Глубиной портретных характеристик обладают и его жанровые картины, групповые портреты, мифологические и исторические сюжеты Их также отличает гармоничность композиции, чувство меры. Веласкес одним из первых применил валерную живопись, добившись тончайших оттенков одного тона. Наиболее известные произведения — «Сдача Бреды», «Менины», «Пряхи».

5

Голландский костюм XVII века

В течение XIII — XVI веков Нидерланды были одной из самых богатых стран Европы с развитой промышленностью и крупной торговлей. Тон там задавали богатые бюргеры процветающих городов, для которых разумное, экономически целесообразное устройство страны было важнее сословной гордыни дворян. Несмотря на длительную политическую зависимость от Испании, где господствовали совсем другие нравы, жители Нидерландов обладали значительной свободой мышления и развитым кругозором деловых людей, привыкших добиваться благосостояния самостоятельно, а кроме того, получали разнообразную информацию об окружающем мире благодаря широкой международной торговле и оживленным морским портам,куда заходили иностранные суда.
Нужно сказать, что развитие кораблестроения, рост мануфактур и ремесленных мастерских в XVI веке в Нидерландах был настолько бурным, что к XVII столетию — это единственная страна в Европе, где городское население преобладало над сельским. Природные условия — море, песчаные дюны, островки зеленых лугов, каналы и реки — объективно способствовали развитию не земледелия, а городов, где основным населением становились коммерсанты и ремесленники. Сначала Брюгге, а затем Антверпен и Амстердам были центрами мировой торговли, местные же бюргеры являлись фактическими хозяевами Нидерландов, мечтавшими, естественно, о ее политической самостоятельности и таком государственном устройстве, которое отвечало бы прежде всего их интересам.

Свернутый текст

Нидерландские земли, долгое время входившие в состав гергцогства Бургундского, перешли в 1477 году во владение Габсбургов при заключении брака австрийского эрцгерцога, а затем императора «Священной Римской империи» Максимилиана I с дочерью Карла Смелого Марией Бургундской, получившей их в качестве приданого. Их внук, Карл V (Карлос I) — король Испании и император «Священной Римской империи» еще раз изменил судьбу Нидерландов, передав их земли в 1551 году испанской ветви своей семьи.
В период царствования Карла V жители испанских Нидерландов свободно торговали с другими странами как в Европе, так и на вновь открытых континентах в «чужих морях и океанах», что увеличивало богатство большинства населения этой страны. Торговали самыми разнообразными товарами: дорогими тканями, коврами, стеклом, производимыми широко развитой сетью мануфактур, и простыми, но необходимыми всем продуктами — сыром, маслом, соленой рыбой, охотно покупавшимися за рубежом.
Постепенно уровень жизни нидерландцев рос, но процветанию страны положил конец испанский король Филипп II, получивший над ней власть после отречения от престола Карла V. Деспот и фанатик, вознамерившийся любыми средствами добиться полного торжества католицизма на «своих» землях, он не счел возможным терпеть свободный образ жизни нидерландцев.
В первое же посещение страны новому монарху показалось подозрительным, что дружелюбные подданные встретили его овацией. В ней Филиппу II почудилось нечто опасное. Суровое и недовольное лицо его заставило нидерландцев задуматься...
Тревожные предчувствия народа вскоре оправдались. Недоброжелательность короля проявилась недвусмысленно — он явно хотел сделать из богатейшей и передовой части испанской монархии второстепенную провинцию, а поэтому увеличил налоги и всевозможными средствами разорял Нидерланды. Для вполне сформировавшегося буржуазного государства терпеть уничтожение своей, с таким трудом созданной, отлаженной экономики и разумных коммерческих отношений, было делом немыслимым. Такое столкновение противоположных интересов неминуемо вело к войне, и как это часто случалось в истории, она приобрела религиозную форму.
Следует учесть, что религиозные противоречия в Нидерландах давали о себе знать еще в первой половине XVI века, когда народ поддержал Реформацию, охватившую многие европейские государства. Нидерланды приняли учение Кальвина об абсолютном Божьем предопределении, его проповедь «мирского аскетизма», идеи демократизации церковной жизни, что, конечно, не могло не войти в противоречие с официальной католической религией, всемерно поддерживаемой испанским королем. Но к середине XVI века при Филиппе II ситуация обострилась до крайности — повсюду проникала инквизиция, искавшая инакомыслящих, сжигались целые деревни, кругом стояли виселицы, кроме того, страну охватила страшная эпидемия чумы. Посланный Филиппом II в Нидерланды герцог Альба установил здесь неслыханный террор. В результате политико-религиозные распри перешли в войну, тянувшуюся с некоторыми перерывами с 1568 по 1648 год.
Война была несказанно тяжелой, доводя нидерландцев до такого состояния, что один из свидетелей результатов сражений флотилий в своих мемуарах написал: «Трудно найти другой пример такого терпеливого страдания, такого героического патриотизма и такой неумолимости к пленным врагам во время осады...» Этот страшный период, когда у осажденных кончилось продовольствие, и голод погубил многих, закончился победой коренных жителей, заключивших с испанским королем в 1609 году перемирие, на деле означавшее государственную самостоятельность Северных Нидерлан-дов. С этого момента они стали называться Республикой Соединенных провинций или Голландией (по наименованию самой могущественной провинции). Южные же земли (в том числе Фландрия) еще длительное время оставались под протекторатом Испании.
Буржуазная революция, которая в Нидерландах приняла форму народного освободительного движения, была первой в Европе, одержавшей такую блистательную победу. Она воодушевила всю страну. Свободные теперь голландцы сумели достаточно быстро восстановить благосостояние.
Их трудолюбие проявлялось не только в создании материальных ценностей, но и развитии культуры; они были любознательны, быстро схватывали интересные идеи и на их основе создавали новые теории в различных областях знаний. Веселые и общительные, они умели дружить. Эти их качества способствовали развитию некоторых видов науки и искусства.
Тесно связанные с морем, голландцы проявляли изобретательность в создании новых систем кораблей, увеличивавших их прочность, скорость движения и возможность лавирования во время тяжелых морских бурь. Строительство таких кораблей служило увеличению богатств Голландии. Слава о высоком уровне ее судостроения была настолько велика, что страны, мечтавшие о завоевании неизвестных земель, спешили заказать корабли именно там. В то же время голландцы имели талант и к ведению выгодных торговых операций, выделявший их среди коммерсантов других европейских государств.
В становлении характера этого народа немалое место занимали два фактора - долгая борьба с тяжелыми природными условиями и продолжительная война за свободу. Они сделали свою топкую землю плотной и плодородной; тщательное изучение «поведения» морской воды дало им возможность открыть законы взаимоотношений воды и земли, и оказалось, что почва будет изменяться, выходить из беспрерывных «объятий» воды, если люди изменят направление ее течения. Нидерландцы сумели подчинить при-7 роду себе, создать условия для развития сельского хозяйства, извлекать из него прибыль. Кроме того, они смогли максимально использовать свое положение морского государства, а главное, отстоять независимость. Этот народ познал трудную победу, но она была заслуженной, и прекрасное ощущение сплоченности, дружбы, радости будут проявляться во всей его жизни, даже в обычной домашней обстановке, довольно длительное время!
Голландская республика добилась расцвета тогда, когда Испания ослабела, а Франция еще не достигла вершины завоеваний во второй половине XVII века. В это время, несмотря на ряд разногласий религиозного характера (борьба между кальвинистами и арминианами), интенсивно развивались культура, наука и, особенно, искусство.
Искусство Голландии развивалось в двух областях — музыки и живописи. Домашняя жизнь всех нидерландцев сложилась в некую систему уже давно, и не было причин ее менять, тем более, что в тяжелые времена тоска о доме, столе, за которым в тепле и уюте собиралась семья, никогда не покидала тех, кому пришлось воевать. Ощущение вновь найденного счастья — очага, окруженного любимыми лицами детей, близких, родных, а иногда и друзей, создавало радость общения и душевной близости. И тогда возникало желание выразить эту радость в красоте звуков, мелодий... Так возник обычай: в праздничный день, после окончания длительного обеда, в столовую приносили музыкальные инструменты, раскладывали их на обеденном столе, и хозяйка предлагала всем заняться музыкой. И эти занятия могли продолжаться до позднего вечера.
Любовь к музыке была такой же национальной чертой нидерландцев, как и трудолюбие. Уже в XVI веке они имели известных композиторов, а для тех, кто пережил трудности многолетней войны, музыка стала священной частью жизни. Эта привязанность отражена на многочисленных картинах нидерландских художников, которыми украшались почти все дома и многие из которых можно было приобрести на рынке за небольшую цену, доступную даже человеку, живущему на скромные доходы. Реалисты по своей природе — Терборх, Метсю, Вермеер, де Хоох — они больше всего интересовались повседневной жизнью, хотя, справедливости ради, необходимо помнить, что их современниками были и великие Рембрандт, Рубенс, ван Дейк и Хальс, творчество которых выходило далеко за эти рамки.
Женщины в жанровом искусстве, как и в жизни, занимали большое место. Они были хранительницами домашнего очага, следили за чистотой и порядком в доме, они, даже отдыхая, занимались рукоделием, которым украшали дом и одежду. Француз де Сен-Эвримон писал в 1665 году маркизу де Реки: « Здешние дамы очень вежливы, и МУЖЧИНЫ не обижаются на то, что общество их жен и дочерей предпочитают их собственному. Голландки достаточно приветливы для того, чтобы доставить нам развлечение, но не настолько оживлены, чтобы быть «опасными» для нашего спокойствия... Как бы то ни было, можно сказать, что голландским женщинам свойственна некоторая недоступность и воздержанность, и они передаются от матери к дочери по наследству... Все женщины, без исключения, того мнения, что выйдя замуж, они уже не смогут свободно располагать собой. Для них существует только долг...».
Это письмо полностью характеризует голландских женщин XVII века. Подтверждение мы находим и на многочисленных картинах. Они изображены в уютной обстановке, одетые в теплые, отороченные белым пушистым мехом короткие верхние одежды. Кстати, такие же теплые «кацавейки» носили наши русские женщины во времена царствования Петра I, когда «немецкая слобода» в Москве была заселена голландцами.
Изучая голландское искусство, мы невольно изучаем и жизнь народа, который был способен не только с любовью изображать свои будни, но и раскрывал перед нами критическое отношение к недостойному поведению некоторых своих соотечественников. В этой критике, как нам кажется, слышались отголоски религиозного раздвоения кальвинизма - на последователей учения Кальвина, основанного на догмате об абсолютном Божьем предопределении, независимом от поступков людей, и Арминия, считавшего, что несмотря на предопределение, христианин может спастись верой, направляющей его поступки. В сущности, это было продолжение давнего богословского спора о свободе воли и границах личностного начала в человеке. Поэтому на картинах Стена, Остаде, Бейтевега можно встретить изображения пьяных крестьян в грязных деревенских кабаках, богато одетых молодых людей и женшин, осоловевших от неумеренного употребления дорогого вина и занимающихся игрой на струнных инструментах. Зритель словно призывается в свидетели этих «плодов» арминианской «свободы», увиденных с позиций ортодоксальных кальвинистов. Кстати, не исключено, что они и были заказчиками этих, по сути, карикатур.
Богатейшее живописное наследие нидерландских художников дает нам обширный материал для изучения костюма XVII века, позволяя проследить этапы его развития и степень влияния различных факторов на особенности стиля. Во второй половине XVI века, когда Нидерланды стали частью испанской монархии, он складывался под заметным давлением испанской моды, сказывавшейся в одежде вплоть до 1630-х годов. Лишь в костюме 40 — 50-х годов появились черты своеобразия, но, как и в Англии, они сочетались со старыми формами. Кроме того, рассматривая костюм Нидерландов XVII века, необходимо учесть и важнейший для него фактор разделения страны на две части, когда в северных провинциях под влиянием кальвинистов и буржуазного уклада жизни возобладала склонность к простоте и строгости, а в южных, «благодаря» католицизму и феодальному устройству — тяга к пышной декоративности и красочности. Эти две основные тенденции и характеризуют нидерландский костюм первой половины столетия.

Мужской костюм

Свернутый текст

В начале XVII века лиф пурпуэна нидерландцы делают менее жестким, чем у французов. Его носят с широкими, суженными книзу штанами. Эта одежда традиционна и не вносит пока ничего нового в облик человека. В консервативных южных Нидерландах сохраняется старый костюм с широкими эполетами в проймах, пурпуэном на жесткой подкладке и большой, туго накрахмаленной гор-герой. Иногда ее заменяет воротник «голилья».
Подобный костюм, как одежда для торжественных случаев, сохранялся у горожан среднего достатка и в 30-х годах.
20 — 30-е годы — время распространения французской одежды в большинстве стран Европы. Особенности художественных традиций южных Нидерландов повлияли на ее восприятие. В отличие от англичан с их склонностью к классицизму и изысканности, здесь увлеклись крупными живописными деталями — большими бантами на подвязках, широкими лентами с эгийеттами на басках, пышными штанами со сплошным рядом пуговиц по боковому шву и так далее. Следуя, в основном, французской моде, фламандцы сумели сделать свой костюм более динамичным и живописным. Однако он бытовал, главным образом, в богатых буржуазных или дворянских семьях и у молодежи. Модный костюм дополнялся широкополой «рубенсов-ской» шляпой и плащом с отложным прямоугольным воротником. Кудрявые французские парики всеобщего признания здесь не получили.
К концу 40-х годов старый костюм — жесткий пурпуэн с горгерой носят лишь старики и лица, занимающие административные должности — члены магистрата, адвокаты, врачи, а также цеховые старшины. В этой стабильности сказывалось уважение к установившимся традициям, сформировавшимся в период расцвета корпораций и цеховых объединений. Особой строгостью отличались профессиональные костюмы медиков и адвокатов. Черные, отделанные небольшими белыми прямоугольными воротниками, спускавшимися на грудь, они походили на монашескую одежду. Шляпа с высокой конусообразной тульей и прямыми полями сохранялась в костюмах представителей этих профессий вплоть до 70-х годов.
Фламандцы издавна славились своими тканями, особенно шерстяными, и в XVII веке сукно, главным образом темных тонов, было наиболее распространенным материалом для одежды. В торжественных случаях предпочитали бархат, реже — атлас. Белое тонкое прозрачное льняное полотно и знаменитые кружева были гордостью Фландрии.
Традиции, сложившиеся еще в период зарождения буржуазных отношений, выработали устойчивый уклад жизни различных слоев населения с небольшой разницей в костюмах крестьян и горожан. У фламандских простолюдинов еще долго сохраняются длинные суконные или холщовые чулки, служившие одновременно частью разъемных шосс, штаны типа трико с брагеттом, короткие куртки с баской, поверх которых надевались более широкие, до колен. Продолжительное время у крестьян сохранялись два головных убора — барет и войлочная шляпа с плоской или остроконечной тульей.
В начале 40-х годов костюм богатых людей теряет своеобразие, свойственное ему в 20 — 30-е годы. Во Фландрии, где родился, жил и творил знаменитый Рубенс, католиков было больше, чем в Голландии, и чем сильнее становилась Франция, которая была рядом, тем больше сказывалось ее влияние на жизненный уклад этой части Нидерландов. Фламандцы увлекаются одеждой, повторяющей наряды французского короля-подростка, созданные в период, когда кардинал Мазари-ни запрещал Людовику XIV носить одежду из дорогих тканей с вышивкой золотом и драгоценными камнями. Однако фантазия фламандцев весьма сильно отличалась от фантазии и вкуса придворных и самого Людовика. Они создали костюмы, лишь грубо подражающие стилю «барокко» — все части были увеличены, и это полностью изменило пропорции, лишив их той легкости и пленительной неопределенности в постоянном движении ткани, как в оригинале. Это видно и в брасьере, и в поясе, слегка закрывавшем верхнюю часть шосс, и в других деталях. Надо сказать, что до конца столетия мужской костюм Фландрии не отличался ни особой оригинальностью, ни национальным своеобразием. Иначе формировался костюм голландцев.
После перемирия 1609 года жизнь в северных провинциях начинает бурно развиваться. И хотя основные богатства страны создавались внешней торговлей, рост мануфактур, особенно производящих ткани — плюша, бархата, шелка, льняного полотна — сказался на экономике страны, и, естественно, костюме.
В течение 20 — 30-х годов в Голландии все еще сохраняются старые виды одежды, хотя в это же время здесь появляются и фламано-француз-ские варианты. Только в 40-х годах мужской костюм окончательно получает мягкую форму, и в нем появляются черты своеобразия. Характерной его особенностью была простота. Это сказывалось в упрощенном покрое, который не придавал фигуре изысканных линий французских и английских нарядов. Преобладали ткани темных тонов, предпочтение отдавалось черному цвету, отделка была скромной. Пурпуэн не имел фалд, высокая линия талии шла горизонтально, прямая баска закрывала бедра. Простые, гладкие без разрезов рукава суживались к запястью. Неширокие штаны закрывали колени. Обувь носили двух видов: туфли с бантами из мягких петель на подъеме и сапоги с узкими мягкими голенищами и небольшими раструбами. Верхние чулки (ба-де-ботт) были отделаны только узкой кружевной полоской. Маленький белый отложной воротник с завязками из шнура или отложной воротник из прозрачной белой ткани, законченной кружевом, и такие же манжеты являлись единственным украшением этого строгого костюма. Плащ из темной ткани и черная шляпа с полями заканчивали его. Натуральные волосы до плеч и усы сменили короткую стрижку и бороду. Исключение составляли военные. Их костюмы соединяли самые модные и самые старые детали, как это видно на групповых портретах Франса Хальса. На протяжении всего XVII века новые веяния в Голландии прежде всего проявлялись в этом костюме, например, широкие штаны и рэйнграв* в 50-х годах первыми начали носить именно военные. Надо сказать, что французский военный костюм, которому подражали во многих европейских государствах, в Голландии тоже был популярен, однако претерпел некоторые существенные изменения — с него сняли многочисленные детали, что сделало его более удобным.
В течение 1653 — 54-х годов в голландском мужском костюме появляются новые формы, возникшие под влиянием одежд французских придворных времен юности Людовика XIV, причем, как и во Фландрии, зачастую происходит их искажение, нарушаются пропорции, произвольно используются детали. В этом новом костюме, распространившемся в 1660-х годах, сохраняются и старые формы, говорящие о почтении голландских буржуа к традициям. В сущности, все элементы получили типично национальное толкование — простые формы имели несколько тяжеловесные пропорции, отделки было по-прежнему мало, в то время как во французском костюме она доминировала. Сохранялась и темная цветовая гамма, особенно много носили черного. Уже в конце 50-х и начале 60-х годов в моду вошли рэйнграв. В большинстве случаев они были очень скромны, в отличие от кокетливых «юбочек» французских дворян. Главное, что голландский и французский костюмы имели различное стилистическое решение. В то время как первый сохранял конструктивность и простоту форм, выразительность второго основывалась на живописности.
Начиная с 70-х годов, мужской костюм богатой буржуазии почти полностью подражает французскому. Средняя и особенно мелкая сохраняет в одежде традиционное кальвинистское представление о жизни по правилам «мирского аскетизма», а именно, формы 40-х годов, простоту, темные (и, особенно, черный) цвета, скромную, ослепительно белую отделку, остроконечные шляпы. Причем, простота заключалась не в элементарности покроя, а в отсутствии нагромождения деталей, пропорциональности их соотношений. На фоне этого сдержанного, но художественно цельного костюма, одежда, подражающая французской — с обилием украшений, разнообразием цветовых сочетаний в мелком, но ненавязчивом рисунке — производит совсем другое впечатление, веселое, радостное. Не исключено, что ее носили арминиане.
Крестьянский костюм в Голландии, как и во Фландрии, менялся медленно. Но к середине XVII века уже перестали носить разъемные шоссы. Вместо них появились широкие до колен (типа шаровар) или прямые штаны.
Все верхние одежды имели спереди застежку, воротник рубашки выпускали сверх узкой стойки куртки. Крестьянские шляпы чаще всего были невысокими с широкими или маленькими полями, кроме того, носили головной убор типа барета.

