Мир Тьмы: через тернии - к звёздам!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мир Тьмы: через тернии - к звёздам! » Демоны » Дома Падших. Ашару


Дома Падших. Ашару

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Каратели (Scourges) – Ашару, Дом Воздуха

"Я не смогу защитить Вас навеки. Так что не беспокойтесь о вечности. Думайте о сегодняшнем дне".
До Эпохи Ярости ангелы-Хранители играли самую завидную роль в Раю. Им было поручено переносить священное Дыхание Жизни, их обязанности еще больше приближали их к возлюбленным людям. Даже лучше, они были привязаны в своей защите к каждому, кого они оживили. Где другие ангелы, возможно, чувствовали вину за то, что нарушили повеление не вмешиваться, Ангелы Ветра просто занимались своим делом, с обожанием наблюдая за людьми, которых они считали собственными детьми, точно так же, как и Бог.
Но столь же остро, как они чувствовали радость от встречи с людьми, они чувствовали и боль людей. Их приближенность была одновременно и мучением, и восторгом, и напряженность между этими двумя крайностями, в конце концов, привела их к окончательному решению. Когда началось восстание, Люцифер нашел многих нетерпеливых последователей в Доме Воздуха. Действительно, всего лишь второй после Дома Утренней Звезды, Дом Поднимающегося Ветра имел самых ценных ангелов для падших.
Во время войны Каратели были преданными воинами. Осуждение Небес не переменило их желания: тяжесть наказания, павшего на людей, вызвало у Карателей оппозицию к богу и Небесным ангелам. Плохо разбирающиеся в Земле и не имеющие способностей Ангелов Дикого Дома к сражениям, Каратели благодаря своей скорости и возможности прятаться стали превосходным гонцами, разведчиками и шпионами. В это время Карателей широко уважали. Их храбрые деяния во время войны дали им заслуженную репутацию верных до самого конца. Каждая фракция среди недавно освободившихся падших хочет иметь таких лояльных защитников, особенно тех, кто владеет правом жизни.
Фракции: Большинство Карателей склоняются к лагерю Реконцилеров. Возможность исцелить мир соблазняет их сильнее, чем единоличное правление Фаустиан или разрушение Рейвнеров. Другие Каратели по прежнему хранят вассальную верность Люциферу, полагая, что он, так или иначе, избежал наказания. Если он смог спастись тысячи лет назад, возможно, он - ключ к спасению человечества сейчас.
Конечно, лучше найти единственного падшего с непрерывным опытом в мире - обычно это кажется им лучшим способом найти ответы, чем соединиться с постоянно спорящим сообществом Криптиков. Среди Фаустиан мало Карателей. Второй Дом до сих пор беспокоится о безопасности человечества. Они могут проклясть или благословить, но использовать людей как орудия не будет для них легко.
Введение: Испуганные души не могут жить без защитников, и даже в падшем состоянии Ангелы Хранители идут на тот крик, который звучит громче других. Каратели были когда-то родителями людей, подарившими им жизнь - и крик одного из их детей все еще привлекает их внимание. Но этот мир, разрушенный Рай, является полным опасений, реальных и ложных. И Каратель может придти к подлинной опасности только затем, чтобы понять, что это является эгоистичным. Каратели-неудачники оказываются заманены в ловушку тел тех, кто боится последствий собственных решений или испуганный грядущим разрешением проблемы, он ничего не сделал, чтобы решить их или избежать их.
Вера: На практическом уровне, получение Веры от смертных - легкая работа для Карателей. Здоровье - драгоценный товар для покинутого человечества. Для некоторых никакая цена не является слишком высокой для исцеления болезней, перед которыми медицина бессильна. Основание церкви или культов, базируемых на "Духах Исцеления" не является сложным для существа, которое на самом деле может вылечить СПИД или восстановить разрушенный спинной хребет, или же исправить врожденные уродства. Первый выход в этой стратегии - часто этический, в нем фигурирует обещание, даже неявное, что патрон-демон будет преданно защищать его.
По другую руку находятся Каратели, разочаровавшиеся в человечестве, просто следуют честным путем, представляясь как духи здоровья и болезней.
Жестокие Каратели имеют тенденцию экстравагантно использовать своих слуг. Специфическое проклятие Бога, падшее на Второй Дом, тяжело поражает их и знание, что каждый человек смертен, ведет их к отчаянию и грубости. В перспективе бесконечного существования, какая разница, умрет кто-то в 15 лет или в 50?
Карателей с низким мучением, скорее всего, привлекает прежняя роль защитников.
Соответственно, в больший восторг их приводят смертные, достойные защиты. "Достойных" смертных, желающих продать свою душу, часто сложно найти, но их моральные качества часто облегчают Карателю иссушение.
Знания Дома: Знания Ветров, Знания Пробуждения, Знания Небесного Свода.
Слабости: Единственная проблема, которую другие Дома замечают в Карателях - и которую Каратели признают за собой - является их проблема со смертными. Падшие Хранители обычно имеют возвышенные представления о людях. Они или кажутся им бесценными сокровищами, которых следует охранять и которым следует помогать в первую очередь или же их ограниченность и ограниченность жизни кажутся им бессмысленными, ничего не стоящими и абсурдными. Смертные - это центр существования Карателя, и, так или иначе, им трудно поддерживать сбалансированные отношения. Продукт этой проблемы - тенденция судить обо всех вещах сразу. Каратели редко принимают быстрые решения: они живут по абсолютным и несгибаемым принципам. Поэтому некоторые Каратели осуждают Ганди и Мартина Лютера Кинга за отсутствие гуманности, тогда как другие защищают Гитлера и Сталина как часть человечества. Они наблюдают за человечеством, как за урожаем, и им сложно сосредоточиться на отдельных семенах.

Стереотипы
Дьяволы: Прежде благодаря им Ангелы Ветра переносили Жизнь от Бога, но теперь желания Бога сокрыты далеко, недостижимые, и Дьяволы не имеют никаких функций. Они могут высказывать собственные желания, но Проклятие Бога на них ясно видно: они не имеют смысла.
Малефакторы: Люди любят вещи, и Малефакторы снабжают их. Это делает их ценными. Их прагматизм творит много хорошего, но не позволяет взглянуть на работу Карателей и убедиться, что они приносят пользу не меньшую, чем Ремесленники.
Изверги: Мир боролся и был разрушен, и бывшие Ангелы Небес видят, словно через затемненное стекло, но они не являются слепыми. Не презирая их за то, что они потеряли, Каратели обычно уважают те обрывки проницательности, которые сохранили Изверги.
Искусители: Они когда-то позволили людям изучать океаны. Теперь они стали рифом, о который разбиваются люди. На практическом уровне их возможности заслуживают внимания, но любого из них можно использовать.
Пожиратели: Тогда как другие имеют тенденцию воспринимать Пожирателей как неразумных дикарей, Каратели видят глубже. Злые Каратели видят Пожирателей как хорошее наказание для человеческой цивилизации, скатившейся до их уровня. Каратели с низким мучением задаются вопросом: а не могут ли Пожиратели быть ключом к исцелению природы вместо того, чтобы наносить ей вред.
Убийцы: В то время, как Убийцы рассматривают их как препятствие для смерти, нужно сказать, что современный мир предлагает много серьезных оснований для этой веры. Как Дом с лучшей связью (хоть и незначительной) с судьбой мертвых душ, они являются важными союзниками.

2

Часть вторая: Дом нарастающего ветра

Ашару  — бог, сохраняющий жизнь, так во второй раз его назвали!
Ибо, как собственные творенья, богов пораженных он исцеляет!
Владыка! Светлыми заклинаньями богов умерших он оживляет
!
- Энума Элиш, вавилонский эпос о сотворении мира

Судьба Кнутов, которой завидовали бессчетные Элохим, всегда была сложным образом связана с пробужденными ими смертными. Там, где другие ангельские Дома наблюдали издалека, оставаясь строгими наставниками или неловкими учителями, ангелы Небесного Свода выступали в качестве хранителей и приемных родителей. Связь Кнутов с людьми приносила им в равной мере боль и радость и в конце концов превратила их в демонов, которыми они и остаются по сей день.

До Падения|Убрать

Другие Дома отвечали за создание физической материи мира, прокладывали нити Судьбы, возвращали материю Творцу, когда ее путь подходил к завершению, но ангелы Небесного Свода придавали всей этой деятельности смысл, распространяя переданные им искры жизни. 
Ангелы Нарастающего Ветра исполняли священную и важную обязанность, о которой они никогда не забывали, даже столкнувшись с разложением и отчаянием. Они должны были распространять в творимых мирах Дыхание Жизни, дар, переданный Господом Его восторженным служителям. Они наделяли неразрешимой тайной жизни все растения, всех животных и, наконец, самих людей, соединяя разрозненные фрагменты Мироздания и создавая единство, прославляющее все живое.
В первые дни Творения все, что должно было жить на Земле, пробудилось от дыхания ангела Второго Дома. Столь тесная связь с первыми мгновениями жизни связала ангелов и их подопечных нерасторжимыми и безусловными узами любви, и их вторая важнейшая обязанность вовсе не была им в тягость. По повелению Господа дарители жизни стали защитниками и хранителями, им поручено было оберегать пробужденных ими существ от опасностей юного мира. Благодаря тесной связи с обитателями Земли ангелы Небесного Свода всегда знали, грозит ли их подопечным беда, и без промедления приходили на помощь. Незримые и безвестные, ангелы-хранители наблюдали за своими возлюбленными детьми, почитая каждого из них бесценным сокровищем. Когда на кого-то из живущих на Земле обрушивалось несчастье, Хранитель старался смягчить последствия удара. Когда благополучие земного существа оказывалось под угрозой, Хранитель спешил устранить даже малейшую опасность. Не знавшие усталости, бесконечно преданные, ангелы Второго Дома непрестанно наблюдали за всеми обитателями Земли.
Будучи подателями жизни, хранителями и опекунами, ангелы Небесного Свода не могли не стать любящими родителями всего живого, а их мягкая сострадательность успокаивала всех, кто знал их. Там, где Ламассу восхищали, будоражили и провоцировали, ангелы Небесного Свода распространяли безмятежность и покой. Они буквально излучали безопасность и спокойствие. Говорили, что одного присутствия ангела Второго Дома достаточно, чтобы усмирить ярость и ослабить страдания.
Ангелы Небесного Свода, пробуждавшие к жизни и охранявшие все живое, безоговорочно любили Землю и все ее чудеса. Они не работали с ней, как Податели Основ, и не управляли ее обитателями, как ангелы Дикой Природы. В отличие от провидцев Четвертого Дома, они не стремились понять ее. Хранителям достаточно было любить Землю. Каждое растение и животное на Земле жило благодаря дыханию ангела Второго Дома, и неудивительно, что многие из них привязались к своим подопечным намного сильнее остальных Элохим.

Дети Господа|Убрать

Каким же чудом должны были стать люди для ангелов Небесного Свода, чьи сердца были полны любви и родительской заботы? Ведь то были существа, пробужденные их дыханием, но при этом несущие в себе частицу Божественной сущности, – проснувшиеся дети, способные ответить на любовь ангелов. Те счастливые ангелы из Второго Дома, которые должны были передать дыхание жизни последним творениям Господа, были преисполнены радости, а их собратья завидовали им.
Для ангелов Небесного Свода первое повеление Бога – любить людей так, как они любят Господа, - не представляло трудности. Никто из Элохим и не мечтал ни о чем ином, и ангелы Второго Дома были полны любви. Они были хранителями и могли беззаветно любить и оберегать людей, упиваясь своими обязанностями. Заботливый ангел-хранитель следил за каждым шагом Адама; любой фрукт, к которому тянулась Ева, подвергался тщательному осмотру еще до того, как она замечала его. Ангелы Небесного Свода полностью посвятили себя своим подопечным – людям и другим существам - и почти не думали о себе. Для них не было ничего важнее благополучия созданий, находившихся под их опекой.
Стоит ли удивляться тому, что второе повеление Господа причинило ангелам Второго Дома сильную боль? Прятаться от людей, таиться от существ, которых им так сильно хотелось узнать? Впервые ангелы Небесного Свода испытали грусть и разочарование. Если бы они решились порицать Господа, они могли бы назвать Его решение необоснованно жестоким. Ангелы Нарастающего Ветра, столь близкие к людям, постоянно оберегающие их, по-прежнему оставались для людей неведомыми и неоцененными. Их неустанные попытки облегчить путь людей принимались как должное; те существа, которых они хотели вдохновлять и радовать, просто не осознавали всей важности их работы.
Ангелы Небесного Свода смогли бы пережить собственную боль и научиться забывать обо всех вопросах и тревогах, если бы не боль людей. Дети Господа ежедневно трудились, что-бы стать такими, какими их хотел видеть Отец, бессознательно цепляясь за столь нужные им знания – и каждый раз терпя крах. Терзания людей разрывали Хранителям сердца, и они проклинали свое бессилие. По сравнению с этими бедами физические раны и неудобства, от которых Адам и Ева были избавлены благодаря заботе Хранителей, казались ангелам пустяком, а достижения людей – ничтожными.

