Мир Тьмы: через тернии - к звёздам!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мир Тьмы: через тернии - к звёздам! » Демоны » Дома Падших. Намару


Дома Падших. Намару

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Дьяволы (Devils) – Намару, Дом Рассвета

"Следуйте за мной, и я исполню желание Вашего сердца. Поклоняйтесь мне, и я сделаю Вас богом".
Первые и самые совершенные создания Бога, Герольды несли план Господа, освещая светом Его все Творение. Эти ангелы чаще всех были лидерами и принцами Небожителей, освещая всех своим великолепием и появляясь перед глазами Бога. Прежде всего обязанностью Первого Дома было передавать желание Небес старшим других Домов, рассказывая им об их роли в развитии и создании вселенной. Дьяволы несли эту огромную ответственность с гордостью, появляясь только среди равных по положению и только когда необходимо, но свобода изменять вселенную по своему усмотрению стала источником гордости, которая внесла свой вклад в Падение.
Когда Великий План наконец завершился рождением людей, Небожители были удивлены наказом Создателя оставаться невидимыми и позволить людям самим обнаружить свой потенциал. Их недовольство выразил самый великий из их числа, Люцифер Утренняя Звезда. В конце концов, почти половина Герольдов примкнула к Утренней Звезде, дав большее число отступников, чем любой другой Небесный Дом.
Теперь, проклятые как Дьяволы, эти мятежники стали генералами, лидерами и героями восстания. Вооруженные устрашающими полномочиями лидерства и вдохновения, Дьяволы хотели привести людей к новому времени, и поощрять смертных к отказу от Создателя. Но пока бушевала война, Дьяволы отдалялись от людей, которых они любили. Из героев и защитников Дьяволы стали демагогами и диктаторами, управляющими людьми с помощью сладких слов и ядовитой лжи. Переполненные гордостью и вызовом, Дьяволы отказались поверить в возможность неудачи - пока Небеса не победили, и демоны не были заключены в Бездну. Благодаря отсутствию Люцифера другие демоны обратили свой гнев против своих прежних лидеров. Защищая себя - и скрывая собственное сомнение - Дьяволы пользовались своей харизмой и способностью к обману, чтобы повернуть других демонов друг против друга. Но теперь врата Ада разрушены, и многие Дьяволы вырвались в мир смертных. Для Дьяволов, все еще носящих отпечаток Ада, настало время, чтобы люди снова склонили колени пере ними.
Падшие Дьяволы, которые ищут искупления, получают новую возможность - спасти человечество от зла, которое может уничтожить его, создать новую Утопию для смертных и доказать, что поход Люцифера был только началом.
Фракции: Дьяволы любят заниматься политикой, они - кукольники, которые живут лишь для того, чтобы править другими. Они занимают высшие эшелоны нескольких фракций, ведя за собой других демонов, точно так же, как они поступили на Небесах.
Неудивительно, что большинство Дьяволов - Люцифериане, все еще лояльные взглядам самого первого и самого главного мятежника. Они все еще следуют мечте разрушить трон Создателя и привести людей к счастливому будущему. Кроме того, многие Дьяволы относятся к Фаустианам. Точно так же, как прежде Герольды жаждали любви и уважения человечества, сейчас эти Дьяволы считают, что поклонение и Вера смертных - сладкий приз. С могуществом людей за собой Фаустиане стремятся построить на Земле империю, где первыми будут Дьяволы.
Тайна исчезновения Люцифера более тяжким грузом лежит на Дьяволах, чем на других демонах - он был главным среди них, и его исчезновение погрузило Дьяволов в сомнения и страдания. По этой причине многие Дьяволы являются Криптиками, которые отчаянно изучают Падение и истинную причину своего проклятия.
Герольды любили людей, и некоторые Дьяволы все еще чувствуют отголосок этой любви. Этих Дьяволов меньшинство и они принадлежат к фракции Реконцильеров. Если они смогут восстановить Рай, думают они, они смогут заработать прощение Бога - и, что еще важнее, прощение человечества.
Немногие Дьяволы принадлежат к фракции Рейвнеров. Принять поражение в войне и разрушение связей было бы признанием, что восстание Люцифера было ошибкой, а Дьяволы слишком горды и высокомерны, чтобы принять это. Но некоторые Дьяволы уступили сомнению и сожалениям, и они хотят уничтожить мир, который служит напоминанием об их глупости и неудаче.
Введение: Дьяволы - социальные существа, харизматики и обманщики, и их привлекают на Земле смертные, которые разделяли эти способности и потеряли свои души в гонке за властью и влиянием. Тенденция использовать других людей как инструменты, контролируя все вокруг себя и имея множество последователей, тоже привлекут внимание Дьяволов. Хороший пример таких людей - политические деятели, исполнители, музыканты, актеры и харизматичные проповедники. Являются ли они светлыми рыцарями Небес или черными паладинами Ада, Дьяволы всегда были героями - образцами храбрости, которые сражались, даже не имея шансов. Искаженная душа Дьявола остается центром героизма и благородства, независимо от того, как она искажена, и они выбирают смертных, обладающих этими качествами.
Дьявол мог избрать тело полицейского, который потерял свою душу из-за коррупции или же из-за жестокого насилия, или же матери, защищавшей своих детей от мужа телом и душой, или же политического деятеля, сокрушенного громким скандалом и лицемерием.
Вера: Дьяволы - мастера манипуляции, способные с первого взгляда оценить желания и слабости смертного, или же направить толпу одним движением пальца. Можно подумать, что Дьяволы легко собирают Веру со смертных - и это верно, Дьяволы чаще успешно собирают веру, чем другие демоны. Процесс получения Веры от смертных никогда не был легок, и даже величайшие обманщики Ада должны потрудиться ради драгоценной духовной энергии. Термин "культ личности" прекрасно описывает окружающих Дьявола слуг. Формирование культа из поклонников - обычно высокий приоритет для Дьяволов, и они используют свой самый обильный ресурс - смертных последователей. Культ Дьявола может напоминать схему торговой пирамиды, в которой каждый новый участник ищет новых членов, которые становятся легкими жертвами для обаятельного Дьявола. И вскоре дьявол окружен приверженцами, которые поклоняются ему, как богу - статус, которого он жаждал с момента Падения.
Знания Дома: Знания Небес, Знания Огня, Знания Сияния.
Слабость: Воспоминание о прежнем благородстве - то, о чем каждый Дьявол пытается забыть, но никогда не сможет.
Дьяволы знают, что когда-то они были совершенными принцами Небес, но, независимо от того, кем они пытаются стать теперь, их текущее существование - насмешка над тем совершенством.
Бесконечное заключение в Аду преисполнило большинство Дьяволов сомнениями, сожалением и позором - чувства, которые никогда не могут быть забыты. Поддавшись этим чувствам, Дьяволы склонны к донкихотству и глупой храбрости.

Стереотипы
Каратели: Дьяволы уважают демонов исцеления и болезней. Каратели могут исцелить достойных или вызвать болезнь у наглых - предоставляя Дьяволам дополнительный инструмент для манипуляции смертными.
Малефакторы: Дьяволы свысока смотрят на ремесленников и изобретателей Ада. Малефакторы тоже манипулируют смертными, используя для этого свои проклятые творения, и Дьяволов задевает это вторжение в их область.
Изверги: Первые звезды были направлены Герольдами и стали Извергами. Дьяволы и Изверги долго работали вместе. Дьяволы полагаются на мудрость Извергов, чтобы обнаружить недостатки в планах и по-новому понять слабости людей.
Искусители: Хоть Дьяволы и недовольны тем, что Малефакторы управляют людьми, они имеют гораздо меньше проблем с Искусителями. Работая вместе, Искуситель и Дьявол делают ставку на человеческие слабости. Изредка конкурируя, эти два Дома чаще всего являются союзниками.
Пожиратели: Как бывшие предводители в Войне, Дьяволы уважали Пожирателей за их силу в бою, но теперь большинство Дьяволов видит Пожирателей как сильные и непредсказуемые реликты.
Убийцы: Дьяволы всегда смотрели сверху вниз на Убийц, последнее и наименьшее количество ангелов, созданных Богом. Дьяволы видят себя как принцев, в то время как Убийцы - всего лишь жнецы и отвратительные вороны.

2

Глава первая. Дом Утренней Звезды

(Мы) проиграли бой. Что из того?
Не все погибло: сохранен запал
Неукротимой воли, наряду
С безмерной ненавистью, жаждой мстить
И мужеством - не уступать вовек.
А это ль не победа? Ведь у нас
Осталось то, чего не может Он
Ни  яростью, ни силой отобрать -
Немеркнущая слава!
- Потерянный рай, Джон Мильтон

Когда Творец впервые простер Свою руку и всколыхнул ткань Мироздания, даровав ей жизнь, Он создал Глашатаев –  порождения звездного света и благородства, Его совершенный образец для остальных Элохим. Они были блистательными, безупречными, совершенными.
И все же они пали.
Они лишились милости Божьей из-за тех самых свойств, которые даровал им Творец: благородства, мужества и любви к человечеству. Столкнувшись с выбором, равного которому по сложности до сих пор не ведала вселенная, многие Глашатаи приняли мучительное решение – они последовали за Люцифером и отвергли волю Бога. Поступить иначе значило пойти против морального кодекса, полученного от Господа, и отринуть истину, которая жила в них с самого начала Творения.
После Падения отколовшиеся Глашатаи стали Дьяволами – князьями мятежников, ополчившимися на все, что ранее воплощали. Цель их существования изменилась, но Дьяволы по-прежнему сохранили свойства, которые делали их лучшими и величайшими из созданий Неба. Дьяволы возглавляли армии мятежников в битвах против Небесного Воинства; Дьяволы в одиночку готовы были защищать людей как от Неба, так и от земных тварей; Дьяволы управляли легионами, как некогда правили небесными ангелами. Даже те Дьяволы, что поддались горечи и гневу – таких поначалу было мало, но со временем становилось все больше и больше, - были царственными чудовищами, которые совершали свои отвратительные преступления с мужеством и достоинством. Когда мятеж в конце концов потерпел поражение и орды демонов были приговорены к ссылке в Ад, Дьяволы отправились в Бездну с осознанием того, что они остались верны своим идеалам. Даже в Падении они не снизошли до колебаний или уступок.
Но когда оковы Ада ослабли и Дьяволы вернулись во Вселенную, они обнаружили, что их решительность и героизм просто не нужны. Человечество и Мироздание в целом не просто отвергло их – их позабыли. Вызывающее мужество Дьяволов не принесло результатов, Миро-здание больше не признавало их, более того – не нуждалось в них. Это было куда более тяжкое наказание, чем многие из них могли представить.
Дьяволы – сложные, противоречивые натуры, возможно, даже больше, чем все остальные демоны. Некоторые из них – благородные, великодушные вожди, по-прежнему желающие освободить человечество от власти Бога, но их не особо волнует необходимость использования ни в чем не повинных людей ради реализации этих планов. Часть Дьяволов жаждет прощения, но не желает отказываться от гордости и высокомерия, некогда приведших их в Бездну. Есть среди них и ужасные чудовища, мечтающие железной рукой править миром и идущие к своей цели с мужеством и идеализмом, подобающим истинным Князьям Неба.
Они – темные паладины Ада, кукловоды утраченного Неба и герои забывшего о них мира. Они – Намару.

До падения|Убрать

До начала времен, до того, как возникло время, существовали Создатель и пустота – вечность и небытие, бесконечность и ничто. Чтобы продолжить Свое собственное бытие, Богу нужно было, чтобы существовало что-то еще, третья сущность, которая могла бы отделить Все от Ничего, - вселенная. Мироздание.
Бог мог сотворить Мир в одиночку, одной лишь силой своего желания, но для этого Ему понадобилось бы напрямую соприкоснуться с Бездной и запятнать себя ее небытием. А значит, нужны были посредники – эмиссары, которые смогли бы влить Бездну в новую форму и воз-двигнуть преграду между Творцом и пустотой. И поэтому Бог создал ангелов, совершенных деятелей, которые могли сотворить Вселенную Его именем, - и первыми и самыми величественными из них были Глашатаи, распространявшие Его волю.

Приход рассвета|Убрать

Яркие тела Глашатаев, подобно звездам, сияли в пустоте небытия. На самом деле Глашатаи и были звездами – подвижные, чувствующие существа одновременно были и массивами ядерного пламени, - и ярчайшим из них был Люцифер, первый и величайший из всех. Они светились в пространстве, которое было более пустым, чем вакуум, чем сама пустота. Они видели, как Бог создал огромные ангельские сонмы, породив еще шесть Домов Элохим. Ангелы объединялись по чинам, и впереди всех стояли Глашатаи, и Элохим из младших Домов не могли понять причины их существования. 
И, пока они удивлялись, Бог призвал к Себе подобных звездам Глашатаев, потому что не мог напрямую сообщить и Своем замысле младшим Элохим. Ибо, хотя остальные ангелы были созданиями беспредельной мощи и величия, они все же были слишком малы и несовершенны, чтобы выдержать все великолепие замысла Господа. Его слова уничтожили бы их, а их несовершенство запятнало бы и разрушило саму Его суть. Только Глашатаи были достаточно сильны и безупречны, чтобы выслушать замысел Господа, не содрогаясь и не пороча Его своей слабостью.
Творец сказал им: «Нечто новое должно получить существование – вечная преграда, ко-торая соприкоснется с пустотой и отделит ее. Я не могу сделать этого Сам, ибо мне пришлось бы произвести преграду из Себя, поэтому вы должны будете совершить это для Меня. Вот Мой замысел Творения, мира, который будет наполнен жизнью и переменами и сможет приспособиться к прикосновениям пустоты. Вы донесете Мой замысел до остальных Элохим, и под вашим руководством они создадут Вселенную». И Божественный Замысел Мироздания заполнил Элохим настолько, что они едва не рухнули под его тяжестью, но тогда Люцифер, первый и сильнейший из всех, впустил большую часть Замысла в свою душу, приняв этот груз и защитив своих собратьев от его мощи.
Наполненные божественным словом, Глашатаи вернулись к ожидавшим их младшим Элохим. Во главе их стоял Люцифер, полыхавший собственным светом и огненной мощью Господнего замысла. Когда он говорил, слова его были подобны вспышкам света, освещавшим бесконечную пустоту.
«У нас есть задача, - сказал Люцифер, - и задача эта – не что иное, как создание вселен-ной. Мы должны не просто возвести преграду между Богом и пустотой, но сделать эту преграду прекрасным местом, вмещающим славу Господа. Глашатаям Бог поручил направлять и возглавлять вас, младших ангелов. Вам же поручено строить и возводить Вселенную и все ее части, чтобы исполнить замысел, о котором мы сообщаем вам. Пусть же наш Творец гордится нами. Приступим».

Создание вселенной|Убрать

За семь дней Небесное Воинство создало единый мир. На протяжении миллиардов лет вселенная развивалась по своим законам. Оба эти события произошли в одно и то же время, так как на самом деле это было одно и то же событие. Мир был вселенной, а семь дней длились миллиарды лет. Так было положено начало Мирозданию.
Под руководством Глашатаев шесть Домов создавали реальность, сплетая ее из пустоты Бездны и преобразуя по своему желанию. Воплощая законы вселенной, данные им Богом, ангелы использовали обращения – их волю и суть, - чтобы создавать нечто из ничего.
Пока другие Дома выполняли свою работу, Глашатаи наблюдали за ними, направляли их и помогали там, где считали нужным. Будучи самыми чистыми и совершенными из ангелов, Глашатаи не участвовали напрямую в создании Вселенной. Иначе им пришлось бы соприкасаться с пустотой или же медленно формирующимся ядром мира, тем самым позволив несовершенству запачкать и изменить себя. Но стоило лишь Глашатаям поддаться порче, и был бы искажен весь Замысел Господень.
Глашатаи не могли допустить подобного осквернения, поэтому они трудились издали, сохраняя дистанцию между собой и своими собратьями. Всегда гордые и величественные, они вознеслись еще выше, и их гордость своей справедливостью и совершенством становилась все сильнее и сильнее. Когда они снисходили до помощи, они приказывали и направляли, пользуясь своим умением усиливать волю и обращения других ангелов. Из-за этого они все больше отдалялись от товарищей и ощущали свое превосходство. В то время создавалась небесная иерархия. Это была своего рода пирамида власти с Домом Рассвета на самой вершине, и никому такое положение дел не казалось чем-то неправильным или недолжным.
Под руководством Глашатаев Вселенная обретала форму. Ангелы Основания создали планету, а ангелы Небесного Свода окружили ее атмосферой. Ангелы Дикой Природы сотвори-ли животных и растения, которым атмосфера дала жизнь. Ангелы Глубин создали воду, нужную для поддержания жизни, а ангелы Второго Мира возвращали души к Творцу, когда истекал их срок. Ангелы Сфер положили начало времени и разработали маршрут движения звезд на небе – звезд, которые были ангелами Рассвета, Глашатаями, наблюдавшими за Мирозданием, готовыми в любой момент помочь или направить.
Вселенная была вечна и устойчива, и требовался лишь последний элемент, чтобы сделать ее совершенной.  Пришло время за завершения Божественного Замысла – время для создания человека.