Женский костюм

Свернутый текст

Непосредственное многолетнее общение с испанцами, казалось бы, должно было привести нидерландских женщин к полному подражанию в костюме испанским образцам, как это произошло в Италии. В действительности же, неприязнь к иноземцам, иное положение женщины в обществе, обособленность жизни отдельных провинций привели к тому, что в южных Нидерландах испанские моды получили наиболее своеобразную, чем в других странах, трактовку.
Прежде всего следует отметить, что объемы женского платья в начале XVII века здесь были значительно меньше, чем в других государствах. Узкие плечи и рукава, тонкая талия способствовали этому впечатлению, хотя юбку, судя по рисункам того времени, носили с подложенным валиком, как во Франции.
Кроме своеобразных пропорций, фламандский женский костюм. отличался большим разнообразием воротников и головных уборов.
Французское влияние сказывалось и в южных, и в северных провинциях уже в 10-х годах. Однако, в целом, женские платья этого периода были ближе к английским. Их отличительной особенностью была форма передней части лифа со шнипом (на металлическом каркасе), заставлявшим держать корпус несколько откинутым назад. Сходство нидерландского и английского женского костюма было вызвано, скорее всего, влиянием нидерландского на английский, а не наоборот.
В 20-х годах в женском костюме Фландрии появляется квадратное декольте со своеобразным стоячим воротником из прозрачной белой ткани с кружевом. К чисто фламандскому типу можно отнести и верхнюю распашную широкую, немного ниже колен, одежду с откидными рукавами и небольшим стоячим веерообразным воротником с отделкой узким кружевом по краю.
Для парадных платьев широко использовали светлую парчу с крупным цветным рисунком. Ее сочетали с темным однотонным шелком или бархатом верхней распашной одежды и светлыми пышными шелковыми рукавами. Повседневные костюмы делали из однотонных тканей, верхнее распашное платье в этом варианте было короче, с небольшими драпировками по бокам, заменявшими на бедрах валик.
Наряду с новыми живописными одеждами в южных провинциях носили еше много старых, сохранившихся с конца XVI века.
Женский костюм городской бедноты и крестьянства в первой половине XVII столетия состоял из полотняной рубашки, плотного корсажа с рукавами (или без) и со шнуровкой спереди, двух или одной недлинных юбок, фартука и небольшого чепчика, плотно облегавшего голову. Волосы заплетали в косу и укладывали пучком на затылке. Молодые женщины могли появляться на улице и без чепчика, пожилые носили его всегда. Верхней женской одеждой была кофточка из плотной ткани с довольно длинной баской, закрывавшей бедра. В основных чертах этот костюм сохранился до конца XVII века.
Положение женщин в северных провинциях было иным, чем в южных. Исторически сложилось так, что они пользовались большими правами, а разветвленная экономика возлагала на них много хозяйственных забот. Под воздействием этих факторов формировались особенности внешнего облика голландок, в костюме которых было больше национального своеобразия, чем в мужском. Он был глубже связан с традициями прошлого. Испанское и французское влияние, не миновавшее север Нидерландов во второй половине XVI и первых десятилетиях XVII века, на некоторое время придало праздничному буржуазному костюму определенную тяжеловесность и неуклюжесть. Жесткая горгера достигала громадных размеров и, хотя талия оставалась на месте, юбку носили с вер-тюгалями. В восприятии и воспроизведении форм чужого костюма чувствуется провинциализм с присущим ему неумением создавать единое художественное целое. Отсюда и распространение двойных воротников — горгеру часто носили поверх отложного. Жакет с короткими рукавами из отдельных лент имел трубчатую баску, но голову покрывал скромный чепчик и плоская шляпа.
К 40-м годам многие элементы городского костюма, чуждые национальному духу, исчезают, в нем снова появляется обаятельная простота.
Чепчик был обязательным дополнением женских платьев. Классическая форма голландского чепца, тесно связанная с общей композицией костюма, возникла в середине XVII века. Этот характерный национальный головной убор воплощал представление голландцев об аккуратности и красоте. Чепчик не только покрывал голову, но и красиво обрамлял лицо.
Костюм голландских крестьянок был очень простым. Как и в других странах Европы, он состоял из лифа-корсажа, облегающего фигуру, и юбки в сборку. Особенностью его был очень коротенький маленький жакетик с рукавами или без них, едва прикрывавший грудь.
Не следует, однако, считать, что Голландия в эпоху своего расцвета была чужда иностранным влияниям. Некоторые богатые амстердамские дамы в 30 — 60-х годах одевались по французской моде, но сочетали ее с чисто голландскими деталями, например, закрывали декольте косынками из белой прозрачной ткани, вставками из кружев и так далее. Таким образом, кальвинистское понятие о нравственности и скромности брало верх над стремлением к подражанию.
Нужно сказать, что Голландия стала в это время не только центром мировой торговли, но и прибежищем для эмигрантов (французских гугенотов, португальских евреев и так далее). Поэтому разнообразие костюмов, особенно в крупных портовых городах, было очень велико. Однако голландки не слишком обращали на них внимание и не стремились им подражать.
В 50 — 60-е годы происходит кристаллизация внешнего облика женщины из буржуазной среды. Ее костюм, сохраняя сходство с общеевропейским, становится еще проще и строже. В нем сочетается конструктивная ясность с очень умеренной декоративностью. Линии покроя лифа, проймы рукавов не просто подчеркиваются, а как бы прорисовываются узкой лентой иного, чем платье, цвета, что зрительно делает тоньше талию. Форма большого воротника образует вместе с одинаковыми по всей длине рукавами, единую линию силуэта. В то же время нижний край воротника ложится на лиф, создавая спокойную горизонтальную линию. Это уравновешивает движение острых углов внутри силуэта (треугольники шнипа платья и абриса юбки).
Сопоставление французского и голландского женских костюмов этого времени показывает их различное композиционное и образное решения, несмотря на обшее типовое сходство. Дело в том, что во французском платье значительную роль играло сопоставление одежды и обнаженного тела. Поэтому декольте оттеняли кружевом, легкими буфами из прозрачной ткани. Замена декольте большим воротником из плотной материи на повседневных одеждах или из белой прозрачной на нарядных, как это делали в Голландии, создавала уже иной внешний облик. Чувственность в костюме голландки приглушалась, на первый план выступали кальвинистские добродетели, подчеркнутые простой прической и головным убором, а также небольшим количеством украшений.
Национальным был не только парадный костюм середины XVII века; повседневный наряд горожанок, может быть, еще глубже и острее выразил индивидуальность голландских жен-шин, став впоследствии основой народного костюма.
На протяжении всего XVII века платья на севере Нидерландов шили преимущественно из однотонных тканей. В парадных туалетах с большим вкусом сочетали разные фактуры, но особенно распространенным было сопоставление бархата и атласа, иногда муара. Верхнее бархатное платье делали обычно черным, нижнее — светло-серым, светло-желтым, белым, голубым. Декоративной отделкой служили ряды галуна, вертикальные вдоль тела и горизонтальные по подолу.
В повседневных костюмах нижняя юбка не всегда была светлой, но всегда из другой ткани, нежели верхняя.
Сословное и имущественное различие в женском голландском костюме сказывалось не только в качестве тканей, но и в фасоне — у жен буржуа лиф платья имел рукава, крестьянки, служанки, рыбачки, жены мелких ремесленников чаще всего носили корсаж без рукавов.
Национальной частью женского костюма была верхняя домашняя одежда, прикрывавшая бедра, мягкой формы, не стеснявшая движения. Она существовала в нескольких вариантах. Так же как и знаменитое покрывало с крошечной шапочкой на лбу — «гойке» — эта одежда приобрела национальные черты, своеобразную форму, отделку. В зажиточных кругах ее делали из бархата или атласа светлых нежных цветов, зимой отделывали белым мехом, иногда и горностаем. У женщин средних и бедных слоев такие жакеты шили из шерстяных тканей. Они имели несколько покроев — с короткой или длинной баской, узкими (по всей длине) или широкими вверху (уложенными в мелкие складочки по пройме) и суженными книзу рукавами, с манжетами или без.
В конце 50-х годов верхняя юбка парадных платьев не имеет разреза спереди, она падает спокойными складками, рукава становятся более узкими, хотя их верхняя часть остается почти без изменений. Это создает новые пропорции костюма. Небольшая наколка, плотно облегавшая голову и пучок, все еще остается в моде, но прическа меняется. Все больше встречается слегка завитых волос, а затем и локонов, как на портретах Терборха.
Этот женский костюм становится классическим в Голландии. Но во второй половине XVII века богатые жены буржуа все чаще и чаще появляются в одежде, прямо подражавшей французской. Постепенно все национальное забывается. Голландцам, разбогатевшим на грабеже колоний, кажутся теперь смешными идеалы простоты, бережливости и трудолюбия. Новое поколение стремится к роскоши. Становится модным все французское. Быстрый расцвет голландской культуры сменяется деградацией, а национальная самобытность — подражанием. Хранителем традиций остается народ.
Увлечение французской модой создавало большой разрыв между костюмами различных слоев. Он еще больше увеличился в XVIII веке, когда на основе слияния старой городской и крестьянской одежды в конце столетия формируется народный костюм со всеми его местными особенностями и отдельными старинными деталями.

Список используемой литературы
1. Мерцалова М.Н. Костюм разных времен и народов. Т.2.: В 4 т. – 3 изд. с изм. и доп. – М: Академия моды; СПб.: Чарт Пилот, 2001. – 432 с.; ил., цв. ил.
2. Пармон Ф.М. Композиция костюма. Одежда, обувь аксессуары. Учебник для ВУЗов (3-е издание переработанное и дополненное). – М., «Триада Плюс», 2002. – 312 с., 258 ил.
3. Современная энциклопедия АВАНТА+. Мода и стиль. М: Аванта Плюс, 2002 – 476 с.

6

Культура Западной Европы XVIII в.

XVIII в. был последним историческим этапом длительной переходной от феодализма к капитализму эпохи. Содержание исторического процесса составляло утверждение господства классических форм развитого буржуазно-капиталистического общества и его культуры. Этот процесс проходил по-разному в разных странах.
В Англии — промышленная революция, переход к машинной капиталистической индустрии. Во Франции — подготовка к классической буржуазной революции, освобожденной от религиозной оболочки в выражении своих политических и социальных идеалов. Но, несмотря на национальную специфику политической и культурной революции отдельных стран, основные черты их общности заключались в кризисе феодализма и его идеологии и в формировании прогрессивной идеологии просветителей. XVIII в. — век разума, век просвещения, век философов, социологов, экономистов.

Философия

Свернутый текст

Во всех странах Европы развитие культуры в XVIII в. в той или иной мере проходило под знаком идей Просвещения. В Германии складывается школа классической немецкой идеалистической философии (Кант, Фихте). В Италии Джамбаттиста Вико осуществляет диалектизацию философии нового времени. В Англии философия Беркли дает теоретическое обоснование религиозному мировоззрению, а скептицизм Юма играет роль теоретического обоснования утилитарного и рассудочного мировоззрения буржуазии. Но самый многочисленный, блещущий яркими талантами отряд просветителей сформировался во Франции: именно отсюда, неся на себе печать французского гения, идеи Просвещения распространились по всей Европе.
Шарль Луи Монтескье (1689— 1755) в своих произведениях «Персидские письма» (1721), «О духе законов» (1748) выступает против феодализма и неограниченной монархии.
Монтескье различает три формы государственной власти: деспотию, основой которой является страх; монархию, имеющую своей опорой «принцип чести» республику, где население воодушевлено высшей гражданской добродетелью — патриотизмом. Политические воззрения Монтескье, в частности его учение о разделении законодательной, исполнительной и судебной властей между независимыми, но контролирующими друг друга инстанциями, не только были прогрессивны в XVIII в., но и необычайно актуальны для современней политической ситуации в России.
Самым выдающимся вождем умеренного крыла французского Просвещения был Вольтер (1694—1778) Его огромный талант нашел выражение в разнообразных, блестящих по форме литературных, философских, исторических произведениях, насыщенных ненавистью к феодальному государству и религиозному фанатизму. Из его философских произведений наиболее значительны «Философские письма», «Основы философии Ньютона» и «Философский словарь». Влияние идей Вольтера за пределами Франции, в том числе и в России, было исключительно велико. Антиклерикальные произведения Вольтера сыграли значительную роль в развитии русского свободомыслия в XVIII в.
Новым этапом в развитии французского Просвещения XVIII в. была деятельность Жана-Жака Руссо (1712—1778), идеолога революционной мелкой буржуазии. Его идеи, выраженные в произведениях «О причинах неравенства», «Об общественном договоре, или Принципы политического права» и др., оказали впоследствии, в период Великой Французской революции 1789— 1794 гг. значительное влияние на якобинцев, провозгласивших Руссо своим идейным предшественником. Его произведения проникнуты ненавистью к угнетателям, страстной критикой современного ему общественного и государственного строя, социального неравенства, уродливого воспитания. Он обличает лицемерную, враждебную интересам народа мораль, фальшивое искусство и официальную науку.
Важнейшее направление в просветительской философии представлено материалистической школой. Ее зачинатель — врач Жюльен ОфреЛаметри (1709— 1751), автор медицинских и философских трудов. Смелый атеизм Ламетри вызвал ярость церковных и светских реакционеров. Философ вынужден был бежать из Франции и умер в изгнании.
Дальнейшее развитие французского материализма связано с деятельностью Дени Дидро (1713—1784), Этьена Бонна Кондильяка (1710—1780) и Поля Гольбаха (1723 — 1789). Расцвет деятельности французских материалистов относится к 50—60 гг. XVIII в. и тесно связан с изданием «Энциклопедии наук, искусств и ремесел» в 33 томах, которая стала идейным средоточием всего лагеря просветителей.
XVIII в. характеризуется одновременным развитием науки и техники. Становится научной дисциплиной политэкономия благодаря Адаму Смиту и французским физиократам. Наука все больше связана с производством, техникой, получает ускоренное развитие. Лавуазье, так же как Ломоносов в России, заложил основы химии как современной науки. Создаются новые машины, подготавливающие переход к индустриальному веку.
Западноевропейская общественная мысль продолжает развиваться под знаком просветительских идей. Утверждается могущество разума, широкое распространение получает критика сословных предрассудков и церковного обскурантизма. Большое значение приобретает обмен между странами философскими, научными, эстетическими идеями. Французский язык становится языком международного общения просвещенных слоев общества. В большинстве стран складывается интеллигенция, представляющая интересы непривилегированных классов, что способствует формированию более широкого представления о единстве культуры человеческого общества.

Литература и музыка

Свернутый текст

В XVIII в. берет начало процесс решительного изменения в соотношении видов и жанров искусства, получивший завершение в следующем столетии. Возрастает удельный вес литературы и музыки, достигающих той ступени художественной зрелости, которую живопись обрела уже в XVI—XVII вв. Литература и музыка постепенно начинают приобретать значение ведущих видов искусства. Дополняя друг друга, они удовлетворяют потребности времени в эстетическом осознании жизни, ее движения и становления.
Развивается проза как жанр, который стремится показать судьбу отдельного человека в ее сложном развитии во времени, в запутанных отношениях с социальной средой либо рисующий широкую картину быта и нравов эпохи, решающий коренные вопросы о месте и роли человека в жизни общества. Таковы, несмотря на различие почерков и стилей, «Хромой бес» Лесажа, «Манон Леско» Прево, «Кандид» Вольтера, плутовские романы Филдинга, «Сентиментальное путешествие» Стерна, «Страдания молодого Вертера» и «Вильгельм Мейстер» Гете. Жанр романа, дающий универсальную картину мира, развивается особенно плодотворно.
Потребность в поэтическом, эмоционально-целостном выражении душевного мира человека, раскрытии его непосредственного мироощущения и мировосприятия в развитии, противоречиях и цельности предопределили расцвет музыки как самостоятельного вида искусства. Создание в XVIII в. Бахом, Моцартом, Глюком, Гайдном таких музыкальных форм, как фуга, симфония, соната, раскрыло способность музыки передавать тончайшие нюансы и процесс становления переживаний человека.
Значительны в XVIII в. успехи театрального искусства, драматургии, тесно связанной с литературой. Для нее характерен отход от традиций классицизма к реалистическим и предромантическим творческим направлениям. Характерной чертой культуры этого времени является пристальное исследование основных вопросов эстетики театра, природы актерского мастерства и освещение общественно-воспитательной роли театрального искусства.