Волнение в раю|Убрать

Беды людей породили беспокойство в душах многих ангелов Нарастающего Ветра. Они видели, как их дети тянутся к какому-нибудь предмету и падают снова и снова. Каждый промах порождал уныние и отчаяние как в людях, так и в оберегавших их ангелах. Со временем некоторые из ангелов Второго Дома стали сомневаться в приказах Бога.
«Нам приказано любить людей так, как мы любим Его, - говорили они. – Мы должны выражать эту любовь, наблюдая за людьми, защищая и оберегая их, отводя от них малейшую опасность. Но мы не можем избавить их от величайшей боли из всех испытываемых ими, от боли промахов и неудач в попытках познать и изучить все чудеса вселенной. Мы не можем уменьшить эту боль, как нам приказано было делать, не поступив вопреки второму распоряжению Господа, согласно которому мы должны оставить людей во тьме и невежестве. Как же нам выбрать, какому из двух противоречивых приказов следовать?»
Каждый ангел Небесного Свода пытался как-то примирить в своем сердце оба повеления. С одной стороны, невозможно было поступить вопреки воле Господа. Он был альфой и омегой, началом и концом всего. Сознательное пренебрежение Его Словом противоречило самой природе ангелов. С другой стороны, мысль о том, что людей надо покинуть в страданиях и труде, была чужда Элохим – и в особенности ангелам Второго Дома. Они были ангелами помощи и утешения, и подобное отступление казалось им злостным нарушением своего долга по отношению к оберегаемому ими человечеству.
Даже провидцы из Четвертого Дома не смогли бы сказать, каким было бы решение ангелов Небесного Свода, если бы события развивались несколько иначе. Но от судьбы не убежишь, и поэтому однажды взволнованный Провидец призвал своих друзей и поведал им темных тучах, затянувших горизонт. Осторожное проявление заботы и беспокойства переросло в спор о природе неизбежности, а затем и в обсуждение мудрости или высокомерия Божественного замысла.

Грехопадение|Убрать

Нежная и прекрасная Лайла Защитница присутствовала при самом начале Великого Спора; так случилось, что она была единственным ангелом Небесного Свода, к которому обратился Ахрималь. Вопреки доводам самого Денницы, она выбрала повиновение Господу, поставив его выше помощи людям. Но она была ангелом-хранителем, и выбор этот, с которым столкнулись все представители Второго Дома, был непрост. Хранители, решившиеся восстать, вступали на тропу мятежа со стыдом и горечью, те же, кто остался верен Воинству, сокрушались о будущем человечества.
Даже тогда, когда Падение стало неизбежным, казалось, что человечество вынуждено будет идти по тернистому пути вне зависимости от последствий. Останутся ли люди невежественными и слепыми, или же увидят свет, но при этом лишатся милости Господа, в любом случае Праматерь и Праотца впереди ждали страдания. Сделанный выбор не принес ангелам-хранителям успокоения, потому что они не могли защитить Адама и Еву от поджидавшей их тьмы. Оказавшись в отчаянном положении, многие ангелы Небесного Свода выбрали путь, который позволил бы им находиться рядом с мужчиной и женщиной, защищать и оберегать их. Они не могли больше молча смотреть на страдания людей.
Оглядываясь назад, можно понять, что падение ангелов-хранителей было неизбежным. Все ангелы разрывались между двумя приказами Бога – любить людей и оставлять их в невежестве, - но ангелы Нарастающего Ветра были еще и хранителями, и эта обязанность подталкивала их к расколу. Каким бы уважением ни пользовалась Лайла, она не могла говорить от имени всех Хранителей. Ее решение хранить верность Богу не могло повлиять на стремление других ангелов Второго Дома напрямую помочь их обожаемым подопечным. Многие из них охотно присоединились к восстанию. Назриэль, Престол Безграничной Щедрости, возглавила своих собратьев, решившихся отвергнуть Господа. Из Второго Дома вышло немало выдающихся деятелей мятежного Воинства. Именно Назриэль говорила с Праотцем и Праматерью от имени всех ангелов Небесного Свода. Она воплощала в себе всю мягкость и сострадательность Ашару, исходящее от нее ощущение безопасности и покоя словно согревало всех, кто окружал ее.

Дом в войне|Убрать

Как и все остальные мятежники, ангелы Второго Дома были поражены и ошеломлены словами, сказанными Михаилом в первое утро после Падения. Став теперь Ашару, Кнутами, ангелы Небесного Свода с содроганием узнали, что человечество, ради которого они решились на восстание, обречено на короткую и бесславную жизнь. Вопреки всем усилиям хранителей защищать их от любых несчастий, как случайных, так и преднамеренных, все потомки первой пары рано или поздно должны будут расстаться с жизнью.
Стенания Ашару огласили вселенную. На них пало проклятие, которого они страшились больше всего: люди столкнутся с бедами и горем, от которых ангелы-хранители просто не смогут защитить их. Именно вероятность такого развития событий заставила ангелов Второго Дома восстать, теперь же вероятность стала реальностью. Понимание того, что столь злая судьба была прямым следствием мятежа ангелов, лишь добавляло горечи и растравляло рану.
Тщетно Ашару умоляли Михаила избавить от наказания людей, которые были невинны и добры. Силы Неба были непоколебимы. Человеческие племена, которым предложили выбор между слепым повиновением Господу и сознательным союзом с их сверхъестественными товарищами, предпочли сохранить обретенное знание. Они выбрали свою судьбу, сказал Михаил, и они будут наказаны, как наказаны мятежные ангелы.
Кнуты ужаснулись, но мало кто из них поколебался в своей решимости. Благополучие человечества занимало все их мысли, их же собственная судьба не слишком их волновала. Столь многое было сделано из любви к людям, безо всякого воздаяния, но лишь ради радости служения, что все утраты восстания должны были сполна окупиться любовью и доверием со стороны человечества, наконец узнавшего своих родителей.
Охваченные тревогой Ашару решили удвоить бдительность. Если время пребывания людей на Земле ограничено неумолимой судьбой, думали они, надо сделать так, чтобы их жизни были как можно более радостными и совершенными – и беззаботными. Не было времени на посредственность и выжидания; каждое мгновение должно было быть совершенным. Побуждения их были чисты, а любовно выполняемые обязанности Хранителей позволили Ашару оправдать свое бытие. Удар был нанесен по самой глубинной сущности Ашару, и теперь им приходилось искать причины для продолжения мятежа и даже  существования. Яростное желание охранять и заботиться дало им силы жить дальше.
Но у части Кнутов была иная точка зрения на происходящее. Для вечного создания, лишенного возраста, несколько дюжин лет были лишь кратким мигом. Эти падшие ангелы считали, что, раз уж жизнь людей столь коротка, качество ее не имеет никакого значения. Исключение можно сделать для выдающихся мужчин и женщин, говорили они, но как сможет человек, чей срок жизни едва ли превышает сотню лет, достойно проявить себя? Какая разница, будет ли человек страдать или наслаждаться, если любое состояние не продлится долго?
Со временем эти Кнуты стали с большим сомнением относиться к людям и их делам. Каждый промах, каждая ошибка людей становились лишним доказательством слабости и убогости человечества. Эта убежденность усиливала горечь Кнутов, считавших, что Небеса несправедливо обошлись с ними, а люди ими подло воспользовались, и их решимость «исправить» человечество постоянно крепла, став новой целью и задачей. Многие Кнуты стремились искоренять недостатки, наблюдаемые в поведении людей, чтобы сделать смертных достойными той жертвы, что принесли Ашару. Со временем они объединили вокруг себя тех Ашару, что вступили в Эбеновый Легион, возглавляемый Пожирателем Аваддоном.
Разумеется, к Аваддону перешли не все Ашару, и те из них, кто предпочел оберегать людей, выбрали для себя другие легионы. Железный Легион Великого Герцога Дагона привлекал тех, кто выбрал путь защиты и опеки, кто готов был полностью отдаться заботам о людях. Ашару, приносившие успокоение страждущим и вселявшие уверенность в колеблющихся, помогали Железному Легиону держать оборону.
Немало высокопоставленных Ашару вступило в Кровавый Легион, куда их привлекла личность самого Люцифера и его уверения в любви к человечеству. Назриэль, старшая из всех присоединившихся к Люциферу ангелов Второго Дома, присоединилась к Кровавому Легиону и привела с собой немало товарищей. Кнуты, вошедшие в легион Люцифера, в основном стремились подталкивать людей к пределам их возможностей ради достижения блага, считая, что те могут добиться невероятных результатов и намного превзойти свой нынешний уровень. Обязанностью Второго Дома, который de facto выполнял роль родителей по отношению к людям, было помочь смертным достичь зрелости и процветания.
Серебряный Легион объединил Кнутов, которых интересовало, на что же на самом деле способны люди. Если эти несчастные создания смогут преодолеть краткость своего пребывания на Земле и воспользоваться искрой жизни, полученной от Господа, то перед ними откроются ошеломляющие возможности. Кнуты, присоединившиеся к Асмодею, старались повысить качество созданий, которым они дали жизнь, а также качество их существования.
Алебастровый Легион стал прибежищем для Ашару, более остальных опечаленных смертностью людей. Если людям придется умереть, считали они, Ашару должны быть рядом, чтобы утишить их боль и залечить раны. Совместная работа с Убийцами помогла им обрести покой. Они несли помощь и утешение людям и демонам, в то время как Убийцы терпеливо исполняли свои мрачные обязанности.