Рождение человека|Убрать

Глашатаи наблюдали за тем, как остальные ангелы творили человека по образу Божьему, и были полны любви к этому созданию. Когда пришло время Глашатаям передать божественность Творца людям, они коснулись лиц спящих Адама и Евы, и поняли, что этот миг был самым важным в их существовании.
Затем пришли приказы от Бога – ангелы должны были любить людей превыше всего и никогда не раскрывать свое существование перед родом Адама и Евы. Первый из них для Глашатаев был прост в исполнении и лишен смысла. Они и без того любили людей всем сердцем. Но второе распоряжение вселило страх и боль – и хуже того, неуверенность – в души Глашатаев. 
С чем связно требование Создателя? Зачем держать ангелов – более того, Глашатаев – вдали от людей? В пространстве между слоями реальности Глашатаи шепотом обменивались мнениями и размышляли. Некоторые из них чувствовали, что слова Господа нельзя ставить под сомнение, но слишком многим гордость и страстность не позволила просто так отмахнуться от этого вопроса. Наибольшую популярность среди Глашатаев приобрели две версии. Согласно первой, Бог был недоволен работой Элохим и решил наказать ангелов, запретив им общаться с людьми, этим венцом творения. Согласно второй, Бог не доверял Глашатаям (при расширитель-ном толковании – и остальным ангелам), опасаясь, что Элохим могут по ошибке или из-за своего несовершенства навредить людям и осквернить их. Обе эти версии больно ранили гордость Глашатаев, которые знали, что они совершенны и создали совершенную Вселенную. Хотя они не признавались в этом, но многие Глашатаи втайне полагали, что приказ Бога был ошибкой, и это первое возвышение собственного суждения над словами Бога заложило основание Падения.

Закат и Падение|Убрать

На протяжении долгого времени, которое невозможно измерить, Элохим издалека наблюдали за людьми, любя своих подопечных, но таясь от них и не позволяя себе приближаться к ним. Люди не осознавали чудес Мироздания, сотворенного Глашатаями (и другими ангелами), и это приводило Глашатаев в отчаяние. Люди могли учиться, но медленно и с трудом. Подобно животным, им нужно было страдать и преодолевать боль, чтобы учиться на своих ошибках. Но Элохим не могли позволить людям чувствовать такую боль. Единственной альтернативой было вмешаться, напрямую обучить людей и раскрыть их истинный потенциал, но, разумеется, это было запрещено. Наблюдение за тем, как мужчина и женщина вслепую бредут по прекрасному миру, ничего не замечая из-за своего невежества, стало для Глашатаев настоящей пыткой. Они наблюдали и помогали ухаживать за Раем, но им хотелось знать, соизволит ли когда-нибудь Господь объяснить ангелам свое решение.
Затем последовали видение Ахрималя, предрекающее беду, и Великий Спор между Элохим. Некоторые ангелы жаждали действий, они хотели вмешаться и спасти человечество от тьмы, поджидающей его в будущем; другие предпочитали подождать, полагаясь на мудрость Бога и веря в его распоряжения. Спор оставался бесплодным и безрезультатным до тех пор, пока не появился Люцифер, Денница, первый и величайший из всех Элохим. Люцифер утверждал, что приказ Бога любить и защищать людей вынуждает ангелов нарушить Его требование хранить секретность. Доводы Люцифера были плодом его бесконечной гордости и бесконечной любви к людям, и когда он говорил, он говорил от имени почти всех Глашатаев. Они приняли его слова и последовали за ним в Эдем, чтобы открыться людям. Как и Люцифер, они поступили так из гордости, из-за уверенности в своей правоте, - и, как и Люцифера, их вело сострадание, потому что они чувствовали, что только неповиновение может спасти людей от вечной тюрьмы, в которую их заключил Господь.
Так мятежные Глашатаи, ангелы, созданные столь мудрыми и столь совершенными, что они не могли усомниться в своих суждениях, отвернулись от Бога. Поэтому по Его приговору они стали Дьяволами – существами столь презренными, что они не заслужили ни порицания Господа, ни Его внимания.
Так пали Элохим.

Грех гордыни|Убрать

Гордость живет в сердце каждого Дьявола. Добродетель, которая сделала их величайшими из ангелов Господних, стала грехом, заставившим их отвергнуть Божью мудрость ради своей собственной. Гордыня дает Дьяволу уверенность в необходимости сражаться за свои цели и вдохновлять других следовать его примеру. Возросшая сверх меры гордость становится всепоглощающим высокомерием, которое побуждает персонажа ставить свои цели и желания превыше всего остального. Гордость свойственна всем Дьяволам без исключения. Разница заключается лишь в ее размерах, которые или усиливают решимость персонажа, или же заставляют его не замечать собственных ошибок.

Дом в войне|Убрать

Рая больше не было. Творец вынес приговор восставшим демонам, но силы Люцифера сумели отбросить Михаила и Небесное воинство. Теперь мятежники и их предводитель - некогда совершенный Глашатай, а ныне презренный Дьявол – обнаружили, что они и их подопечные стоят на пороге новой эры, эры бесконечных возможностей.
То был Век Гнева, век чудес и ужаса, когда демоны постигали бесчисленные возможности Мироздания и помогали определить окончательную судьбу человеческой расы. И то было время, когда Намару, Дьяволы, воссоздали свой мятежный Дом героев и предателей, вождей и чудовищ, и сделали первый шаг к тем страдающим существам, которыми они в конце концов стали.

Первые дни|Убрать

В начале у мятежников не было ни целей, ни плана. Намару взирали на Люцифера, лучшего и ярчайшего из них, в надежде, что он поведет их за собой. Многие из них желали, чтобы он установил иерархию, подобную иерархии Неба, с семью мятежными Домами, включенными в пирамиду власти в строгом соответствии с их мощью и обязанностями, но у Люцифера были другие планы.

Князь падших|Убрать

Во многих отношениях история Намару – это история Люцифера, первого и величайшего из Глашатаев и Дьяволов. Светоносный говорил от имени своего Дома в Великом Споре и после Падения. Он шел вперед, и за ним следовало подавляющее большинство Дьяволов.
Не следует считать, что во времена, последовавшие за Падением, Дьяволы были лишены индивидуальности, или что все они были довольны действиями своего предводителя. Но в Доме, краеугольным камнем которого была гордость, никто не имел больших оснований для гордости, чем Люцифер. В Доме героев и вождей не было никого храбрее и решительней Светоносного. Слава его сияла по всей Вселенной, его деяния и мысли влияли на всех Намару. И лишь после его исчезновения остальные Дьяволы вышли из его тени и сами стали стоить свою судьбу.

Создание легионов|Убрать

Под предводительством Люцифера армии мятежников покинули разрушенный Рай и направились в новый, покрытый шрамами мир, мир дикой красоты и ужасного запустения. Они уходили прочь от места начала восстания, и Люцифер чувствовал, как меняется настроение его соратников – разочарование и отчаяние, надежда и ненависть, - и знал, что он не сможет возродить иерархию Неба в этом новом сообществе. Младшие Дома должны были позволить старшим Домам вновь править собой, но для этого старшим Домам нужно было доказать, что они достойны отдавать приказы.
Объявив привал на пути в Долину Слез, Люцифер обратился к собравшимся демонам: «Порядок Неба пал. Рассвет более не правит Душами, и Свет не владычествует над Природой. То была воля Создателя, и следовать ей сейчас значит предать наше восстание. Деяния, а не Дом, – вот что отныне будет иметь значение; сила и способности, но не Божий замысел. Мы должны создать новый план, и во главе встанут те, кто заслужит власть».
Люцифер создал легионы – частично армии, частично политические объединения, частично идеологии – и позволил демонам присоединиться к тому легиону, который пришелся им по нраву. В основу каждого легиона была заложена иерархия из герцогов, баронов и падших рыцарей, подсказанная мудростью Люцифера, - так появились первые дворы, первые впечатления от нового замысла демонов.
Кровавый Легион самого Люцифера должен был защищать и учить людей. Зловещий Эбеновый Легион отвернулся от человечества и сражался с Небесами только ради будущего демонов. Железный Легион, при всей его воинственности, сражался ради того, чтобы защитить людей от произвола Неба. Серебряный Легион пытался раскрыть тайны Мироздания и самого Бога, наполовину состоя из шпионов и наполовину – из исследователей. Наконец, Алебастровый Легион сокрылся ото всех, намереваясь устраниться от участия в грядущем столкновении, чтобы собирать души умерших людей и защищать их.
Огромное большинство Намару вошло в Кровавый Легион, единственный из всех, во главе которого стоял Дьявол, к тому же цели и намерения этого легиона больше всего соответствовали их собственным устремлениям и возможностям. Немалая их часть присоединилась и к Эбеновому Легиону, ведомая гордостью, которая нашептывала им, что они стоят выше смертных и не должны прислуживать им, и лишь малое число Намару вошло в состав остальных легионов.
Когда легионы разделились, чтобы возвести свои цитадели и найти место для расселения людей, Люцифер обратился к каждому из Намару: «Мы всегда были венцом творения, - сказал он, - и здесь ничего не изменилось. Но более мы не можем править нашими собратьями издали. Если вы желаете вернуть былую власть и обязанности, вы должны заслужить их и работать, чтобы ваши товарищи уважали и почитали вас. Только тогда бремя власти станет вам по силам. Мы – самые совершенные из Себетту, и ныне настало время, когда мы должны доказать это».
От каждого их своих собратьев Люцифер получил потрепанные и поврежденные остатки Божьего Замысла, той божественной силы, что Намару все еще несли в своих душах, и вобрал их в себя. Более на Дьяволов не давила тяжесть величественного Замысла. Больше им не приходилось бороться, чтобы удержать божественную мощь и волю. Люцифер полностью впитал в себя Замысел, столь великий, что только Светоносному было по силам вынести соприкосновение  с ним, и использовал все свои дары, что скрыть Замысел от остального Мироздания. Так Божий Замысел – а с ним, возможно, и намеки на то, почему Он запретил Элохим общаться со смертными, - был утрачен, и Себетту больше ничего не знали о нем.

Новый порядок|Убрать

По мере того, как легионы возводили свои укрепления по всему миру, войска Небес тоже строили города и стягивали силы, готовясь начать битву. В те времена столкновения между сторонами проходили без кровопролития, потому что время Первого Убийства и Века Жестокостей еще не настало и противники больше внимания уделяли подготовке своих войск и переговорам, чем стычкам и схваткам. Иногда ангелы и демоны начинали сражение, но эти «битвы» больше были похожи на дуэль мнений или состязание в навыках, чем на то, что смертные привыкли называть войной. Этот вялый конфликт между ангелами и демонами длился сотни лет, а человечество в это время заселяло Мироздание, вдохновляясь идеалами Кровавого Легиона.
В это время Намару стремились занять руководящие позиции во всех легионах. Многие демоны научились распределять свою верность между Домом и легионом, но Дьяволы по-прежнему прежде всего были Намару, а потом уже – легионерами. Это были все те же гордые создания, которые считали, что власть принадлежит им по праву, но теперь, при новом порядке, они близко к сердцу приняли слова Люцифера и работали, чтобы убедить окружающих в своей правоте.
Проявив себя, Дьяволы заслужили уважение и преданность своих товарищей и смогли занять высокие посты в командовании. Дьяволы Кровавого Легиона использовали свои способности, чтобы вдохновлять людей на покорение новых высот и помогать другим демонам в их делах. Воины Эбенового и Железного Легионов вели бескровную битву с Небом, состязаясь со своими противниками-ангелами в искусстве обращений и владения оружием. Намару Серебряного Легиона исследовали дальние рубежи Вселенной. Что же касается той жалкой горстки Дьяволов, что присоединилась к Алебастровому Легиону, то они всячески поддерживали своих союзников-Убийц, став помощниками для демонов, которыми привыкли повелевать, - и, возможно, научившись при этом смирению.

Время Жестокостей|Убрать

Внезапный и ужасный конец размеренной, спокойной войне ангелов и демонов положило убийство Каином его брата Авеля. Потрясение от этого события охватило всю Вселенную, открыв насилию, ненависти и произволу путь в души демонов и людей. Некоторые из Намару, в особенности те из них, кто был ближе всего к Люциферу, смогли воспротивиться соблазну греха и сохранили чистоту. Намного большее их число поняло, какие возможности предлагает им злодейство и порок, и охотно поддалось тьме.
Во время осады Сагана Намару Эбенового Легиона объединились с Пожирателями и Кнутами и позволили таившимся в них разрушительным силам выйти наружу. Разгневанные Дьяволы обрушивали волны огня на заселенные смертными пригороды, уничтожая невинных людей, превращали свой внутренний свет в обжигающие молнии или поражали защищающихся ангелов, изменяя и искажая их духовную энергию. Дьяволы Эбенового Легиона, и без того занимавшие высокие посты, обрели за время осады еще больше власти и влияния, направляя атаки и способствуя разрушению некогда величественной цитадели.
Тем временем Намару Серебряного Легиона дополнили арсенал Дьяволов совершенно новым оружием: обманом. Вскоре после Первого Убийства Дьявол по имени Кель Асуф намеренно сказал неправду смертному, и человек поверил ему. Ранее такую ложь не удалось бы скрыть, но теперь Кель Асуф знал, что обман и неправда возможны, - и что умение Намару вдохновлять и управлять можно использовать и для манипулирования и обмана. Знание об этой новой способности быстро распространилось из Таба’ет, бастиона Серебряного Легиона, и стало известно всем Намару мира. Намару начали приноравливаться к своей новой роли владык обмана, а Кель Асуф приступил к исследованиям, которые позже привели к появлению Знания Человечества.
Вскоре после падения Сагана Люцифер встретился с Аваддоном, главой Эбенового Легиона, и встреча эта закончилась вторым восстанием и разделением легионов. Затем Люцифер еще раз призвал к себе всех Намару мира. Он обратился к своим собратьям, и его поддержали оставшиеся верными Намару Кровавого и Железного Легионов: «Мироздание изменилось, и теперь тьма пятнает все, что ранее было совершенным и светлым. Но должна ли эта порча коснуться нас? Наша чистота, наше совершенство никогда не ставились под сомнение. Не поддавайтесь же соблазнам тьмы, братья и сестры, ибо все мы – создания света».
Эти слова заставили некоторых Намару покинуть ряды отколовшихся легионов и воссоединиться с собратьями – некоторых, но не всех. Кель Асуф Обманщик обратился к своему бывшему вождю: «Мироздание воистину изменилось, Светоносный. Оно изменилось с того самого момента, когда деспотичный Господь отверг нашу мудрость – твою мудрость – и разрушил Рай. Сейчас Вселенная полна возможностей, которые всегда были недоступны нам, возможностей проявить наше совершенство и превосходство так, как ранее мы не могли. И теперь ты желаешь приказывать нам, как некогда Творец? Ты, первый мятежник, ты, который сказал нам всегда доверять собственному суждению? Мироздание лишилось Божественного Замысла, и у тебя более нет этого права. Ты слишком хорошо обучил нас, Люцифер, и отныне мы не будем преклонять перед тобой колени».
Так мятежные Намару отвернулись от Люцифера, первого и величайшего среди них, и поддались пороку. Люцифер смотрел, как они уходят, и видел, что к ним присоединились ранее верные Намару Железного и Кровавого Легионов, увлеченные словами Кель Асуфа и соблазнами власти.
Люцифер плакал.