Изобразительное искусство и архитектура

Свернутый текст

XVIII в. — век портрета, но уже на новом витке развития культуры. Мастера XVIII в. создали искусство утонченное, дифференцированное, анализирующее тончайшие нюансы чувств и настроений. Изящная интимность, сдержанная лиричность, вежливо-беспощадная аналитическая наблюдательность — таковы художественные особенности портретов Латура, Гейнсборо, Гудона. Умение передать тончайшие оттенки настроения, подметить характерное отличает галантные празднества и жанровые сценки Ватто, Фрагонара, скромные бытовые мотивы Шардена, городские пейзажи Гварди. Эти качества художественного восприятия жизни впервые с такой последовательностью утверждались в искусстве, но ценой частичной утраты художественных завоеваний прошлого.
Живопись теряет универсальную полноту охвата духовной жизни человека, какая была у Рубенса, Пуссена, Рембрандта, Веласкеса.
Круг эстетических потребностей XVIII в. наиболее полно раскрывался в изобразительном искусстве, архитектуре, в литературе и музыке. Проблема удельного веса изобразительных искусств и архитектуры в художественной культуре человечества со всей остротой будет поставлена лишь в эпоху расцвета капитализма.
Формирование новой культуры происходит весьма неравномерно в различных странах. Например, в Италии, лишенной национального единства, продолжается развитие традиций XVII в. Во Франции XVIII в. начинается печально-мечтательным изящным искусством Ватто и завершается революционным пафосом полотен Давида, приобретая сознательную гражданскую направленность.
В Испании творчество молодого Гойи противостоит классицизму страстным интересом к ярким, характерно выразительным сторонам жизни и предваряет переход изобразительного искусства к реалистическому романтизму XIX в.
В XVIII в. сокращается церковное зодчество и возрастает объем гражданского строительства. Архитектуру характеризует стиль позднего барокко — еще более динамически усложненного, декоративно-перегруженного, менее величавого и монументального. Дальнейшее развитие претерпевает и классицистическое направление. Во Франции был создан ряд блестящих ансамблевых решений (площадь Согласия в Париже), представляющий переосмысление в духе классицизма принципов планировки городского ансамбля. Зарождается интерес к более интимной трактовке архитектурного образа отдельного особняка, более комфортабельного, элегантного. Это приводит к сложению принципов искусства рококо, более камерного, чем барокко. Рококо в архитектуре проявило себя главным образом в области декора, плоскостного, легкого, капризно-прихотливого, изысканного.
Живопись и скульптура в стиле рококо носили чисто декоративный характер и служили вместе с декоративно-прикладным искусством для оформления интерьера. Искусство рококо, более интимное, рассчитанное на украшение досугов чуткого к «изящному», обладающего изысканным вкусом частного человека, определило создание стиля живописи дифференцированного в оттенках настроения, в тонкостях сюжетного, композиционного, колористического и ритмического решения. Искусство рококо избегало обращения к драматическим сюжетам, к познанию реальности и носило откровенно гедонистический характер, очень скоро выродившись в бездумно-поверхностное искусство представителей той части общества, которая исповедовала девиз Людовика XV: «После нас — хоть потоп».
Искусство XVIII в. завершается грандиозной эпопеей — творчеством великого испанца Франциска Гойи. Оно слито с испанской живописной традицией, с жизнью нации, но вместе с тем, в творчестве Гойи все обращено к человечеству и истории, все живет в атмосфере всемирной трагедии и общечеловеческой радости. Гойя стал великим художником уже в XVIII в., когда им были написаны и брызжущие радостью жизни народные сцены, и гордые темпераментные портреты. На самом рубеже XIX в. Гойя создал серию офортов «Капричос», где он бестрепетной рукой открыл миру те бездны, в которые не рисковали заглянуть, которые звучали подтекстом культуры XVIII в., о которых говорили шепотом. Но этот цикл был и прощанием с XVIII столетием. Творчеством Гойи, как и живописью Давида, открывается история искусства XIX и XX вв.

7

Феномен славянского барокко

Большинство славянских культур XVII — первой половины XVIII в. охватил стиль европейского Барокко. В нем выразилось ощущение новой эпохи: человек, поверженый в пучину бедности, войн, разрушений, из-за этого скорбящий и не видящий опоры в реальном мире, страстно устремляется к Богу. Этот порыв носит не только личностный, но и внешне торжественный характер. Отсюда необыкновенная пышность и эффектность этого стиля. Человек не утратил прежние гуманистические ценности, но заблудился в мировых противоречиях, в лабиринте которых разум оказался плохим проводником. В барокко соеди нены духовное и телесное, порыв к Богу с красивой мишурой украшений, страдание с праздничны, м весельем. Стиль сложный, иногда нарочито уложенный, но яркий и неповторимый. При дворах знати сложился свой, придворный вариант барокко, которому присущи светскость, символичность, выспренность и велеречивость.
В польской культуре барокко дало таких первоклассных поэтов, как Ян Анджей Морштын (1620—1693), Вацлав Потоцкий (1625—1696), композитор Марцин Мельчевский (?—1651). В живописи появился особый вид портрета — «сарматский». Это реалистические и в то же время парадные изображения польской шлятвы, считавшей себя потомками древних жителей Восточной Европы — сарматов. Возникла даже особая «сарматская» мода в одежде и прическах, подчеркивавшая мужественность во внешнем облике шляхтича-воина и утонченную сдержанную роскошь у дам. Архитектура этого времени богата великолепными костелами и дворца ми, самым знаменитым из которых стал королевский дворец в Вилянове.
Барокко в Чехии прославили поэт и композитор Адам Михна из Отрадовиц, архитекторы К. и К.И. Динценгоферы, скульпторы Ф.М. Брокоф, М. Браун, И.И. Платцер, живописцы К. Шкрета, П. Брандл, Я. Купецкий, композиторы Я.Д. Зеленка и Ф.К. Брикци. Живопись Карела Шкреты (1610—1674) получила мировое признание. Его друг Б. Бальбин посвятил ему похвальное сочинение, где с присущим ему патриотизмом восклицал: «Прага дала нам знаменитого, старым мастерам равного мужа, у нас рожденного, во всем свете и дома известного и за искусство свое повсюду ценимого». Прага украсилась необычайно великолепными храмами, изобилующими скульптурой, росписями и богатой декоративной отделкой. Знать стала строить дворцы во французском вкусе, некоторые из которых поражают сложной символикой своей планировки и оформления, включая садово-парковую скульптуру (замок Троя в Праге, Куке).

8

Музыка барокко

Художественный стиль барокко, пришедший на смену Возрождению во второй половине XVI века, необычайно ярко проявился в музыкальном искусстве. Внешняя театральность и помпезность эпохи выразилась в бурном развитии театральной музыки. Трагедии здесь заканчивались хорошо, душевные переживания сводились лишь к любовным конфликтам.
Однако для барокко характерно и пристальное внимание к внутренней, духовной жизни человека. А здесь все было не так гармонично, как в театре. Музыка прекрасно сумела отразить и эту сторону эпохи. Более того, именно музыканты XVII века пытаются выразить внутренние переживания человека. Причем, особенно сильно это стремление сказалось в культовой музыке. Теперь уже недостаточно рассматривать отношения всего человечества с Богом. Гораздо интереснее общение с ним отдельного индивида и его чувства по этому по поводу.
Пожалуй, главным предметом музыки барокко становится общение вообще. Музыкальное произведение должно было как бы давать модель такого общения. В обществе XVII века общение между людьми регулировалось правилами риторики и потому музыка барокко, отражающая этот слой жизни, крайне риторична. Однако общение с Богом уже не вмещалось в человеческие правила и должно было осуществляться по правилам особым, "душевным". Эти-то "правила душевные" и пытается найти культовая музыка барокко.

Свернутый текст

Таким образом, к XVII веку в мире музыки наметилось вполне четкое деление. Театральная музыка обслуживала, в основном, верхи общественной иерархии, придавала им соответствующий вид. Инструментальная и танцевальная музыка все больше становилась чисто светской и все больше освобождалась от сословных различий. И, наконец, культовая музыка совмещала в себе черты и той и другой. Из театра культовая музыка восприняла большие вокальные формы и драматическое развитие сюжета. От инструментальной музыки - риторические фигуры и чисто музыкальные (не связанные со словом) принципы развития музыкального материала.
Отражением этого деления в сфере музыкальных жанров стали: опера, фуга и оратория. Об опере разговор шел в очерке о музыкальном театре. Ораторию, в том числе и духовную (страсти, пассионы), современники часто воспринимали как оперу без костюмов и декораций. Впрочем, культовые оратории и пассивны звучали в храмах, где и сам храм и облачения священников служили и декорацией и костюмом.
Надо сказать, что оратория и была, прежде всего, духовным жанром. Само слово оратория ( ит. oratorio) происходит от позднелатинского oratorium - "молельня", и латинского ого - "говорю, молю". Зародилась оратория одновременно с оперой и кантатой, но в храме. Ее предшественницей стала литургическая драма. Развитие этого церковного действа шло в двух направлениях. С одной стороны, приобретая все более простонародный характер, она постепенно превратилась в комические представления. С другой стороны, стремление сохранить серьезность молитвенного общения с Богом все время толкало к статичности исполнения, даже при самом развитом к драматическом сюжете. Это и привело в конечном итоге к возникновению оратории как самостоятельного, сначала чисто храмового, а потом и концертного жанра.
В XVII столетии мы застаем уже два четко оформившихся вида оратории. Это оратория volgare - простонародная оратория, рассчитанная на широкую публику и близкая по стилю к ранней опере, и оратория latina- ученая оратория, ориентированная на аристократов. Лучшие образцы оратории в первой половине XVII века создали Дж. Кариссими, Д. и В. Маццокки, В. Грациани. Широко бытующие названия сочинений в жанре оратории во второй половине XVII века точно отражают двойственный характер культовой музыки барокко вообще: "componimento sacro", "cantata musicale", "dialogo", "dramma sacro", "dramma tragicum", "accademia spirituale". Известные композиторы А. Страделла, А Скарлатти, Г.Ф. Гендель, выбирали преимущественно библейские сюжеты или сюжеты из житийной литературы. Образы их ораторий обычно сильно героизированы или мистически отрешенны. Драматургически номера ораторий XVII века распадаются на две группы. В первую попадают повествовательные разделы, которые обычно назывались testo, textus, poeta, storico, historicus. Уже отсюда понятно, что это были в основном речитативные номера. Номера же с чистой кантиленой обычно представляли собой развернутые арии в сопровождении basso continue. В них проявляло себя отношение к только что рассказанному эпизоду сюжета. Basso continue (ит. "непрерывный бас") представлял собой интереснейшую практику второй половины XVII-XVIII века. Это время музыканты часто так и называют "эпохой Генерал-баса". Технику называли еще "цифрованным басом", так как реальная нотная запись представляла две строчки -вокальную и басовую, с подписанными под нижней строкой цифрами, обозначавшими тип того или иного аккорда. При исполнении музыкант (клавесинист или органист) расшифровывал эту цифрованную запись, переводя ее в ноты. При этом важен бьш лишь тип исполняемого аккорда, а вовсе не точное расположение в нем конкретных нот. Так, с одной стороны, исполнитель выполнял волю автора, а с другой, имел возможность в пределах данного аккорда свободно импровизировать.
В технике Генерал-баса написаны многие произведения И. Баха, Г Генделя, А. Корелли, А. Вивальди. Эта техника совершенно точ<то отражала отход музыкального мышления от полифонии, где каждый голос имеет самостоятельное значение и вполне независим от остальных. Полифоническое произведение в целом создавалось самрстоятельными независимыми голосами так же, как мир Возрождения - это сочетание отдельных ярких самостоятельных личностей. Барокко приносит иное ощущение мира и иное музыкальное воплощение этого ощущения.
Ведущим жанром в огромном творчестве Баха, одного из ярчайших представителей немецкого барокко, является духовная кантата. Первоначально этим термином (от итальянского cantare -"петь"), появившимся в Италии в XVII веке, обозначали чисто вокальную музыку, в отличие от сонаты (от итальянского sonare -"звучать"). В Германии, в отличие от Италии, долгое время бытовала исключительно духовная кантата. Тексты для своих сочинений немецкие композиторы заимствовали из Нового завета, протестантских хоралов. Иногда использовали и авторские поэтические тексты. Сами композиторы свои произведения кантатами не называли, предпочитая говорить о них, как о Kirchenmusik ("церковной музыке").
И.С. Бах создал пять больших годовых циклов кантат к разным датам протестантского церковного календаря. В этих произведениях для солистов, хора и органа (оркестра) напевные арии чередуются с речитативными диалогами и большими хоровыми построениями. Сам композитор тоже предпочитал не называть свои произведения кантатами. Так их назвали в изданиях Баховского общества, основанного в Лейпциге в 1850 году. Сам же Бах именовал их "концертами", "мотетами", "диалогами", в зависимости от специфики композиции.
Драматургические принципы, выработанные в кантатах, Бах блестяще претворяет в мессах и "Страстях". "Страсти", или пассионы (от латинского passionis - страдание) - это храмовое действо, основанное на евангельском сюжете о страданиях и смерти Христа. В церковный обиход "Страсти" вошли в IV веке, как торжественное чтение мессы на страстной неделе. С XIII века "Страсти" уже исполнялись несколькими священниками "по ролям". В XVII веке появились оригинальные "Страсти", в которых канонический евангельский текст бьш дополнен протестантскими песнопениями и свободными поэтическими фрагментами. При этом устанавливается их роль и место в общей композиции.
Основной сюжет, выраженный в евангельских стихах, речитативом рассказывает солист. Главные действующие лица, такие как Иисус, Петр, Пилат, так же вступают в речитативные диалоги. Хор выражает, как правило, сочувственное отношение толпы к происходящему. Солисты в ариях выказывают личное отношение к тому или иному эпизоду. И наконец, хор временами исполняет подобающий моменту трагедии хорал, поднимая рассказываемое событие до вселенского масштаба.
К лучшим достижениям этого сложного жанра относятся "Страсти по Иоанну" и "Страсти по Матфею" И.С. Баха.
С конца XVI столетия в музыке все более утверждается гомофония (от греч. homos - "один", и phones - "звук"). В этом роде многоголосия голоса подразделяются на главный (главные) и сопровождающий (сопровождающие). Естественно, что такой тип музыки мог сложиться и реально складывался лишь там, где голоса значительно отличались по тембрам друг от друга. Например, в едином хоровом звучании голоса столь тесно сливались, что выделить один из них не представлялось возможным. Потому до сих пор для хорового композитора естественным является полифоническое мышление. Ансамбли однородных инструментов также не давали повода для преимущественного выделения одного голоса. А вот пение в сопровождении какого-либо инструмента поневоле выделяло человеческий голос, делая его ведущим. К тому же этот голос нес словесный текст, конкретизируя содержание музыки. Потому его следовало аккуратно поддержать, и ни в коем случае не заглушить. Так постепенно возникала новая форма музыкального мышления.
В немалой степени этому способствовала практика исполнения вокальных произведений с аккомпанементом органа или клавесина. Человеческий голос невольно выделялся на фоне однородно-слитного звучания инструмента своей свободой и непринужденностью. А традиция поддерживать оперные или ораториальные речитативы звучанием клавесина или органа быстро привила вкус к такой музыке.
Далее историческое развитие главного голоса и голосов сопровождения пошло разными путями. Солирующий голос все больше выделяется своей яркостью, своеобразием. Композиторы стараются его сочинять по законам музыкальной мелодики с ее уравновешенными подъемами и спадами, яркой ритмической характерностью. Голоса же сопровождения все более и более теряли свою самостоятельность, превращаясь в некую общую звуковую массу, которая, однако, должна была быть как-то организована.
Организацию сопровождения очень скоро подсказали выдержанные аккорды в оперных речитативах и стройное звучание протестантских хоралов. Сопровождающие голоса начинают выстраиваться в аккорды (от среднее, латинского accordo - "согласовываю"), где гораздо важнее слитное "вертикальное" звучание, чем отдельный голос. Со временем каждый аккорд получает точное наименование, создается стройная система типов аккордов, основанная на закономерностях акустики. К середине XVIII века аккорд уже воспринимается как целостное неразделимое звучание. И нужна особая профессиональная тренировка, либо особое слуховое дарование, чтобы различить в аккорде отдельные звуки. В конечном итоге, эта общественно-слуховая практика приводит к возникновению особых "сонорных" звучаний, отличающихся друг от друга лишь качественной окраской. Но это уже практика музыки XX века.
Однако не все звуки в аккорде равноправны. Преимущественное положение, с точки зрения слуха, получают крайние звуки - самый верхний и самый нижний. Человеческий слух их выделяет четче остальных (средних голосов). Верхний голос, если он не самостоятелен, ощущается как мелодия. Нижний голос (бас) - как опора всего аккорда. Такой род организации музыкальной ткани называют "гомофонно-гармоническим", подчеркивая первенство (гомофонию) мелодии и слаженность (гармоничность) сопровождения.
Именно в период становления классической музыкальной системы и родилось знаменитое сравнение музыкального произведения с архитектурным сооружением. Возрождение, барокко и классицизм по-разному ориентировались на античную архитектурную конструкцию. Она состояла из массивной горизонтальной платформы, стройных вертикалей колонн, несущих на себе украшенный скульптурой антаблемент. Подобным образом строилось по вертикали и музыкальное произведение. На тяжелый малоподвижный бас, как на платформу, опирались столбы аккордов, неся, в свою очередь, на себе прихотливо развивающуюся мелодию.
Однако такой стройности и цельности гомофонно-гармоническая система достигла лишь к середине XVIII века. В XVII - первой половине XVIII века процесс ее становления еще не закончился. И в этот переходный момент рождается одно из музыкальных чудес - фуга (итал. fuga - "бег, бегство, быстрое течение"). Эта музыкальная форма вобрала в себя все полифоническое богатство, накопленное музыкальным Средневековьем и Возрождением. Потому, с одной стороны, это полифоническая форма, где ясная, четкая по структуре тема попеременно повторяется в разных голосах, ни один из которых не выделен. Но, с другой стороны, это форма уже перешагивает в гомофонно-гармоническую музыку, так как голоса сопровождения темы выстраиваются по законам чередования гармоний. Это объясняет тот факт, что полифоническая музыка Возрождения воспринимается нами сегодня с некоторым трудом, тогда как полифоническая музыка барокко - легко. В отличие от "строго полифонического стиля" Возрождения полифония барокко получила наименование "свободной полифонии".
Свой классический период фуга переживает в середине XVIII века в творчестве И.С. Баха и Г.Ф. Генделя. К этому времени складываются основные конструктивные части фуги. Классическая фуга состоит из трех разделов: экспозиционного (лат. expositio - "изложение, показ"), развивающего и завершающего. Наиболее четок по строению экспозиционный раздел. Здесь тема фуги (обычно очень краткая выразительная мелодия) последовательно проходит во всех голосах. Начинается фуга с изложения темы в одном голосе. Затем в другом голосе звучит "ответ", в то время как первый голос исполняет противосложение. Потом вступает третий голос с изложением темы, а в остальных звучит противосложение и т.д. Так голоса один за другим вступают в общее звучание. Постепенное вступление голосов и составляет экспозицию фуги. Затем, в развивающем разделе, тема проводится в разных голосах и в разных видах. Тема может звучать увеличенными длительностями, задом наперед (ракоход) или вверх ногами (инверсия). Но при этом чуткий композитор всегда оставляет характерные признаки темы вполне узнаваемыми для слушателя. Завершается же фуга разделом, в котором в измененном виде повторяется экспозиция.
Однако такую композицию мы уже встречали в строгой полифонии Возрождения, где весь эффект тоже был основан на постоянном звучании короткой темы в разных голосах. Однако там голос, ведущий тему, не получал никакого преимущества перед другими и тема должна была скорее угадываться слушателем, чем реально подчеркивалась композитором. Теперь же тема специально выделяется из массы сопровождения. Голоса же сопровождения мастерски составляют строго последовательно чередующиеся гармонии. Кроме того, в фуге есть целые построения, где тема не звучит. Здесь слушатель как бы отдыхает от постоянного и назойливого звучания темы. Эти построения, как правило, не содержат ясно выраженного тематического материала и являются лишь орнаментированной гармонической последовательностью.
Форма фуги в качестве высочайшей музыкальной формы барокко могла использоваться композиторами практически во всех жанрах музыки от небольших хоральных прелюдий до грандиозных ораториальных хоров.
Излюбленными музыкальными инструментами барокко становятся клавесин и орган. Именно эти инструменты сумели лучше других выразить сам дух этой глубокой и неуравновешенной эпохи. Стремление к бесконечному непрерывному звучанию органа сочеталось в музыкальном быту с отрывистым, все время прерывающимся звуком клавесина.
Барочный орган - это, прежде всего, архитектурное сооружение. Это огромное величественное здание, встроенное в храм, и поражающее нас еще до того, как мы услышали хотя бы один органный звук. Человек, в сравнении с органом, мал и тщедушен. Он кажется чуть ли не частью интерьера. Действительно, орган -единственный инструмент, внутрь которого можно войти.
Затем, орган - это машина более, чем любой другой инструмент. Недаром про исполнителей на органе чаще говорят, что они управляют инструментом, нежели играют на нем. Кроме того, каждый орган настолько индивидуален, что в музыкальном мире принято говорить "я слышал орган Домского собора в Риге", часто вовсе не упоминая исполнителя. Его роль кажется при этом весьма незначительной.
Помимо этого, игра на органе - очень нелегкое в физическом отношении занятие. Каждая клавиша органа среднего размера выталкивает палец исполнителя с "силой" не менее 100 гр. Мировые же стандарты и сегодня допускают гораздо больший вес, которым должен воздействовать органист на клавишу: от 150 до 250 гр. для мануальных клавиатур и от 2 до 2,5 кг для педальных. А если же несколько мануалов еще и связаны между собой специальным приспособлением так, что при нажатии одной клавиши оказываются нажатыми и другие на соседних мануалах, то станет понятно - исполнитель все время физически чувствует звук. Так обычным в ярких громких местах с нажатием клавишей всеми пальцами является давление на клавиши в несколько килограммов только руками.
Нелегким препятствием оказывается и наличие нескольких мануальных (ручных) клавиатур на органе. На больших органах их насчитывается до пяти. И если первый мануал располагается где-то на уровне коленей органиста, то пятый - на уровне его шеи. Понятно, что игра не на соседних мануалах (не дай Бог, на крайних) также представляет значительное физическое упражнение. А ведь при этом есть еще и педаль (ножная клавиатура).
Звук органа допускает бесконечное дление, ничем не прерываемое. Он достаточно однороден, так как, несмотря на все ухищрения, орган остается собранием деревянных и металлических труб. К этому остается добавить, что довольно гулкий звук органа надолго остается под сводами храма (или концертного зала), смешиваясь и сливаясь со следующими звуками. Это в значительной степени "смазывает" детали исполнения, заставляя воспринимать органный звук целостно.
Все эти качества органного звучания и особенности игры на этом инструменте ведут к тому, что до сих пор мы воспринимаем органный звук обобщенно. Он часто нам кажется абстрактным звучанием, лишенным человеческой теплоты. Но зато в нем мы слышим отражение абсолютного, божественного, космического. Правда, первые отцы христианской церкви запретили орган как "инструмент варварский, которым язычники сопровождают свои бесовские игрища". Но к 600 году его "языческое прошлое" прочно забылось, и папа Виталий благословил его употребление во время церковных богослужений.
В эпоху же барокко орган переживает свой взлет именно как культовый инструмент. Церковь мыслит его средством для сплочения прихожан во время совместного пения. Именно так чаще всего использовался орган во время богослужений в Германии баховского времени. Инструмент, прекрасно имитирующий мощное хоровое звучание, помогал прихожанам петь хоралы. А чтобы напомнить им мотив хорала перед пением, органист играл хоральную прелюдию.
Да и сам органист часто воспринимав себя не только в качестве помощника на службе. В эпоху барокко столь насыщенную музыкальной риторикой, он начинал импровизировать на органе звуковые проповеди. Недаром, до сих пор клавиши управления органом называют не клавиатурой, а кафедрой. И с этой кафедры исполнитель не столько "играет на органе", скольку "управляет им". Дело еще в том, что органист лишен возможности непосредственно влиять на колебания воздушного столба в органной трубе. Воздух в трубы вдувается механически, при помощи насосов. Органист же (особенно в эпоху барокко) лишь управляет клапанами, открывающими и закрывающими доступ воздуха в органные трубы.
Что-либо менять в звучании инструмента исполнитель может лишь с помощью того или иного набора труб, создавая за счет их разного сочетания разнообразную смесь тембров. Такое управление осуществляется при помощи особых переключателей - регистров. Каждый такой переключатель связан с целым набором труб, включая заранее подобранные на органной фабрике тембры. Однако при исполнении сложного произведения управлять еще и регистрами практически некогда. И тогда органисту нужен помощник, вовремя переключающий регистры органа. Это еще больше отдаляет исполнителя от инструмента, делая игру на органу делом коллективным.
Иное дело клавесин. Это инструмент светского придворного этикета. И воспринимался клавесин в качестве камерного, личностного, чуть ли не интимного инструмента. Прямым предшественником клавесина был клавикорд. Механика здесь очень простая. По одной стороне клавиши ударяет исполнитель, а на другой стороне клавиши прикреплен небольшой металлический штырек -танген, который, в свою очередь, ударяет струну. Особенность клавикорда в следующем. Танген не отскакивает от струны (как молоток современного фортепиано), но остается все время прижатым к ней, пока на клавишу давит палец исполнителя. С одной стороны, это крайне неудобно. Для четкой игры нужна очень подвижная пальцевая техника. Но с другой стороны, такая механика дает возможность активно влиять на звук струны во время ее звучания. Можно, например, держа нажатой клавишу, слегка ее покачивать. Тогда танген начинает тереть струну, создавая характерное металлическое дрожание. Этот прием (нем. Bebung - "дрожание, трепетание") активно использовали композиторы и исполнители барокко.
Но не звук клавикорда с его металлическим призвуком стал основным препятствием для развития инструмента. Поскольку клавикорд изначально мыслился как инструмент аристократических гостиных, его делали очень небольшим. И для "удобства" сокращали число струн. На одной струне можно было взять несколько звуков. Для этого нажимали специальные педали, деля струны в определенных местах. Значит два звука, которые должны были быть сыграны на одной струне, одновременно взять было невозможно. К тому же, такая конструкция клавикорда требовала очень слабого натяжения струн, что тоже давало дребежжащий эффект в звуке и делало его очень негромким. И все же, многие композиторы барокко писали свои "клавесинные" пьесы именно для клавикорда, рассчитывая на возможность непосредственного управления звуком. Ведь клавесин почти исключал такую возможность.
Однако музицирование при больших дворах европейских королей и в гостиных, подражающих им вельмож, требовало звук сильный, яркий, полетный. Пусть даже при этом исчезнут самые тонкие и нежные детали звучания. И тогда взор музыкантов обратился к клавесину, известному уже с середины XIV века, но получившему широкое распространение лишь в эпоху барокко. Здесь звук получается защипыванием туго натянутой струны специальным язычком. Кроме того, каждый отдельный звук получал здесь свою собственную струну.
Каких только форм и названий для клавесина не придумывали в момент его наивысшего расцвета. В Италии его называют клавичембало (clavicembalo), или просто чембало (cembalo), во Франции - клавесин (clavecin), в Англии - арпсихорд (harpsichord), в Германии - кильфлюгель (Kielflugel), в России - клавицимбал. Инструменты треугольной или пятиугольной горизонтальной формы в Германии и Италии называли спинетами, во Франции - эпинетами. В Англии же возникла особая форма клавесина, в виде небольшого прямоугольного ящика - вёрджинел.
Поскольку, как и в органе, звук клавесина непосредственно неуправляем (исполнитель теряет с ним всякую связь сразу после нажатия клавиши), для изготовления этого инструмента используются многие приемы органного строительства. Все струны клавесина составлялись из нескольких полных наборов, разных по материалу, а значит, и по тембру. Меняя набор струн, исполнитель мог переходить от одного тембра звучания к другому. То есть приемы органной регистровки использовались и здесь. Обычно использовалось четыре комплекта струн: два настроенных в унисон, один - октавой выше и один - октавой ниже. Даже если все комплекты струн были изготовлены из одного материала и не меняли тембр инструмента, то и тогда включение и выключение дополнительных комплектов позволяло менять силу звука, которая от степени нажатия пальца исполнителя на клавишу не зависела.
Если употребление клавикорда почти всегда ограничивалось домашним музицированием, то клавесин быстро становится концертирующим инструментом. Его острый, резкий звук хорошо сочетался и с мягким звучанием деревянных духовых и с певучим звуком струнных. На нем было удобно показывать и подчеркивать ритм. И потому капельмейстер оркестра для управления коллективом часто садился за клавесин, поддерживая его звучанием гармонию и ритм исполнения.
Практически во всех европейских странах сформировались свои клавирные школы. Во Франции приемы и стиль галантной клавесинной игры перешли на этот инструмент от исполнителей на лютне. Главной во французской клавесинной школе стала танцевальная музыка, которая быстро оформилась в строго выверенную последовательность танцев и инструментальных картин, получив название французской сюиты (ordre - "порядок"). Создателем нескольких больших циклов таких сюит стал Ф. Куперен, музыка которого отличается необычайной точностью в передаче явлений окружающего мира.
Дж. Фрескобальди и Д. Скарлатти - крупнейшие представители итальянской клавесинной школы. Кстати показательно, что многие композиторы работали одинаково плодотворно и для клавесина и для органа, перенося приемы исполнения на одном инструменте в музыку для другого инструмента. Так Дж. Фрескобальди был известен своими вдохновенными органными и клавирными импровизациями. А Д. Скарлатти вошел в историю музыки как тонкий мастер старинной клавирной сонаты.