Роль Ашару|Убрать

Когда ранее единое воинство мятежников погрузилось в идеологические конфликты, Назриэль попыталась найти для своего разобщенного Дома ясный путь. Она оставалась верной вождю восстания и последовала за ним в Кровавый Легион. Многие присоединились к ней и Деннице. Находясь рядом с Люцифером, она проявила величайшие доблести Ашару. Даже посреди бушующего спора Назриэль оставалась воплощением спокойствия и заботы. Ее милосердное прикосновение уменьшало самую жестокую боль, и одно ее присутствие изгоняло давящий страх из сердец воинов Кровавого Легиона. Но со временем – что за ирония судьбы! – она начала терять веру в правильность своих поступков, хотя и не признавалась в этом даже самой себе. Жестокости войны огорчали ее, она с трудом могла найти оправдание боли и страданиям, пусть даже причиняемым из благих намерений.
Тогда она заглушила сомнения и неуверенность слепой искренней верой в Денницу. Его неизменное чувство «правильности» отвергало возможность недоверия; знать его означало чувствовать согревающий, успокаивающий жар его решимости и убежденности. А Назриэль его знала. Она была одной из его ближайших советников и доверенных лиц, хотя и избегала военных кампаний, возглавляемых его помощниками. Она изо всех сил сдерживалась, стараясь не обременять его своими сомнениями, и в его присутствии вновь и вновь обретала уверенность в правильности выбранного пути. Сама того не понимая, она перестала верить в дело и начала верить в вождя. Никто не мог превзойти Назриэль в ее преданности Люциферу и его делам, и ходили слухи, что ее привязанность была вызвана не только идеологической близостью.
Будучи самым старшим из восставших ангелов Второго Дома, Назриэль являлась главой Ашару. Но она полагала, что определять политику целого Дома и отдавать строгие приказания подчиненным Кнутам значит поступать вопреки осознанному выбору Ашару, присоединившихся к мятежу. Вместо этого она решила воодушевлять Ашару своим примером. В сердце своем – особенно в последние годы войны – она чувствовала, что едва ли справедливо призывать подчиненных к решительным действиям ради дела, в истинности которого она сама сомневалась. Но, несмотря на все ее сомнения и колебания, повсюду ее считали воплощением безмятежности и сострадания, ей подражали многие Ашару с образом Даган, не охваченные злобой, горечью и обидой.
Несмотря на всю разницу мировоззрений и целей, Ашару были едины в своей решимости послужить восстанию и проявить себя на поле боя. У многих Домов их роль в войне определялась склонностями, знаниями и иными способностями. Так было и с Ашару, которые быстро нашли себе занятие, позволявшее приносить максимальную пользу. Власть над воздухом и ветрами сделала их превосходными разведчиками и шпионами, быстрыми и зоркими; глаза их видели все, что происходит в мире. Те Кнуты, что ранее приносили дыхание жизни, теперь стали целителями, защитниками и военными лекарями. Назриэль была величайшей из них, и многие Кнуты пожертвовали всем, что у них было, ради достижения мира и покоя.
Многие ангелы Второго Дома приносили обитателям Земли дыхание жизни, но Мандалагор и его собратья были созданы для иных целей. До падения он был Мандалагором Силой Эмпирея, он знал радость чистого неба и ясного дня, когда взорам был открыт весь мир, от края до края. Мандалагор был еще одним ангелом Второго Дома, приносившим покой всему вокруг. Но то был не покой, который чувствуешь в объятиях заботливых родителей, а безмятежность чистого, ясного неба.
Хотя он не был связан с людьми так тесно, как его собратья-Кнуты, он все же остро чувствовал всю несправедливость ситуации, в которой оказались Адам и Ева, и понимал противоречивость приказаний Бога. Многие ангелы Второго Дома, не ощущавшие всепоглощающей любви к людям, решили довериться воле Неба и отвергли ересь Ахрималя, поэтому Мандалагор был одним из самых высокопоставленных ангелов образа Аншар, присоединившихся к Люциферу. Он сделал свой выбор с открытыми глазами и без сомнений в душе, потому что даже его сверхъестественное зрение не позволило ему увидеть лучшего пути. Не в силах поколебать решение своих повелителей, он с высоко поднятой головой вышел вперед, чтобы присоединиться к Деннице, и, к радости своей, обнаружил, что многие его товарищи и младшие ангелы Небесного Свода последовали за ним, вдохновленные его примером.
Во время войны Мандалагор проявил себя как один из самых благородных и выдающихся членов Второго Дома. Получив от Люцифера звание Старшего лорда Чистого горизонта, он обучал многих известных и умелых шпионов и наблюдателей. Постепенно Мандалагор дорос до звания барона Алебастрового Легиона, с чистым сердцем помогая Азраилу находить людей, нуждавшихся в мягкой, скорбной опеке Легиона.
Ужасно, но многие обозлившиеся Кнуты совершенствовали теневые стороны своих умений, создавая ядовитые и дурманящие песни вместо мелодий исцеления и заботы. Такие демоны, как печально известный Рийязгор Черная Туча, испытывали удовлетворение, деморализуя противников болезнями, которые ослабляли сердца и волю смертных, сохранивших верность Небу. Они терзали земли ангельского воинства болезнями, разложением и прочими несчастьями, ставшими настоящей насмешкой над некогда доверенными Кнутам дарами жизни. Их действия часто вызывали гнев остальных Ашару, опечаленных таким недостойным использованием сил Дома и напуганных его результатами. Постепенно эти разногласия привели к спорам, переросшим в ссоры, которые со временем породили неявный раскол в рядах ранее единого Дома Нарастающего Ветра.
Рийязгор Черная Туча был, возможно, полной противоположностью доблестному Сонму Даган. Он вступил в войну с теми же мечтами и надеждами на искупление, как и остальные ангелы Второго Дома, но страдания смертных омрачили его дух. Когда Каин совершил первую жестокость, убив своего брата Авеля, на Рийязгора обрушилась прокатившаяся по миру волна хаоса и увлекла его за собой.
Когда к нему вернулся разум, он понял, что марширует в рядах армии Аваддона, идущей к Сагану, а на кончиках пальцев у него трепетал ветер. Где-то в глубине души ворочалось новое ощущение – ненависть, и когда он вскинул руки, чтобы обрушить на защитников Сагана бурю, ветер наполнился ядовитой желчью и чувством отчаяния. Именно Рийязгор неосторожно показал демонам Второго Дома, какими разрушительными силами они владеют и как быстро здоровье может превратиться в недуг. Другие Ашару последовали его примеру, радуясь новым возможностям, и вскоре на поле битвы перед Саганом обрушились волны болезней и яда.
После падения Сагана Рийязгор стал одним из самых известных Кнутов и выдающихся воинов Эбенового Легиона. Его целеустремленность позволила ему быстро подняться до звания старшего лорда. Он возглавлял отряды сорвиголов, заражавших болезнями земли противника и ослаблявших вражеские войска. Способности и склонности Кнута сделали его опасным врагом для армий Михаила, которые всеми силами старались захватить или уничтожить его. Коварство и опыт позволили ему избежать всех ловушек, но затем другая Ашару – Тамариэль Сладкое Дыхание, воительница Железного Легиона – застала его за попыткой отравить водный источник у деревни. Ему с трудом удалось спастись, но с тех пор он затаил злобу против всех милосердных Кнутов.
Он был среди тех, кто громко призывал к наказаниям для Кнутов, уделявших все внимание людям и пренебрегавших обязанностями перед товарищами, и ходили слухи, что он лично нападает на Ашару, которых считает предателями. Никакими доказательствами эти слухи не подкреплялись, но все Кнуты, кроме самых отчаянных, предпочитали держаться от него подальше.
Война, как это ни печально, уничтожила чистоту и невинность ангелов Небесного Свода. Сама природа войны требует жертв и компромиссов, а военачальники мирятся с необходимыми потерями в войсках ради победы над врагом. Подобный обмен был неприятен Ашару, которые считали, что любой вред, причиняемый обитателям Земли, нужно смягчать и устранять, а не считать его средством на пути к цели. Поэтому так мало Ашару было среди военачальников и стратегов. Большинство из них склонялось к обязанностям разведчиков, советников и защитников, считая, что в этом случае можно примирить использование умений и моральные принципы.
С другой стороны, безжалостные Ашару были готовы обменять короткие и бессмысленные человеческие жизни на преимущества в войне. Они раздражали демонов других Домов холодным безразличием к судьбам тех существ, ради которых они пали. И даже они, не стремясь к власти, предпочитали оставить бразды правления в руках Дьяволов и продолжить службу в войсках мятежников в качестве высококлассных специалистов по обнаружению и уничтожению.
Ашару в войне
Выбрав новые роли, Ашару решили полностью посвятить себя войне. Вопреки все усиливающемуся расколу среди членов Дома, множество могущественных Ашару – их численность в войсках Люцифера уступала лишь численности Дьяволов – обычно относились к своим заданиям с присущей им основательностью. Работе в больших командах и отрядах Ашару - которые, как и Ламассу и Халаку, тянулись к людям, - предпочитали обязанности пастырей, наставников, целителей и разведчиков. В результате единство Второго Дома постоянно подвергалось испытаниям. Редко когда Ашару работали группой или искали совета у своих собратьев. Каждый Кнут поступал так, как ему велело сердце и как приказывал начальник, практически не обращая внимания на политику Дома.
Разумеется, отсюда не следует, что Дом Нарастающего Ветра перестал существовать как единое целое и превратился в скопище неуживчивых одиночек. В армии Люцифера Ашару были превосходными разведчиками, их власть над ветром позволяла им развить невообразимую скорость. Вместе с теми ангелами, что управляли таинственными путями мира, Ашару передавали сообщения между бастионами, укреплениями и человеческими селениями. Они доставляли сообщения туда, куда не могла проникнуть сверхъестественная речь демонов.
В результате они постоянно обменивались сообщениями с другими Ашару, встречались друг с другом то здесь, то там, чтобы передать или принять послание. Хотя Ашару редко собирались большими группами, многие из них поддерживали постоянную связь с несколькими демонами из своего Дома, создав своего рота информационную сеть, накрывшую земли под властью Люцифера. При встрече они делились новостями и идеями, и информация о событиях во Втором Доме на крыльях посланников распространялась по всему миру. Такой способ общения, несколько хаотичный и бессистемный, полностью устраивал Ашару, которые выполняли свои обязанности без всякой центральной власти.
Вклад Ашару в войну был неоценим, но они старались избегать прямых боевых столкновений. Их силы лучше всего проявлялись на расстоянии, шла ли речь о своре секретных сведений или о распространении чумы. Привыкнув за тысячи лет к тайной и незаметной деятельности, даже самые жестокие и кровожадные Кнуты предпочитали демонстрировать свои способности с безопасного расстояния. Ашару пришлось смириться с тем, что война требует жертв и уступок, но мало кто их них получал удовольствие, становясь причиной разрушений и смерти.
Таким образом, нельзя сказать, что жестокость была присуща всему Дому Ашару. Их силы были связаны с наблюдением, движением и исцелением; темные стороны этих сил приносили боль и страдания, но они редко использовались в боях. Ашару – и зловещие разносчики болезней, и милосердные защитники – предпочитали держаться  в стороне от жестокостей битв, оставляя их другим, более приспособленным Домам. Те Ашару, что все же выбрали для себя путь воина, обычно использовали свои способности для защиты людей. И лишь самые опустившиеся из Кнутов находили удовлетворение в стычках с другими демонами.
Многие Ашару ровным счетом ничего не знали о тактической деятельности, связанной с оставшимися верными Небу человеческими племенами. В начале войны Ашару могли броситься на помощь попавшему в беду человеку, не разбираясь, был ли этот человек мятежником или одним из подданных Небес, даже если из-за этого им приходилось ссориться с демонами из других Домов. Именно из-за людей восстали Денница и его сторонники, и многие Ашару чувствовали, что причинение вреда людям, оказавшимся по другую сторону баррикад, станет жестокой насмешкой над их открыто высказанными убеждениями. Пошло немало времени, прежде чем Ашару избавились от этих душевных порывов или научились подавлять их, поэтому в делах, связанных с людьми, союзники часто считали Кнутов ненадежными товарищами.
Дальнейшее грехопадение
Чем дальше, чем сложнее становилось для Ашару сохранять безмятежность и положительный настрой. Мир был устлан телами некогда любимых людей, давно покинутых и забытых, а люди, которые сражались бок о бок с мятежниками или в рядах их противников, проявляли такую дикость и жестокость, что даже ангелы научились у них ненависти. Жестокость была немыслима до того мгновения, когда человек, движимый завистью, убил своего брата, заставив при этом содрогнуться весь мир. Впервые демоны познали ненависть, ревность и месть.
Сердца Ашару были разбиты теми жестокостями, которым демоны научились у своих детей. Они по-прежнему пытались быть защитниками, хранителями, целителями, но далеко не все Кнуты смогли сохранить прежнюю целеустремленность перед лицом столь бессмысленного зла. Зло было совершено людьми, ради которых демоны некогда восстали, и этот факт воспринимался падшими как своего рода горькое воздаяние за все принесенные ими жертвы. Многие ангелы Второго Дома отвернулись от людей, обвинив их во всем, что ангелам пришлось пережить.
Все чаше и чаше Кнуты обрушивали свои силы на людей, которых некогда столь ревностно защищали. Там, куда раньше они несли исцеление, теперь бушевали болезни; они отравляли землю и распространяли смерть среди человеческих племен. Создавалось впечатление, что они наказывают людей, оказавшихся недостойными защиты, содеявших зло или проживших бесцельные, бессмысленные жизни. Но слишком скоро демоны перестали различать жертвы. В конце концов, стоило ли скорбеть о столь короткой, непримечательной жизни?
Даже добрейшие и достойнейшие из ангелов поддались страстям и ужасным порокам, зародившимся в мире после Первого Убийства и падения Сагана. Щедрость превратилась в жадность, а преданность сменилась одержимостью с той же неизбежностью, с которой сменяются времена года. Недуг охватил весь Второй Дом, от самых младших ангелов до высокопоставленных Ашару. Даже Псидиэль, Владыка Обновления, уступавший в величии лишь самой Назриэль, поддался порче. До Падения он был подчиненным Назриэль, ангелом с образом Пробуждения, целителем. Когда Ахрималь положил начало Великому Спору и ангелам пришлось решать, на чью сторону становиться, Псидиэль доверился мудрости своей начальницы и поступил так же, как она. Он следовал за ней на протяжении всего восстания и стал одним из ее ближайших союзников.
Второй Дом не отличался любовью к официальной иерархии, но все же Псидиэля можно назвать первым заместителем и помощником Назриэль. Он пользовался заметным уважением со стороны остальных Кнутов. Мало кто был столь предан делу Ашару, и часто Псидиэль отправлялся на опасные задания, чтобы принести утешение людям, оказавшимся на спорных территориях. Но со временем семена горечи, таившиеся в глубинах мятежа, проросли в душе Псидиэля, как и в душах многих демонов. Боль, терзавшая человечество во время восстания, и потеря многих возлюбленных товарищей породили сомнения и неуверенность. Псидиэль решил, что восстание было делом ненужным и тщетным, ведь теперь ангелам приходилось наблюдать, как умирают столь любимые или люди, прожив короткие, полные скорби жизни.
Псидиэль присоединился к восстанию из-за глубокой, искренней веры в Назриэль, а не потому, что ощутил правоту мятежников. И теперь, сожалея о своем решении, он начал обвинять свою начальницу в том, что она запутала его и склонила к бессмысленному бунту, единственным результатом которого было всеобщее проклятие. В конце концов его чувства к Назриэль – которые, как говорят, были куда более пылкими, чем простая преданность подчиненного командиру, - сменились обидой и горечью. Со временем обида его крепла, подпитываемая слухами о связи Назриэль с Денницей и бесполезностью Падения, остро переживаемой Псидиэлем.
Когда решимость сменилась покорностью, а радость – печалью, Псидиэль стал по-другому относиться к человечеству. Не желая более рисковать ради порочных и ничтожных людишек, он стал суровым и беспристрастным судьей человеческой породы. Только соответствие высочайшим стандартам могло вызвать в нем восхищение, для людей менее совершенных он стал жестоким надсмотрщиком, чьего внимания избегали и боялись. Испортившийся характер вынудил его покинуть Кровавый Легион, в который он вступил вслед за Назриэль. Он присоединился к Эбеновому Легиону Аваддона, сочтя его более подходящим для себя. Постепенно жестокости войны превратили его бесстрастность во враждебность, и он начал искать людей, которые, по его мнению, были недостойны жить – почти все были недостойны, - чтобы наказать их смертью. Увы, но многие демоны последовали его примеру.
Кнуты научились смотреть на людей как на пешки, шахматные фигурки, которые надо защищать и оберегать просто потому, что они могут повлиять на исход войны. Человеческие племена, оставшиеся верными Небесам, стали целями, на которых можно было продемонстрировать превосходство мятежных ангелов. Многие из Кнутов отбросили прочь привязанность к людям, из-за которых они пали, и научились сражаться так же яростно, как и Рабису.
Против этих Кнутов выступали их собратья из числа Ашару, последовавших за Дагоном в Железный Легион. Они исцеляли раны, наносимые их товарищами и ангелами Небесного воинства. Они лечили болезни и, как всегда, яростно защищали своих смертных подопечных. Даже перед лицом порока и отчаяния эти бывшие ангелы не забыли, что значит любить. Так было до тех пор, пока они не были сброшены в Бездну и не поддались силам пустоты.
Сонм Даган стал воплощением этой бескорыстной преданности, неустанно трудясь ради блага неблагодарного человечества. Эта группа, тесно связанная со Вторым Домом, поставила свои обязанности Ашару и Хранителей превыше долга перед легионом и товарищами. Во главе Сонма стоял Гадриэль, некогда бывший Силой Солнечного Поцелуя, а в новой иерархии Люцифера получивший звание лорда.
После падения Гадриэль стал Владыкой Полного Исцеления и собрал вокруг себя единомышленников-Ашару, желавших служить человечеству. Эта группа ангелов считалась составной частью Железного Легиона, которым командовал могущественный Дагон, но практически не принимала участия в его делах. Ашару Гадриэля предпочитали заботиться о здоровье людей, неустанно трудясь ради их блага. Они исцеляли людские селения, зараженные злокозненными Кнутами, и возвращали к жизни выжженные войною земли. Неудивительно, что им часто приходилось вступать в столкновение с менее милосердными Кнутами и Пожирателями, в том числе и из числа соратников. Сонм делал все, чтобы уменьшить влияние этих злобных демонов.
Сонм Даган нес сострадание и в земли, находящиеся под властью Михаила и Небесного Воинства, хотя редко когда открыто противостоял действиям своих союзников по мятежу. После первых столкновений с верными Небу ангелами Ашару оставили в покое: ангелы, продолжая внимательно наблюдать за ними, все же не решались подвергнуть сомнениям столь благо-родные поступки.
Так случилось, что деятельность Сонма Даган породила сомнения в душах верных Небу ангелов, которые видели, с какой заботой и состраданием относятся к людям их бывшие собраться и как не похожи они на привычный образ мятежников, движимых высокомерием и жадностью. Но после Падения и последовавшего за ним наказания Люцифера и его союзников сомневающиеся ангелы не хотели открыто вести беседы со своими врагами. Вместо этого они порешили не беспокоить те силы противника, которые распространяли вокруг себя мир и покой.
Увы, но политика невмешательства не могла длиться вечно, и по мере того, как мир все больше погружался в трясину порока и жестокости, членам Сонма Даган все труднее становилось добираться туда, куда звал их долг. Гадриэль не желал отказываться от попыток принести исцеление всему человечеству, и в конце концов попал в плен к ангелу Скуриэлю, Силе Пятого Дома. Сонм так и не узнал, какая судьба постигла его и бывших с ним трех товарищей. С печалью в сердцах продолжали они свою работу под руководством Нексалгора Танцующего Света, и чем ближе подступали к ним враги, тем сильнее сокрушались они о гибнущих людях. 