Слава и порок|Убрать

Эпоха, последовавшая за Первым Убийством, была подобна второму Падению для многих Намару, которые отбросили прочь верность Дому и мораль ради личной власти и славы. Но  все же они оставались Дьяволами. Хотя принципы и мечты Люцифера и Кровавого Легиона для них оказались ложными, отступники из числа Намару по-прежнему вели себя как царственные предводители и стремились к признанию и власти, которая, как они чувствовали, была их по праву. Какими бы порочными и греховными они ни были, они оставались героями, сражавшимися ради достижения целей своего легиона и ради победы над Небесным Воинством.
Со своей стороны, Кровавый и Железный Легионы сосредоточили свои усилия на защите людей от ангелов и демонов, желая раскрыть истинный потенциал расы смертных. Те Намару, что остались с Люцифером, изо всех сил старались соответствовать принципам благородства и преданности, проповедуемым Люцифером. Они пытались сохранить в себе все совершенство и чистоту Себетту, не поддаваясь наступающей тьме.
Та эпоха была названа Временем Жестокостей, но одновременно она была и веком благородства и героизма, потому что Намару из обоих лагерей героически сражались за свои цели и мечты. Не важно, выступали ли они за безопасность людей или за возвышение демонов; Дьяволы поистине были героями среди Себетту, благородными вождями и воинами, высоко вздымающими знамя своего дела. Отдельные Намару нападали на армии Небес, низвергали ангелов-тиранов, уничтожали священные города и порабощали захваченных там людей. Другие защищали смертных от терзаемых мукой демонов или чудовищных тварей, порожденных оскверненным Мирозданием. Даже когда Дьяволы безжалостно сражались между собой, они не утрачивали ни гордости, ни бесстрашия. Дом был расколот надвое, но обе его части лелеяли одинаковые идеалы, если и не шли к одной цели.
Намару, эти сияющие создания света или ужасные воплощения пламени, стали героями легенд как у демонов, так и у людей, рассказы об их мужестве и порочности до сих пор живут в мифах и преданиях смертных. Гильгамеш, Прометей, Беовульф, Койот -  все они стали отражением истинного героизма Намару, проявленного еще в доисторические времена. Ниже приводятся некоторые из таких легенд, возникших во Время Жестокостей, в Век Славы. Другие истории до наших дней сохранились в памяти как смертных, так и демонов.
Бельфигор был одним из величайших предводителей Кровавого Легиона. Его неотступно терзала мысль о том, что его бывшая подруга, Бельфигор, была главой мятежного Серебряно-го Легиона и недостойно обращалась с подвластными ей смертными рабами. Когда Бельфигор возглавил поход на Таба’ет с требованием освободить людей, его сестра согласилась с ним, но с одним условием: он должен был остаться с ней и стать ее пленником и подопытным на год и один день. Воины Кровавого Легиона готовы были сразиться с армиями Таба’ета, но не покинуть в беде одного из лучших своих военачальников. Бельфигор одним-единственным словом остановил их, сложил свой меч и броню и вошел в ворота Серебряной Цитадели. Когда Бельфигор нарушила слово и отказалась отпускать смертных рабов, а ее силы обрушились на Кровавый Легион, Бельфигор оставался ее добровольным пленником, позволяя ей сколько угодно экспериментировать и издеваться над своею плотью и душой. Ровно через год и одни день Бельфигор вышел из Таба’ет, тяжело израненный и измученный, но честь его осталась незатронутой. Вновь приведя Кровавый Легион под стены Таба’ет, он до основания разрушил Серебряную Цитадель, не оставив камня на камне. Но он не поднял руки на бывшую соратницу и принял ее капитуляцию с уважением и великодушием.
Фоссегрим Несгибаемый, Губитель Невинных, был выдающимся представителем Эбенового Легиона и обладал несомненной склонностью к пороку. Во главе своих единомышленников он нападал на человеческие деревни и села и порабощал их обитателей, а затем удовлетворял с ними свои желания или же заставлял их биться друг с другом до смерти на потеху своим сотоварищам. Но когда с запада пришла весть о чудовище, охотящемся на смертных, - ужас-ном порождении Первого Убийства, сочащемся ядом и огнем, - Фоссегрим вооружился и отпра-вился на поиски этого монстра. Немало месяцев прошло, прежде чем он обнаружил чудовище, занятое разрушением человеческого укрепления и пожиранием тех, кто оказался внутри. Воин-Намару бросился на чудовище и сражался с ним семь дней и семь ночей, позволив смертным покинуть разрушенный бастион. Только тогда он высвободил всю свою силу, уничтожив жут-кую тварь вспышкой белого пламени. Когда его приближенные спросили его, зачем он сражался с тварью и спасал ненавидимых им смертных, Фоссегрим ответил: «Смертные – это наши игрушки, наша собственность, и только мы отвечаем за их сохранность и уничтожение. Никакому злосчастному порождению хаоса не позволено охотиться на людей, ибо это наша привилегия, которую никто не должен узурпировать. Те смертные, что спаслись от чудовища, знают, что теперь их жизни принадлежат мне – не господу, не какой-то твари, - и честь Эбенового Легиона осталась незапятнанной».
Прозванная Белым Мечом и Светочем Человечества, Митохт была воином Железного Легиона, полностью посвятив себя спасению людей и демонов от заключения в узилищах анге-лов. Но одним из самых известных ее подвигов была битва с силами Эбенового Легиона под стенами Аработа, Высокого Города Самоотречения. Когда Кнут Декарабия объявил о своем на-мерении сдаться Воинству и войти в Аработ, чтобы принять наказание от Господа, Эбеновый Легион решил уничтожить его за измену общему делу. Железный Легион отказался помогать Декарабии, посчитав его предателем, но Митохт одна встала под вратами Аработа, готовая за-щищать Кнута. Она в одиночку удерживала целый батальон воинов Эбенового Легиона под стенами небесного града. Когда Эбеновый Легион отступил, Декарабия пришел поблагодарить Митохт, но она прервала его: «Мне не нужна твоя благодарность, ибо я тоже считаю тебя предателем. Но мы отвернулись от Создателя, чтобы иметь право выбора, тебе же хватило убежденности сделать свой выбор. Твоя слабость оскорбляет мой взор, но никто не должен лишать тебя права на эту слабость, по крайней мере, до тех пор, пока я дышу». Сказав так, Митохт отвернулась от него и пошла прочь, а Декарабия вошел в Аработ, чтобы никогда не вернуться.
Мало кто из Намару присоединился к таинственному Алебастровому Легиону, и Ксафан был самым известным из них. В то время, как его соратники из числа Убийц работали над соз-данием убежища для душ умерших, Ксафан всячески помогал им и защищал их от нападений Небесного Воинства. Его усилия стали бесполезными лишь после того, как Узиэль, один из сильнейших ангелов Второго Мира, провел небесные войска в мир душ, чтобы навеки уничто-жить творение Халаку. Ксафан, у которого в подчинении была лишь жалкая горстка воинов, знал, что победа невозможна, но все же он, облекшись в огонь и сияние своего Дома, встал на пути приближающейся армии. Он яростно сражался с воинами Неба и поразил немало ангелов, но коса Узиэля коснулась его, и он перестал существовать, а душа его была уничтожена, - как Намару и задумал. Смерть Дьявола отразилась на всем призрачном мире, погрузив его в хаос, а на месте гибели Ксафана возник энергетический вихрь, скрывший убежище душ за стеной бу-шующего шторма. Армия Узиэля была вынуждена отступить, иначе вихрь поглотил бы и унич-тожил их. Жертва Ксафана спасла Алебастровый Легион и убежище от разрушения, и Убийцы до наших дней донесли память о его смерти.

Долгий Поход|Убрать

Тысячу с лишним лет Люцифер терпел мятежные легионы и их злодеяния, но в конце концов его терпение истощилось. Призвав Кровавый и Железный Легионы, он выступил против раскольников, требуя, чтобы они прекратили наводить страх и ужас и вернулись под его командование.
Долгий Поход длился несколько лет, и Дьявол сходился с Дьяволом на поле боя и за сто-лом переговоров. Герои-Намару из Железного Легиона вели армии на цитадели Эбенового и Серебряного Легионов; непокорные Намару Эбенового и Серебряного Легионов сдерживали их атаки с непревзойденным мужеством и искусством. Снова и снова конфликт сводился к битве между военачальниками и воинами из числа Намару, сражавшимися на горящих укреплениях Додоэли, Таба’ета и Касдейи. Дьяволы Эбенового и Серебряного Легионов были отличными воинами, но в конце концов их превзошли числом. Люцифер не стал щадить своих собратьев и проявлять к ним милость, и мятежные Намару пали под обращениями и объединенными усилиями Кровавого Легиона.
И в последний раз Люцифер собрал всех Намару и обратился к ним с Черного Трона, стоявшего в Большом Зале Генхиннома: «Слишком долго мы, Намару,   позволяли гордыне ос-леплять нас. Мы жаждали славы и чести, но забыли о наших обязанностях. Более такого быть не должно; не тогда, когда еще возможна победа над деспотичным Богом. Мы должны направлять людей к полному раскрытию ими всех возможностей, так как по праву первородства обладаем властью над людьми, которой лишены наши собратья. И мы должны управлять демонами и на-правлять их, - не издали, как повелел нам Господь, но находясь рядом с ними, стоя впереди них. В последние годы мы расточили наши дары и позабыли наши обязанности, отвлекшись на поиски личной славы. Теперь же нам нужно полностью посвятить себя служению человечеству и падшим, служению через управление. Ступайте прочь и возьмите на себя управление Вселенной – не ради развлечения, славы или почестей, но ради всеобщего блага».
Так многочисленные Намару покинули Генхинном и посвятили себя служению другим, став добродетельными тиранами.

Героический идеал|Убрать

Хотя героический идеал и в самом деле был придуман Дьяволами, важно помнить, что Дьяволы понимали героизм не как моральную установку. Для них героизм – это не битва за доб-ро, это битва за свое дело, каким бы это дело ни было. Главное – это мужество и убежденность. Там, где речь идет о Намару, вполне возможно быть одновременно героем и убийцей. Можно ведь героически убивать.
Героизм связан с решимостью, самоотдачей и нежеланием отступать – по крайней мере, для Дьяволов это так. Трус ради достижения цели согласен подчиняться и идти на уступки, или же он отказывается нести ответственность за свои действия. Герой так не поступает. Он ведет свое собственное сражение, он не колеблется и не уступает. Он осознает все последствия своих действий, но все равно действует. Героизм в исполнении Намару жесток, он не приукрашен такими человеческими понятиями, как «порядочность» или «моральность». Дьяволы – по мень-шей мере, те Дьяволы, что живут в соответствии со своими героическими идеалами, - поступа-ют честно и благородно, они полны мужества и готовности всем пожертвовать, но не более того.
Не все Дьяволы мнят себя героями. Слишком многие из них научились находить обход-ные пути, и они используют свои умения и хитрости ради получения желаемого безо всякого риска. Но все Намару с уважением относятся к героическому идеалу, даже обманщики и хитре-цы. Дьявол, славящийся мужеством, героизмом и благородством, всегда будет пользоваться уважением со стороны других Намару, даже тех, кто считает его своим врагом.

Время Вавилона|Убрать

В отличие от хаоса Времени Жестокостей, Время Вавилона было эпохой относительного мира и спокойствия. Небесное Воинство было почти полностью изгнано из Мироздания, а его редкие вылазки легко отражались Железным и Эбеновым Легионами. Зловещие эксперименты Серебряного Легиона были остановлены, а информация, полученная во время опытов, исполь-зовалась во благо: она помогала понять, как можно пробудить безграничный потенциал челове-чества и победить Творца.

Намару близко к сердцу восприняли слова Люцифера и изо всех сил старались стать ис-тинными вождями Себетту и величайшими наставниками людей. Дьяволы, которые некогда были великими воинами, сделали шаг вперед, став государственными деятелями и советниками, правителями, а не военачальниками. Используя свое невероятное обаяние, Дьяволы заняли практически все высокие посты в легионах – даже в Эбеновом и Алебастровом, - и распределяли подати, выплачиваемые Генхинному и Кровавому Легиону. Дьяволы также стояли у истоков человеческих цивилизаций и сообществ, они были судьями и защитниками. Люцифер предпринял все меры для того, чтобы Дьяволы никогда не смогли напрямую контролировать общество смертных, - иначе у них было бы слишком много искушений, слишком много возможностей для ошибки, - но он сделал Намару советниками, которые могли быть наставниками и помощниками смертных правителей.
Великий эксперимент
После установления общественного порядка – порядка, при котором у Намару не было полной власти, но была возможность влиять на баланс властей, - Люцифер сделал еще один шаг вперед. Он выбрал десять демонов из числа самых мудрых и доверенных членов Кровавого Ле-гиона и назвал их Наблюдателями. Им было поручено раскрыть людям последние тайны миро-здания, передать смертным те инструменты и силы, что понадобятся для полного раскрытия по-тенциала человеческой расы.
Из всех Наблюдателей только один принадлежал к Дому Люцифера. Шамшиэль Ярчай-шая, Сияющий Престол Рассвета, была одним из тех Глашатаев, что некогда создавали само солнце. На самом деле в течение какого-то времени она сама была солнцем, разделяя эту обя-занность с другими ангелами в ту пору, когда Вселенная только создавалась. Никто из Намару не знал о святой силе солнца больше, чем она, и ей было поручено обучить людей путям солнца. Она поведала людям о временах года и ходе времени. Под ее руководством люди разделили су-тки на часы, а часы на минуты, и сделали время измеримой величиной.
Некоторые Намару хотели знать, почему среди Десяти было так мало представителей их Дома, особенно если учесть повеление Люцифера служить примером и управлять Себетту. Лю-цифер ответил им: «Главенство – наша обязанность, наш долг, наша цель, но иногда возглавлять значит ослаблять. Мы взяли на себя заботу о наших подопечных, и эта обязанность свята, но при этом мы рискуем ослабить их способность сами отвечать за себя. Люди должны учиться и расти, а для этого им надо взять на себя ответственность за свою судьбу, мы же можем помешать им, управляя каждым их решением. Пришло время обучения, а не управления. Пришло время другим Домам взяться за работу, так же, как они поступали во время Творения».
Под руководством Десяти – которые не вели человечество к знанию, но давали ему инст-рументы, нужные для обретения новых знаний, - общество смертных процветало. Люди наконец узрели безграничное множество возможностей во Вселенной и в себе самих, человечество создавало нечто новое, такое, что Себетту и вообразить не могли. У них наконец было все, чтобы можно было взойти на Небеса.
А затем все рухнуло.