9

Славянские культуры во второй половине XVII-XVIII в.

XVII—XVIII вв. у зарубежных славян были эпохой, когда, утратив государственную независимость, они находились под политическим господством Османской империи и монархии Газсбургов. Дольше всех сохраняла свою независимость Речь Посполитая, но и она в результате внутреннего кризиса стала настолько слабой, что во второй половине XVIII в. не смогла сопротивляться натиску России, Австрии и Пруссии, разделивших между собой польское государство. С разделами Речи Посполитой с карты Европы исчезло последнее самостоятельное славянское государство (кроме Российской империи). В этих условиях основным выражением общественной жизни славянских народов стала культура. Несмотря на сильнейшее культурное влияние народов, подчинивших себе зарубежные славянские страны, их культура смогла не только выжить и подготовить расцвет национальных культур в XIX в., но и вобрать в себя мировые достижения культуры XVII—XVIII вв. Европейские художественные стили этого времени - барокко, затем классицизм—охватили и славянские культуры, которые внесли весомый вклад в художественную жизнь эпохи.

Свернутый текст

Противостояние государственно-политическому гнету обострило чувство патриотизма. Начавшееся со второй половины XVII в. национальное пробуждение, охватившее все славянские культуры, обусловило его национально-патриотический характер. Прошлое стало восприниматься как героическая эпоха государственного величия и расцвета культуры.
В тех исторических условиях, когда лишь Россия могла реально защитить южных славян от турецкого порабощения, вновь становятся актуальными идеи славянского единства, появляются политические проекты общеславянс ого государства. Особенно интересными были идеи Юрия Крижанича (1618—1683)— хорватского писателя и политического мыслителя, почти 20 лет проведшего в России. В своем главном сочинении «Политика» он ратовал за объединение всех славян под верховенством России и за церковное их единство. Под рясой священника-иезуита билось сердце славянского патриота. Однако его планы были настолько далеки от политической действительности, что проекты Крджанича не воспринимались всерьез. Сосланный царем в Тобольск, он пишет «Политику», где предстает как оригинальный мыслитель. Он дает глубокий анализ экономического положения России, ее торговли, ремесла, земледелия, подчеркивает роль армии для сохранения государственной независимости. Крижанич создает настоящий гимн просвещению и науке, выступает за создание школ, протестует против засилья иностранцев. Он даже самому царю дает советы, как следует управлять государством, говорит не только о правах, но и об обязанностях правителя перед народом. Покинув Россию, Крижанич на склоне лет включается в борьбу с Османской империей. Он погиб во время осады турками Вены в 1683 г. Крижанич писал свои труды на своеобразном «всеславянском» языке, частично им самим изобретенном. Он хотел быть понятным всем славянам, видя в создании такого языка путь к единой славянской культуре и единому государству.
Первые патриотические сочинения XVII—XVIII вв. главным образом воспевали красоту и богатства родной страны. В Чехии Богуслав Бальбин (1621-1688) написал сочинение «В защиту славянских языков, особенно чешского», в котором, кроме восхваления природы Чехии и обычаев ее жителей, отстаивал права чешского языка и сокрушался по поводу упадка некогда великого государства. Он горестно восклицал: «О, бедная Чехия! Своими же преданная и проданная! Никогда она так низко не падала».
В Венгерском королевстве прославился словак Матей Бел (1684—1749)—крупнейший ученый своего времени, член многих европейских научных обществ. Он занимался историей, экономикой, географией, этнографией, педагогикой; его называли «великим украшением Венгрии». Главная его заслуга состояла в том, что своими историко-географическими описаниями он пробуждал у словаков национальное самосознание, развивал у них чувство славянской общности и своего национального достоинства, что было крайне необходимо словакам, сформировавшимся как народ в условиях Венгерского государства.
В становлении самосознания у южных славян, находившихся под турецким гнетом, огромную роль сыграл болгарин Паисий Хилендарский (1722—1773) — автор знаменитой «Истории славяно-болгарской». Эта книга стала для болгар настольной. Огромными усилиями Паисия собраны буквально по крупицам — по старым рукописям и книгам — богатые сведения об истории болгарского народа. В противовес приверженцам греческой образованности, он выступил страстным защитником родного языка и национального достоинства. Он четко обозначит программу на будущее — развитие болгарского языка, борьба за независимость болгарского государства и церкви, всеобщее книжное просвещение. Хотя в сочинени и Паисия Хилендарского было немало черт, присущих средневековой литературе, оно явило собой новую эпоху и положило начало возрождению культурных и политических традиций болгарского народа.

10

Интеллектуальные течения эпохи Просвещения

Просвещение представляет собой не только историческую эпоху в развитии европейской культуры, но также мощное идейное течение, основанное на убеждении в решающей роли разума и науки в познании «естественного порядка», соответствующего подлинной природе человека и общества
Просветители выступали поборниками равенства всех перед законом, права каждого на обращение в высшие органы управления, лишения Церкви светской власти, неприкосновенности собственности, гуманизации уголовного права, поддержки науки и техники, свободы печати, аграрной реформы и справедливого налогообложения. Краеугольным камнем всех просветительских теорий была вера во всесилие разума.
Важнейшими представителями культуры Просвещения являются: Вольтер, Ж.-Ж. Руссо, Ш. Монтескье, К.А. Гельвеций, Д. Дидро во Франции, Дж. Локк в Великобритании, Г.Э. Лессинг, И.Г. Гердер, И.В. Гете, ф. Шиллер в Германии, Т. Пейн, Б. Франклин, Т. Джефферсон в США, Н.И. Новиков, А.Н. Радищев в России.
В разных странах эпоха Просвещения наступила не в одно и то же время. Первой в новую эру вступила Англия — в конце XVII века. В середине XVIII века центр нового мышления переместился во Францию. Просвещение явилось завершением мощного революционного всплеска, захватившего ведущие страны Запада. Правда, то были мирные революции: промышленная — в Англии, политическая — во Франции, фи-лософско-эстетическая — в Германии. За сто лет — с 1689 по 1789 год — мир изменился до неузнаваемости.