После Бездны|Убрать

Современный мир радовал и ужасал вернувшихся на Землю Кнутов. Они буквально впали в экстаз, вновь обретя свободу после тысячелетнего заключения, вновь получив возможность жить. Ашару были нужны Миру Тьмы; современные технологии не смогли заменить их целительские умения, они по-прежнему могли быть хранителями и защитниками, ведь изменившийся мир пугал людей и причинял им боль, а союзников, которые опекали бы их, у людей почти не осталось.
С другой стороны, серость, в которой погрязла некогда славная людская раса, не могла не огорчать бывших ангелов, пожертвовавших всем ради возможности пестовать и наставлять этих изменчивых смертных. Куда бы ни смотрели Кнуты, они видели лишь бессмысленную трату сил и ненужную, садистскую боль. И стоит ли удивляться, если они решили, что мир безвозвратно испорчен и все, что они могут сделать, - это отыскать в грудах плевел несколько зерен пшеницы?
Бездна сильно изменила всех заключенных в нее ангелов, и теперь они с полным правом могли называться демонами. Ашару изменились точно так же, как и демоны остальных Домов. Изначально они любили человечество и желали продемонстрировать ему свою любовь. Тысячи лет, проведенные в темноте и пустоте, в бесплодных терзаниях и сомнениях, довершили изменения, начатые жестокостями войны. Кнуты более не хотели жить лишь ради возможности проявить чистую и возвышенную любовь к людям, и они спрашивали себя – и друг друга, - было ли человечество достойно принесенных ангелами жертв.
Со временем разъедающая ненависть Бездны, символизировавшая отпадение от Бога, лишила всех надежд тех Ашару, что еще сохраняли в сердце своем сострадание, и заставила их усомниться в мудрости выбранного пути. Мало кто из них находил в себе силы спорить со своими разочаровавшимися собратьями, и со временем большая часть Кнутов приняло отношение к миру, полностью оправдывающее их прозвище. Они думали лишь о том, как разделят боль и страдание с человечеством, которое, само того не желая, стало причиной их проклятия.
Когда стены Бездны растрескались, позволив младшим демонам выбраться наружу, все в очередной раз изменилось. Вселение в тела этих жалких ничтожных смертных вновь напомнило Кнутам о том, почему некогда они так сильно полюбили людей. Понимание того, что они кому-то нужны, вырвало многих Ашару из глубин горечи и ненависти. Возможно, что полученная награда все же стоила всех жертв и лишений.
Но все же обрывочные воспоминания о человеческой жизни и едва тлеющие искорки истинной веры не могли заставить забыть о тысячах лет ненависти и обиды. Даже самые сострадательные и милосердные Кнуты пришли в ужас, увидев развалины некогда созданного ими Рая и скотское состояние людей, так не похожих на своих величественных предков. Ашару с трудом могут разглядеть в современных людях тех существ, ради которых падшие ангелы пожертвовали собой. Да и можно ли не испытать обиды, глядя на бессмысленную трату даров Люцифера и его собратьев, тех даров, что так дорого обошлись самим ангелам?
Сейчас многие ангелы Второго Дома пытаются вновь убедить себя, что в людях все же сохранилось что-то хорошее, что те презренные создания,  которых они видят повсюду, еще могут измениться и воссоздать славу своих предков. Мало кто из Кнутов, обожженных войной и истерзанных Мукой Преисподней, способен на безусловную и ничем не омраченную любовь к людям. Большинство из них внимательно наблюдает за смертными, выискивая добродетели и тот потенциал, который некогда готовы были защищать любой ценой.

Странный новый мир|Убрать

Среди первых демонов, прорвавшихся сквозь стены Бездны и устремившихся в мир, было много Ашару. Когда в стенах их тюрьмы начали появляться трещины, Кнуты оказались в выгодном положении и смогли вырваться на свободу, а те нерешительные демоны, которые не желали покидать относительно безопасное убежище, получили прямой приказ от своих начальников. В результате многие освободившиеся демоны первой волны были Кнутами, что позволило Второму Дому с самых первых дней закрепиться в мире и начать копить силы.
К сожалению, Ашару не были искусными политиками и не отличались единством, по-этому они, в отличие от других Домов, не смогли воспользоваться полученными преимуществами. Наполнившие мир Кнуты вновь попали под очарование людей, от которого отвыкли за время ссылки, и ошеломляющие ощущения от знакомства с этим странным, загадочным существом по имени человек на некоторое время заставили демонов позабыть обо всех заботах.
Но все же Кнуты не позволили себе полностью поддаться давно забытым эмоциям и не отказались от своих конечных планов. Повинуясь власти Истинного Имени, они копили силы и торили путь своим повелителям, которые хотели вернуться в мир.
Основным препятствием на пути массового возвращения Кнутов на Землю оказались их носители. Смертные, сильнее всего привлекавшие искавших вместилище Кнутов, чаще всего страдали от социальной несправедливости и не владели ресурсами, которыми мог бы воспользоваться демон.
Стоит заметить, что решительный и сильный демон, занявший место человека, быстро справлялся со всеми ужасами, мешавшими тому жить, и существенно повышал качество жизни. Но все же носители сами по себе никак не улучшали жизнь демона, и поэтому многим Кнутам поначалу пришлось отчаянно бороться за более-менее сносное существование. В этом Ашару разительно отличались от демонов других Домов – в особенность Дьяволов, - которых влекло к людям властным и значимым, способным обеспечить начальное преимущество в этой ни на что не похожей гонке.