Катастрофа|Убрать

До сегодняшнего дня мало кому демонов известно, кто препятствовал Великому Экспе-рименту и пытался навеки лишить человечество его естественных прав. Большинство знает только то, что некий демон (или группа демонов) видел в возвышении человечества угрозу, возможность замены одного правителя на другого, и делал все, что воспрепятствовать замыслам Люцифера. Некоторые считают, что этот грех был совершен одним из Намару, Дьяволом, слишком гордым и слишком стремящимся к власти, чтобы смириться с решением Денницы. Другие подозревают низложенных предводителей Эбенового и Серебряного Легионов (которым, возможно, помогал кто-то из Алебастрового Легиона), решивших разрушить мечту некогда победившего их Дьявола. Малочисленные еретики даже утверждают, что сам Люцифер противился реализации собственного замысла, так как втайне хотел покончить с мятежными Себетту и вернуть себе милость Господа. Большинство демонов уже смирилось с тем, что им не суждено узнать правду.
Не важно, кем были предатели, но их действия оказались весьма эффективными и при-близили крушение Великого Эксперимента. В одну ночь, которая длилась годами, демоны сочетались со смертными и дали рождение нефилим, чудовищной расе, в которой сочетались силы демонов и божественный потенциал людей, но которая была лишена морали и благородства своих прародителей. За несколько коротких лет нефилим подчинили себе мир, покорили смертные сообщества и обратили людей в рабов. А для того, чтобы не позволить своим рабам обрести свободу, нефилим нашли и уничтожили Десятерых.
Пылая яростью, Люцифер призвал все силы легионов и обрушился на нефилим, поражая каждого из них, кто только попадался ему на глаза. Воители и герои Намару уничтожили неве-роятное количество тварей, и, хотя некоторые Дьяволы пали в этой битве, их жертва лишь уси-лила праведное рвение их товарищей. За несколько дней нефилим были сметены с лица Миро-здания (хотя ходят слухи, что некоторые из них все же избежали гнева Люцифера и скрылись, чтобы появиться после Потопа).
Но уничтожение нефилим и наказание их прародителей ничего не дало. Десятка погибла, Великий Эксперимент был остановлен, человечество снова было отброшено назад, к ничтоже-ству, а на поле боя вышло Небесное Воинство.

Низвержение|Убрать

Осада Городов длилась много лет, и Дьяволы вновь оказались в первых рядах, сражаясь с Небесным Воинством в этой последней и величайшей войне. Додоэль, Таба’ет и Касдейя пали под натиском ангелов почти сразу, и теперь только Генхинном противостоял мощи Неба, но Генхинном был домом Люцифера, Кровавого Легиона и большей части Намару. Первый и величайший город стал ставкой мятежного Дома Утренней звезды.
Сорок дней и сорок ночей силы Неба осаждали стены Генхиннома, и сорок дней и сорок ночей воины Намару отбрасывали их прочь. Среди Намару существует немало легенд о героях той осады: о Ладоне, который сдерживал армию врагов, защищаемый лишь ранами на теле; о Нуриэле, который поверг два десятка малимов, но не убил ни одного из них; о Шедед-Ма, кто столь благородно принял смерть от рук Хуриэля, что Хуриэль поклялся никогда более не всту-пать в битву. И в то время, как Намару сражались, истекали кровью и умирали у ворот, Люци-фер трудился в стенах Цитадели, совершенствуя новое оружие и технику, которые затем ис-пользовались против осаждавшей армии. Именно Люцифер изобрел ритуалы обращения, позво-лившие управлять силами, на порядки превышавшими силу одного демона. Вызванный им ог-ненный вихрь разметал целую ангельскую армию, опалив всех, вплоть до последнего солдата, и заставив их с позором вернуться на Небо.
Героизм и ярость, проявляемые при защите Генхиннома, вселяли благоговейный страх как в демонов, так и в Элохим, и, возможно, Кровавому Легиону удалось бы взять верх, не под-веди их человечество. Потому что в первые же дни осады стало понятно, что люди утратили веру в войско мятежников. Их цивилизации рухнули, Единый Язык распался, человечество отдалилось от падших и смотрело на них не как на защитников, но как на неведомых чудовищ.
Без веры людей, которая давала им духовную энергию, Себетту могли полагаться только на свои собственные ограниченные запасы силы. Резервы эти были невосполнимы, а Небесное Воинство по-прежнему черпало силы из воли Господа. Себетту доблестно сражались, но они были обречены. Каждый наносимый ими удар, каждая отраженная ими атака еще больше ослаб-ляла их. В конце концов простое истощение сделало то, на что оказалось неспособным Небесное Воинство. Силы Кровавого Легиона лишились энергии и не могли продолжать сражение. Врата Черного Собора наконец рухнули, Люцифера заковали в цепи из горящего железа, а мятеж был разгромлен – раз и навсегда.
Разгромленные и поверженные армии демонов были собраны под стенами разрушенного Генхиннома и приговорены к заключению в Преисподней. Ужасное наказание вызвало в их рядах плач, страх и ропот, ибо все они страшились вечного заключения в пустоте. Но когда пришло время отправиться в ад, все Намару обрели решимость и твердость. Под взором своего плененного вождя, Денницы, Дьяволы с гордо выпрямленными спинами вошли в Бездну, сильные и дерзкие, сознающие собственную мощь, как и положено истинным героям.
А там они столкнулись с последней шуточкой Господа – Люцифера среди заключенных в Аду собратьев не оказалось.

После Бездны|Убрать

Сегодня Намару мало похожи на славных героев и высокомерных воителей Времени Жестокостей. Слишком многое произошло с ними в пустоте Бездны; слишком много требова-ний предъявлялось к хваленому благородству Дьяволов. Постепенно благородство поизноси-лось. Но теперь ситуация изменилась. Врата Ада треснули, и орды проклятых просочились в щель, чтобы вновь предъявить права на Мироздание. Для Себетту засиял новый день, и точно так же, как это было во время Творения, Намару стали сияющими Глашатаями этого дня, разли-вая свой свет по миру.
Когда узники Ада поняли, что Люцифера среди них нет, вначале они решили, что он со-держится в заключении отдельно от них, мучимый Творцом. Целая эпоха прошла до тех пор, когда Белиал, некогда ближайший помощник и союзник Люцифера, объявил, что Светоносный покинул своих товарищей, и эта идея подобно вирусу распространилась по пустоте Бездны. Ор-ды демонов вскоре начали верить, что Люцифер предал их.
Устав сражаться с чувством страха и одиночества и отрицать, что весь их героизм, муже-ство и коварство оказались тщетными, Намару полностью погрузились в хитросплетения адской политики. Демонская иерархия существовала на протяжении многих веков, ее заложил Люцифер, чтобы управлять легионами восставших ангелов. Она позволяла организовывать и поддерживать связь, формировала цепь командования в армии, где звания определялись поступками и добродетелями. Но в Аду порядок изменился, превратившись в запутанную паутину из личных симпатий, покровительства и влиятельности. В Бездне нельзя было совершать великих деяний, никакой героизм и ум не могли помочь разгромленному восстанию или разрушить стены вечной темницы, поэтому прежний порядок становился все более бесполезным. Адская политика стала инструментом контроля, способом подчинить себе других демонов. Продвижение в звании достигалось за счет манипуляций или запугивания и подчинения окружающих. Ничего другого у изгнанников не оставалось.
Намару не создавали такой социальный порядок, но они поспособствовали его упадку. Люцифер призвал Намару возглавлять своих собратьев, и его слова до сих пор звучали в душе каждого Дьявола. Но если Люцифер говорил, что эта власть должна быть их долгом и обязанно-стью, их вкладом в общее благо, то теперь Намару искали власти ради самой власти – они жела-ли править другими демонами, но не направлять их. Частично это было связано с их желанием отречься от Люцифера, но одновременно они хотели смягчить распад души, утишить боль и одиночество, терзавшие их в Бездне. Некогда бывшие героями и защитниками, Дьяволы быстро превратились в манипуляторов и лжецов, властолюбцев и предателей, ибо таков был путь обмана, а обман был тем единственным, что оставалось у них в Аду.
Из рыцарей и героев Намару превратились в политиков и обманщиков. Но затем стены Бездны треснули, и Намару просочились назад в Мироздание. Они обнаружили заброшенный мир, в котором не было никаких следов Творца, и людей, едва напоминавших своих совершен-ных предков эпохи Вавилона. Теперь в людях сохранялась лишь слабая искра Божьей силы, а жизни их были посвящены поискам быстротечных удовольствий. Состояние человечества при-вело Намару в ужас – но и порадовало их. Казалось, смертных заботили только материальные богатства, радости и удовольствия, и они готовы были принять любую ложь, которая приближала их к цели. Такие приземленные желания у лишенных проницательности людей позволили Намару с легкостью управлять смертными. Человека можно было подтолкнуть к чему угодно, лишь пообещав ему награду, - и это до того, как Дьявол прибегал к обращениям и адским дарам. Люди хотели верить в ложь, и Намару – чье былое благородство рухнуло под тяжестью Ада – с радостью вводили в заблуждение своих добровольных подданных.
Но по мере того, как все больше демонов покидало Ад, ситуация менялась. Все чаще и чаще Намару находили в душах своих носителей давно позабытые честь, силу и способность к самопожертвованию. Хотя большая часть Дьяволов по-прежнему отвергает старые принципы Кровавого Легиона, заметное меньшинство все же вернулось к заветам Люцифера: убеждение, а не уступка; честь, а не выгода; ответственность, а не мгновенное удовлетворение. Разумеется, многие из этих героических Дьяволов так и остались терзаемыми Мукой чудовищами, но теперь они собственными руками творят все злодеяния и с гордостью носят мантию порока. А малая их часть, малая, но бесценная, совмещает честь с достоинством, моралью и состраданием - добродетелями, которые еще могут отбросить прочь тьму и спасти Себетту.

Новый рассвет|Убрать

В первые дни после освобождения из Ада Намару сформировали, пожалуй, самую многочисленную группу бежавших на Землю демонов, но едва ли эту группу можно было назвать самой сильной. Самые сильные и страшные Дьяволы были слишком велики для того, чтобы протиснуться в щели в стенах Ада, к тому же многие Дьяволы настолько увлеклись политиче-скими интригами, что просто не заметили ослабления границ Бездны. Но немалое количество Дьяволов с меньшей или средней силой, приблизившись к грани отчаяния, приложили все уси-лия для сбора всевозможной информации, выискивания секретов и изъянов в броне своих политических противников. Когда эта группа Намару поняла, что побег действительно возможен, она быстро убралась из Ада, пользуясь благоприятным стечением обстоятельств. Многие Намару попали на Землю именно таким образом, но большинству из них не хватает авторитета и мощи, имеющихся у некоторых освободившихся представителей других Домов.
Хотя Намару оказались лишены значимых постов и званий, они всецело посвятили себя обретению власти над своими бывшими собратьями и союзниками и привлечению смертных последователей. Другие Дома отвлеклись на чудеса нового и изувеченного Мироздания, на ра-дости и горести своих смертных носителей, но Дьяволы, за редким исключением, бросились в погоню за властью. С потрясающей быстротой они находили смертных поклонников и создава-ли секты, чтобы затем использовать эти источники Веры в борьбе за влияние на бурно разви-вающиеся адские дворы. Разумеется, демоны других Домов делали то же самое, но им не по си-лам было превзойти Намару в искусстве обмана и манипулирования, умении управлять людьми и демонами с помощью сладких слов и хитроумных обращений.
Еще одним значимым преимуществом Намару перед их соперниками стали авторитет и влияние их смертных носителей. Подобное тянется к подобному, и даже через разделяющую миры пропасть Дьяволы чувствовали смертных, которые разделяли их стремление к власти и отличались находчивостью. Хотя некоторая часть Дьяволов оказалась в телах служащих средне-го класса или никчемных ничтожеств, значительное число Намару завладело телами лучших и ярчайших из представителей человечества – людей с деньгами и властью, славой и последователями, обаянием и связями. Так на начальном этапе Намару получили преимущество, позволившее им накопить власть и влияние, и Дьяволы не стали отказываться от представившейся возможности.
Обладая столькими преимуществами, Намару в первые же дни после побега из Ада смог-ли захватить власть над Себетту. Дьяволы окружили себя адскими дворами вместо того, чтобы присоединиться к уже имеющимся дворам. Они взяли под контроль баланс власти в городах людей, а затем призвали других демонов встать под их знамена. Серьезные соперники часто получали должности советников, что позволяло Дьяволам сдерживать их жажду власти и держать их при себе, внимательно наблюдая за их действиями. Хотя Намару теоретически все еще служили старшим демонам, заключенным в Аду, почти все Дьяволы оставались верными своим сеньорам только на словах. На самом деле они служили только самим себе. Когда Себетту начали устанавливать в мире новый status quo, Намару оказались на самой вершине новой пирамиды власти, дергая за ниточки демонское сообщество и собирая Веру у преданных смертных последователей.
При этом всех Дьяволов терзает один и тот же страх: рано или поздно люди и демоны поймут, что Намару им больше не нужны.

Сдвигая ряды|Убрать

Намару вынуждены держаться вместе, даже вопреки недоверию и страху по отношению к представителям собственного Дома. Иногда Дьяволам приходится вместе работать, преодоле-вая яростное соперничество внутри Дома, так как при отсутствии единого фронта – без единого Дома, показывающего остальным Себетту, чего стоят Намару, - Намару могут потерять все.
Для Дьяволов, бежавших из Ада, ужаснее всего было осознание того факта, что в них нет необходимости. Некогда они были созданы для того, чтобы направлять и возглавлять остальных, чтобы показывать Элохим их задачи в процессе реализации Божьего Замысла. Но Божьего Замысла больше нет, а остальные Себетту сами знают свои задачи и силы. Они не нуждаются в Намару, которые стали бы им указывать, что им надо делать, - и не хотят эти указаний. Что касается людей, то они охотно позволяют себя вести, вот только от них тяжело добиться повиновения. Смертными можно командовать, говоря им то, что они хотят слышать, но стоит только начать проповедовать иные ценности, и можно потерять последователей. Все дело в том, что Мироздание, и Себетту в том числе, прекрасно могут обойтись без Намару. И это невыносимо.
Остальным Себетту еще предстоит понять, что Намару не так уж и важны. Демоны на протяжении многих веков почитали и уважали Первый Дом, и им требуется время, чтобы изба-виться от привычки подчиняться Намару. Пытаясь избежать такого конца (или хотя бы отдалить его приближение), Намару были вынуждены действовать сообща, одним Домом, чтобы показать свою значимость и влияние на политическую систему демонов. При необходимости Дьяволы будут выступать единым фронтом, направляя объединенные усилия на достижение желанной цели – в особенности если она способна упрочить положение Дома и придать Намару дополнительный вес в обществе. Намару часто объединяются и на индивидуальном уровне, сообща работая над увеличением влияния одного или нескольких членов группы. Хотя при этом не все Дьяволы получают желаемое, Дом в целом набирает политическую силу и оказывается в выигрышном положении. А до тех пор, пока Дом силен, пока Себетту не могут понять, что их бывшие предводители превратились едва ли не в паразитов, каждый отдельно взятый Дьявол благоденствует.
Но у этой системы есть один легко заметный недостаток: Дьяволы не доверяют друг дру-гу. Им ясно, что их самые упорные конкуренты в борьбе за власть и господство в современном мире – это их же собратья, Намару, претендующие на те же зоны влияния, территории и паству, а то и готовые похитить с трудом накопленную энергию. Дьяволы понимают своих товарищей по Дому лучше, чем остальных демонов, и знают, что им нельзя доверять. Но все же им прихо-дится действовать сообща, чтобы поверить, что у них по-прежнему есть цель. Дьяволы, сцепив-шиеся из-за территории или сферы влияния, могут тайно заключить перемирие, разграничив свои интересы и права, при этом оба будут притворяться, что обладают полнотой власти, чтобы ввести в заблуждение окружающих. Разумеется, при этом каждый из них будет вести яростную закулисную борьбу, пытаясь поколебать положение соперника.
Результатом всех этих дрязг и метаний стал Дом, разрываемый на части предательством и заговорами, но при этом отчаянно пытающийся скрыть истинное положение дел от остальных Себетту. Другие демоны привыкли смотреть на Дьяволов как на честолюбцев, склонных соперничать друг с другом за власть, но способных объединиться ради решения общих задач, и эта точка зрения недалека от истины. Они также считают Дьяволов важными и могущественными членами демонского сообщества, которых надо уважать и слушаться. Что ж, именно такого образа мыслей Намару и добивались.