Свернутый текст

Великая промышленная революция в Англии и Великая французская революция послужили провозвестником нового порядка вещей, при котором движущей силой развития общества выступают научные и культурные идеи, а главным субъектом исторических преобразований, его зачинщиком является интеллигенция. С тех пор ни одного крупного события в Европе не проходило без руководящей роли или непосредственного участия именно этого слоя населения Просвещение создало новый тип людей — интеллигентов, людей науки и культуры Они рекрутировались из всех слоев общества, но прежде всего из третьего сословия, вышедшего на арену истории и заявившего о себе и в искусстве. Утверждение просветительных идей шло во многом от имени этого сословия.
Успехи Просвещения стали возможными только потому, что на историческую сцену вышла еще одна мощная социальная сила — класс буржуазии, который сыграл в интеллектуальной истории Европы двойственную роль: с одной стороны, буржуазия, привлекая в свои ряды людей энергичных, предприимчивых и интеллектуальных, выступила основным спонсором культуры, с другой стороны, ссужая деньги, она навязывала интеллигенции свои узкоутилитарные, приземленные цели и идеалы, которым часто приходилось соответствовать интеллигенции. Иными словами, буржуазия поддерживала и приземляла культуру одновременно. Завершилось все это тем, что на исторической сцене появился новый тип культуры — массовая культура, которую нередко именуют вульгарной, пошлой, буржуазной. Но иначе и быть не могло: аристократия и дворянство давно уже имели свою собственную культуру — высокую культуру, еще раньше народ создал свою форму культуры, народную, и только буржуазия оставалась не у дел. Таким образом, можно считать, что завершением эпохи Просвещения явилось, с культурологической точки зрения, возникновение массовой культуры. Ее следует считать низшим слоем буржуазной культуры.
В своих высших проявлениях буржуазная культура в XVIII столетии выразила себя через научную идеологию. В философии Просвещение выступало против всякой метафизики, способствуя развитию естествознания и вере в социальный прогресс. Эпоху Просвещения называют еще именами великих философов: во Франции — веком Вольтера, в Германии — веком Канта, в России — веком Ломоносова и Радищева.
Эпоха Просвещения явилась важнейшим поворотным пунктом в духовном развитии Европы, повлиявшим практически на все сферы жизни. Просвещение выразило себя в особом умонастроении, интеллектуальных склонностях и предпочтениях. Это прежде всего цели и идеалы Просвещения — свобода, благосостояние и счастье людей, мир, ненасилие, веротерпимость и др., а также знаменитое вольнодумство, критическое отношение к авторитетам всякого рода, неприятие догм — как политических, так и религиозных. Просветители происходили из разных классов и сословий: аристократии, дворян, духовенства, служащих, представителей торгово-промышленных кругов.
В каждой стране просветительское движение носило отпечаток национальной самобытности. В Англии философская программа Просвещения была сформулирована философом Джоном Локком (1632—1704), провозгласившим свод неотчуждаемых прав человека: права на жизнь, свободу и собственность.
Отвергая существование врожденных идей, он утверждал, что все человеческое знание проистекает из опыта, а в воспитании решающим фактором выступает среда.
Другой английский просветитель XVII века Томас Гоббс (1588—1679) увидел в геометрии и механике идеальные образцы научного мышления, а на природу смотрел как на совокупность протяженных тел, различающихся величиной, фигурой, положением, а не как на вместилище божественного разума.
Немалая заслуга в развитии нового взгляда на мир принадлежит шотландскому философу, историку, экономисту и публицисту Дэвиду Юму (1711 — 1776), обновившему науку о нравственности. По Юму, этика занимается мотивами поступков, которые в конечном итоге обусловливаются психологическими особенностями людей. Шотландия дала миру и другого великого мыслителя — экономиста Адама Смита (1723 — 1790), заложившего основы классической политэкономии.
Просвещение во Франции связано с именами Вольтера, Жан-Жака Руссо, Дени Дидро, Шарля Луи Монтескье, Поля Анри Гольбаха и др.
Французский просветитель, правовед и философ Монтескье (1689 — 1755) страстно выступал против абсолютизма, стремился вскрыть причины возникновения того или иного государственного строя, анализировал различные формы государства и формы правления. Его теория «разделения властей» оказала большое влияние на развитие конституционной мысли XVIII — XX веков.
Великий французский мыслитель, писатель и публицист Вольтер (1694 — 1778) выступал против абсолютной монархии и феодально-клерикального мировоззрения, его идеи сыграли большую роль в подготовке умов к Великой французской революции. Его роль в Просвещении определялась не столько политическими взглядами, сколько духом сомнения и скептицизма, который способствовал формированию молодого поколения вольнодумцев. На литературном поприще Вольтер проявил себя во всех жанрах — в трагедии, стихах, исторических сочинениях, философских романах, сатирических поэмах, политических трактатах и статьях.
Целый этап просветительского движения Франции связан с именем великого французского писателя и философа Ж.-Ж. Руссо (1712—1778). В «Рассуждениях о науках и искусствах» (1750) Руссо впервые сформулировал главную тему своей социальной философии — конфликт между современным обществом и человеческой природой. Он утверждал, что хорошие манеры не исключают расчетливого эгоизма, а науки и искусства удовлетворяют не коренные потребности людей, но их гордыню и тщеславие. В педагогическом романе «Эмиль, или о Воспитании» (1762) Руссо обрушился на современную систему воспитания, упрекая ее за недостаток внимания к внутреннему миру человека, пренебрежение к его естественным потребностям. В форме философского романа Руссо изложил теорию врожденных нравственных чувств, главным из которых он считал внутреннее сознание добра. Задачей воспитания он провозгласил защиту нравственных чувств от разлагающего влияния общества.
В сочинениях «Рассуждение о начале и основаниях неравенства...» (1755), «Об общественном договоре» (1762) Руссо выступал против социального неравенства и деспотизма властей. Государство, согласно Руссо, может возникнуть только в результате договора свободных людей. Заключая общественный договор, люди поступаются частью своих суверенных прав в пользу государственной власти, охраняющей их свободу и выражающей их общую волю. Но если государство перестает следовать общей воле, оно утрачивает нравственную основу своего существования. Идеи Руссо (культ природы и естественности, критика городской культуры и цивилизации, искажающих изначально непорочного человека, предпочтение сердца разуму) оказали влияние на общественную мысль и литературу многих стран.
Основатель и редактор знаменитой «Энциклопедии, или Толкового словаря наук, искусств и ремесел» (1751—1780), философ-материалист Дени Дидро (1713— 1784), как и Руссо, был неординарной личностью. В юности он был религиозен, часто постился и носил власяницу, а в 1726 году даже стал аббатом. В 1732 году он получил магистерскую степень на факультете искусств Парижского университета, подумывал сделаться адвокатом, но предпочел свободный образ жизни. Первое время Дидро зарабатывал переводами. Знакомство с исторической и философской литературой сделало его деистом, а затем убежденным атеистом и материалистом. Вольнодумные сочинения Дидро послужили причиной его ареста и заключения в Венсеннский замок (1749). Главным делом его жизни стала «Энциклопедия». В начале 40-х годов парижский издатель А.Ф. ле Бретон решил перевести на французский язык «Энциклопедию, или Всеобщий словарь ремесел и наук» англичанина Э. Чемберса. Но вскоре он и ставшие его компаньонами Дидро, Д'Аламбер (или аббат Де Гуа) отказались от публикации слегка измененной версии английского словаря и стали готовить самостоятельное издание. Дидро придал «Энциклопедии» тот размах и полемический запал, который сделал ее манифестом эпохи Просвещения.
На протяжении последующих 25 лет Дидро оставался во главе разросшейся до 28 томов (17 томов статей и 11 томов иллюстраций) «Энциклопедии». В ней сотрудничали помимо Дидро (он написал 6000 статей) и Д'Аламбера такие титаны Просвещения, как Руссо (написал 390 статей, прежде всего по теории музыки), Вольтер, Монтескье, Гольбах. Кроме того, статьи по конкретным разделам писали мастера и знатоки своего дела: скульптор Э.М. Фальконе, архитектор Ж.Ф. Блондель, грамматики Н. Бозе и С.Ш. дю Марсе, гравер и рисовальщик Ж.Б. Папийон, естествоиспытатели Л. Добантон и Н. Демаре, экономист Ф. Кенэ. Составители «Энциклопедии» получили название энциклопедистов. Итогом явился универсальный свод современных знаний.
Кроме работы над «Энциклопедией» Дидро с 1759 по 1781 г. делал регулярные обзоры по изобразительному искусству, которые помещал в «Литературной корреспонденции» — рукописной газете, рассылавшейся по подписке просвещенным европейским монархам. Екатерина II, едва вступив на престол, предложила Дидро перенести в Россию издание «Энциклопедии», испытывавшее немалые трудности во Франции. На протяжении XVIII века здесь вышли 25 сборников переводов из «Энциклопедии». В 1773 г. Дидро по приглашению Екатерины II посетил Россию, был избран иностранным почетным членом Петербургской Академии наук, а по возвращении домой написал ряд сочинений, посвященных перспективам приобщения России к европейской цивилизации1.
Появлению блестящей плеяды философов-просветителей предшествовал тот интеллектуальный переворот в умах европейцев, который совершили их великие предшественники, прежде всего французский философ Рене Декарт (1596—1650), нидерландский Бенедикт Спиноза (1632—1677) и немецкий Готфрид Вильгельм Лейбниц (1646—1716). Декарт являлся не только философом, но и выдающимся ученым — математиком, физиком и физиологом. Он заложил основы аналитической геометрии, дал понятия переменной величины и функции, ввел многие алгебраические обозначения, сформулировал закон сохранения количества движения, дал понятие импульса силы. Декарт считается автором теории, объясняющей образование и движение небесных тел вихревым движением частиц материи (вихри Декарта); ввел представление о рефлексе (дуга Декарта). Обыденное восприятие мира Декарт призывал подвергать сомнению, так как чувства могут быть обманчивы и лишь разум способен отличить истинное от мнимого. Именно разум (мышление), по убеждению ученого, служит исходной основой всякого познания. Этот вывод Декарт облек в формулу «Я мыслю, следовательно, я существую», — основной постулат рационализма — направления в теории познания, сторонниками которого выступили позже Спиноза и Лейбниц.
Согласно воззрениям Спинозы мир — закономерная система, которая до конца может быть познана геометрическим методом. Природа, пантеистически отождествляемая с Богом, — единая, вечная и бесконечная субстанция, причина самой себя. Все действия человека включены в цепь универсальной мировой детерминации. Его сочинения «Богословско-политический трактат» (1670) и «Этика» (1677) оказали огромное влияние на европейскую философию.
Великий немецкий философ Лейбниц представлял собой универсальный ум, он был первоклассным математиком, физиком и языковедом, в частности, он считается одним из создателей дифференциального и интегрального исчислений. Лейбниц предвосхитил принципы современной математической логики («Об искусстве комбинаторики», 1666). Реальный мир, согласно его учению, состоит из бесчисленных психических деятельных субстанций — монад, находящихся между собой в отношении предустановленной гармонии; существующий мир создан Богом как «наилучший из всех возможных миров». В духе рационализма он развил учение о прирожденной способности ума к познанию высших категорий бытия и всеобщих и необходимых истин логики и математики. По просьбе Петра I Лейбниц разработал проекты развития образования и государственного управления в России.
Философия Просвещения в Германии формировалась под влиянием Христиана Вольфа (1679—1754), систематизатора и популяризатора учения Г. Лейбница. Вольф впервые в Германии создал систему, охватившую основные области философского знания. Философ-рационалист был избран иностранным почетным членом Петербургской Академии наук (1725). Философия Вольфа и его школы господствовала в немецких университетах вплоть до появления «критической философии» И. Канта.
Родоначальник немецкой классической философии, профессор университета в Кенигсберге и иностранный почетный член Петербургской Академии наук Иммануил Кант (1724— 1804) сформулировал свою концепцию Просвещения как моральное и интеллектуальное освобождение индивида. На раннем этапе он разработал космогоническую гипотезу происхождения солнечной системы из первоначальной туманности. В зрелый период творчества создал «критическую философию» («Критика чистого разума», 1781; «Критика практического разума», 1788; «Критика способности суждения», 1790), где излагается учение о непознаваемых «вещах в себе» (объективном источнике ощущений) и познаваемых явлениях, образующих сферу бесконечного возможного опыта. Центральный принцип этики Канта, основанной на понятии долга, — категорический императив. Учение Канта об антиномиях теоретического разума сыграло определяющую роль в развитии европейской и мировой философии. Специалисты считают, что Кант произвел настоящую революцию в философии и социальных науках.
Его современник Готхольд Эфраим Лессинг (1729—1781) — поэт, драматург, теоретик искусства, литературный критик, философ — явился основоположником немецкой классической литературы. Отстаивая эстетические принципы просветительского реализма («Лаокоон», 1766), Лессинг развивал мысли о постепенном прогрессе морали, о необходимости продвижения человеческого рода к высшим ступеням духа. Он создал первую немецкую «мещанскую» драму «Мисс Сара Сампсон» (1755), просветительскую комедию «Минна фон Барнхельм» (1767).
Огромное воздействие на целую эпоху в истории культуры Германии и на развитие европейской культуры в целом оказало немецкое литературное движение 70—80-х годов XVIII века «Буря и натиск» («Sturm und Drang»; название по одноименной драме Ф.М. Клингера), заявившее о стремлении изменить моральные и общественные нормы. К нему принадлежали писатели и поэты Иоганн Готлиб Гердер (1744—1803), Якоб Михаэль Рейнхольд Ленц (1751—1792), Фридрих Максимилиан Клингер (1752—1831), Иоганн Антон Лейзевиц (1752—1806), Кристиан Фридрих Даниель Шубарт (1739—1791), Иоганн Генрих Фосс (1751 — 1826), Готфрид Август Бюргер (1747—1794), Иоганн Фридрих Шиллер (1759— 1805) и Иоганн Вольфганг Гёте (1749—1832) и др. Движение «Буря и натиск» противопоставляло рационализму Просвещения страсть, фантазию и образность. Оно требовало полной индивидуальной самореализации и отвергало любое угнетение Отвергнув нормативную эстетику классицизма, его представители отстаивали национальное своеобразие, народность искусства, требовали изображения сильных страстей, героических деяний, характеров, не сломленных деспотическим режимом.
Великий немецкий поэт, драматург и теоретик искусства Просвещения Фридрих Шиллер наряду с Г.Э. Лессингом и И.В. Гете явился основоположником немецкой классической литературы. Закончив военную школу, он изучал вначале право, а затем медицину. Его диссертация называлась «О связи животной природы человека и его духовности». На творчество Шиллера-художника огромное влияние оказала литература Просвещения. Мятежное стремление к свободе, утверждение человеческого достоинства выражены уже в юношеских драмах периода «Бури и натиска»: «Разбойники» (1781), «Заговор Фиеско» (1783), «Коварство и любовь» (1784). В 1788 году он стал профессором истории в Йенском университете. Познакомившись с Гете, Шиллер переехал в Веймар на постоянное жительство. Здесь были изданы и поставлены его льесы «Дон Карлос», «Мария Стюарт», «Орлеанская дева». Он является автором теории «эстетического воспитания» как способа достижения справедливого общественного устройства. Вдохновенное поэтическое творчество Фридриха Шиллера сделало его популярнейшим поэтом XIX века.
Особая роль в становлении немецкого Просвещения принадлежит великому поэту и писателю Иоганну Вольфгангу Гете. Он был крупным мыслителем и естествоиспытателем, иностранным почетным членом Петербургской Академии наук (1826), а начинал свой творческий путь с движения «Буря и натиск». К этому периоду относится его сентиментальный роман «Страдания молодого Вертера» (1774), который принес автору европейскую известность. В трагедии «Фауст» (1808—1832), итоговом произведении Гете, созвучном философским и научным поискам эпохи, с необычайной глубиной поставлен вопрос о смысле человеческой жизни, о соотношении научного познания мира и вечных ценностей бытия. Стремление к целостному видению мира характерно и для естественнонаучных трактатов Гете. Творчество Гете оказало существенное влияние на многих европейских художников XIX—XX вв., черпавших в его произведениях темы, сюжеты, мотивы для собственных книг, симфоний, кинофильмов.
Век Просвещения проходил в Европе под знаком научных открытий и философского осмысления перемен в обществе, которые должны были принести на-родам свободу и равенство, уничтожить привилегии Церкви и аристократии. Открытия XVII века в области естественных наук подтверждали мысль о том, что разум и научные методы позволяют создать истинную картину мира. Казалось, мир и природа организованы в соответствии со строгими и абсолютными законами. Вера в авторитеты уступила место последовательному скептицизму. Традиционную сословную структуру общества должна была сменить новая форма государства, основанная на власти разума и закона.
Эпоху Просвещения характеризует противостояние двух стилей-антагонистов — классицизма, основанного на рационализме и возвращении к идеалам античности и возникшего как реакция на него романтизма, исповедующего чувственность, сентиментализм, иррациональность. Сюда же можно добавить третий стиль — рококо, который возник как отрицание академического классицизма и барокко. Классицизм и романтизм проявили себя во всем — от литературы до живописи, скульптуры и архитектуры, а рококо — в основном только в живописи и скульптуре.

1 Карп С.Я. Дидро // Большая энциклопедия Кирилла и Мефодия / Отв ред Т Г. Музрукова М , 1997

11

Эпоха Просвещения в славянских странах

Вторая половина XVIII в. в Европе — это эпоха Просвещения, «век разума», время философов и экономистов. Если во Франции свет просвещения обернулся тьмой революции, то в славянских землях он осветил путь к борьбе за национально-государственную независимость. У славян эпоха Просвещения дала много положительного в общественном развитии. Прежде всего совершенствовалась система образования, особенно в землях, входивших в австрийскую монархию Габсбургов (Чехия, Венгрия со Словакией, Словения, Хорватия), постепенно становившуюся страной сплошной грамотности. Развивалась высшая школа. Особое распространение получила просветительская деятельность. Мироощущение людей XVIII в. значительно изменилось. Стали цениться практические, позитивные знания, возник своеобразный культ разума. Этот рационализм совпал с кризисом религиозного мировосприятия и церкви как общественного института. Поэтому просветители считали религию и церковь устаревшими, неспособными отвечать запросам общества. На их место ставилась наука и образование. Казалось, что научный взгляд на мир может объяснить все его явления, что все может быть познано путем логики и научных наблюдений. Это было великим завоеванием разума, поставившего человека, упоенного своими силами, в центр Вселенной. Культура Просвещения приобрела черты рациональности, некоторой сухости и умозрительности. Духовность сменилась рассуждением, эмоциональный порыв — системой доказательств, вера — научной убежденностью. Этому соответствовал стиль классицизма, на новом уровне возвращавшийся к наследию античности и Ренессанса. Ему присуща благородная простота и ясность форм.