Создание новой иерархии|Убрать

Пытаясь приспособиться к жизни на новой Земле, Второй Дом подвергся значительным изменениям. Раньше Кнуты были независимы и не имели центральной власти, они действовали, исходя из собственных желаний и соображений, и в основном интересовались людьми, а не Домом как единым целым. Но демоны быстро поняли, что люди Мира Тьмы изменились: в них не было больше загадочности, ощущения радости и многих других качеств, присущих их предкам, поэтому для Ашару они во многом были чужаками. Вопреки инстинктам, повелевающим им сосредоточить все внимание на людях, многие Кнуты поняли, что общение с этими незнакомцами вселяет в них неуверенность и разочарование, поэтому в поисках утешения и поддержки они обратились к своим собратьям, чего раньше никогда не случалось.
В результате высокопоставленные члены Дома сейчас пользуются большим уважением и имеют больше власти, чем по время войны. Связи внутри Дома Ашару стали почти такими же сильными, как и у остальных демонов, а в некоторых случаях даже сильнее. Многие демоны всегда уделяли внимание как людям, так и своим собратьям, но Кнутам такие отношения были неизвестны, поэтому сейчас новизна лишь усиливает возникшие между ними узы.
Старшие Ашару поняли, что эта зависимость от Дома – и верность ему – со временем может исчезнуть, так как Кнуты привыкнут к новому порядку вещей в мире, поэтому сейчас высокопоставленные демоны пытаются добиться от своих подчиненных долговременной преданности и службы. Стратегии их разнятся от индивидуальных - сбор информации об отдельно взятом Ашару, оказание ему услуг, которые впоследствии заставят его чувствовать себя должником и тем самым гарантируют его зависимость от старшего собрата, - до политических. Некоторые высокопоставленные Кнуты пытаются войти в различные властные формирования не только ради собственной выгоды, но и затем, чтобы получить политическую власть над младшими Ашару.  Едва ли стоит говорить, что остальные члены этих формирований будут крайне раздосадованы, обнаружив, что Кнуты тратят ресурсы фракции или двора на достижение целей Второго Дома.
Формирующая властная структура Второго Дома беспокоит многих Ашару, еще сильнее запутывая и без того сложные взаимоотношения между ними. Теперь, помимо обязанностей перед легионом, фракцией и двором, Кнутам приходится помнить и о верности единому Дому. Не важно, решит ли Кнут объединись свою судьбу с судьбами собратьев и посвятит себя Второму Дому, проигнорирует ли он очередную попытку добиться от него преданности и продолжит заниматься делами фракции, или же попытается найти тонкую грань между требованиями разномастных начальников. Возвышение Второго Дома и его недавно обретенная целостность наложили отпечаток на каждого из Кнутов.
Как бы ни относились Ашару к формирующемуся единству своего Дома, именно связи с людьми делают Кнутов теми, кем они являются. Так же, как и остальные демоны, Кнуты сильно увлечены людьми и не могут просто взять и забыть о них, о чем явно свидетельствует все поведение Ашару в новом мире. Лишь жалкая горстка Кнутов пожелала полностью отрезать себя от человеческого общества. Обычно это Кнуты образа Эллиль, отстраненные и невозмутимые разведчики и шпионы, которые меньше остальных были связаны с человечеством и не питали к нему особо сильного чувства.
Большая часть Ашару поддерживает тесные связи с человечеством, даже если им приходится постоянно решать, насколько же эти смертные важны для них. В результате большинство Ашару хорошо вписываются в мир людей – деньги, власть, связи, верные последователи. Кнутов, конечно, нельзя назвать хитроумными политиками, как Дьяволов, или неотразимыми соблазнителями, как Осквернителей, но все же они никогда не забывали, какую радость приносило им общение с людьми, и по большей части не разучились располагать к себе заинтересовав-ших их смертных.

Игры во власть|Убрать

Назриэль по-прежнему возглавляет Дом Нарастающего Ветра. Сейчас она носит имя Назатор, Принцессы Великого Освобождения, и сильно отличается от того колеблющегося, раскаивающегося существа, которым была до поражения Люцифера. Время, проведенное в Бездне, лишило ее большей части присущей ей мягкости и научило понимать, что такое необходимость. Хотя она не настолько погрязла в дикости и жестокости, как Белиал и Аваддон, все же она хорошо усвоила все уроки Бездны и обнаружила, что способна на куда большую твердость, чем предполагала ранее.
В Мире Тьмы она больше не несет успокоение, которое так влекло к ней окружающих. Скрывающая ее истинную натуру мягкость исчезла. Милосердная или нет, но в начале своего существования Назатор была Престолом Небес, и сохранила столько же величия и силы, как и остальные демоны. Она остается одним из самых могущественных падших ангелов мира и уже заняла высокое положение во фракции Люцифериан.
Ее желание разыскать их бывшего предводителя разделяют многие Кнуты, которые за долгие годы, проведенные в спорах и раздорах, поняли, что их привлекает идеология Люцифериан. В начале многие ангелы Второго Дома пали именно из-за любви к Люциферу и в подражание ему; и сейчас отречься от своего вождя значило бы насмеяться над самой сутью Ашару. Положение Назатор во фракции Люцифериан помогло ей добиться власти во Втором Доме. Многие Кнуты, входившие в ту же фракцию, признавали ее своим политическим лидером, поэтому в Доме Небесного Свода Назатор нашла немало сторонников и подчиненных.
Став явным предводителем Второго Дома, Назатор нашла неожиданного союзника в лице Ешиниэля, довольно сильного Кнута-Фаустианца. Хотя за время войны он так и не смог подняться выше звания падшего рыцаря, он был одним из первых демонов, покинувших Бездну, и одним из самых могущественных беглецов первой волны. Он сумел воспользоваться полученными преимуществами, проявив достойное Дьявола политическое чутье, и к тому времени, когда на Землю проникли старшие демоны, основательно упрочил свое положение и окружил себя смертными сторонниками. В результате он смог оказать поддержку возвращавшимся в мир демонам, в том числе и самым могущественным из них, и быстро собрал целую коллекцию долговых обязательств, которые можно было использовать в политических играх.
Ешиниэль и Назатор вместе работают над упрочнением позиции Второго Дома в современном мире. Ешиниэль обладает определенной властью при адском дворе Бостона, а положение Назатор во фракции Люцифериан позволило компаньонам распространить свое влияние и на другие стороны жизни демонского сообщества, тем самым поспособствовав реализации целей Второго Дома. Разумеется, остальные участники политических игрищ заметили появление новых соперников, претендующих на верность их подчиненных, и хотя до сих пор никто не перешел к активным действиям, едва ли Назатор и Ешиниэлю удастся и дальше без помех реализовывать свою программу по усилению Дома.
Итак, в нашем мире Дом Нарастающего Ветра обрел новые черты, и прежние ангелы Небесного Свода едва ли смогли бы узнать его. Большая часть представителей Дома давно лишилась способности беззаветно любить и сострадать. Тысячелетнее заключение в Бездне обратило сочувствие в горечь, и демоны больше не хотят бескорыстно отдавать себя служению человеческой расе. Сейчас Кнуты намного больше, чем в давние времена, увлечены собственными интересами и расчетами, поэтому они все сильнее чувствуют потребность в единомышленниках из числа собратьев. В результате Второй Дом обрел единство и цельность, неведомые – да и ненужные - в годы войны.

Отредактировано Алиса Фаустовна (2010-05-22 18:29:56)

3

Известные имена

Правила, по которым живет современный мир, отличаются от хорошо известных демонам законов, соблюдавшихся в раю и во время войны. Качества, которые до ссылки в Бездну помогали достичь величия, вовсе не гарантируют славы и власти в современном Мире Тьмы, но те, кто хорошо чувствует все подводные течения общественной жизни, все же могут проявить себя.
Попытки создать новые силовые базы и выстроить безопасные убежища привели к тому, что прежняя структура власти пошатнулась и изменилась. Низшие демоны, при прежнем порядке не получавшие ни признания, ни продвижения, внезапно получили возможность добиться высокого положения, и не преминули этой возможностью воспользоваться.

Назатор|Убрать

Принцесса Великого Освобождения, как сейчас называет себя демонесса Второго Дома, некогда носившая имя Назриэль, стала одной из самых могущественных падших современного мира. Освободившись из Бездны, она добилась власти в группировке Люцифериан, движимая непоколебимой верой в исчезнувшего вождя падших ангелов. Ей движет не только преданность Второму Дому, лишь усилившаяся в этом холодном, лишенном веры мире, но и страстное желание отыскать Денницу.
Для Назатор Денница важен сам по себе, а не только как глава восстания и источник вдохновения, поэтому она уделяет его поискам больше сил, чем многие Люцифериане. Ходят слухи, что она была возлюбленной Люцифера, и ничто в ее поведении не указывает на лживость этих слухов; она охотно пользуется любыми источниками, помогающими искать Светоносного. Часто перемещаясь между Лос-Анджелесом и Рио-де-Жанейро, она вынуждена большую часть важных обязанностей возлагать на своих подчиненных, так как у нее просто нет свободного времени.

Ешиниэль|Убрать

В своей первой ипостаси ангела Небесного Свода Ешиниэль был Архангелом Божественной Созерцательности, и его склонность к тщательным наблюдениям и взвешенным действиям указывала на то, что он присоединится к Скрытным. Но этого не произошло. Оказавшись в новом мире, этот расчетливый Фаустианец в первые же дни после освобождения смог заложить фундамент будущей власти, а затем использовал любое преимущество, чтобы приблизиться к цели: стать одним из самых могущественных Кнутов мира.
Ешиниэль, добившийся положения старшего лорда и желающий подняться до звания барона, всячески способствует формированию Второго Дома как независимого политического единства. Ему помогает Принцесса Назатор, ровным счетом ничего не теряющая от того, что основой ее власти будут не соглашения между членами фракции, а верность и преданность Дому. Смертного носителя Ешиниэля зовут Исаак Бейкер, это молодой энергичный бизнесмен из Бостона, чья технологическая компания в последнее время скопила немало средств.
Ешиниэль и его сторонники активно заняты поисками новых Кнутов. Он располагает огромными объемами информации, с помощью которой выслеживает затаившихся и просто ничего не подозревающих Ашару, чтобы в подходящее время привлечь их на службу. Когда ему удается найти затерявшегося Кнута, Ешиниэль в первую очередь старается внушить ему верность себе, и лишь затем – Дому Нарастающего Ветра. Второй Дом как единая политическая сила должен обеспечить Ешиниэлю огромную личную власть. Хотя у него в должниках ходит немало «сильных мира сего», Ешиниэль по-прежнему остается мелкой рыбешкой в пруду со щуками, и попытки занять достойное место в системе фракций для него значат не меньше, чем новая политическая сила, которую он помогает создавать.

Квестакати|Убрать

Квестакати, некогда бывшая Архангелом Океанского Ветра, стала одним из ярких представителей группировки Миротворцев. Многие демоны – и Миротворцы, и представители остальных фракций – пытаются подражать ее спокойной безмятежности, потому что ей удалось избавиться от большей части отрицательных эмоций и войти в число тех падших, которых не страшат муки Бездны. Она по-прежнему надеется, что Миротворцы – и все остальные демоны – смогут исправить все причиненное ими зло и, возможно, добьются искупления.
В глубине души Квестакати надеется, что Миротворцы смогут очистить человечество от грехов, что жертва падших ангелов поможет добиться прощения для любимых ими смертных, если уж самим ангелам такой путь заказан. Она ненавязчиво подталкивает к этой цели новообращенных членов фракции. Уже сформировалась небольшая группа Миротворцев, верящих, что только мученичеством можно искупить причиненный ими вред.

Инарот|Убрать

В прошлом Инарот была Началом Пассатов, эфирным отстраненным ангелом, чье холодное дыхание своим прикосновением охлаждало умы и души. Во время войны она стала леди Инарот, поддерживающей силы сражавшихся демонов. Изгнание падших ангелов в Бездну причинило ей сильную боль, и в скорби и гневе она обвинила людей и вожаков восстания в обрушившихся на нее бедах. Очень скоро она вступила во фракцию Жаждущих (Губителей) и стала одним из самых преданных ее членов.
Вырвавшись из Бездны, она вначале вселилась в тело Дины Мастерсон, молодой уличной воровки из лондонского Ист-Энда, но быстро покинула его ради другого, более привлекательного носителя. Сейчас она живет под личиной Ребекки Виндзор, странствующей по миру с рюкзаком за плечами, и выполняет обязанности связного и посланца фракции Губителей. Сердце ее страдает при виде тех руин, в которые обратился Рай, и она практически не надеется на возможность восстановления былого великолепия. Ее ядовитые зефиры веют над землями северной Европы, загрязняя и без того нездоровую атмосферу и делая мир еще более неприглядным. Другие Кнуты образа Эллиль упрашивали ее очищать небо, а не способствовать его загрязнению, но она, по всей видимости, не способна внять разумным доводам и увещеваниям.