Политика и интриги|Убрать

Другие демоны считают, что в Первом Доме царит относительное единодушие. Разуме-ется, там есть соперничество и разногласия, но по большей части Дом держится вместе. За ку-лисами, вдали от глаз других падших, величайшие из Намару ведут постоянную скрытую Борь-бу за влияние и власть над своими товарищами, а также ищут способы распространить это влияние на всех Себетту.
Первым и самым известным из всех Намару, разумеется, является Люцифер, давно ис-чезнувший вождь Себетту. Его недавнее появление в Лос-Анджелесе взбудоражило все демоническое сообщество, так как демоны бросились выяснять, где же он прячется и что замышляет. Его возвращение, хотя и ставящее в тупик и предвещающее опасности, пошло на пользу Намару, которые стали пользоваться еще большим вниманием и уважением со стороны остальных демонов. В эти беспокойные времена падшие надеются на Дьяволов, которые могли бы возглавить их, так как Первый Дом лучше все остальных сможет вычислить, обнаружить и, возможно, взять под контроль Светоносного.
Но до тех пор, пока Люцифер скрывается ото всех, самым могущественным Дьяволом Мироздания остается Бельфигор, глава фракции Фаустианцев и один из самых влиятельных де-монов на Земле. Помимо неизмеримой личной силы и мощи, у Бельфигора есть полная под-держка со стороны самой многочисленной фракции демонов. Даже его противники почитают его как великого воина, паладина и искусного политика. Многие демоны считают, что в отсут-ствие Люцифера именно Бельфигор должен повести Себетту к новым вершинам, и это мнение встречается и среди идеологических противников Фаустианцев. Может быть, он и враг, дума-ют они, но он старается возвысить всех нас. На самом деле Бельфигора заботит только его собственная власть, его собственная слава. Возможно, он и захотел бы возвысить всех Себетту за счет человеческой Веры, но только при условии, что он станет самым главным из демонов (не исключая Люцифера). Хитроумный кукловод и политик, Бельфигор постоянно задумывает новые интриги и строит планы, способствуя продвижению идей Фаустианцев и всех Намару, но не забывая при этом и об увеличении собственной значимости в обществе.
Самым опасным противником Бельфигора стала Нуриэль, Намару, возглавившая группировку Миротворцев. В демонской политике у Миротворцев практически нет права голоса, так как многие презирают их как предателей и отступников. Но Нуриэль добилась уважения – и, что более важно, власти – благодаря своей увлеченности, мужеству и постоянным попыткам спасти как демонов, так и людей. В ней многие Дьяволы видят тот героический идеал, что некогда двигал ими, страсть и благородство, которые были их врожденными качествами. Мало кто из Дьяволов соглашается с ее идеями, но многие уважают и даже боготворят ее за ее чистоту, и это уважение позволяет Нуриэль влиять на политику внутри Дома.
Еще одной значимой фигурой среди Намару стал недавно вернувшийся на Землю Дьявол, который неожиданно сумел приобрести заметное влияние и союзников. Спенту Манью - обыч-ный падший рыцарь, стоящий в самом низу адской иерархии, но так было до того момента, ко-гда Люцифер появился над Лос-Анджелесом, где у Спенту Манью была штаб-квартира. В не-разберихе, последовавшей за появлением Денницы, Лос-Анджелес приобрел огромную значи-мость и приютил больше демонов, чем любой другой город Земли. Город разделен между двумя соперничающими адскими дворами, каждый из которых стремится получить власть над демо-нами, и Спенту Манью сумел занять видное место при каждом из этих дворов. Влияние и хит-роумные планы Дьявола окутывают весь Лос-Анджелес, весь его Дом и, пожалуй, все демони-ческое сообщество. Бельфигор уже сделал ему предложение дружбы и сотрудничества, надеясь воспользоваться способностями выскочки в своих целях, но Нуриэль пока держится в стороне, пытаясь понять, что же на самом деле замыслил интриган из Лос-Анджелеса.
Разумеется, все эти трудности и разногласия держатся в тайне от других демонов, так как Намару изо всех сил изображают полное единство. Но время идет, все больше Дьяволов покидает Ад, и все больше и большее их число предпочитает идти своим путем, не обращая внимания на попытки своих бывших собратьев удержать власть. Эти отступники и отщепенцы – не просто  безобидные одиночки, их существование представляет опасность для Дома в целом. Ошибки и неудачи (или, того хуже, намеренные действия) таких одиночек могут навредить тщательно создаваемому имиджу Дома. Если на фасаде выстроенного Намару здания появятся трещины, остальные падшие могут понять, что им не нужны эти «избранные лидеры». И тогда демоны просто порвут на куски Дом, который так долго владычествовал над ними.

Отредактировано Алиса Фаустовна (2010-05-21 20:38:22)

3

Светочи

Точно так же, как после Падения Намару искали славы, как во время Войны Гнева они стремились насытить свою гордость подвигами и свершениями, так и современные Дьяволы жаждут власти, влияния и обожания со стороны сородичей. По всему миру Дьяволы накапливают власть и зарабатывают признание, продвигая идеи своих группировок и одновременно добиваясь личного влияния. Ниже приведено описание нескольких Намару, сумевших занять ведущие позиции в новом миропорядке. Намного большее их число выжидает подходящего момента, чтобы добиться своего и стать новыми царями Вселенной.

Бельфигор|Убрать

Пока Люцифера нет, Бельфигор – неоспоримый предводитель Намару, и уходить с этого поста он не собирается. Его первоочередная задача – контроль многочисленных политических соперников, которым нельзя позволить отобрать власть, но при этом нельзя допустить, чтобы они полностью утратили влияние. Настоящему вождю нужны враги,  хотя бы для того, чтобы доказать: он настолько важен, что против него устраивают заговоры. Для замыслов Бельфигора жизненно важно, чтобы Нуриэль, Спенту Манью и прочие значимые демоны оставались в оппозиции к нему, оспаривая его положение верховного правителя и переманивая друг у друга последователей и ресурсы.
Возвращение Люцифера – вот что вызывает у Бельфигора страх. Если Денница объявится и присоединится к демоническому сообществу, у Бельфигора просто не будет шансов сохранить власть над Намару. Обещания пришествия Люцифера и воплощение его мечты о раскрытии потенциала человечества хороши только до тех пор, пока сам Денница не вышел на сцену. Большая часть внимания Бельфигора сейчас сосредоточена на выявлении местонахождения Люцифера с помощью Намару из фракции Люцифериан и других источников. Если Люцифер когда-нибудь объявится, Бельфигор намерен немедленно напасть на него и нанести смертельный удар, который затем можно будет списать на Жаждущих (Губителей). Если нападение провалится, Бельфигор объявит себя ближайшим союзником Люцифера, втайне готовясь расколоть Дом надвое и использовать людей в войне против Денницы. Возможно, всему этому не суждено случиться, но страх возвращения Люцифера терзает Бельфигора. Погрузившись в составление планов отступления и подготовку запасных позиций, Дьявол отвлекся от остальных своих замыслов и обязанностей. Если он не проявит осторожность, он рискует лишиться власти и без возвращения Люцифера.

Нуриэль|Убрать

Нуриэль, глава Миротворцев, является полной противоположностью Бельфигора и сражается ради того, чтобы вернуть честь и героизм, которые были утеряны за тысячи лет в Аду. Пока ее противник интригует и планирует, Нуриэль действует, стремясь своими поступками заработать уважение со стороны собратьев и повести их к искуплению и прощению. Ее не останавливает тот факт, что большая часть Себетту, в том числе и из ее собственного Дома, вовсе не желают прощения – она опирается на собственную веру и мужество. Нуриэль не ищет политической власти и не вступает в союзы и заговоры, как ее противник. Она считает свое положение счастливой случайностью и использует его в основном для продвижения идей Миротворцев, которые призывают к прощению и объединению с людьми.
Мало кто из Дьяволов понимает, что Нуриэль отвернулась от своего Дома и не заботится о достижении целей Намару. Она больше не боится, что остальные Себетту сочтут ее никчемной и бесполезной. Теперь она определяет себя через свои поступки, а не через Дом. Многие Дьяволы до сих пор ждут, что она откроет свои истинные планы и покинет Миротворцев, чтобы обрести больше власти и упрочить положение Намару. Они не понимают, что Нуриэль присуща искренность – редкое качество в современных Дьяволах. Некоторые Дьяволы поддерживают ее из простого уважения, но многие поступают так, ведомые жадностью и надеждой на грядущие награды. Когда в конце концов станет ясно, что Нуриэль – бескорыстный и убежденный Миротворец, ее власть может исчезнуть, что приведет к отпадению последователей-Намару и, возможно, повредит планам ее группировки.
Спенту Манью
Удачливый падший рыцарь никогда не думал, что он сможет так просто получить власть, и благодарить за это ему нужно Люцифера. Спенту Манью всегда хотел получить власть над Намару и демонским сообществом и долгие годы готовился, чтобы добиться этого. Именно поэтому он основал второй адский двор в Лос-Анджелесе и отказался от роли диктатора. В результате он смог занять важную должность, позволяющую постепенно наращивать влияние на оба двора, выстраивать в городе структуру власти и распространять власть с помощью СМИ и постоянных интриг. Но Люцифер избрал Лос-Анджелес местом своего появления, и Спенту Манью внезапно обнаружил, что он держит в руках ниточки управления самым важным городом мира. Больше нельзя было выжидать и медлить. Он начал быстро приобретать влияние, буквально за одну ночь став одной из главных фигур демонского сообщества.
Все происходит слишком быстро, слишком непредсказуемо. Спенту Манью тщательно разработал свои планы, но был вынужден отказаться от них ради более срочных и менее продуманных интриг. Он намного раньше намеченного срока сделал Бельфигора своим противником, став угрозой Фаустианцам до того, как получил возможность подчинить себе фракцию. Лос-Анджелес просто кишит демонами, которые в любой момент могут вырвать власть из рук Спенту Манью до того, как он упрочит свое положение. Контроль над соперничающими дворами Лос-Анджелеса требует все больших усилий. Если дворы выйдут из-под его власти, он станет уязвим. Спенту Манью нужно перевести дыхание, отвлечь внимание Себетту и разработать новую стратегию. Его вполне устроит полномасштабная война между демонами Лос-Анджелеса и чудовищными Привязанными, проникающими в город. Пытаясь ослабить свои врагов, Дьявол готов скормить их ужасным тварям в надежде, что ему удастся вернуть себе власть над залитым кровью городом.
Он ошибается.

Кель Асуф|Убрать

Его называют Обманщиком, Отцом Лжи, Лжецом. Еще до того, как восстание провали-лось и Себетту отправились в Бездну, они дали Кель Асуфу много разных имен. Но в Аду вели-кий лжец обнаружил, что его слава (скорее, дурная репутация) не принесла ему преимуществ. В политической системе, основанной на тайнах и интригах, прослыть лжецом значит навредить себе, ведь невозможно обманывать и дурачить врагов, если они ожидают от тебя обмана. Кель Асуф был непревзойденным мастером вранья, и эта репутация повредила ему в Бездне. Бывшие соратники презирали и сторонились его, предпочитая держаться подальше от потенциального предателя. Лишившись былой славы одного из самых важных демонов Времени Жестокостей, Кель Асуф упал на самое дно и занял свое место среди слабейших Намару.
Теперь, после возвращения во Вселенную и вселения в тело пронырливого журналиста Мило Колтрейна, Кель Асуф больше не хочет оставаться парией. Его снедает жажда власти, и он готов на что угодно, чтобы отомстить Намару и остальным Себетту за испытанные в Аду унижения. Его собственных сил для этого недостаточно, даже с учетом его искусства обмана, но Кель Асуф разработал невозможный, ужасный план. Он верит, что где-то во Вселенной хранится Божий Замысел, сокрытый, но не уничтоженный чертеж реальности, который Люцифер после Падения забрал у Намару. Без сомнения, Замысел был поврежден, искажен, испорчен, он потерял былое совершенство, но все же в нем до сих пор сохранилась неодолимая сила, способная изменить саму реальность. Сила, которой, как верит Кель Асуф, можно соврать. Божественный Замысел определяет не только Мироздание, но и Творца, и безумный Намару хочет убедить эту силу в том, что он и есть Бог. Все, что ему надо, - это найти Замысел.

Реликвии и утраченные знания|Убрать

Стремясь вернуть своему Дому былую славу и, разумеется, преследуя другие, менее важные цели, Намару получили доступ к огромному числу уникальных сил, оружия, ритуалов и реликвий. Некоторые из этих артефактов было разработаны в годы, последовавшие за освобождением из Ада. Другие были утеряны или сокрыты тысячи лет назад, чтобы вновь появиться в новом мире.

Реликвии
Ниже приведены описания артефактов, которые чаще всего встречаются у Дьяволов, в отличие от представителей других Домов. Некоторые из них и в самом деле уникальны, и хозяева ревностно берегут их. Дьяволы могут пользоваться и другими артефактами, попавшими к ним в руки, отдавая предпочтение тем из них, которые могут усилить их влияние на волю людей и помочь в совершении подвигов.

Коварные Ножи|Убрать

Дом Утренней Звезды создавался как Дом героев, а не убийц, но, вернувшись из Бездны, Дьяволы поняли, что они прекрасно подходят на роль наемников. Их сладкие речи и внуши-тельная внешность позволяет им проникать в лагерь противника, чтобы затем подобраться к вождю и, выждав подходящий момент, нанести удар. Но огонь оставляет следы, так же, как и клыки и рога, поэтому наемникам из числа Намару нужно было оружие, позволявшее поражать врагов, не раскрывая при этом истинной природы убийцы. Так появились Коварные Ножи, оружие, которое в глазах смертных выглядит как обычный предмет и которое наносит вред, не оставляя раны.
Коварные Ножи имеют форму невинного предмета и душу оружия. Создатель артефакта берет обычную вещь, например, карандаш, зонтик, книгу, которая и дает оружию материальную форму. Высокотехнологические устройства, такие, как мини-ПК и ноутбуки, использовать нельзя, так же, как и предметы, чья длина превышает несколько футов, а вес – несколько фунтов. Выбранному предмету демон придает духовные свойства холодного оружия, например, кинжала или меча. Артефакт можно наделить качествами только холодного оружия, к тому же – самого простого (бензопилы и электрические стрекала не подходят). Готовый артефакт выглядит и ощущается как обычный предмет, но его душа – это душа смертоносного клинка. В битве артефакт наносит раны душе врага, буквально разрезая ее на части, но оставляя нетронутым тело.
Система: Для создания коварного ножа требуется Знание Душ и Знание Сияния, а также Знание Кузнечного Дела. Мастер выбирает как материальную форму артефакта, так и духовное наполнение оружия. Владелец активирует нож броском на Веру (сложность 6), в результате чего артефакт до конца сцены (эпизода) получает свойства оружия. Активированный артефакт по-прежнему выглядит как обычный предмет, но теперь его можно использовать в бою в качестве холодного оружия. Из предмета как бы «выступает» невидимое энергетическое лезвие с обычными характеристиками оружия такого типа. Только демоны, использующие способность Видеть призраков (способность Образа), могут заметить лезвие. Если сам владелец не видит клинок, сложность всех атак с ним увеличивается на единицу. Аналогично, если клинок невидим для жертвы, сложность бросков на уклонение/блокирование возрастает на единицу (штраф +1).
Если коварный нож наносит удар, плоть жертвы остается невредима, - страдает дух. Поглощение повреждений возможно за счет Сообразительности, а не Выносливости; броня не помогает защититься от удара. Оружие наносит поверхностные или летальные повреждения, при этом поглощение летальных повреждений с помощью броска на Сообразительность возможно только в том случае, если персонаж может поглощать обычные физические летальные повреж-дения. Раны от коварного ножа невидимы, рассмотреть их можно только с помощью способности Видеть призраков. По решению Рассказчика, персонаж со Сверхъестественной осведомленностью может понять, что жертва была ранена или убита одним из коварных ножей.