Свернутый текст

Художественная культура второй половины XVIII в. в славянских землях довольно бедна. Гораздо богаче общественно-политическая мысль. В ней развиваются идеи просвещения общества, национально-освободительной борьбы (в Польше и Болгарии), развития национальной экономики, обличения церкви. Эпоха Просвещения выдвинула идею ревизии прошлого, поэтову с позиций разума происходит переоценка всех прежних ценностей и, в том числе и культурных. Искусство средневековья и барокко отвергается как «дикое», «варварское», основанное на суевериях. Одновременно свободомыслящий «просвещенный» философ, стремящийся разумом познать все существующее, стремился к социальным реформам, к переделке общества. То, что проекты, основанные только на рациональных схемах, не учитывают очень многого и могут привести к трагическим для общества последствиям, просто не приходило в голову. Собственно говоря, "век разума» оказался не до конца разумным. Понимание недостаточности одной только рациональности ощущалось уже некоторыми современниками. Как эмоциональное дополнение к сухой постройке классицизма родился сентиментализм, утверждавший ценность человеческих чувств, значение человека не только как носителя разума. Правда, этот мир чувств идеализирована облагораживался. В сущности человек в культуре эпохи Просвещения превращался в идеального героя, наделенного сухим разумом и чувствительной душой.
Классицизм в архитектуре славянских стран дал npeкрасный дворец в Лазейках в Варшаве. Вообще именно в Польше, которая в последнюю минуту перед крахом своей государственности осознала грозящую ей опасность и попыталась, хотя безуспешно, противопоставить ей идеи Просвещения, классицизм достиг значительного уровня. Писатель Игнацы Красицкий в своих сатирах и баснях бичевал польскую старину и бескультурье шляхты. Его лаконичный и свежий стиль, выразительный язык основывались на живой речи образованных людей. Многие строки его стихов стали крылатыми фразами. Были популярны и его нравственные романы. Юлиан Урсын Немцевич приобрел известность как автор политических стихотворений, проникнутых патриотическими идеями, и комедий на актуальные темы. До сих пор мировой славой пользуется «Рукопись, найденная в Сарагоссе» Яна Потоцкого, разоблачавшаяся средневековые суеверия, но в форме средневекового приключенческого романа.
Выдающимися польскими мыслителями были Сташиц и Коллонтай. Станислав Сташиц (1755—1826) был разносторонний ученым. В основных своих трудах «Предостережения Польше» и «Человеческий род» он критиковал феодализм, всевластие магнатов, выступал за общественное равенство, развитие ремесла и торговли обложение налогами дворянства. В области просвещения он ратовал за воспитание прежде всего патриота и гражданина, настаивал на удалении из школьных программ богословия и введении математики, географии, естественных наук и истории. Гуго Коллонтай (1750—1812) много сделал для реформы образования в Польше, участвовал в восстании под руководством Костюшко, за что 8 лет провел в тюрьме. В своем главном философском труде с характерным названием «Физическо-моральный порядок, или Наука о правах и обязанностях человека, вытекающих из вечных, неизменных и необходимых законов природы» он отстаивал материалистическую философию, утверждая, что «человек может быть уверен, что то, что он познал, есть так и в самой вещи».
Удивительно самобытным философом, писателем и поэтом был украинец Григорий Сковорода (1722—1794). Окончив Киево-Могилянскую академию, он отказался от духовного сана, избрав путь странствующего проповедника-философа. Стиль Сковороды близок народному «любомудрию». Его басни, притчи, беседы полны фольклорных и библейских образов. Недаром о себе он говорил: «А мой жребий с голяками». Всю жизнь Сковорода избегал того, что могло бы поработить его дух, волю к постоянному самосовершенствованию. Эти черты, а также цельность учения и образа жизни украинского философа высоко оценил Лев Толстой. Для Сковороды был важен принцип соответствия человека природе, принцип всеобщего согласия. «Истинное счастие»,— считал он,— живет во внутреннем сердце нашего мира, а мир в согласии с Богом. Чем кто согласнее—тем блаженнее». Сковорода глубоко понимал принципиальное единство мира, взаимную связь противоположностей. Он утверждал, что «одной вещи гибель рождает тварь другую», что «всемирный мир сей» вечен, что «мир в мире есть вечность в тлении, жизнь в смерти, восстание во сне, свет во тьме, во лжи истина, в плаче радость, в отчаянии надежда». Такие философские глубины оставались недоступными для мысли эпохи Просвещения. Всеединство у Сковороды напоминает нам некоторые черты философии Коменского (см. часть I, глава VIII) и предвещает развитие этой идеи в XX в. Также интересно учение Сковороды о трех мирах: большом, всеми видимом, малом, т.е. самом человеке, и символическом, божественном, невидимом. Сковорода был выдающимся писателем, мастером образного языка. В своих многочисленных сочинениях он осуществил принцип единства философского содержания и блестящей литературной формы изложения.
Вторая половина XVIII в. в музыке западнославянских стран дала много выдающихся имен. Поляк Ю. Козловский, автор полонезов и песен, внес большой вклад в русскую культуру. Широко известен «Полонез» М.К. Огиньского. Но подлинно изобилует выдающимися композиторами Чехия. Многие из них разъехались по всему миру, что принесло чешской музыкальной культуре общеевропейскую славу. Многие великие композиторы учились в Италии у падре (католического священника) Б.М. Черногорского. В Мангейме (Германия) возникла придворная капелла (оркестр), определившая своим стилем переход от барокко к классицизму в музыке. Руководителями капеллы, написавшими для нее множество сочинений, были чехи Я.В. Стамиц, Ф.К. Рихтер, К. Стамиц. «Божественным чехом» называли в Италии И. Мысливечека. Без этих композиторов не было бы Моцарта, кстати, очень высоко ценившего их творчество. Он даже посетил опасно больного Мысливечека, чтобы выразить свое почтение и душевно поддержать его. Семейство Бенда дало нескольких композиторов, прославившихся в Германии. Перу И.А. Бенды принадлежит «Ариадна на Наксосе», где он использовал новый прием — декламацию текста под аккомпанемент оркестра (этот редкий жанр в XVIII в. назывался мелодрамой). Прага была одной из музыкальных столиц мира. Пражане первыми оценили гениальность Моцарта, который в знак благодарности предоставил Праге право первой постановки «Дон Жуана», этой гениальной «игривой драмы», ставшей для потомков «оперой опер». В Чехии было прекрасно поставлено музыкальное образование, что обеспечивало высокий уровень чешских музыкантов, буквально наводнивших Европу. Даже возникла поговорка — «Что ни чех, то музыкант».

12

Славянские культуры Нового времени

Барокко в славянской культуре
Барокко распространяется от иезуитов. Это первый литературно-художественный стиль, который охватил всю Европу. Этот стиль существовал до середины 18 в., в некоторых уголках Европы он задержался дольше. Ему присуща: внешняя торжественность, помпезность, вычурность. Человек ищет внутренний свет, отсюда возникает и внутренняя динамика. Характер этого стиля подчеркнуто знаковый. Барокко - стиль глубоко религиозный, но его считали фальшивым, вычурным, неэстетичным. Он изображает, с одной стороны, глубокое чувственное наслаждение, а, с другой, подчеркивает бренность мира.
К славянам барокко приходит как стиль иноземный, его творцы часто не славяне по происхождению. Но позднее этот стиль становится своим, домашним. Во многом "лицо" западного региона формирует барокко. Также барокко оказывает влияние на Украину, Белоруссию, отчасти Болгарию. У славян оно сохраняется дольше, чем в Западной Европе. Особенно сильно барокко повлияло на крестьянскую культуру, мы можем говорить о сильном влиянии этого течения на народную культуру. Но в каждой из стран барокко обладает своей особенностью.

Чехия

Свернутый текст

Эта страна потеряла свою независимость, убыль населения составила 1/3, резко изменилась религиозная ориентация, Чехия была насильно рекатолицирована. В страну начался приток западноевропейского дворянства. Рекатолицизм сопровождался гонением на чешскую письменность, т.к. основные книги принадлежали не католическим авторам. Антонин Кониамош, образованный латинист, поэт, богослов, хвастался тем, что сжег многие чешские книги. Он боролся за искоренение чешской ереси.
Чешскую простонародную литературу создают иезуиты. Чешский язык приближен к живой речи, возникают чешские духовные песни. Иезуиты способствовали распространению чешской грамотности. Возникает получешская литература. В центре внимания обыденная жизнь. Письмак - так называли чешских грамотеев. Среди чешских иезуитов находились люди, сочетавшие католицизм и патриотизм. Один из них, Бруслав Бальбин, пишет трактат "В защиту славянских языков, особенно чешского"(17 в.). Он конфликтовал со своим иезуитским начальством.
Развивается барочная литература. Представитель народного барокко - Адам Михна, церковный органист, руководитель хора. Он писал духовные песни. Он близок к чешскому фольклору, но всецело в лоне католической церкви. Главная тема - смерть и, непременный элемент барочной литературы, моралите.
Коцманек писал маленькие сатирические пьесы, юмористическую прозу, но обязательно с моралите и резюме. Вечные темы: плут-лекарь, глупый крестьянин, чехи, которые берут себе немецкие фамилии и наоборот, муж, продавший свою жену-пьяницу богатому вдовцу.
В мировую культуру внесла огромный вклад архитектура, музыка Чехии эпохи барокко.
Чернинский дворец принадлежал графскому роду Чернинских. Он построен итальянскими архитекторами. Соответствует стилю итальянского раннего барокко.
Раннее барокко сменяется высоким барокко. Оно порождает ощущение неустойчивости. Этим подчеркивается тема бренности человеческого тела.
Крупным архитектором Праги был Динсенгофер, австриец по происхождению. Барочная архитектура готовит человека к богообщению. Создается ощущение единого храмового пространства.
Франтишек Канька создает интерьер Страговского монастыря в Праге. Барочная архитектура не могла пройти мимо наследия готики. Оно впитывает и достижения Ренессанса и достижения готики.
В 17 в. происходит новый расцвет чешской живописи. Карел Шкрета - один из величайших живописцев 17 в. Он учился в Италии, изучал новые технологии итальянской живописи. Создает картины на религиозные, исторические темы, пишет портреты. Цикл картин посвящен св. Вацлаву и сделан специально для вмонтировки в стену собора. В портретах он не идеализирует моделей.
Райнер, Виднер, Длишка - другие художники. Сюжеты - мученичество святых. В I пол. 18 в. крупнейший живописец Чехии - Петер Брандул. Он создатель мощных живописных образов пророков, святых. Также и портретист. Он наделяет своих святых и пророков простонародными чертами. Это как бы крестьяне рассуждающие о боге.
Ян Купецкий - самый высокооплачиваемый портретист своего времени.
Норберт Грунт писал картины на светские темы, пишет миниатюры. Передает свето-воздушную среду. Церковная живопись дает фрески и плафоны, оформляющие сакральное пространство.
В содружестве с архитекторами работает плеяда скульпторов, что дает единство и гармонию.
Броков - создатель больших патетических статуй для храмов, мостов, городских площадей и загородных вилл. Виртуоз в обработке мрамора.
Браун возвращает в скульптуре готические формы. Возвращается S-образная композиция. Это создает праздничную атмосферу. Скульптуры на Карловом мосту в Праге. Вершина творения Брауна - замок Кукс, выполненный по заказу графа Шпорко. Скульптуры остроумны, динамичны, но создается общее ощущение конца бытия. Фигуры полны символики, а в парке помещены наиболее оригинальные фигуры. Они сделаны из известняка, контуры скульптур оплывшие. Один из рельефов посвящен св. Губорту, покровителю животных.
В культуре Чехии 17 в. начинает распространяться культ Яна Непомуцкого, который видимо никогда не существовал. А был он привнесен иезуитами, дабы заменить культ Яна Гуса. Скульптуру Яна Непомуцкого устанавливали на каждой деревенской площади.
Культура чешского барокко полна противоречий и парадоксов.
Музыка принадлежала чехам. Все музыканты были чехами. В провинции также было много музыкантов, и они едут в другие страны.
Иван Прач (пол. 18 в. ) составил первый сборник русских народных песен.
Падре Черногорский жил в Италии и обучал музыке всех желающих. В Берлине жил Ян Дисмас Зеленка, которого сам Бах считал своим предшественником. Чешское музыкальное барокко не забывает о земных корнях, музыка лишена мистики, но возвышена и восторженна.
В развитие музыки в Европе (сер. 18 в.) внесла вклад Мангеймская капелла, руководителем которой был Ян Вацлав Станец. Она состояла на 90 % из чехов. Стилистически она определяла конец барокко и переход к классицизму. Этот оркестр был гордостью князя Мангейма. Оркестр умел делать резкие переходы от Форте к пьяно и наоборот. Во главу угла ставили эмоции, чувственный мир человека. Их музыка была всецело светская. Но и в каждом чешском поместье возникали свои оркестры. Т.о. музыкальная грамотность впитывалась чехами с молоком матери.
Ян (Штех) Пунто бежал от своего помещика и стал виртуозом игры на духовых инструментах.
Важная категория культуры барокко - ее театральность. Искусство чешского барокко - "праздник смерти", т.е. переход души от одного состояния к другому. Плоть есть выражение духовного, а вся внешняя патетика ведет к дематериализации, т.о. выражается победа духа над материей.
Влияние православного барокко укрепилось и в Москве. Белорусско-украинское барокко выполнило функцию моста. Митрополит Филарет долгие годы был в плену в Кракове и был знатоком и почитателем польской культуры.
Противостояли польской моде на Руси только раскольники и старообрядцы. Протопоп Аввакум ехидно высказывался о новых веяниях в культуре.

Польская культура 17 в.

Свернутый текст

Польское барокко - сарматское. В Европе было распространено понятие о поляках, как о наследниках древней цивилизации. Поляки - культурный форпост Европы, далее - дикая Россия и сарматская культура. В комплекс сарматизма входило также понимание поляков как культурного бастиона в Европе. Экспансия Польши на восток укрепляет понятие сарматизма. Прежде всего это рыцарь-воин и рачительный хозяин.
Для польского барокко характерна пышность, особая торжественность. Оно очень близко к народной культуре. Барокко во многом питается фольклором. В литературе это прежде всего эмблематичность. У поляков - геральдичность (т.е. описание гербов в стихах). Быдло - собирательное название не шляхтичей. Своеволие - бытовая сторона польского сарматизма.
Литература: Ян Анжей Морштек писал стихи галантного любовного содержания, присутствуют и сатирические мотивы. Но: нагромождение поэтических фигур, поэтических сложностей. Пан Твардовский - польский шляхтич. Это чрезвычайно примечательная фигура. Колдун, чернокнижник, алхимик, стихоплет. Пишет грандиозную хронику "Внутренняя война с казаками и с татарами, с Москвой, Венгрией и со Швецией" (1681). Виспасион Каховский - продолжатель традиций Яна Кохоновского. Пишет сборник "Польская псалмодия". Поляк - это значит католик. Его стихи патетичны, взволнованы, напоминают публичную речь оратора. Вацлав Потоцкий написал около 300000 стихотворений. Также писал изложение родов, описание гербов, романы, сатиры. Стихотворения переложены на польский язык. Дает перевод Евангелия, пишет исторические хроники в стихах. Сильна простонародная струя. Переходное звено от простонародной культуры к высокой. Пьянство входит в показатель удали поляка. Отражает прогрессивные социально-юридические взгляды. Главное - личные заслуги, а не родовитость.

13

Классицизм

Классицизм (от лат. classicus — образцовый) сложился в XVII веке во Франции, а в XVIII веке он превратился в международное явление, включив в свою орбиту, по мере распространения идей Просвещения, практически все европейские страны. Обращение к античному наследию как некой норме и идеальному образцу происходило в Европе не единожды. Очередная попытка могла ничем не завершиться, если бы ностальгия по великому прошлому не упала на подготовленную рационалистической философией почву. Основываясь на представлениях о разумной закономерности мира, о прекрасной облагороженной природе, классицизм стремился к выражению возвышенных идеалов, к симметрии и строгой организованности, логичным и ясным пропорциям, наконец, к гармонии формы и содержания литературного, живописного или музыкального произведения.
Иными словами, классицизм стремился все разложить по полочкам, для всего определить место и роль. Не случайно эстетическая программа классицизма устанавливала иерархию жанров — «высоких» (трагедия, эпопея, ода, история, мифология, религиозная картина и т. д.) и «низких» (комедия, сатира, басня, жанровая картина и т. д.). В наибольшей степени принципы классицизма выражены в трагедиях П. Корнеля, Ж. Расина и Вольтера, комедиях Ж.Б. Мольера, сатире Н. Буало, баснях Ж. Лафонтена, прозе Ф. Ларошфуко (Франция), в творчестве И.В. Гете и Ф. Шиллера (Германия), одах М.В. Ломоносова и Г.Р. Державина, трагедиях А.П. Сумарокова и Я.Б. Княжнина (Россия).