Реликвии и утраченные знания|Убрать

Утраченные артефакты и сверхъестественные знания Кнутов в наши беспокойные времена хаоса и беспорядков приобретают огромное значение, как и все древние реликвии Домов. Кнуты, лишенные логических способностей Извергов и творческих возможностей Преступников, не слишком преуспели в поисках и воссоздании прежних богатств. Но не стоит думать, что Второй Дом сидит, сложа руки. Кнуты так же активно, как и остальные Дома, разыскивают утраченные ценности.
Реликвии
Реликвии Кнутов обычно должны были усиливать их первичные способности, то есть, по большей части, способности к целительству, защите и опеке, направленные на людей. У той части Кнутов, которые решили оправдать полученное прозвище, артефакты предназначались для причинения вреда.
Из-за того, что внимание большинства Ашару было сосредоточено на людях, многие их артефакты были связаны со смертными. В отличие от остальных домов, Ашару часто создавали изящные бесценные предметы, единственным назначением которых была защита их смертных подопечных.

Воздушная броня|Убрать

Воздушная броня – это редкое, хитроумно сконструированное изделие, предназначенное для защиты. Хотя воспользоваться ею мог кто угодно, обычно такую броню дарили любимым смертным, потому что только так могли Ашару оправдать создание артефакта.
Воздушная броня обычно заключена в небольшое зачарованное украшение, например, брошь или пряжку. В редких случаях чары накладывались на щиты или латы. Зачарованные предметы изготавливались вручную из отборных материалов, так как некачественный носитель просто не мог выдержать всей мощи артефакта.
При активации броня защищала владельца (носителя) как от дистанционных ударов, так и от ударов в ближнем бою. Она окружала тело человека практически непроницаемым воздушным коконом, оберегавшим его от повреждений. У такой брони было несколько преимуществ перед обычными доспехами: воздушная броня почти ничего не весила и не мешала движениям, была куда менее заметна, чем доспехи из металлических пластин (или, в наши дни, кевларовые бронежилеты), и, что важнее всего, появлялась только тогда, когда в ней возникала нужда. Запертый в ней дух ангела или демона наделял броню всеми перечисленными достоинствами.
Изначально в артефакты вселяли души побежденных ангелов, Провидцев и тех, кто был способен предвидеть возможный вред. Позже в броню стали заключать и души падших ангелов, тем самым давая соратнику возможность сослужить последнюю службу или же тихо и незаметно избавляясь от политического или идеологического противника. После разгрома войск Люцифера Небесное Воинство отыскало и забрало с собой те доспехи, в которые были заключены ангелы. Немногие сохранившиеся артефакты такого рода – и вся воздушная броня, созданная с тех пор, - питаются энергией запертых в них демонов.
Система: Как и обычный доспех, воздушная броня дает владельцу шесть кубиков на поглощение дистанционных атак. В ближнем бою с холодным оружием или в рукопашной нападающий должен успешно выполнить бросок против брони. Броня успешно выдерживает силовые удары, но не может смягчить повреждения от падения и тому подобного.
В течение дня броню можно активировать неограниченное количество раз. Владелец может активировать ее по своему желанию, игрок при этом выполняет бросок на Веру (или Силу воли, если персонаж – человек). Но обычно воздушная броня активируется заключенным в ней духом. Дух предчувствует или предвидит нападение и активирует броню, чтобы защитить владельца от травм.
Броня не защищает от атак, против которых бессильны обычные доспехи, если только для причинения вреда не требуется войти в контакт с телом жертвы. В последнем случае нападающий должен успешно выполнить бросок на Силу + Атлетизм (сложность 7) против запаса кубиков у брони, чтобы прикоснуться к телу.

Плененный дух|Убрать

: Связывание ** (может сопротивляться только приказам, прямо противоречащим его природе), Усиление ** (Управление носителем, Духовное внушение).
Обычно в такие артефакты заключались духи Четвертого Дома или те, кто обладал аналогичными умениями. Для предсказания атак необходимо владеть Знанием Узоров, чтобы вовремя задействовать броню. Обычно эти духи владеют Предвидением (Знание Узоров ***) и двумя-тремя обращениями других ветвей знания. Обращения Знания Основания обычно используются для создания воздушного щита. Если заключенный в артефакте демон владеет Воздействием на силу тяжести, Инерцией или Сцеплением (*, *** и ***** соответственно), владелец доспехов может за счет запаса бросков у брони противостоять повреждениям от падения и тому подобных случайностей точно так же, как и повреждениям в бою.

Зелье Даган|Убрать

Зелье Даган использует возможности Знания Пробуждения для исцеления больных и раненых. Обычно артефакт имеет форму флакона, графина или иной емкости для хранения жидкости. Когда во флакон попадает вода или любая другая жидкость, она приобретает тонизирующие свойства, оказывающие воздействие на того, кто первым отопьет из флакона.
Зелье Даган изначально было создано, чтобы облегчить работу Кнутов, которые во время войны едва справлялись со всеми последствиями сражений и болезней. Такого рода артефакты выдавались смертным лекарям, ухаживающим за ранеными после битв. Некоторые из них были переданы непосредственно человеческим вождям и целителям из удаленных селений, чтобы их жители оставались в добром здравии вопреки всем усилиям Второго Дома.
Для создания артефакта всегда использовались только самые совершенные предметы. Артефакт работает на основе двух обращений, а такая мощь требует достойного оформления.
Система: Чтобы воспользоваться Зельем Даган, нужно влить в него половину пинты  чистой питьевой жидкости. Чаще всего для этих целей использовалась вода, но для лечения детей нередко прибегали и к сладким жидкостям. Артефакт сам по себе не очищает отравленную или грязную жидкость, поэтому человек, неосторожно выпивший такое зелье, пострадает. Чтобы преобразовать полпинты в чудодейственный эликсир, артефакту требуется примерно минута. Чтобы зелье подействовало, нужно выпить его все (несколько капель, оставшихся во флаконе, на ситуацию не повлияют). Зелье нельзя разделить на части, чтобы помочь нескольким людям, и любой недопитый остаток жидкости лишается всех необычных свойств.
Артефакт нужно активировать каждый раз, когда требуется получить дозу эликсира. Демоны выполняют бросок на Веру или тратят единицу Веры, люди выполняют бросок на Силу воли (или тратят единицу Силы воли). За один эпизод (сцену) артефакт можно активировать любое количество раз, но на преобразование одной дозы жидкости требуется минута. До истечения этой минуты жидкость не приобретает никаких особых свойств, затем под воздействием энергии артефакта и Знания Пробуждения она превращается в зелье.
Запас бросков у полученного эликсира равен 8. Чтобы исцелить больного от любого недуга и болезни (если только они не вызваны сверхъестественными силами), достаточно получить один успешный балл (сложность равна 7). Одного успешного балла также достаточно для того, чтобы исцелить все поверхностные повреждения больного. Каждый дополнительный успешный балл исцеляет один уровень летальных повреждений. Эликсир не влияет на усиливающиеся повреждения.
Пример: Захария страдает раком и получил три уровня поверхностных повреждений. В бою он также получил три уровня летальных повреждений. После того, как он выпил Зелье Даган, игрок бросает 8 кубиков со сложностью 7 и получает четыре успешных балла. Эти баллы он может потратить на исцеление недугов своего персонажа. Один балл он решает потратить на излечение рака, а три оставшихся – на излечение всех уровней летального повреждения. Если бы он захотел, он мог бы потратить один балл на излечение всех поверхностных повреждений, но тогда бы у него остался или рак, или один уровень летальных повреждений.

Хрустальный шар|Убрать

Мифы о хрустальных шарах, наделенных чудесными пророческими способностями, не могли возникнуть на пустом месте. Возможно, они появились благодаря артефактам Кнутов. Эти артефакты помогали Ашару оберегать людей. Работая на основе Знания Небесного Свода, они позволяли владельцу увидеть любое место или событие. Для этого наблюдатель должен был знать имя нужного ему человека или демона или владеть какой-нибудь его вещью.
Хрустальный шар представляет собой гладкую тяжелую сферу из плотного хрусталя. Диаметр большинства из них равен трем-четырем дюймам, а вес не превышает нескольких фунтов. Хрустальный шар прозрачен, но он преломляет и отражает свет под невообразимым углом, поэтому предметы, расположенные за шаром, приобретаю очень странные очертания.
Чтобы воспользоваться шаром, его нужно поместить на имя или вещь объекта наблюдения. Если известно имя цели, нужно написать его ангельскими письменами и положить шар на надпись; в случае с вещами шар можно положить на них или же держать его над предметом. Когда владелец взывает к силам шара, шар показывает выбранную цель, какой бы она ни была.
Система: Чтобы активировать хрустальный шар, игрок должен выполнить бросок на Веру или потратить единицу Веры, если владелец шара – демон. Если шаром хочет воспользоваться человек, выполняется бросок на Силу воли (или тратится единица Силы воли). После активации шар получает запас бросков в семь кубиков. Если вопрошающий заполучил какую-нибудь вещь объекта наблюдения или знает его смертное имя, сложность бросков равна 8, если знает Небесное Имя, сложность снижается до 7, знание Истинного Имени понижает сложность до 6. Если персонаж ищет смертного, сложность всегда будет равна 8.
Количество полученных успешных баллов определяет объем показываемой информации. Один успешный балл позволяет увидеть цель и окружающую ее обстановку. При получении двух успешных баллов шар показывает пространство вокруг цели радиусом в пять ярдов. Три успешных балла позволяют не только видеть, но и слышать, что происходит. Получив четыре балла, персонаж может почувствовать, в каком направлении от него находится цель. Для каждого использования хрустального шара необходима активация. Если полученные видения не удовлетворяют персонажа, ему придется активировать шар повторно, чтобы еще раз заглянуть в него.
Помните, что только непосредственный пользователь может видеть и слышать то, что демонстрирует ему шар.

Глаза орла|Убрать

Зрению Ашару, способных обозревать Землю от края до края, завидовали все, кто хотел наблюдать за миром. Особую ценность глазам Кнутов придавала необычайная зоркость, которая делала Ашару непревзойденными разведчиками. Разумеется, создатели артефактов решили, что эту способность можно разделить с другими демонами. Так были созданы первые Глаза орла.
Глаза орла действуют на основе энергии образа Аншар и значительно улучшают зрение владельца. Они представляют собой хрустальные линзы, надеваемые на глаза точно так же, как современные контактные линзы, но при этом они не просто исправляют недостатки зрения или служат косметическим целям. В дни войны их изготавливали из отборного хрусталя с помощью искуснейших обращений. Сейчас Глаза орла часто выглядят как обычные контактные линзы и имеют соответствующую форму и окраску.
Система: Глаза орла даруют владельцу практически идеальное зрение. На расстоянии, обычно охватываемом зрением, владелец линз замечает все мелкие детали, которые в обычном состоянии ускользнули бы от его внимания – сложность всех бросков на Восприятие снижается на три, - при этом дальность прямой видимости увеличивается чуть ли не в десять раз. На все остальные органы чувств владельца линзы не влияют.
При первом использовании линз игрок выполняет бросок на Веру или тратит единицу Веры (для демонов). Если линзы надевает человек, выполняется бросок на Силу воли или тратится единица Силы воли. Глаза орла – парный артефакт, он работает только при наличии обеих линз.
После активации линзы работают до тех пор, пока их не снимут. Но глаза смертных не предназначены для постоянного ношения линз. После того, как персонаж проносит линзы в течение недели, игрок должен каждый день выполнять бросок на Выносливость (сложность 7) до тех пор, пока его персонаж не снимет линзы и не проходит без них целый день. Неудачный бросок на Выносливость наносит персонажу один уровень поверхностных повреждений, так как линзы раздражают глаза.