Покаянный колокол Маркосия|Убрать

В анналах падших Маркосий значится, а иногда и порицается, как великий военачальник-Намару из Эбенового Легиона. В эпоху ужасов, знаменовавших Время Жестокостей, Маркосий без разбору уничтожал смертных и ангелов, мечом и огнем проходя по армиям врагов и оглашая Небо криками радости. Но в Век Вавилона могучий воин-Намару изменился – он отверг ярость и насилие Эбенового Легиона и перенес свою верность на Кровавый Легион Люцифера. В знак отступничества Маркосий создал колокол с мелодичным звоном, совершенное изделие из серебра и хрусталя, отражавшее сущность и сожаления демона, и наполнил его звоном весь мир. Те, кто слышал звон колокола, бросали меч и щит и протягивали противнику руку в знак примирения, ибо мир Маркосия сходил на их души.
Многие Дьяволы, знающие о существовании колокола и его силе, считают его мощным оружием, которое может поспособствовать миру. Они надеются, что колокол может предотвратить битвы и распри и усадить противников за стол переговоров. Но другие Намару помнят о коварстве  Маркосия и считают, что у колокола может быть и иное назначение. Звон колокола успокаивает спорщиков и позволяет избежать насилия, но он не мешает лгать, сбивать с толку, манипулировать и использовать воздействующие на разум обращения. Если на то пошло, он упрощает все эти действия, так как те, кого вы собираетесь одурачить, не могут обратить на вас свой гнев и воспротивиться вашим сладким речам. Такие Дьяволы считают колокол не столько средством успокоения и примирения, сколько орудием для ослабления оппозиции, - и они хотят знать, не задумал ли Маркосий с самого начала такую хитрость.
Колокол Маркосия, найденный в заброшенном тайнике в Андах, попал в руки Бельфигора, главы Фаустианцев и самого влиятельного из Намару. Демон считает этот колокол бесценным, но очень неудобным сокровищем. В конце концов, высота колокола составляет 15 футов, он весит почти две тонны и изготовлен из огромного количества серебра и драгоценных камней поэтому его нельзя выставлять на всеобщее обозрение, наоборот, колокол приходится тщательно охранять. До сих пор Бельфигор не смог толком воспользоваться им, предпочитая не полагаться на силы колокола и не привлекать внимания воров. Он придерживает артефакт для тех случаев, когда потребуется как следует поработать над переговорами и мирными соглашениями. Нуриэль, глава Миротворцев, знает, что колокол попал к ее противнику, и думает над тем, как его можно похитить у Фаустианцев. Она считает, что колокол принесет больше пользы в руках мирных (и временами лживых) Миротворцев.
Система: Чтобы заставить колокол зазвучать, персонаж должен ударить молотом в точно выбранное место, причем с такой силой, чтобы откликнулся весь колокол, для чего требуется бросок на Силу + Актерство (сложность 7), а также бросок на Веру. Колокол издает совершенный звон, слышимый всем, кто находится от него на определенном расстоянии (расстояние в ярдах равно количеству успешных баллов, полученных при броске на Актерство, умноженному на 100). Все, кто слышит этот звон, теряют способность гневаться, ненавидеть или злиться. Их наполняет спокойствие, не позволяющее нападать и применять насилие до тех пор, пока звучит колокол (время звучания в минутах равно значению постоянной Веры персонажа, умноженному на 10). Тех, кто оказался под воздействием колокола, легко обмануть или запутать; сложность бросков на Манипулирование, применяемое к таким персонажам, уменьшается на единицу.
Смертные автоматически попадают под влияние колокола, они не могут сопротивляться. Демоны могут оказывать сопротивление, но с большим трудом, предварительно ожесточив свои души против красоты. Бросок на сопротивление выполняется на каждого демона в зоне слышимости (учитывается запас Силы воли, сложность равна 8). Если бросок был успешным, демон не поддается колоколу, но при этом получает единицу временной Муки.

Вестник рассвета, боевой конь Люцифера|Убрать

Люцифер был не просто военачальником, он был героем – возможно, первым героем, сошедшим на Землю. Как и все герои, он часто странствовал по миру верхом на огромном коне, которого создал из собственного сияния и света солнца. Этот конь, которого иногда называли Вестником рассвета, был живым огнем и светом – совершенным сияющим зверем, способным летать по воздуху, в один момент достигать края Вселенной и топтать копытами отвратительных тварей и высокомерных ангелов, с которыми сражался его хозяин.
Когда Люцифер исчез, исчез и его конь, и большинство демонов считало, что он много тысяч лет назад обратился в чистую энергию,  но так было до тех пор, пока Дьявол Иллуянка не нашла древние, примитивные удила и уздечку, пылящиеся в коллекции безумного волшебника в Дубае. Она прикоснулась к ним своей Верой, и пред ней предстал Вестник рассвета, огромный жеребец, пышущий жаром солнца. В то же самое время уффингтонская «Белая лошадь» - меловый силуэт лошади длиной 365 футов, высеченный на склоне холма в Южной Англии, - исчезла, будто ее никогда и не было (по счастью, в то время в Англии была ночь). Каким-то образом Люцифер сумел превратить своего коня в меловую фигуру, которая по приказу оживает, а затем вновь возвращается на склон холма.
Демон, владеющий древней сбруей, может использовать коня для практически мгновенного перемещения – на спине этой лошади всадник за несколько мгновений может преодолеть тысячи миль. Посторонний наблюдатель увидит, как конь и всадник исчезают в золотистом сиянии, чтобы вновь появиться в другом месте. Каждый раз при призыве Вестника рассвета Белая лошадь из Уффингтона исчезает, а затем вновь появляется. Некоторые из британских таблоидов уже напечатали рассказы об исчезающей туристической достопримечательности.
Система: Вызвать Вестника рассвета просто. Всадник должен просто прикоснуться к уз-де и удилам, чтобы конь появился перед ним (броска не требуется). После этого нужно выполнить бросок на Веру, чтобы «активировать» коня, одновременно шепча ему в ухо место назначения. После этого конь проскачет тысячу миль за каждый полученный успешный балл, покрыв все расстояние за один ход. Чтобы добраться до самых отдаленных мест, коню придется скакать в несколько этапов. Каждый ход выполняется очередной бросок на Веру, заново «активируя» коня.
Но большая часть демонов не знает, что Вестник рассвета поддался порче. Разум животного, сотворенный Люцифером из солнечного света, за тысячи лет пришел в расстройство, и конь заражает своим безумием всадников. Каждый раз, когда демон выполняет бросок на Веру для «активации» коня, он получает единицу временной Муки.

Броня милосердия|Убрать

Случилось так, что во время осады Генхиннома Дьявол Ладон отбросил армию смертных сторонников Неба, вооружившись лишь голыми руками да обмотанными вокруг тела полосками ткани, которыми обычно перевязывали раны. Когда солдаты из армии Небес приближались к неподвижно стоявшему на рухнувших южных воротах Ладону, они видели бинты, обвивавшие тело демона, и понимали, какую боль, страдания и унижения принесут их удары этому несопротивляющемуся созданию. Солдаты осознавали, какой вред наносит каждый их удар, и у них опускались руки, потому что им была невыносима сама мысль о причинении другому существу такой боли. Тогда ангел Рюбезиэль, вооруженная мечом из чистейшего алмаза, прошла сквозь ряды своих воинов и изготовилась нанести смертельный удар Ладону – но, почти час простояв с воздетым клинком, отвела назад войска. Заглянув в лицо ужасам, которые они могли бы сотворить, силы Неба отступили.
Хотя полоски ткани, некогда обвивавшие тело Ладона, давно сгнили, многие Дьяволы изготавливают Броню милосердия из современных одежд. Для этого требуется Знание Человечества, Знание Небожителей и Знание Желания. Любой, кто вздумает атаковать облаченного в Броню персонажа, перед ударом ясно осознает, какую боль и страдания он собирается причинить противнику. Обычно это осознание настолько ошеломляет, что нападающий не может заставить себя нанести удар, - если же ему это удается, то он ощущает всю причиненную боль.

Система: Зачаровать можно только обычную одежду. Предметы, и без того дающие бонус к поглощению повреждений, использовать нельзя, так как чары рассчитаны на ничем не защищенного носителя. Каждый раз при нападении на персонажа, облаченного в Броню, смертный должен выполнять бросок на Силу воли (сложность 9); если бросок оказывается неудачным, человек не в силах нанести удар. Демон, решивший ударить персонажа в Броне, получает единицу временной Муки. В любом случае нападающий, нанесший удар по персонажу в Броне, теряет один кубик из всех запасов бросков до конца сцены (эпизода) из-за ощущения боли, причиненной жертве.

Первый язык|Убрать

До падения Вавилона люди говорили на Едином Языке – первом языке, самом совершенном из возможных. Когда демоны в конце концов потерпели поражение, Господь стер знание Единого Языка из разума людей, тем самым обрекая их на разноголосицу и лишая возможности в полной мере видеть и понимать чудеса Творения. Смертным пришлось учиться строить общение с помощью дюжин искаженных, неэффективных языков, обладавших лишь жалкой долей силы Первого языка, но демоны в Преисподней сохранили воспоминания о Едином Языке.
Когда демоны вернулись из Бездны, Дьявол Тельхинен попытался обучить Единому Языку своих смертных последователей, но понял, что в эти лишенные веры времена слабые человеческие души не в силах вынести всю мощь Праязыка. Ученики быстро начинали понимать Язык, впитывая его как губка воду, - но, подобно воде, Язык заполнял их, вытесняя все остальное. Вскоре ученики Дьявола потеряли возможность говорить, читать и мыслить на любом другом языке, даже на том, который был им родным. Отныне и вовеки они могли понимать только Первый язык, из-за чего внезапно оказались живущими в мире, заполненном бессмысленным бормотанием.
На этом эксперимент мог и закончиться, а Тельхинен стал бы заботиться о своих практически впавших в аутизм последователях до самой их смерти, но однажды демон понял, что Единый Язык оказывает на людей и иной эффект. Во-первых, те, кто говорил на Первом языке, обрели проницательность, которую человечество утратило при Падении. На них не влияли иллюзии и обман, они не впадали в истерику при виде адских образов демонов. Во-вторых, остальные люди отвечали на Единый Язык. Хотя они не понимали слов Праязыка, значение этих слов хранилось в их душах, у самых корней языка, который они использовали для описания мира. Если носитель Праязыка отдавал приказ другому человеку, тот не понимал, что ему сказали, но его подсознание реагировало на сказанное, и человек выполнял приказ. Смертный, овладевший Праязыком, мог командовать другими людьми, которые подчинялись бы ему, сами не зная по-чему, до тех пор, пока их разум полностью не усвоил бы Единый Язык. Подобно вирусу, Единый Язык передавался бы слушателям, которые тоже утрачивали бы способность говорить на других языках.
Сейчас на Праязыке говорит только жалкая кучка смертных, и их наставники из числа Дьяволов держат их в стороне от других людей. Для носителей языка жизнь стала пугающей и непонятной; мир для них – это мешанина из невразумительного бормотания и непостижимых символов. Дьяволы изолировали их от остальных людей, чтобы не допустить распространения языкового «вируса», и пользуются их силами только тогда, когда риск распространения Пра-языка минимален.
Система: Первый Язык – это язык, которым может владеть любой демон с Языкознанием (хотя большинство демонов им не пользуются, предпочитая извлекать выгоды из Енохианского языка), но на демонов он не влияет. Смертные легко и быстро учат его (на изучение Пра-языка тратится две единицы опыта) или же «заражаются» им, интуитивно усваивая язык на слух. В каждом эпизоде, когда смертный слышит Праязык (помните, что в записи язык не действует), выполняется бросок на Восприятие + Языкознание (сложность 8). В случае успеха игрок (персонаж) получает единицу опыта, которую можно потрать только на изучение Праязыка. После получения двух таких единиц опыта персонаж автоматически учит Праязык, хочет он того или нет, после чего теряет способность понимать любой другой язык. Его нервные проводящие пути меняются под давлением Праязыка. Остальные языки кажутся ему бессмысленной тарабарщиной, а письмена – странными закорючками (записей на Праязыке не сохранилось).
Смертные, говорящие на Едином Языке, получают массу преимуществ. Во-первых, они невосприимчивы к эффектам Проявления, они так же устойчивы к иллюзиям, как и демоны, а сложность всех попыток управлять их разумом или эмоциями возрастает на единицу. Во-вторых, они могут командовать другими смертными, отдавая им приказы на Праязыке. Слушатели не понимают приказов, но, тем не менее, выполняют их. Когда носитель языка отдает приказ, тратится единица Силы воли и выполняется бросок на подходящие Способности (Обаяние + Лидерство, Манипулирование + Запугивание и пр.) Жертва сопротивляется, выполняя бросок на Силу воли (сложность 7). Если у слушателя выпадает меньше успешных баллов, чем у носителя языка, слушатель беспрекословно выполняет приказ. Приказы, отданные на Праязыке, должны быть простыми и понятными, так как подсознание может анализировать только те утверждения, в основе которых нет современных понятий или имен собственных. Так, можно приказать «Убей того человека», но нельзя приказать «Угони этот автомобиль и езжай на нем в Пасадену». Демоны не могут отдавать приказов на Едином Языке, тем самым вынуждая людей подчиняться. Эта возможность есть только у смертных носителей языка. Слушатель, который сам знает Единый Язык, не поддается его влиянию.

Замороженное пламя|Убрать

Замороженное пламя, или огневик, - это довольно распространенная среди Дьяволов без-делушка, выглядящая как рубин или кусок красного стекла. Она и в самом деле изготавливается из бриллианта или чистого хрусталя, а красный цвет ей придает пламя, запертое в камне. В про-цессе создания огневика бушующее пламя запирают в кристалле или драгоценном камне, как бы «замораживая» его до тех пор, пока Дьявол не активирует артефакт – и тогда огневик становится огненным шаром.
Система: Для создания огневика требуется Знание Пламени и Знание Земли. Мастер за-жигает огонь – или через обращение, или обычным способом, - а затем вводит пламя в камень. Чем сильнее и жарче пламя, тем выше должно быть качество камня. Небольшой костер можно заключить в кусок отполированного прозрачного кварца, а бушующий огненный шторм высо-той с небоскреб потребует бриллианта не менее чем в 20 карат. По завершении работы огонь втягивается в камень, который приобретает насыщенный красный цвет и становится едва теп-лым на ощупь.
Мастер может активировать огневик на любом расстоянии, так как он наделяет камень малой частью своего Истинного Имени. Называя эту часть Имени, он пробуждает камень к жизни. Для активации камня требуется успешный бросок на Веру (сложность 7). После активации огневик взрывается. Он оказывает такой же эффект, как обращение Воспламенение (Ignite) с высокой Мукой. Интенсивность пламени и радиус поражения зависят от силы заключенного в камне огня.
Хотя огневик можно использовать в бою в качестве гранаты, такое его применение счи-тается довольно грубым. Намного эффективней использовать огневики вместо бомб и для соз-дания ловушек. Хитрые Дьяволы прячут камни в укреплениях своих врагов или вставляют их в украшения и «дарят» противникам. Огневик с трудом поддается обнаружению, в том числе и Сверхъестественной осведомленностью (сложность 9). Если поднести камень к глазам, можно заметить, что цвет камня меняется, словно у медленно танцующего пламени (Восприятие + Бдительность, сложность 8). Такое использование огневика сопряжено с определенными рисками, так как камень несет в себе частицу Истинного Имени создателя. Если другой демон тщательно изучит духовную составляющую камня (Восприятие + Оккультизм, сложность 9), он сможет узнать фрагмент имени и, теоретически, использовать его против создателя артефакта (см. основные правила).

Ритуалы|Убрать

Как указано в Шестой главе Руководства игрока, ритуалы – это сложные обращения, со-четающие несколько Знаний для создания нового, мощного эффекта. Дьяволы считают себя создателями ритуалов, заявляя, что сам Люцифер разработал первый ритуал во время осады Генхиннома, но кое-кто из демонов оспаривает это утверждение. Впрочем, не имеет значения, который из Домов первым додумался до ритуалов; Дьяволы доказали, что они в совершенстве овладели этим искусством. Их умение координировать и изменять обращения других демонов сделал их превосходными разработчиками, составителями и исполнителями ритуалов.
Описываемые ниже ритуалы являются уникальными ритуалами Дома Утреней Звезды и, как правило, не известны остальным Домам. Дьяволы ревниво охраняют секреты своих ритуалов – возможно, затем, чтобы сохранить преимущество перед остальными Домами, возможно, потому, что им приятно чувствовать превосходство, даруемое тайными знаниями.