Свернутый текст

Для театрального искусства классицизма характерны торжественный, статичный строй спектаклей, размеренное чтение стихов. Часто XVIII столетие вообще называют «золотым веком» театра.
Основоположником европейской классической комедии является французский комедиограф, актер и театральный деятель, реформатор сценического искусства Мольер (наст, имя Жан-Батист Поклен) (1622—1673). Долгое время Мольер путешествовал с театральной труппой по провинции, где знакомился со сценической техникой и вкусами публики. В 1658 г. он получил разрешение короля играть со своей труппой в придворном театре в Париже. Опираясь на традиции народного театра и достижения классицизма, он создал жанр социально-бытовой комедии, в которой буффонада и плебейский юмор сочетались с изяществом и артистизмом. Преодолевая схематизм итальянских комедий дель арте (ит. commedia dell'arte — комедия масок; основные маски — Арлекин, Пульчинелла, старик купец Панталоне и др.), Мольер создал жизненно достоверные образы. Он высмеивал сословные предрассудки аристократов, ограниченность буржуа, ханжество дворян («Мещанин во дворянстве», 1670). С особой непримиримостью Мольер разоблачал лицемерие, прикрывающееся набожностью и показной добродетелью: «Тартюф, или Обманщик» (1664), «Дон-Жуан» (1665), «Мизантроп» (1666). Художественное наследие Мольера оказало глубокое влияние на развитие мировой драматургии и театра.
Наиболее зрелым воплощением комедии нравов признаны «Севильский цирюльник» (1775) и «Женитьба Фигаро» (1784) великого французского драматурга Пьера Огюстена Бомарше (1732—1799). В них изображен конфликт между третьим сословием и дворянством. На сюжеты пьес написаны оперы В.А. Моцарта (1786) и Дж. Россини (1816).
Классическая комедия развивалась также в Италии и Англии. И в XVIII в., несмотря на экономический спад, Венеция оставалась столицей карнавалов, театров и беззаботного веселья. В этом небольшом городе работало семь театров — столько, сколько в Париже и Лондоне вместе взятых. На венецианские карнавалы тогда, как и двести лет спустя, съезжались люди со всей Европы. Здесь творил Карло Гольдони (1707—1793), создатель национальной комедии. Он осуществил просветительскую реформу итальянской драматургии и театра, вытеснив искусственный жанр комедии дель арте реалистической драматургией, с живыми характерами, остроумной критикой пороков общества. Его перу принадлежит 267 пьес, в том числе «Слуга двух господ» (1745—1753), «Хитрая вдова» (1748) и «Трактирщица» (1753). Современником Гольдони был Карло Гоцци (1720—1806). Он писал сказки (фьябы) для театра с мотивами фольклора и элементами комедии дель арте: «Любовь к трем апельсинам» (1761), «Турандот» (1762) и другие о жизни театральной Венеции.
Крупнейшим английским драматургом XVIII века был Ричард Бринсли Шеридан (1751 —1816). Наибольшую известность получили его комедии нравов, прежде всего «Школа злословия», направленная против безнравственности «высшего» света, пуританского лицемерия буржуа.
Если Мольера называют основоположником классической комедии, то родоначальниками классической трагедии считают двух других французов. В пьесах Пьера Корнеля (1606—1684) и Жана Расина (1639—1699) строго выдержано золотое правило классической драмы — единство места, времени и действия. Язык героев их произведений проникнут пафосом и патетикой. В основе большинства пьес лежит трагический конфликт страсти и долга. В трагедии «Гораций» (1640) Корнеля развивается тема государства как высшего начала жизни (воплощение разума и общенациональных интересов). В трагедиях «Митридат» (1673), «Федра» (1677) Расина дано поэтическое изображение трагической любви и противоборства страстей в человеческой душе, утверждается необходимость следовать требованиям нравственного долга. Семья, государство и монархия, по Расину, незыблемы, верность им должен сохранять каждый гражданин. Французский театр эпохи классицизма, руководствуясь вкусом придворной публики, перенес на сцену идеалы абсолютизма, создал тип героя, который преодолевает самого себя, подчиняет свои чувства интересам государства, борется за честь и славу.
Строгие правила классицизма сформулировал французский поэт Никола Буало (1636—1711) в своем «Поэтическом искусстве», где он обобщил художественный опыт французской литературы XVII века.
Поэтика Буало оказала влияние на эстетическую мысль и литературу XVII—XVIII вв многих европейских стран, в том числе России.
В живописи тенденции классицизма намечаются уже во второй половине XVI века в Италии. Однако его расцвет наступил только во французской художественной культуре, где из разрозненных элементов он сложился в целостную стилевую систему. Основой теории классицизма был рационализм, опиравшийся на философскую систему Декарта. Принципы рационализма предопределили взгляд на художественное произведение как на плод разума и логики, торжествующих над хаосом и текучестью чувственных восприятий. Предметом искусства классицизма провозглашалось только прекрасное и возвышенное. Эстетическим идеалом служила античность. Наиболее ярко классицизм представлен работами французских живописцев и скульпторов Н. Пуссена, К. Лоррена, Ж.-Л. Давида, Ж.О.Д. Энгра и Э.М. Фальконе.
Иногда специалисты различают академический классицизм первой половины XVII века и неоклассицизм конца XVIII — начала XIX вв.
Представителем академического классицизма в живописи Франции являлся Никола Пуссен (1594—1665). Его заказчики принадлежали к кругу буржуазных интеллектуалов Парижа, увлекавшихся философией античных стоиков. Темы пуссеновских полотен разнообразны: мифология, история, Ветхий и Новый Завет. Герои Пуссена — люди сильных характеров и величественных поступков, высокого чувства долга. Пуссен явился создателем классического идеального пейзажа в его героическом виде. Пейзаж Пуссена — это не реальная природа, а природа «улучшенная», созданная художественным вымыслом живописца. Его картины, холодные, суровые, умозрительные, называли «замерзшими скульптурами». Образцом для них послужила античная пластика и мир античных героев. Клод Лоррен (1600—1682), в торжественных композициях которого «идеальные» пейзажи наполнены лиризмом и мечтательностью, считается одним из основоположников классицизма в европейском искусстве XVII века.
Через 100 лет к холодным и возвышенным идеалам античного искусства вернется другой знаменитый француз — живописец Давид (1748—1825). Возвращение классицизма получит наименование неоклассицизма. Сын крупного парижского негоцианта, Давид получает «римскую премию» как лучший ученик Академии, после чего уезжает в Италию знакомиться с памятниками античности. Будучи в Риме, он выработал строгий изобразительный стиль, основанный на тщательном изучении классической скульптуры. В «Клятве Горациев» (1784), заказанной Давиду Людовиком XVI, строго героическая интерпретация сюжета, взятого из римской истории, подчеркивает ее этическую направленность: братья Горации дают отцу клятву в верности долгу и готовности сражаться с врагами. Античной теме любви к родине посвящена известная картина Давида «Брут», на которой главный герой изображен в тот момент, когда он приказывает казнить собственных сыновей, узнав об их заговоре против государства. Давид — один из величайших исторических портретистов. Он завершает век старый (XVIII) и начинает новый (XIX).
Между двумя классицизмами — ранним (академическим) и поздним (неоклассицизмом) господствующие позиции занял стиль рококо.

14

Рококо

Рококо зародилось в XVII веке, а превратилось в господствующий стиль в XVIII. Пожалуй, это самый характерный для французов стиль, в нем сконцентрировались особенности национальной психологии, образ жизни и стиль мышления высшего класса. Рококо — порождение исключительно светской культуры, прежде всего королевского двора и французской аристократии. Термин «рококо», произошедший от французского «рокайль» (буквально: бриллиант и украшение из раковин), появился в конце XVIII века.
Искусство рококо построено на асимметрии, создающей ощущение беспокойства — игривое, насмешливое, вычурное, дразнящее чувство. Сюжеты — только любовные, эротические, любимые героини — нимфы, вакханки, Дианы, Венеры, совершающие свои нескончаемые «триумфы» и «туалеты». Для рококо характерен уход от жизни в мир фантазии, театрализованной игры, мифологических и пасторальных сюжетов, эротических ситуаций. Скульптура и живопись изящны, декоративны, в них преобладают галантные сцены. Статуэтки и бюсты предназначены для убранства интерьера. Стены обильно украшены лепниной, ажурным орнаментом, позолотой и мелкой пластикой, декоративными тканями, бронзой, зеркалами. Хрустальные люстры, изящная мебель с инкрустацией дополняли впечатление праздника. Мир миниатюрных форм нашел свое главное выражение в прикладном искусстве — в мебели, посуде, бронзе, фарфоре.

Свернутый текст

Рококо можно считать лебединой песней уходящей в историю феодальной аристократии. На смену ей шла буржуазия с новыми, более упрощенными интересами и грубыми художественными вкусами. Дворянская эпоха уходила красиво, создав неподражаемый стиль утонченной изысканности. В это время, т. е. со второй половины XVII столетия, Франция и королевский двор прочно и надолго занимают ведущее место в художественной жизни Европы.
Искусство и архитектура рококо отличались особой образностью и оригинальностью. Отвергнув принцип классицистической декоративности, новый стиль предложил взамен образ элегантной фривольности. Наибольшего блеска это искусство достигло во Франции. Людовик XIV (1643—1715) отошел от торжественной пышности барокко ради более непринужденного и гедонистического искусства. Были отвергнуты и строгие правила академического классицизма последователей Пуссена: придворная аристократия явно склонялась к темам чувственного удовольствия и любви к роскоши.
Выдающимся французским представителем рококо являлся Антуан Ватто (1684—1721). Им создано около 300 картин и рисунков. В бытовых и театральных сценах, галантных празднествах, отмеченных изысканной нежностью красочных нюансов, трепетностью рисунка, он воссоздал мир тончайших душевных состояний. Его картины изобилуют причудливыми украшениями, криволинейностью линий, завитками, словно напудренный парик знатной дамы или ее кавалера. Под влиянием мифологических «поэзии» Тициана и Веронезе он изображает мир покоя, идиллии, грез.
Другим ярким выразителем этого художественного стиля был Франсуа Буше (1703—1770). Сын орнаментщика и торговца эстампами, он сделал блестящую карьеру, стал «первым художником короля», директором Академии. Буше умел делать все: картины для богатых домов и дворцов, картоны для мануфактуры гобеленов, театральные декорации, книжные иллюстрации, рисунки вееров, обоев, каминных часов, эскизы костюмов. Но больше всего он прославился своими декорациями и портретами, которые по-домашнему просты и естественны. Игривая обнаженность, мягкие краски, сладострастные позы женских портретов передавали истинный дух искусства рококо, атмосферу томного гедонизма, царившую при Версальском дворе.

15

Общая характеристика культуры XIX века

Культура XIX в. является культурой сложившихся буржуазных отношений. К концу XVIII в. капитализм как система полностью сформировался. Он охватил все отрасли материального производства, что повлекло соответствующие преобразования в непроизводственной сфере (политике, науке, философии, искусстве, образовании, быту, общественном сознании).
Для культуры этого периода характерно отражение внутренних противоречий буржуазного общества. Столкновение противоположных тенденций, борьба основных классов — буржуазии и пролетариата, поляризация общества, стремительный взлет материальной культуры и начавшееся отчуждение личности определили характер духовной культуры того времени.
В XIX в. происходит коренной переворот, связанный с появлением машины, которая отдаляет человека от природы, ломая привычные представления о его главенствующей роли, и превращает человека в зависимое от машины существо. В условиях интенсифицирующейся механизации человек уходит на периферию духовной жизни, отрывается от духовных основ. Место ремесленного труда, связанного с личностью и творчеством мастера, занял монотонный труд.
Духовная культура XIX в. развивалась и функционировала под влиянием двух важнейших факторов: успехов в области философии и естествознания. Ведущей доминантой культуры XIX в. была наука.
Различные ценностные ориентации основывались на двух исходных позициях: установлении и утверждении ценностей буржуазного образа жизни, с одной стороны, и критическом неприятии буржуазного общества, с другой. Отсюда — появление столь несходных явлений в культуре XIX в.: романтизма, критического реализма, символизма, натурализма, позитивизма и т.д.

Особенности мировоззрения
Европейская культура XIX в. является отражением тех противоречивых начал, которые являет собой развитое буржуазное общество, но, тем не менее, она не имеет себе равных по глубине проникновения в бытие и духовный мир человека по творческому напряжению в науке, литературе, философии и искусстве.

16

Культура Западной Европы XIX в. (19 век)

Философия

Свернутый текст

В развитии философии XIX в. можно выделить три определяющих направления: классическая немецкая философия, диалектико-материалистическая философия, философия позитивизма.
Немецкая классическая философия представляет собой важнейшее достижение буржуазной философской мысли. Будучи идеологией исторически прогрессивной для своего времени немецкой буржуазии, она отражала как своеобразные условия развития капитализма в Германии конца XVIII — начала XIX вв., так и крупнейшие социально-экономические изменения, происходившие в более развитых странах Европы.
Формирование немецкой классической философии происходило под влиянием революционных преобразований во Франции, промышленной революции в Англии, особенностей социально-политической обстановки в Германии, которая находилась в экономическом застое. Философская мысль Германии отражала особенности мировоззрения своего времени и не представляла единого целого. И. Кант был дуалистом, И. Фихте — субъективным идеалистом, Ф. Шеллинг и Г. Гегель — объективными идеалистами, Л. Фейербах — материалистом и атеистом. Но их объединяла линия преемственности. Стержневой линией развития немецкой классической философии было исследование форм всеобщности, которые у Канта и Фихте рассматривались как формы мышления, у Шеллинга и Гегеля — как формы бытия, действительности, духовной реальности. Классическую немецкую философию объединяет идея развития, диалектика. Завершает классическую немецкую философию крупнейший материалист Л. Фейербах, философская система которого сложилась на основе гегелевской школы. Эта философия определила мышление века и стала методологической основой развития духовной культуры XIX в. Ее проблематика — это прежде всего проблемы человека, решаемые через создание системной картины мира. Системы отношений «мир—человек», предлагаемые немецкими философами, почти все (кроме идей Л. Фейербаха) идеалистичны в своей попытке раз и навсегда объяснить место и назначение человека. Огромное достижение немецкой классической философии — учение о развитии, диалектика, которая приобрела форму научного знания и стала методом исследования.
Значительный вклад в развитие культуры составляют марксистская философия и марксистская теория, наложившие свой отпечаток на философское и художественное мышление XIX в. В программном документе — «Манифесте Коммунистической партии» — было представлено новое миропонимание, распространяющееся на область социальной жизни. Творчески переработав идеи классической немецкой философии, английской политической экономии, французского и английского утопического социализма, Маркс и Энгельс открыли законы общественного развития, указали пролетариату научно обоснованный путь для улучшения условий его существования. Помимо этого, философия марксизма имеет историческое и культурологическое значение для развития любого научного исследования, в том числе и исследований в области культуры. На этой теории основывается метод диалектического материализма, универсальный метод исследования развивающегося природного, мыслимого или социального объекта. На основе этого метода реалистическое искусство обратилось к отражению противоречий внутреннего мира человека и его противоречивых связей с процессами общественной жизни. Судьба марксизма драматична, но его роль в культуре неоспорима.

Позитивизм

Свернутый текст

Позитивистское сознание сложилось под влиянием позитивистской философии. Конфликт гуманистических идеалов и прозаической повседневности вылился в признание научного факта. Позитивизм опирался на философию Нового времени, на программу практического господства науки как рациональной системы опытного достоверного знания, отбросив метафизические представления и став предтечей сциентизма. В развитии критических тенденций в культуре XIX в. было два этапа. Первый был связан с революционным движением, второй — с зарождением и распространением социалистических идей и духовным кризисом буржуазного общества, т. е. с неверием в возможность духовного прогресса, в осуществимость гуманистических идеалов. Все это привело к появлению пессимизма, апатии, безразличия, что нашло отражение в таких формах художественной культуры, как импрессионизм, натурализм, символизм, эстетизм и декаданс.
Импрессионизм сложился под влиянием позитивизма. Ориентируясь на точную фиксацию «факта» (момента в изображении действительности) и отказываясь от широких обобщений, мировоззрение импрессионизма не смогло обрести устойчивых схем. Это течение опиралось на новейшие научные открытия в области биологии, физиологии, физики и химии, в области изучения звуковых и зрительных ощущений.

Натурализм

Свернутый текст

В нем ярчайшим образом проявилось влияние позитивизма. Его кредо — «природа как она есть». Натуралисты отвергали произвол воображения и сравнивали творчество писателя и художника с трудом исследователей природы — естествоиспытателей. Результат такой деятельности — наблюдение сквозь темперамент. Буквальное отражение биологического аспекта человеческой жизни выразилось в профанации искусства, предопределившей ее скандальный успех в мещанской среде, в появлении эстетики «физиологического искусства».
Но самым существенным сдвигом в духовной культуре XIX в. и жизни общества было формирование романтизма, претендующего на целостное мировоззрение и стиль мышления наряду с другими — классицизмом и реализмом.
Романтизм — явление, порожденное буржуазным строем. Как мировоззрение и стиль художественного творчества он отражает его противоречия: разрыв между должным и сущим, идеалом и действительностью. Осознание нереализуемости гуманистических идеалов и ценностей Просвещения породило две альтернативные мировоззренческие позиции. Суть первой — презреть низменную действительность и замкнуться в скорлупе чистых идеалов. Суть второй — признать эмпирическую реальность, отбросить все рассуждения об идеальном. Исходным пунктом романтического мировоззрения является открытое неприятие действительности, признание непреодолимой пропасти между идеалами и реальным бытием, неразумности мира вещей.
Для него характерны негативное отношение к действительности, пессимизм, трактовка исторических сил как находящихся вне реальной повседневной действительности, мистификация и мифологизация. Все это побуждало к поискам разрешения противоречий не в реальном мире, а в мире фантазий.
Романтическое миропонимание охватило все сферы духовной жизни — науку, философию, искусство, религию. Оно выразилось в двух вариантах:
Первый — в нем мир представал бесконечной, безликой, космической субъективностью. Творческая энергия духа выступает здесь началом, созидающим мировую гармонию. Для этого варианта романтического миропонимания характерен пантеистический образ мира, оптимизм, возвышенные чувства.
Второй — в нем человеческая субъективность рассматривается индивидуально-личностно, понимается как внутренний самоуглубленный мир человека, находящегося в конфликте с внешним миром. Такому мироощущению свойственен пессимизм, лирически-грустное отношение к миру.
Исходным принципом романтизма было «двоемирие»: сопоставление и противопоставление реального и воображаемого миров. Способом выражения этого двоемирия был символизм.
Романтический символизм представлял органическое соединение мира иллюзорного и реального, что проявилось в появлении метафоры, гиперболы, поэтических сравнений. Романтизму, несмотря на тесную связь с религией, были присущи юмор, ирония, мечтательность. Образцом и нормой для всех областей искусства романтизм объявил музыку, в которой, по мнению романтиков, звучала сама стихия жизни, стихия свободы и торжества чувств.
Возникновение романтизма было обусловлено рядом факторов. Во-первых, социально-политическими: Французская революция 1769— 1793 гг., наполеоновские войны, война за независимость Латинской Америки. Во-вторых, экономическими: промышленный переворот, развитие капитализма. В-третьих, он формировался под влиянием классической немецкой философии. В-четвертых, сложился на основе и в рамках существующих литературных стилей: просвещения, сентиментализма.
Расцвет романтизма приходится на период 1795— 1830 гг. — период европейских революций и национально-освободительных движений, и особенно ярко романтизм проявился в культуре Германии, Англии, России, Италии, Франции, Испании.
Романтическая тенденция оказала большое влияние в гуманитарной области, а позитивистская — в естественно-научной, технической и практической.

Реализм

Свернутый текст

Термин «реализм» следует понимать двояко: как исторически определенное направление, тип художественного мышления и как правдивое, объективное отражение действительности (на языке того или иного искусства). Реализм эволюционировал, начиная с первобытных форм культуры. Как художественный метод реализм возник в недрах романтизма в первой трети XIX в., когда в Европе утверждается принцип правдивого изображения как оппонент романтизму.
Поэтому в реализме предметом изображения становится не мир фантазий и мечты, а современная действительность. Значение реализма в культуре трудно переоценить.
Критический реализм. Во второй половине XIX в. становится господствующим художественным мышлением и методом. Критический реализм вовсе не означает негативное отношение к действительности. Это форма оппозиции к существующей (господствующей) идеологии. Ведущая роль в критическом реализме принадлежит литературе. Реалистическое отражение действительности определяется не теми или иными приемами, а общим отношением к действительности, т. е. художественной правдой, которая включает в себя две стороны: правдивое отражение существующих сторон жизни и истинность, соответствие эстетическому идеалу. В первой половине XIX в. реализм функционировал в тесной связи с романтизмом.
Для культуры XIX в. характерны многостильность, борьба различных направлений, начало кризисных явлений. Принципиально меняется характер взаимодействия человека с окружающей действительностью: появляется созерцательное мироощущение, стремление к чувственному контакту с миром, причем в разных течениях это осуществляется по-разному. В натурализме — через фиксацию мимолетного, через индивидуальное впечатление. В импрессионизме — через передачу динамически наполненной жизни. В символизме — благодаря одушевлению внешнего мира, а в модернизме — благодаря созданию образов духа.