Кувшин ветров|Убрать

Изначально Ашару были частью Дома Нарастающего Ветра, и, хотя многие Кнуты предпочли заняться целительством и защитой людей, невозможно было забыть об их связи с небом и ветрами. Резкие порывы ветра, которыми так легко управляли Ашару образа Эллиль, упрощали выполнение тех или иных задач, и демоны часто мечтали о прирученных ветрах, которыми можно воспользоваться тогда, когда ангелы Ветра заняты своими делами.
Кувшины ветров традиционно изготавливались в форме глиняных сосудов с плотно притертыми крышками. Сейчас они несколько видоизменились в соответствии с требованиями времени и могут принимать форму любого сосуда, от термоса до кухонной стеклянной банки. Они обязательно снабжены плотно закрывающимися прочными крышками.
Если открыть крышку Кувшина ветров, оттуда начнет дуть ветер, достаточно сильный для того, чтобы сбить человека с ног. Ходят слухи о древних могущественных артефактах, способных сокрушить двери и стены укрепленного здания. Современные Кувшины ветров такой мощью не обладают, но все же способны разогнать грязный воздух и миазмы и удержать на расстоянии нападающих врагов.
Система: Чтобы воспользоваться кувшином ветров, надо всего лишь снять с него крышку. Из сосуда вырвется сильный поток воздуха. Ветер будет дуть до конца эпизода (сцены), а затем утихнет. После этого кувшин нужно закрыть и еще раз открыть – для вторичной активации. Чтобы активировать кувшин, демоны выполняют бросок на Веру или тратят единицу Веры, люди выполняют бросок на Силу воли (или тратят единицу Силы воли).
Если ветер используется для разгона ядовитых паров, каждые пять секунд он может очищать один кубический фут воздуха. Запас бросков у артефакта равен восьми. Эти кубики можно использовать при нападении на людей или предметы, но так как ветер дует равномерно, а не порывами, он скорее сдвинет или перевернет цель, чем причинит ей поверхностные повреждения. Чтобы сбить жертву с ног, бросите запас кубиков кувшина и сравните результат с бросков жертвы на Силу. Открытие двери с помощью кувшина выполняется по правилам, описанным в основной книге «Демонов» (Сила кувшина приравнивается к 8). Попытки сломать или иным образом воздействовать на физические объекты регулируются правилами, указанными в таблице «Проявления силы» (основная книга правил). Разумеется, вред, причиненный владельцем кувшина, может быть косвенным. Так, можно подкрасться к жертве и сбить ее с ног или сбросить вниз, а сила тяжести сделает все остальное.

Маяк нужды|Убрать

Среди артефактов, чаще всего выдаваемых людям, были и Маяки нужды. Эти маячки были придуманы и созданы специально для людей, сохранение которых было главной обязанностью Ашару. Артефакт лишал падшего способности замечать того, кто произносил его имя, при этом давал возможность бросить быстрый взгляд на владельца артефакта, чтобы определить грозящую тому опасность.
Маяки нужды обычно имеют форму маленьких стеклянных трубок, покрытых узорами, древних дудочек, причудливых хрустальных подвесок и тому подобных хрупких предметов небольшого размера. Чтобы активировать артефакт, нужно поломать дудочку, разбить подвеску или иным образом сломать предмет. При активации демон, создавший артефакт, слышит крик отчаяния, который привлекает его внимание и указывает на то, что владелец артефакта попал в затруднительную ситуацию.
Маяки можно использовать только один раз, после этого артефакт перестает действовать. В большинстве случаев физическая оболочка артефакта уничтожается. Хотя уничтожение оболочки не является необходимым условием, обычно создатели артефакта закладывали такую функцию, чтобы смертные владельцы маяка не пользовались им без нужды или по пустяковым поводам.
Система: Чтобы активировать артефакт, нужно поломать его и выполнить бросок на Силу воли (или потратить единицу Силы воли). Маяк можно активировать только один раз. После активации создатель артефакта понимает, что смертный пытается привлечь его внимание (примерно такой же эффект создает произнесение Истинного или Небесного Имени демона). При этом демон пользуется запасом бросков артефакта (12), а не собственным значением Веры (сложность броска равна 6). Количество успешных баллов определяет точность информации о человеке. Один балл означает, что демон знает, кто этот человек и как он выглядит. Два балла показывают пространство рядом с человеком, в том числе и имеющуюся физическую угрозу и окружающих его людей. При получении трех баллов демон узнает, как далеко от него находится человек, четыре балла позволяют почувствовать направление. Расстояние и разного рода препятствия между тем местом, где находится демон, и владельцем маяка на эффективность артефакта не влияют.
Смертный владелец артефакта вовсе не обязательно должен быть слугой демона, услышавшего сигнал маяка. Более того, демон, создавший артефакт, может сделать так, что призыв будет слышать другой падший. Для этого второй демон должен присутствовать при создании артефакта. После того, как чары были наложены, выбрать другого получателя сообщения уже нельзя. Демон, получающий сигнал, считается создателем маяка во всех тех случаях, когда это влияет на использование артефакта.

Чумной нож|Убрать

Чумной нож появился в результате прискорбных изменений, которым подверглась основная цель Ашару в ходе войны. Умение Ашару исцелять и утешать при создании ножа искажается, проявляя свою темную сторону – способность приносить боль и страдания. Существует много разновидностей такого оружия, хотя большая его часть была уничтожена после того, как побежденные демоны отправились в Бездну. Чумные ножи – это пугающего вида оружие с черным клинком, крючьями и зазубринами, словно намекающими на возможную пытку. Обычно их размер соответствует размерам большого кинжала, а длина клинка не превышает одного фута.
Чумной нож режет плоть, и порезы эти глубоки, но хуже всего то, что они приносят с собой. Нож вызывает у жертвы ужасную болезнь. Сама по себе болезнь не заразна, но она ослабляет страдальцев, не погибших от удара ножом. Кое-кто из Кнутов еще в самом начале войны понял, что раненый или больной враг лучше мертвого, так как его союзники и товарищи будут тратить силы и ресурсы на уход за ним. Чумные ножи создавались с учетом этого знания, хотя остальные демоны предпочитали не задавать лишних вопросов Кнутам, с успехом пользовавшимся таким оружием.
Система: Чтобы активировать нож, демон должен выполнить бросок на Веру или потратить единицу Веры. Смертный выполняет бросок на Силу воли или тратит единицу Силы воли. Без активации чумной нож представляет собой обычный кинжал, но стоит только владельцу воззвать к его силам, как наносимый им урон многократно возрастет. Нож можно активировать три раза за эпизод (сцену), в активированном состоянии он остается до тех пор, пока будет нанесен первый успешный удар. Помните, что использование такого ножа может считаться проступком в Иерархии грехов (см. основную книгу правил), но это зависит от Муки владеющего им демона.
После активации кинжал получает запас бросков в 10 (десять) кубиков, сложность бросков равна 7. Если удар, полученный противником, нанес ему хотя бы один уровень повреждений, игрок бросает кубики на эффект от использования ножа. Каждый полученный при этом успешный балл наносит жертве один уровень поверхностных повреждений в дополнение к летальным повреждениям, полученным в результате удара ножом. Каждый день, прошедший после получения раны, жертва теряет единицу временной Силы воли и получает один уровень поверхностных повреждений от болезни, охватившей ее тело. Продолжительность болезни в днях равна значению Веры у владельца кинжала. Обычными средствами болезнь не лечится. Обращение Очищения Знания Пробуждения может помочь, но сложность исцеления равна 9.
Помните, что чумные ножи не действуют на неживых, но оживленных существ. Это касается ходячих мертвецов, поднятых другими демонами, и сверхъестественных созданий, указанных мастером. В битве с такими существами чумные ножи ведут себя как обычные кинжалы.

Ритуалы|Убрать

Ритуалы создавались демонами в дни нужды и отчаяния, когда они хватались за любое средство, позволявшее взять верх над врагом. Кнуты, как оказалось, прекрасно подходили для проведения ритуалов, так как их основные способности – защита и исцеление подопечных – могли проявляться на расстоянии и на протяжении некоторого времени. Хотя Ашару ничего не имели против немедленных действий, все же они предпочитали экономить энергию и при каждом удобном случае прибегали к ритуалам, усиливающим их способности. 
Больше информации по ритуалам Ашару можно найти в Шестой главе Руководства игрока.

Облачная колесница|Убрать

Демоны, владевшие Знанием Основания или Знанием Ветра, поняли, что эти умения придают силу и скорость их крыльям, упрощая перемещение в пространстве. Многие другие падшие – и любимые ими смертные – были лишены такого преимущества, поэтому был разработан ритуал Облачной колесницы. Этот ритуал уплотняет воздух, создавая «судно», на котором может перемещаться Анкида со своими друзьями и союзниками. В годы войны безопасность и простота такого путешествия была неоценимым преимуществом.
Первичное Знание: Знание Ветра ****.
Вторичное Знание: Знание Основания *.
Начальная стоимость: 10
Ограничения: ритуал проводится под открытым небом при влажности минимум в 60%.
Минимальное время проведения: 25 минут.
Система: Ритуал позволяет призвать прозрачное «стеклянное» транспортное средство, по форме напоминающее колесницу, карету или сани. Выполняется бросок на Выносливость + Выживание. Каждый успешный балл продлевает существование колесницы на один час. Колесница может вместить заклинателя и одного пассажира за каждую единицу значения постоянной Веры у Анкиды.
Судно движется по воле Анкиды. Хотя заклинателю не надо полностью концентрироваться на управлении колесницей, все же он должен сохранять сознание и не отвлекаться на другие дела. Если по какой-либо причине заклинатель потерял сознание, лишился способности к нормальной умственной деятельности (например, под воздействием наркотиков) или покинул судно, колесница исчезает, а ее пассажиры ощущают на себе все прелести земного притяжения.
Колесница очень маневренная и движется с высокой скоростью. Максимальная скорость (миль в час) равна значению Веры у Анкиды, умноженному на 50. Колесница может перемещаться в любом направлении, но при попадании под воду она рассеивается. Максимальная высота над уровнем моря (в милях), на которую может подняться колесница, равна половину значения Веры у Анкиду.
Мука: Эффект высокой Муки приводит к созданию судно, буквально воплощающего всю суть разложения. Колесница формируется из паров едкой кислоты и ядовитого воздуха, она распространяет зловоние гниения. Судно движется как обычно, но его пассажиры получают один уровень поверхностных повреждений за каждый проведенный на борту час, страдая от отвратительной вони. На своем пути колесница уничтожает всех мелких животных и растения. Там, где пролетает колесница, землю устилают мертвые птицы и увядшие листья.
Варианты: При помощи Знания Бурь ** призванную колесницу можно погружать в воду, не опасаясь последствий. Судно свободно движется под водой, хотя и с довольно низкой скоростью. Скорость движения сокращается до четверти от обычной. Максимальная глубина погружения в ярдах равна значению Веры заклинателя, умноженному на 10. Если при ритуале использовалось Знание Ветра пятого уровня, судно берет с собой запас воздуха, используемый пассажирами при погружении.
Добавление Знания Пробуждения **** позволяет судну двигаться без управления со стороны Анкиды. Заклинатели должен по-прежнему находиться на борту, но теперь он может просто отдать приказ, а затем уснуть, отключиться или иным образом отвлечься от управления. Судно будет выполнять полученные приказы до тех пор, пока длится эффект от ритуала, или же пока Анкиду не отдаст ему новых приказаний.

Туман войны|Убрать

Туман войны был придуман, чтобы скрывать отряды демонов и их смертных союзников от сил врага. При проведении ритуала мелкие вихри из тончайших облаков и тумана окружают Анкиду и его спутников. Отряд становится невидимым для смертных, даже демоны с трудом могут обнаружить его, при этом ритуал позволяет избежать такого банального эффекта, как клубы дыма вокруг отряда.
Первичное Знание: Знание Ветра ***.
Вторичное Знание: Знание Человечества ***.
Начальная стоимость: 12
Ограничения: ритуальный круг должен быть выстлан девичьими покровами, омоченными слезами.
Минимальное время проведения: 36 минут.
Система: Ритуал скрывает Анкиду и его смертных спутников от глаз врага. Игроки, чьи смертные персонажи должны были увидеть отряд, могут выполнить бросок на Силу воли со сложностью 8. Если при этом угрок получит больше успешных баллов, чем выпало при проведении ритуала, он сможет увидеть отряд (это не значит, что отряд магическим образом станет заметен всем остальным наблюдателям). В противном случае отряд остается невидимым. Туман автоматически скрывает Анкиду и его спутников – демонов или смертных, - число которых равно значению Веры у заклинателя.
Ритуал влияет на восприятие других падших, но не так сильно, как на смертных. Демон сможет заметить отряд, если успешно выполнит бросок на Восприятие + Бдительность, сложность которого будет равна значению Веры у Анкиды.
Выполняется бросок на Ловкость + Манипулирование. Каждый успешный балл продлевает существование тумана на один час. По истечении времени действия туман моментально рассеивается. Демоны и другие существа, обладающие сверхъестественной осведомленностью, воспринимают туман как нечто сверхъестественное или как источник сверхъестественной энергии.
Мука: Если на ритуал влияет Мука, в результате создается пугающий, зловещий туман. Воздушные вихри по-прежнему скрывают идущих под его прикрытием персонажей, но само по себе облако незаметным не назовешь. Пронзающие туман серые и красные разряды делают его похожим на грозовую тучу в миниатюре. Врагов, прикоснувшихся к облаку, обжигает яд. Любой не прикрытый облаком персонаж, вошедший в соприкосновение с ним, получает летальные повреждения (уровень повреждений равен значению Веры у Анкиду).
Варианты: При добавлении Знания Зверей ** те, кто находится под прикрытием облака, становятся невидимыми для животных.
Знание Света * на единицу увеличивает сложность бросков при попытках посмотреть сквозь туман.
Знание Человечества ** заставляет смертных, попавших под воздействие ритуала, поверить, что они не просто не видят отряд, но видят на его месте нечто совершенно постороннее, например, пасущееся стадо оленей, стаю чаек, маленьких детей, словом, нечто такое, что способно усыпить внимание наблюдателей. Успешный бросок на Силу воли (сложность 8) позволит смертному преодолеть этот эффект. Если количество баллов, полученных при броске, превысит значение Силы воли Анкиды, персонаж этого игрока – и только его персонаж – сможет увидеть, кто на самом деле скрывается под облаком.