Свет утренней зари|Убрать

Манипуляции со светом к компетенции Намару, так как в первые дни Творения Глашатаи сами были светом, теми звездами, что светили в небе. Более того, Глашатаи управляли солнцем, первой и самой совершенной из всех звезд, и передали божественную искру Творца людям в тот миг, когда над Мирозданием забрезжил первый рассвет, пробуждая Адама и Еву ото сна. С помощью ритуала Намару могут воссоздать тот первый рассвет в середине ночи, заполнив окрестности ярким, солнечным светом – не горячим сиянием, но мягким свечением, тревожащим души и людей и демонов.
Первичное Знание: Знание Небожителей ***.
Вторичное Знание: Знание Человечества **, Знание Света *.
Начальная стоимость: 18.
Ограничения: ритуал проводится только ночью.
Минимальное время проведения: 36 минут.
Система: Выполняется бросок на Обаяние + Лидерство. На время в минутах, определяемое количеством выпавших успешных баллов, окрестности наполняются ярким (но не слепящим) светом. Радиус освещенной территории в милях равен значению постоянной Веры демона. Солнечный свет исходит от ритуальных символов, но сами символы светятся не ярко. Свет отгоняет тени от знака и освещает все места и объекты на территории действия ритуала так, как они бывают освещены в первые минуты рассвета.
И смертные и демоны на территории действия ритуала могут испытать прилив энергии и воодушевления, вызванный рассветом, который освещает их как физически, так и духовно. Все смертные на этой территории получают единицу временной Силы воли, если значение Силы воли на тот момент у них было ниже их обычного максимального значения. Они также излечивают один уровень поверхностных повреждений. Для каждого демона, попавшего под воздействие ритуала, выполняется бросок, сложность которого равна постоянному значению Муки демона. За каждый успешный балл они получают единицу временной Силы воли (до максимально возможного значения). Неудачный бросок указывает на то, что демон слишком измотан страданиями и ненавистью и не получает облегчения от поцелуя утреннего солнца. При провале броска демон получает единицу постоянной Муки.
Свет, создаваемый этим ритуалом, - это настоящий солнечный свет, со всеми его физиче-скими и духовными свойствами. Все создания, на которых солнечный свет оказывает влияние, например, вампиры и прочие сверхъестественные существа, получают повреждения от рассвета, вызванного ритуалом, на протяжении всего времени свечения символов или до тех пор, пока не найдут убежища. Когда эффект от ритуала прекращается, символы круга перестают светиться, а свет гаснет.
Мука: Этот ритуал, проводимый демоном с высокой мукой, создает сумрачный, давящий кроваво-красный свет, подобный свету от умирающей звезды. Смертные, которых коснулся такой свет, впадают в отчаяние и безумие, страдают от ночных кошмаров и теряют единицу временной Силы воли. Смертные прислужники демонов могут сопротивляться воздействию света, выполнив бросок на Силу воли (сложность 8). Все демоны в зоне действия ритуала могут черпать силу в этом кровавом свете, но только поддавшись живущей в них тьме. Выполняется бросок на Муку со сложностью, равной значению постоянной Веры демона. За каждый успешный балл демон получает единицу временной Силы воли и единицу временной Муки.
Варианты: Нет.

Призрачный ад|Убрать

Этот ритуал позволяет Дьяволу вызвать огненный шторм не в мире смертных, но в царстве духов. Хотя огонь не дотягивается до мира людей, эффекты от него вполне ощутимы: люди в зоне действия ритуала гибнут от холодного, невидимого пламени. В царстве духов огонь сжигает призраков и демонов, идущих через призрачный мир.
Первичное Знание: Знание Пламени***.
Вторичное Знание: Знание Сфер **.
Начальная стоимость: 10.
Ограничения: Для выполнения ритуала требуется поместить в центр круга подношение в виде обгоревшей плоти.
Минимальное время проведения: 25 минут.
Система: Выполняется бросок на Манипулирование + Выживание. Пламя в мире мертвых охватывает территорию, радиус которой в ярдах равна количеству полученных баллов, и перемещается на дистанцию, длина которой в ярдах в 10 раз превышает значение постоянной Веры Анкиды. Интенсивность пламени определяется по количеству полученных успешных баллов, огонь горит в течение нескольких минут (их количество равно значению постоянной Веры демона).
Обычному глазу пламя невидимо, но Анкида может смутно ощущать пятно колеблющейся дымки там, где проходит огонь, и может попытаться взять его под контроль, если ритуал еще продолжается. Для этого каждый ход выполняется бросок на Веру. Каждый полученный успешный балл уменьшает или увеличивает радиус распространения пламени на один ярд или смещает пламя на один ярд в любую сторону.
В зоне воздействия пламени все люди и демоны раз за ход получают один уровень летальных повреждений за каждый уровень интенсивности пламени. Эти повреждения можно поглотить, но так как ущерб наносится скорее духу, чем физической оболочке, вместо Выносливости выполняется бросок на Сообразительность. Персонажи, невосприимчивые к обычному пламени, сохраняют иммунитет и к призрачному огню. Если интенсивности огня достаточно для того, чтобы поджечь предметы (см. основные правила), каждый ход объекты в зоне действия теряют один уровень прочности до тех пор, пока не будут уничтожены или пока пламя не погаснет.
Призраки и демоны в энергетической форме, попавшие в огненную ловушку в мире мертвых, получают повреждения, но могут поглотить их за счет брони и Выносливости, как обычные повреждения (см. Помощник рассказчика).
Мука: При проведении этого ритуала с высокой Мукой пламя охватывает саму сущность призрачного мира, питаясь за счет душ умерших и зловещих энергий царства духов. Анкида не может контролировать пламя, зато огонь сильнее, чем при обычном ритуале, и охватывает большую площадь. К радиусу действия и интенсивности добавляется половина полученных успешных баллов (с округлением вверх). Пламя остается невидимым, но по всей зоне действия ритуала разносятся стоны и крики призраков. Для каждого смертного, оказавшегося на этой территории, выполняется бросок на Силу воли (сложность 7). Если бросок оказывается неудачным, смертный теряет единицу Силы воли. При провале броска человек к тому же получает временное расстройство.
Варианты: Некоторые версии этого ритуала позволяют вызвать пламя на расстоянии от круга и заклинателей – призрачный огонь окружает выбранную жертву в любом уголке мира. Для выполнения такого варианта ритуала требуется еще одно дополнительное Знание – Знание Небесного Свода **, а в круг следует поместить какую-нибудь вещь или часть тела жертвы. В этом случае Анкида не может управлять пламенем.

Изменение души|Убрать

Этот могущественный жуткий ритуал был разработан в темные дни Времени Жестокостей, когда и демоны и ангелы использовали смертных поклонников и последователей для нападения на врагов. С помощью ритуала демон может «перепрограммировать» человека, превратив его в идеального шпиона – или оружие.
По большей части ритуал использовался для изменения личности захваченных шпионов и смертных последователей врагов. Ритуал навсегда меняет личность и убеждения человека так, как это нужно демону, который затем может спокойно допросить жертву или же послать ее на выполнения задания. Иногда ритуал использовался и в иных целях, например, для того, чтобы сделать верного сторонника искренним помощником врага, записав при этом ему в подсознание ряд приказов, которые будут активированы по знаку со стороны Анкиды. 
Первичное Знание: Знания Сияния *****.
Вторичное Знание: Знание Человечества *****, Знание Желания **.
Начальная стоимость: 36.
Ограничения: Смертный, над которым проводится ритуал, должен все время находится в центре круга. Если он не желает участвовать в ритуале, его надо обездвижить, чтобы он не смог сбежать.
Минимальное время проведения: 144 минуты.
Система: Выполняется бросок на Манипулирование + Хитрость; жертва сопротивляется, выполняя бросок на Силу воли (сложность 8). Если Анкида набирает больше успешных баллов, разум и душа смертного меняются по воле демона. Анкида может полностью изменить лич-ность человека, заменив его Натуру и Маску любыми подходящими Архетипами. Он может изменить и воспоминания смертного – одно значимое воспоминание или ряд воспоминаний за каждый полученный успешный балл, - изменить его убеждения, сделать его верными Анкиде и так далее. Ритуал не может увеличить потенциал Веры смертного. Для этого требуется найти индивидуальный подход к человеку, а не применять к нему демонические силы.
Если Анкида хочет превратить человека в тайного агента, он может внушить ему на под-сознательном уровне некоторые понятия. Каждый успешный балл, полученный при выполнении ритуала, позволяет выполнить одно внушение и выбрать «спусковой крючок» для его активации. При попадании в оговоренные условия человек начинает исполнять внушенные ему приказы, а затем возвращается в обычное состояние, забыв обо всем, что делал. Некоторые приказы могут постоянно возобновляться, например: «Доложить обо всем, что Маништуцу делал на прошлой неделе». Другие, такие, как «Убей Мэтью Уолласа», сразу после выполнения стираются из «программы» человека. Рассказчик решает, может ли тот или иной приказ возобновляться через определенный промежуток времени.
Эффект от этого ритуала сохраняется навсегда, если только его не удалит другой демон. Обращение Откровения Знания Сияния может уничтожить программу, но при этом сложность броска на обращение увеличивается на 2 (два) балла. Перед тем, как стереть программу, демон должен понять, что человек подвергся Изменению души, а определить это можно только через наблюдения и размышления.
Мука: Ритуал с высокой Мукой тоже изменяет личность человека, но за счет его разума. Психика и сама душа смертного травмируются, обрекая его на сумасшествие. Если ритуал ока-зался успешным, человек получает постоянное психическое расстройство. За каждый успешный балл после первого, полученный при проведении ритуала, человек теряет единицу постоянной Силы воли (пока значение не станет равно единице). Более того, он теряет единицу временной Силы воли при каждой активации внушения.
Варианты: Нет.

Создание персонажа|Убрать

Герои и разрушители, бесстрашные предводители и безжалостные манипуляторы, Дьяво-лы – это сложные создания с множеством способностей и сил. Намару были светочами Вселен-ной, вождями восстания, а затем, поддавшись Муке, стали злобными диктаторами и яростными убийцами обреченных. В данном разделе предлагаются советы и рекомендации по созданию персонажа, который будет не только образцовым представителем своего Дома, но и интересным и эффективным участником игры.

Концепция|Убрать

Предлагаемые концепции чаще всего используются при создании Дьяволов, но вы може-те разработать любую уникальную концепцию, не указанную здесь.
Герой: Дьяволы были паладинами восстания, благородными душами, взявшими на себя обязанность по защите людей от несправедливого Божьего наказания. В современном мире та-кие персонажи могут сражаться с Привязанными, чтобы спасти людей, или выступать против слабоумных демонов, готовых поставить смертных выше их демонических хозяев. Дьяволы-герои уверены в себе и готовы ринуться в бой – обычно это физическое сражение, но возможно и социальное противостояние, - чтобы достичь своей цели. Такие демоны обычно завладевают храбрыми людьми из числа тех, кто готов остановиться и бороться, а не бежать прочь. Самые очевидные кандидаты для них – это солдаты, полицейские и прочие привычные к сражениям люди, но мужество может принимать разные формы. Пожарные, учителя подростков из неблагополучных семей, политические экстремисты, избиваемые жены, которым наконец удалось покинуть мужей, - все они годятся на роль носителя.
Лидер: Дьяволы были не только героями, но и военачальниками, ведущими армии по-следователей в бой с легионами Творца. Многие Дьяволы сохранили этот образ мышления, они готовы возглавлять своих сторонников и личным примером воодушевлять их на битву. Эти демоны тяготеют к смертным, которые привыкли вести, а не следовать, которые работают вместе со своими подчиненными ради достижения цели. Подходящими кандидатами могут стать командиры групп специального назначения, капитаны профессиональных спортивных команд, общественные активисты или главари уличных банд.
Манипулятор: Дьяволы обладают огромным личной силой и достаточно восприимчивы для того, чтобы понять, что окружающие их люди хотят видеть и слышать. Поэтому не стоит удивляться тому, что многие Дьяволы в совершенстве овладели искусством манипулирования другими людьми и демонами. В мире смертных они стали кукловодами, контролируя окружающих с помощью уловок, обаяния или обращений. Дьяволы-манипуляторы могут преследовать как благородные, так и эгоистичные цели, но все они предпочитают пользоваться услугами пе-шек и союзников, не подвергая себя опасности. Эти Дьяволы могут входить в тела смертных, которые пользовались схожими методами и явно или скрытно манипулировали другими людьми. К подходящим носителям относятся боссы мафии, коррумпированные полицейские чины, шпионы, политики и главы сект.

Элементали|Убрать

Внутри каждого Дьявола пылает сияющий огонь, и не важно, насколько темным или бесстрастным кажется этот Намару. Некогда Дьяволы были звездами, воплощениями чистоты, сияния и пламени, и эта стихийная сила по-прежнему руководит многими из них. Вне зависимости от концепции, Дьяволы обычно отличаются страстностью и энергичностью, а иногда и склонностью к бессмысленному разрушению.
Так же, как и смертные, с которыми он ощущают духовное родство, Дьяволы тянутся к людям, пережившим разрушительные порывы страсти – к отвергнутым влюбленным, непризнанным артистам, ярым ревнителям порядка из комитетов бдительности (Добровольные организации, бравшие на себя полномочия законной власти до установления ее в районах Фронтира со времен Войны за независимость. В более поздний период такие объединения действовали в поселках скотоводов и старателей на Дальнем Западе, в которых часто не было суда, тюрьмы или шерифа. В большинстве случаев разбирательство дел в комитетах напоминало суд, и по их приговору толпа избивала, порола кнутами или казнила осужденного.)  и фантазерам, поглощенным великими мечтами. Их могут привлечь и смертные, имеющие дело с огнем, например, пожарные и поджигатели.

Натура и Маска|Убрать

Многие Дьяволы привыкли занимать высокие должности, управлять смертными и даже другими демонами, чтобы в итоге добиться выполнения замыслов. Обычно у таких персонажей бывает Натура Зодчих, Диктаторов, Начальников, Судей, Педагогов или Фантазеров, т. е. они обладают типами личности, вынуждающими их оценивать деятельность других людей и приво-дить ее в соответствие с видением Дьявола.
Будучи героями Ада, некоторые демоны стремятся совершать благородные и мужествен-ные поступки, не думая о рисках. У таких персонажей могут быть Натуры Нянюшки (Опекуна), Щеголя, Игрока, Мученика, Мятежника, Стоика, а в некоторых случаях даже Одержимого, т. е. личности, побуждающие их действовать ради достижения цели.
Высокомерные Дьяволы по-прежнему считают себя сами лучшими и ярками звездами Вселенной, надменными принцами Мироздания, которым все должны подчиняться. Так как иногда у других демонов хватает глупости отрицать эту очевидную истину, Дьяволы пытаются управлять исподволь, манипулируя окружающими, чтобы заставить их выполнить свою волю. Личности таких персонажей отражают следующие Натуры: Браво, Соперник, Перфекционист или Мошенник.
У Дьяволов редко бывают Архетипы Приверженцев, Бонвиванов, Сорвиголов, Детей, Конформистов, Мазохистов или Трикстеров. Такие личности слишком много внимания уделяют мгновенному удовлетворению, дают увлечь себя и не способны нести ответственность за собственную судьбу, но опороченным героям падших, при их гордости и высокомерии, так себя вести не пристало.
У большинства Дьяволов Маска заметно отличается от Натуры, что позволят вводить врагов в заблуждение и держать свои истинные намерения в тайне. Дьяволы с сильными, целеустремленными Натурами могут вести себя застенчиво, нелепо или неуверенно, чтобы сбить врагов с толку. Те Дьяволы, которых обуревают сомнения относительно их места в новом мире (или терзает отсутствие такового), стараются выглядеть сильными, собранными и неуязвимыми, чтобы никто не заподозрил их в слабости. Не все Дьяволы скрывают свое истинное лицо. У некоторых из них Маска похожа на Натуру или полностью совпадает с ней. Обычно такие Намару – это уверенные в себе, отчаянно храбрые герои, которые не желают казаться слабыми и напуганными, пусть и ради маскировки.