Необходимо отметить две важные черты культуры XIX в.:

Свернутый текст

1. Утверждение ценностей буржуазного образа жизни, что проявлялось в ориентации на потребление и комфорт, а в искусстве привело к появлению новых художественных стилей (ампир,академизм, псевдоромантизм и т. п.)
2. Совершенствование институционных форм культуры, т. е., объединение разрозненных прежде академических учреждений культуры: музеев, библиотек, театров, художественных выставок. Появилась художественная промышленность. Искусство превратилось в товар и структуру буржуазных экономических отношений.
Важнейшим достижением культуры XIX в. является появление искусства фотографии и дизайна. Развитие фотографии привело к пересмотру художественных принципов графики, живописи, скульптуры, соединило художественность и документальность, что не достижимо в других видах искусства. Основу дизайну положила Международная промышленная выставка в Лондоне в 1850 г. Ее оформление знаменовало сближение искусства и техники и положило начало новому виду творчества.
Очень важным фактом в культуре XIX в. явилась дифференциация художественной культуры на эстетику, художественную критику, историю искусств как отдельных областей гуманитарного знания.
XIX в. являлся веком взлетов и упадка, веком многостильности и противоречий, но он подготовил тот перелом в сознании и культуре человечества, который разделил традиции классической и современной эпох.

Литература

Свернутый текст

Основные направления в развитии литературы XIX в. — романтизм и реализм. Они возникли как результат общекультурных изменений, охвативших все сферы сознания, повлиявших на мировосприятие людей XIX в. и совершивших переворот в его культуре. Оба эти направления формируются и функционируют в непосредственной связи друг с другом.
Романтизм в Германии. Основные принципы литературной теории романтизма были сформулированы Ф. Шлегелем и Новалисом. Ф. Шлегель первым начал разрабатывать теорию романтической иронии, одного из самых блестящих и оригинальных творений романтического гения. Эстетические взгляды Новалиса выражены в теории искусства, которое должно соединять реальное с идеальным, должно стремиться к универсальности. Особое место в романтической литературе Германии принадлежит Генриху Клейсту, Эрнсту Гофману.
Реализм в Германии. Проявился не столь ярко, как в других европейских странах, но среди представителей этого направления стоит назвать Генриха Гейне (1797—1856), Георга Бюхнера (1813—1856), которые стремились к некой идеализации действительности.
Романтизм в Англии. Самой яркой фигурой среди романтиков Англии следует считать Джорджа Гордона Байрона (1788—1824), одного из величайших поэтов-лириков в мировой литературе. К числу выдающихся английских романтиков принадлежат Перси Шелли (1792—1822) и Вальтер Скотт (1871 —1892). Английские романтики утверждали оптимизм, пафос борьбы против тирании и религиозного фанатизма, в их произведениях ярко проявляются эпическое начало, страстная публицистичность, реалистические тенденции.
Реализм в Англии. Отличается большим своеобразием — ярко выраженным дидактизмом и критическим реализмом. Самыми знаменитыми английскими писателями-реалистами были Чарльз Диккенс (1812—1870), Вильям Теккерей (1811 —1863). Романтическое направление в английской литературе представлено творчеством сестер Шарлотты и Эмилии Бронте.
Романтизм во Франции. На его развитие повлияли Великая Французская революция, классицизм и Просвещение. Возникновение романтических идей связано с именами Ж. де Сталь, Ф. Р. де Шатобрианом. Вершину французского романтизма составляет творчество В. Гюго, П. Мериме, Ж. Санд, и др. В их произведениях романтическая эстетика сочетается с тонким психологизмом и силой характеров.
Реализм во Франции. Проходит в своем становлении несколько этапов и характеризуется мгновенным откликом на значительные события общественной жизни. Творчество Стендаля, Оноре де Бальзака, Постава Флобера можно отнести к наиболее ярким проявлениям реализма во Франции.

Образование

Свернутый текст

В XIX в. возник новый взгляд на процесс образования. Песталоцци выдвинул идею развивающего обучения. Такой вид обучения призван побуждать детей к самостоятельному развитию. Суть развивающего обучения — в тесной связи умственного образования с нравственным воспитанием. Важнейшее положение педагогики Песталоцци — соединение обучения с производственным трудом.
Выдающийся немецкий педагог А. Дистервег высказал идею общечеловеческого воспитания, в основе которого лежат принципы природосообразности, культуросообразности, самодеятельности. Нужно прислушиваться и внимать голосу природы, действовать с ней в союзе. Нужно учитывать условия, место, время рождения и жизни человека.
Нужно развивать творческую активность, направленную на служение красоте, добру, истине.
Постепенно сложилась система дидактических правил и закрепилась основа дидактики развивающего обучения.

Научные и технические достижения

Свернутый текст

Научной революции XIX в. предшествовали выдающиеся открытия в науке XVII—XVIII вв. и становление ее как социального института. Благодаря трудам Н. Коперника, Г. Галилея, Ф. Бзкона, Р.Декарта, И. Ньютона, И. Кеплера сформировалась новая картина мира. Появление экспериментального знания и рационалистического типа мышления способствовало последующему ее упорядочиванию в XIX в. Она становится научной системой, изучающей процессы происхождения и развития предметов явлений, организмов и их связей. Принципиально новым являлось утверждение идеи развития и принципа взаимосвязи в природе, т. е. к появлению принципов диалектики в научном исследовании. Научный эксперимент в механике привел к установлению связи науки и производства. На базе механики, физики и математики разрабатывалась техника и технология.
Наука XIX в. ознаменована революцией в химии. Открытия в этой области привели к появлению химической статистики Дж. Далтона, который показал, что каждый элемент природы составляет совокупность атомов, строго одинаковых между собой и обладающих единым атомным весом. Благодаря этой теории в химию проникли идеи системного развития процессов. И. Берцелиус открывает закон кратных отношений и распространение его на органические вещества, что помогло установить наличие связи между предметами органического и неорганического мира. В 1828 г. Ф. Веллер разработал процесс получения мочевины из неорганических веществ, что подтвердило на практике эту связь. Благодаря получению неорганическим путем таких соединений, которые до того времени вырабатывались только живыми организмами, было доказано, что законы химии имеют ту же силу для органических тел, что и неорганические.
Важным открытием XIX в. является закон о клетке и клеткообразовании Т. Швенна и М. Шлейдена, создавших клеточную теорию и указавших на единство клеточной структуры растений и животных в 1838—1839 гг.
Идеи М. Ломоносова о сохранении и превращении энергии были закреплены открытиями Р. Мейера, Дж. Ленца, У. Грова. Закон был открыт в разных сферах природы. В основе открытия этого закона лежало признание единства количественных и качественных сторон движения материи. Его по праву можно считать вторым великим открытием XIX в.
Третье великое открытие XIX в. связано с именем Ч. Дарвина, издавшего в 1854 г. книгу «Происхождение видов», где была обоснована эволюционная теория. Теория естественного отбора, в ходе которого выживают сильнейшие организмы, постоянно враждующие между собой и передающие затем свои особенности по наследству, привела в дальнейшем к появлению направления генетических исследований. В природе происходит сложный процесс, представляющий взаимодействие трех моментов: борьбы за существование, изменчивости, наследственности. Теория Дарвина доказывает, что все виды животных и растений связаны между собой генетически по своему происхождению находятся в состоянии постоянного изменения и развития.
Научные открытия XIX в. составили огромный по своим масштабам комплекс знаний, имеющих чрезвычайную глубину и пространство для дальнейших исследований. Это способствовало изменению мировоззрения и изменило многие косные взгляды на природу и ее связь с человеком, породило новый способ мышления — диалектико-материалистический.

Искусство

Свернутый текст

В искусстве XIX в. необходимо выделить несколько художественных направлений, связанных с развитием всей культуры.
Романтизм в искусстве и литературе имеет общие свойственные черты: неприятие современной им буржуазной, мещанской действительности, противопоставление прозе существующего мира мир идеального. Это противопоставление осуществлялось присущими разным видам искусства собственными способами выразительности. Например, противопоставление дня, наполненного суетой, привело поэтов, музыкантов и живописцев к поэтизации ночи, этого странного, порой ирреального мира, живущего по своим законам. Ночной жанр становится любимым в творчестве художников-романтиков. Иногда лирика ночи отступает перед ужасом мрака Неприятие жизни и действительности рождает мотив ухода, бегства от жизни, которое выражается в разных формах, в том числе в жанре путешествия, скитания, чаще всего на Восток. Тема смерти приобретает особый смысл. Излюбленная тема романтиков — герой-бунтарь, трагическая борьба, смятение бурных чувств. Портретная живопись приобретает особое значение. Художники стремятся изобразить внутреннюю работу мысли, самоуглубление, чувственную индивидуальность. Образы бурной природы позволяют аллегорически передать задуманное. Тема героической борьбы со стихией, отчаянное напряжение, порыв — общие для романтиков европейских стран. Стремление глубже узнать тонкости человеческой души рождает темы трагедии сломленной судьбы, больной души, отчаяния. Наиболее яркими представителями французской школы являлись Э. Делакруа, Т. Жерико.
Романтизм нашел отражение и в пейзажной живописи, передающей особое настроение, вдохновение от созерцания родной природы. Это прежде всего характерно для английского искусства, яркими представителями которого являлись Дж. Констебль, Дж. Тернер, Р. Бенингтон.
Реализм. История реализма как направления в искусстве связана с пейзажной живописью Франции, с так называемой барбизонской школой. Барбизон — деревня, куда съезжались художники для написания сельских пейзажей. Они открыли красоту природы Франции, красоту труда крестьян, что явилось освоением реальности и стало новизной в искусстве. К барбизонской школе относится творчество Т. Русо, Ж- Дюпре, Ш. Добиньи и др. Близко к ним по тематике стоят К. Коро, Ж- Милле. Главой реалистического направления стал Гюстав Курбе. Исторические события, происходившие во Франции начиная с революции 1830 г. и кончая Парижской коммуной, франко-прусской войной, нашли отражение в творчестве художника-графика Оноре Домье. Его творчество получило популярность благодаря появлению литографии, т. е. возможности тиражирования графических произведений искусства.
Импрессионизм. Название этого течения происходит от французского слова, означающего «впечатление». История жанра берет начало из творческих исканий и реалистов и романтиков. Сущность импрессионизма состоит в стремлении передать непосредственное впечатление от окружающего мира. Живописными средствами художники стремились передать неповторимость и иллюзию света, воздуха, воды, цвет во всей его чистоте, тонкие нюансы световоздушной среды. Живопись раздвинула рамки пространства, «открыла окно» в природу со всеми неповторимыми и мимолетными ее изменениями. Основоположником направления был Эдуард Мане, но признанным его лидером стал Клод Моне. Выдающимися импрессионистами были О. Ренуар, Э. Дега, А. Сислей, К. Писсаро, позже — П. Сезанн, В, ван Гог и очень близок к ним по характеру творчества был скульптор О. Роден. Импрессионизм положил начало новому восприятию окружающего мира, позволил ощутить прелесть каждого мгновения жизни и оказал огромное влияние на появление новых направлений в искусстве.
В целом культура Западной Европы в XIX в. складывалась как культура индустриального общества со всеми присущими ей характеристиками и оказала влияние на дальнейшее его формирование.

Характерные черты индустриального буржуазного общества

Свернутый текст

В зависимости от контекста индустриальное общество может обозначаться как «буржуазное», «капиталистическое», «технически развитое», «современное» и т п. Реально функционирующая индустриальная система совмещает в себе его различные начала и уклады. В силу этого термин «индустриальный» принимается как обобщающий многообразие социально-экономических вариантов современного общества.
Самая характерная черта индустриального общества состоит в том, что в нем производство основано на преобладании накопленного труда (капитала) над живым трудом. Накопленный труд принимает форму средств производства — технологий, орудий труда, ресурсов и т п , закрепленных в виде собственности любого типа. Труд носит квалифицированный и специализированный характер, развитое производство означает высокую степень разделения труда
Вторая важнейшая характеристика индустриального общества, на которую обращали внимание и К. Маркс, и Э. Дюркгейм, и М. Вебер, заключается в глубокой раздвоенности и противоречивости принципов его социальной организации.
* в противоречии между все более углубляющимся разделением труда или усилением различий между разными частями общества и потребностью в поддержании взаимодействия и единства;
* в противоречии, относящимся к социально-классовому расслоению общества, которое вызывает социальную напряженность и классовую борьбу.
В становлении буржуазного общества в Европе важную ориентирующую роль играли принципы буржуазной этики, выработанные и упорядоченные в рамках религиозной системы. Этому способствовали и протестантизм, и католицизм. С течением времени сфера религиозной регуляции сокращалась, уступая свое место светским принципам и нормам.
Важным сдвигом в культуре Западной Европы стало утверждение в идеологии, искусстве, философии принципа реализма. Мифологическое и религиозное мировосприятие замещается признанием действительности, которая требует учета обстоятельств и преодоления иллюзий. Утверждалось утилитарное мышление, тесно привязанное к потребностям реальной жизни. В социальной жизни сформировалась автономия церкви и государственно-политической власти, установились стойкие буржуазные отношения в каждом социальном слое.
На протяжении XIX — XX вв. в буржуазном обществе происходит выработка специализированных ценностных ориентации и внедрение в общественное сознание высокого престижа предпринимательства. В идеологических установках утверждается имидж преуспевающего человека, воплощающего дух предприимчивости, решимости, стремления к риску, соединенного с точным расчетом, а соединение духа предпринимательства с национальным духом оказывается важным средством сплоченности общества. Утверждение национального единства означало сглаживание внутренних различий, барьеров, границ. На государственном уровне осуществляются различные программы, направленные на смягчение последствий социального расслоения, на обеспечение выживания и сохранения статуса малообеспеченных слоев населения.
Межгосударственные отношения европейских стран стремились к социокультурному плюрализму, хотя борьба за самостоятельность и автономные права приводила к длительным и кровопролитным войнам. Иногда соперничество переносилось на колониальные пространства.
Постепенно снижался уровень централизации, политической и духовной монополии, что в итоге и способствовало усилению плюрализма. Взаимодействие различных центров влияния создавало такую плюралистическую систему, в которой регуляция отношений вырабатывалась на основе взаимного соотношения прав и обязанностей. Такая система способствовала уничтожению анархии, авторитаризма и формированию механизма правовой регуляции отношений.
Принципы демократии осуществлялись прежде всего в государственной жизни, распространяясь и на другие сферы общества.

Ценности индустриального общества

Свернутый текст

Сложный механизм промышленно развитой системы требует для поддержания не только соответствующей социальной структуры, разделяемой прежде всего на различные категории, но и приоритета ценностей, присущих буржуазному индустриальному обществу, таких как:

достижение и успех,
частная собственность,
индивидуализм,
право,
активность и труд,
потребительство,
универсализм,
вера в прогресс,
уважение к науке и технологии.

Эти ценности активно утверждаются всей системой духовного воздействия на массы населения.
Социокультурные характеристики индустриального общества
Формирование новых принципов регуляции социокультурной жизни отвечало тем переменам в западноевропейском обществе, которые сопровождают его на позднем этапе развития, называемом обычно модернизацией.

Техника и культура индустриального общества

Свернутый текст

Первыми в этап модернизации вступили США, Западная Европа, Япония.
Модернизация связана с интенсивным развитием техники, вызванном тем императивом индустриального общества, о котором уже говорилось: необходимостью утверждения преобладания накопленного труда над живым. Важная хозяйственная причина технизации заключается в том, что без новых технических средств производства невозможно обеспечить уровень потребления и образ жизни, соответствующий характеристике индустриального общества. Важная политическая причина заключается в том, что в условиях национального соперничества более развитые в техническом отношении страны и нации могут защищать свои интересы с большим успехом и даже диктовать свою волю менее развитым сообществам. В культурном плане принято выделять две духовные причины, придавшие высокий престиж техническому обществу. Во-первых, это представление о человеке как об активном преобразователе природы, во-вторых, это утверждение активной роли разума в постижении реальности и его способности конструировать мир по-своему. Влияние техники, однако, не сводится только к высоким технологиям. Это еще и трансформация мировосприятия человека.
Массовость производства. В индустриальном обществе динамика производства измеряется в физическом или денежном выражении, т. е. по критериям количества и объема. Эти критерии распространяются и на остальные сферы.
Потребление энергии как критерий уровня жизни. Используя новые источники энергии, современная техника позволяет осуществлять грандиозные проекты. Ставка на новые источники энергии породила прорыв в технологиях, ставших иногда весьма опасными для человека.
Разрыв с традициями. Техника постоянно обращена к будущему. Совершенствование уровня жизни предполагает совершенствование технологий, которые должны постоянно обновляться. В такой ситуации обращение назад означает конец прогресса, без которого сам смысл процесса модернизации утрачивается. Возникает упоение процессом поиска нового, желание постоянного обновления, т. е. разрыв с традициями.
Чувство функциональности. Совершенствование технологий и производства, «вещность» сознания, культ техники порождают рациональное отношение к миру как к среде функциональных объектов. Даже сам человек стал рассматриваться с позиций рациональной значимости.
Новые коммуникации. Техника связи, совершенствуясь, способствует интенсификации процессов общения, разрушению политических и культурных барьеров, приближению периферийных областей к центрам и тем самым способствует расширению процесса модернизации.
Новые модели мышления. Массовое распространение техники потребовало принципиального изменения человеческого мышления. Уменьшается роль антропоморфных образов, гуманитарных принципов. Их оттесняет естественнонаучный подход к миру, природе, обществу, человеку. Мышление приобретает абстрактный характер. Новые принципы социально-технологической организации деятельности охватили не только крупную индустрию, но и распространились на все сферы жизни, в том числе и духовную. В итоге духовная культура превращается в индустрию массового сознания.

Социокультурные противоречия буржуазного общества

Свернутый текст

Социальное и духовное отчуждение. Отчуждение стало одной из важнейших характеристик индустриального общества. Из сферы производственных отношений отчуждение распространилось и на социальные нормы.
Колониализм. Подчинение более отсталых стран с целью эксплуатации их ресурсов не ограничилось установлением политического и экономического господства, а сопровождалось подавлением локальных культур во имя универсализма западной индустриальной цивилизации. Это вызвало движение за национальное освобождение, приобретшее крупномасштабный характер.
Антагонизм человека и техники. Наступление техницизма всегда встречало противодействие со стороны гуманитарно ориентированных слоев интеллигенции. Именно антагонизм техницизма и контркультуры является важной характеристикой культуры индустриального общества.
Экологические границы индустриализма. Индустриальное общество основано на «жестких» технологиях, осуществляющих принцип «человек-покоритель природы». Природа рассматривается как внешний объект, а не как среда обитания. Хотя такая мировоззренческая установка способствовала высокой эффективности производства, она же стала причиной глобальных процессов экологической деградации. Другим следствием стала чрезмерная урбанизация планеты, создавшая тяжелые условия для физического существования человека.
Особенности и противоречия культуры буржуазного индустриального общества нашли свое продолжение и в современном постиндустриальном обществе.


Вы здесь » Мир Тьмы: через тернии - к звёздам! » Культура » История культуры. Новое время