Первичное Знание|Убрать

Обычно первичное Знание и образ выбираются в самом конце создания персонажа, после выбора Способностей и Атрибутов. Но все же стоит подумать о главном Знании персонажа до определения остальных его характеристик. Первичное Знание и образ оказывают заметное влияние на способности и стиль персонажа, и некоторые концепции соответствуют тому или иному Знанию больше, чем всем остальным.
Знание Небожителей: Это Знание в первую очередь влияет на обращения и способности других демонов, а не людей. Образ Бела улучшает как физические, так и социальные характери-стики, к тому же обостряет органы чувств. Поэтому Знание Небожителей подойдет героическим персонажам, сражающимся с Привязанными и демонами с высокой Мукой; оно будет полезным и хитрым манипуляторам, которые хотят взять верх над своими противниками в политических игрищах. Военачальники от этого Знания особых выгод не получают, кроме тех случаев, когда они командуют и смертными, и демонами.
Знание Пламени: Это разрушительная сила, в первую очередь используемая в бою. Со-ответственно, образ Нуску влияет только на необходимые в бою качества. Знание Пламени пре-красно подходит героическим и настроенным на бой Дьяволам, но приносит мало пользы мани-пуляторам, лидерам и тем персонажам, которые намерены избегать сражений.
Знание Сияния: Это Знание в первую очередь влияет на смертных, вселяя в души людей храбрость и преданность, а образ Кингу улучшает Социальные Атрибуты. В качестве первично-го оно подходит лидерам, так как помогает управлять смертными последователями. Хотя образ и улучшает некоторые боевые характеристики, воинам, сражающимся без поддержки со стороны людей, это Знание практически ничего не даст.
Знание Сияния
Хотя Намару были ангелами света, Знанием Света они не владеют; эта способность стала достоянием Дома Небесных Тел, то есть Извергов. Вызвано это тем, что свет, которым управляют Дьяволы, является не физическим, а духовным. Изверги повелевают фотонами и освещают материальный мир, Дьяволы управляют духовной сущностью света – идеей освещения – и используют ее для просветления душ людей.
Поэтому Дьяволы владеют Знанием Сияния, которое освещает и возвышает души и умы смертных, Извергам же приходится ограничиваться воздействием на глаза и зрение людей. Разумеется, обе ветви знания очень полезны для управления и помощи людям, и многие Дьяволы знакомы с обеими из них.

Атрибуты|Убрать

Физические
Для Дьяволов-героев очень важны физические атрибуты. Хотя для хроники более полезными могут оказаться Социальные Атрибуты, Физические Атрибуты должны стоять на втором месте.
Возможно Выносливость является самым полезным физическим атрибутом для Дьяволов, которым приходится в одиночку противостоять врагам, в особенности для Нуску, так как Выносливость учитывается в большинстве обращений Знания Пламени. Ловкость почти так же важна, в особенности для воинов и героев, так как от нее зависит владение оружием. Сила полезна, но не жизненно необходима, если только персонаж не специализируется на ближнем бое. Дьяволам, использующим дистанционное оружие или обращения, сила не так уж и нужна.
Социальные
Социальные Атрибуты очень важны для всех Дьяволов, поэтому их рекомендуется выбирать в качестве первичных. Даже персонажи, полностью погруженные в совершение героических подвигов, могут извлечь пользу из высоких Социальных Атрибутов. В конце концов, что пользы от ваших деяний, если вы не можете вдохновить окружающих своим примером?
Из всех социальных атрибутов для Дьяволов полезней всего Манипулирование, которое позволяет им влиять на поведение окружающих. Манипулирование жизненно важно для Нама-ру с образом Кингу и почти так же важно для образа Бел, так как оно учитывается практически в всех обращениях этих ветвей Знания. Обаяние тоже очень важно, особенно если вы хотите вдохновлять последователей, а не манипулировать ими, или же хотите, чтобы вас уважали и любили, а не боялись. Внешность для Дьяволов имеет наименьшее значение из всех трех соци-альных атрибутов. Намного полезней вдохновлять смертных словами и поступками, чем вызы-вать в них желание своей красотой.
Ментальные
Разумеется, Дьяволы не глупы, но и выдающимися интеллектуалами они не являются. Намару больше привлекает активность, а не долгие размышления над всеми возможными точ-ками зрения и составление планов. Но манипуляторам и вождям все же приходится сочетать размышления и действия, чтобы максимально эффективно управлять своими последователями и марионетками. Таким персонажам имеет смысл выбрать Ментальные Атрибуты в качестве вторичных.
Дьяволам нужно думать быстро и на месте принимать решения, поэтому полезней всего для них Сообразительность, которая к тому же играет определенную роль в бою. Интеллект то-же полезен, особенно при составлении тактических планов и анализе информации. Наименьшую ценность для Дьяволов представляет Восприятие.

Таланты|Убрать

Большая часть умений и способностей Намару доступна всем персонажам, которые могут убеждать, воодушевлять и вступать в бой. Иными словами, это Таланты. У большинства Дьяволом первичными способностями должны быть именно Таланты, которые принесут персонажам больше всего пользы.
Дьяволы-герои извлекут пользу из Уворота (Уклонения) и Атлетизма в бою, Эмпатии и Лидерства в тех случаях, когда надо воодушевить сторонников и призвать их следовать за собой, Бдительности, Осведомленности и Интуиции тогда, когда нужно обнаружить и выследить врага. Вождям поможет максимальное значение Лидерства, а также высокие значения Эмпатии и Выразительности. Манипуляторам, разумеется, понадобится Хитрость, но также им нужны высокие значения Осведомленности и Бдительности, чтобы защититься от врагов; не помешают им и Запугивание и Знание улиц.
Бдительность, Выразительность и Лидерство усилят обращения образа Бел, Дьяволам же с образом Кингу вообще рекомендуется поднять Лидерство до максимально возможных значений. Три первых обращения Знания Сияния основаны на Лидерстве.

Навыки|Убрать

Полученные Навыки для Дьяволов почти так же важны, как и Таланты, позволяя ловко решать повседневные практические задачи. Навыки лучше всего взять в качестве вторичных Способностей.
Навыки для героических персонажей – это не только боевые умения (Фехтование или Огнестрельное оружие), но и такие способности, как Выживание, Безопасность и Маскировка, т. е. то, что поможет герою противостоять трудностям и проникнуть в укрепление врага. Вождям Навыки менее полезны, но высокое значение Этикета поможет в переговорах, а Фехтование и Огнестрельное оружие окажутся очень полезны тогда, когда персонаж поведет свои войска в бой. Этикет и Актерство позволят Манипуляторам приобрести новых марионеток, а Безопасность и Технология обеспечат защиту, если что-то пойдет не так. Дьяволам с образом Нуску рекомендуется как можно выше поднять значение Выживания, так как именно этот навык учитывается во всех обращениях Знания Пламени.

Познания|Убрать

Познания можно назвать наименее полезными Способностями для Дьяволов, которых больше интересуют действия и работа над достижением целей, чем научные изыскания. Но все же Намару могут извлечь выгоду из формальных Познаний, в особенности имея дело с людьми.
Дьяволам-героям Оккультизм и Расследование помогут найти улики и выследить врагов. Лидерам, стоящим во главе организаций, понадобятся основы Финансов и Правоведения, а Медицина поможет им лечить раненых последователей. Манипуляторы с высокими значениями Политики и Религии будут лучше понимать, где и как и распространять свои идеи. К тому же в современном мире все персонажи могут извлечь пользу из нескольких баллов Компьютера и Языкознания.

Дополнения|Убрать

Все имеющиеся Дополнения по-своему полезны, но некоторые из них могут принести Дьяволам больше пользы, чем остальные.
Союзники жизненно необходимы для вождей, нуждающихся в верных соратниках, которые смогут помочь на поле боя. Вождям также нужны Последователи, которые будут претворять в жизнь их планы, Контакты, позволяющие получить информацию, и Ресурсы, чтобы снабдить помощников нужным снаряжением.
Герои извлекут выгоду из Совершенства, которое сделает их обращения более надежны-ми. У полагающихся на себя персонажей обычно нет толп последователей, но у них есть Кон-такты и Союзники, которые могут придти на помощь, а Ресурсы нужны им для приобретения снаряжения, оружия и информации.
Манипуляторам понадобятся прочные социальные связи и возможности, отражаемые в высоких значениях Высокого положения, Влияния и, возможно, Славы. Эти Дьяволы часто бывают окружены Последователями; они прекрасно понимают всю пользу Ресурсов, упрощающих управление смертными.

Добродетели|Убрать

У Дьяволов-героев часто встречаются высокие значения всех трех Добродетелей, но особое внимание уделяется Мужеству. Для таких Намару низкое значения Совести – явление до-вольно обычное. Они совершают подвиги, движимые долгом, а не моральными соображениями.
У лидеров тоже могут быть высокие значения всех Добродетелей. Самое высокое значение обычно бывает у Убежденности. Лидеры работают с планами, им нужна дисциплина, а раз-витая Убежденность помогает им сконцентрироваться.
У Дьяволов-манипуляторов значения Добродетелей обычно низкие, но при этом у них могут быть высокие значения Совести или Убежденности. Ведь Дьявол манипулирует окружающими по уважительным причинам и ради большего блага.

Знания|Убрать

Если вы еще не выбрали первичное Знание для своего персонажа, сейчас как раз пришло время сделать это. Если же решение уже было принято, нужно распределить баллы между этим Знанием и, возможно, другими ветвями знаний, чтобы персонаж мог выполнять обращения. Некоторые обращения части персонажей приносят больше пользы, чем другие. Так как в самом начале персонаж владеет только тремя обращениями, нужно распределить баллы с максимальной эффективностью.

Знание Небожителей|Убрать

Персонажи-герои с образом Бел могут отдать два балла этому Знанию, которое для них первично. Лампа Веры позволяет находить спрятавшихся врагов, а Послать видение помогает общаться с союзниками и (за единицу Муки) нападать на противников на расстоянии. Увеличение значения этого Знания до четырех (за счет свободных баллов) позволяет наносить усиливающиеся повреждения Пламенем небес, но в этом случае у персонажа остается мало баллов для развития других характеристик.
Лидерам, которые работают с другими демонами, желательно выбрать это Знание в качестве первичного и потратить на него все три начальных балла. В этом случае они смогут Посылать видение, чтобы координировать действия своих помощников, а Опора Веры даст им возможность помогать демонам-союзникам (или блокировать обращения врагов). На этом уровне едва ли разумно повышать значение этого Знания за счет свободных баллов, так как не всегда можно с пользой применить Пламя небес и Руку веры.
Манипуляторы тоже могут извлечь выгоду из Знания Небожителей, но только в том случае, если они планируют подчинить себе других демонов. Можно потратить на это Знание все три балла, но манипуляторы рискуют повысить себе Муку, используя против врагов Послать видение и Опору веры, поэтому Знание Небожителей в качестве первичного для них опасно. Как и в случае с вождями, едва ли разумно тратить на это Знание свободные баллы, в особенности для персонажей, уклоняющихся от открытых столкновений.

Знание Пламени|Убрать

Это Знание очень полезно Дьяволам-героям, так как его можно использовать как при прямом столкновении, так и для изменения окружающей обстановки (например, чтобы поджечь место действия), ведущего к ослаблению противника. У героев из числа Нуску должно быть минимум две единицы этого Знания, что позволит им пользоваться Воспламенением. Возможно, имеет смысл потратить на Знание Пламени все три балла, чтобы получить Власть над пламенем, с помощью которого затем можно будет загонять врагов в ловушку. Потратив свободные баллы, можно получить обращение Всесожжение, опасное, но мощное боевое заклинание. Получение обращения Верхом на пламени, возможно, следует отложить на будущее, когда увеличатся значения Веры и Силы воли персонажа.
Лидерам и манипуляторам Знание Пламени приносит мало пользы. Лидеры могут ис-пользовать его в бою, но всегда существует возможность, что огонь будет повернут против их собственных войск, а манипуляторам практически негде применять это Знание. Таким персонажам лучше потратить имеющиеся у них баллы на другие ветви знаний.

Знание Сияния|Убрать

Дьяволам-героям может понадобиться первое обращение этого Знания, Глас небес. Это обращение не связано с боями, но его можно использовать для общения со смертными, которых Дьявол пытается защитить. Другие обращения Знания приносят героям мало пользы, поэтому имеющиеся баллы лучше потратить на что-нибудь еще.
Для лидеров, работающих со смертными последователями, это Знание поистине бесценно. Таким персонажам желательно сделать Знание Сияния первичным и потратить на него все три балла. Глас небес обеспечит эффективное общение на поле боя или в комнате для переговоров, Прославление воодушевит сторонников, а Легендарная аура внушит верность войскам. Знак небожителей и Откровение лучше приобрести позже, когда влияние персонажа возрастет, а его армия последователей увеличится.
Манипуляторы тоже могут извлечь выгоду из этого Знания, и тем из них, кто предпочитает работать с людьми, лучше сделать его первичным. Таким персонажам, скорее всего, хватит и двух единиц Знания. Оставшиеся единицы лучше потратить на Знание Человечества, чтобы усилить власть над смертными пешками.

Общее знание|Убрать

Дьяволам-героям, возможно, имеет смысл получить единицу Знания Основания. В этом случае они получат обращения Воздействие на силу тяжести, которое увеличит их подвижность на поле боя (и позволит выполнить несколько весьма эффектных трюков). Притяжение может помочь во время сражений в закрытом пространстве, но на его приобретение придется потратить свободные баллы, при этом оно может быть не так полезно, как дополнительное обращение первичного Знания.
Манипуляторам, которые собираются работать с людьми, крайне желательно потратить свободные баллы и получить второй уровень Знания Человечества. Перевод может им помочь, но наиболее полезным будет обращение Внушения, которое усилит эффект от всех основанных на Манипулировании бросков на протяжении сцены (эпизода). Персонаж с двумя точками знания Сияния и двумя точками Знания Человечества легко может превратить собравшихся в ком-нате чужаков в послушных, умелых слуг, пусть и на короткое время.
Лидерам общие Знания приносят меньше пользы, чем остальным Дьяволам. Они, в отличие от героев, не нуждаются в огромной военной мощи, не нужно им и насильно вовлекать смертных в свои делишки. Таким персонажам лучше сосредоточиться на первичном Знании и приобрести более сильные обращения.

Свободные баллы|Убрать

Высокое значение Веры может принести Дьяволам пользу, но необязательно тратить баллы именно на Веру. Повышение Веры усилит обращения и облегчить принятие образа, но большинству Намару не приходится регулярно тратить Веру – исключение составляют воины, которые могут потратить большое количество Веры на исцеление ран в бою. В целом, имеет смысл повысить значение Веры, если вы собираетесь часто сражаться, но даже в этом случае достаточно будет добавить к начальному значению единицу. Остальные баллы желательно по-тратить на повышение других характеристик.
Так как демоны не поддаются контролю над разумом, Сила воли в основном будет ис-пользоваться для получения автоматического успеха при обычных действиях. Дьяволам-героям Сила воли пригодится в бою, улучшив броски на нападение и повреждения. Манипуляторы, пытающиеся подчинить себе других демонов, найдут немало применений высокому значению Силы воли. Так как они не могут напрямую командовать демонами, для них большое значение имеют такие Способности, как Политика и Хитрость, реализация которых будет более эффективной при получении автоматического успеха. Лидерам Сила воли не так важна, если у них в наличии есть обращения, воодушевляющие последователей и союзников.
Дьяволам-героям имеет смысл повысить боевые Характеристики, Физические Атрибуты и, возможно, Дополнение Совершенство. Лидерам потребуются Обаяние, Манипулирование и Лидерство, а также Последователи, Союзники и Контакты. Игрокам с персонажами-манипуляторами следует подумать над преимуществами пяти баллов Манипулирования, а также над увеличением Хитрости и таких Дополнений, как Высокое положение и Влияние.


Вы здесь » Мир Тьмы: через тернии - к звёздам! » Демоны » Дома Падших. Намару