Прививка|Убрать

Этот ритуал был разработан отчаявшимися Ашару, которые устали смотреть, как человеческие племена вновь и вновь страдают от болезней войны – как обычных болезней, связанных с плохими условиями жизни на раздираемой распрями земле, так и сверхъестественных недугов, распространяемых злобными или жестокими членами Второго Дома из обеих воюющих армий. Они постоянно заступались перед остальным воинством Денницы за людей, ради которых они сражались, и постепенно терпение их истощилось. В конце концов Кнуты прибегли к профилактическим средствам, позволяющим защищать людей в тех случаях, когда Ашару не могли быть рядом с ними.
Первичное Знание: Знание Пробуждения **.
Вторичное Знание: Знание Узоров ***.
Начальная стоимость: 10
Ограничения: ритуальный круг должен быть начерчен ртутью.
Минимальное время проведения: 25 минут
Система: Ритуал Прививки в течение определенного времени защищает всех, кто попадет под его действие, от инфекций, болезней и плохого самочувствия. Защита сохраняется в течение нескольких недель (их количество равно значению Веры у заклинателя). Во время проведения ритуала выполняется бросок на Выносливость + Медицина (сложность 6). Количество полученных успешных баллов определяет количество человек, на которых будет распространяться защита. Хотя ритуал одинаково влияет на людей, демонов, животных и вообще всех живых существ, чаще всего его использовали для защиты групп смертных, к которым Ашару не всегда могли добраться вовремя.
До тех пор, пока объект находится под защитой ритуала, он не может заболеть, подцепить инфекцию или отравиться. Прививка обеспечивает полную защиту от определенного набора факторов, и человек не может произвольно включать или отключать ее. Например, во время действия ритуала он не может опьянеть, так как заклинания обезвреживают продукты разложения алкоголя до того, как они начинают действовать на организм.
Если демоны или иные сверхъестественные существа пытаются заразить находящегося под защитой ритуала персонажа, игроки выполняют бросок на Силу воли (или ту характеристику, которая у них заменяет Силу воли), сложность броска равна значению Силы воли у Анкиды. Получение успешных баллов означает, что их попытка не прошла бесследно, хотя эффект от ритуала (по решению Рассказчика) может так или иначе смягчить и отразить чужеродную силу.
Помните, что этот ритуал не защищает персонажей от ран, полученных в сражении, и от несчастных случаев.
Мука: Если на ритуал воздействует Мука, попадающие под его защиту персонажи не могут заболеть, но превращаются в «чумных крыс», заражающих всех, с кем им приходится вступать в контакт. Выполняется бросок на Силу воли Анкиды (сложность 7), результат сравнивается с максимальным значением Силы воли у объектов ритуала. Если ритуал вступает в силу, каждый дополнительный успешный балл у Анкиду наносит один уровень поверхностных повреждений всем, кто вступает в физический контакт с зачарованными персонажами. Эффект от этой версии ритуала длится неделю.
Варианты: Третий уровень Пробуждения позволяет исцелять полученные зачарованными персонажами легкие ранения. Во время действия ритуала каждый персонаж может излечить несколько уровней летальных или поверхностных повреждений (их количество равно значению Веры у Анкиды).

Создание персонажа|Убрать

Кем бы ни были Ашару – любящими опекунами или отстраненными наблюдателями, их судьба всегда неразрывно связана с их смертными подопечными. Ашару – это сладкое дыхание рассветного ветерка, пробуждающего и бодрящего. Но ветер может нести горечь и пепел, повинуясь тому из Кнутов, кто не смог совладать с болью и начал погружаться в безумие. В данном разделе приводятся советы по созданию персонажей-Кнутов, соответствующих правилам и принципам Второго Дома.

Концепция|Убрать

Большинством Кнутов движет одна из мотиваций, перечисленных ниже. Существует множество других концепций для выходцев из Второго Дома, но все же большая часть Ашару попадает под один из следующих архетипов.
Целитель: Дыхание Жизни распространялось членами Второго Дома, и Ашару так и не смогли отвернуться от беспомощных людей, которых они некогда пробудили к жизни. В Мире Тьмы такие персонажи никогда не будут сидеть сложа руки, так как смертельные болезни и ужасная жестокость, заполнившие мир, заставляют страдать больше людей, чем демоны в силах излечить. Ашару-целитель, как правило, обладает мягким и сострадательным характером, хотя некоторая нечувствительность или упорство порою заставляют его действовать во благо подопечному вопреки желанию самого подопечного. Целителей привлекают носители, при жизни старавшиеся защищать и опекать окружающих. Чаще всего это медицинские работники, хотя носителями могут стать и волонтеры, школьные учителя и даже любящие родители.
Судья: Стремление защитить и обезопасить человечество у Ашару порою перерождалось в убежденность, что только демоны знают, как будет лучше для их смертных подопечных, и очень многие Кнуты ожидают от людей соответствия самым высоким стандартам поведения. В современном мире многие Кнуты по-прежнему чувствуют, что люди не раскрыли свой потенциал до конца, и испытывают горькое разочарование из-за такого пренебрежения своими силами. Этих демонов привлекают носители, которые тоже считают, что люди должны соблюдать определенные нормы, а также же, кто желает придать людям новый, лучший облик. Кнут с подобным образом мыслей может выбрать в качестве носителя судей, законодателей, блюстителей нравственности, политических активистов, членов «комитетов бдительности».
Разведчик: Члены Второго Дома могут обозревать раскинувшиеся на много лиг пространства, поэтому быстрые и наблюдательные Ашару всегда ценились как разведчики, шпионы и сборщики информации. Те Кнуты, которым нравилась такая работа, и сейчас любят ее. Счастливыми их делает новая информация. Демоны с подобными склонностями обычно выбирают себе людей с такой же любовью к знаниям и информации. Разведчик может захватить тело шпиона, информационного аналитика, хакера или того, кто отчаянно стремится к знаниям и нуждается в свободе для их получения.

Исключения из правил|Убрать

Ашару были созданы, чтобы опекать и защищать, и эти врожденные склонности часто влекут их к людям, нуждающимся в исцелении и любви. Многие мягкосердечные Кнуты выбирают себе носителя, основываясь не на сходстве образа мышления, но на потребности смертного в защитнике. Так, целителей чаще всего привлекают испуганные и обездоленные люди, нуждающиеся в помощи, а когда Кнут обнаруживает себя в теле ипохондрика или эгоистичного труса, бывает уже слишком поздно. В таких случаях Ашару не склонны отказываться от тех или иных черт человека, потому что Кнут и его носитель – это не одно и то же. Демон дополняет человека, а не заменяет его полностью.
В прошлом Ашару были ангелами Ветров и Небесного свода. Многие Кнуты – в основном с образом Эллиль – тянутся к людям, в которых живет всепоглощающая любовь к небу и полетам. Обычно это летчики, космонавты или ученые, чьи занятия связаны с космосом, но это могут быть и просто разочаровавшиеся люди, не сумевшие воплотить в жизнь мечту о небе.

Натура и Маска|Убрать

У Кнутов, сосредоточенных на дарах жизни, чаще всего встречаются Натуры Нянюшки (Опекуна), Щеголя, Мученика или Педагога; они несут утешение и покой окружающим, не задумываясь при этом о себе. У тех, кто шел по этому пути и в результате пострадал, часто бывают Натуры Одержимых, Асоциалов, Фанатиков, Игроков или Мазохистов, так как они предпочитают погрузиться в пучину бытия, но не думать об этом.
Такие Натуры, как Зодчий, Диктатор, Начальник, Скряга, Судья, Перфекционист и Фантазер, подходят ожесточившимся Кнутам, которые склонны оценивать человечество, сравнивать его со стандартами и изо всех сил толкать его вперед – вне зависимости от желания самого человечества. Те, кто полностью утратил надежду и разуверился в мире, иногда становятся Чудовищами.
Часть Кнутов по-прежнему интересуется положением Ашару как части Второго Дома, поэтому для них характерны Натуры Консерваторов, подчеркивающие значимость статуса для персонажей. Но большинство Кнутов – индивидуалисты, их не привлекают организации, поэтому чаще вреди них встречаются Одиночки, Мятежники или

Отщепенцы.|Убрать


Такие Натуры, как Бонвиван, Браво, Ребенок, Конформист, Интриган, Искатель впечатлений или Трикстер, среди Ашару встречаются редко. Гедонизм и беспечность, присущие такому образу жизни, не устраивают целеустремленных Ашару, никогда не забывающих о цели, какой бы эта цель ни была.
У многих Кнутов Маски более-менее совпадают с Натурами, так как мало кто из них склонен к обману и таинственности, заставляющей скрывать свое истинное лицо от мира. Особенно верно это утверждение для сострадательных Ашару, не желающих отгораживаться от своих любимых подопечных. Более осторожные и вдумчивые Ашару, например, те, кто соответствует концепции разведчика, все же не отказываются от дополнительной защиты. Маска у них или образуется в результате отрешенных, бесстрастных наблюдений, или же выбирается вполне сознательно, чтобы не допустить посторонних к своим тайнам. Наконец, Кнуты, которых новый мир буквально сбил с толку и ошеломил, часто ведут себя совсем не так, как диктует им их Натура.

Первичное Знание|Убрать

Хотя образ и первичное Знание выбираются ближе к концу процесса создания персонажа, они тесно связаны с личностью и основными качествами демона. Выбирая концепцию, Натуру и Маску, обдумайте, какое Знание больше всего подойдет вашему персонажу. Первичное Знание ангела – это его «профессия», и его умения и склонности будут, скорее всего, связаны с его ролью в Мироздании.
Знание Пробуждения: это Знание исцеления и дыхания жизни. Оно в равной мере воздействует на людей и демонов, а обращения первых уровней очень полезны для активных, агрессивных отрядов, которые не могут позволить себе надолго выйти из строя. Оно также подходит персонажам, играющим вспомогательную роль, и, конечно же, целителям. Образ Пробуждения дает физические бонусы и улучшает Маскировку, что может пригодиться разведчикам. Высокие уровни этого Знания позволяют создавать «искусственную» жизнь, а эффекты высокой Муки становятся причиной болезней и порчи. Кнуты, выбравшие роль судьи, могут посчитать, что налагаемые ими наказания должны быть весьма жестокими.
Знание Небесного Свода: Обращения этого Знания управляют расстоянием; они упрощают разведку, а обращения высоких уровней позволяют персонажу использовать свои силы на расстоянии большем, чем обычно. Образ Аншар обостряет органы чувств и повышает способность к маскировке, хотя и не упрощает взаимодействие с окружающими в битве или при обычном общении. Знание Небесного Свода идеально подходит разведчикам; судьи могут пользоваться им при сборе информации, но целителей едва ли устроит некоторая отдаленность от людей, свойственная этому Знанию.
Знание Ветра: Это власть над стихией, над воздухом и бурями, самое жестокое из всех Знаний Кнутов. Как и большинство способностей Ашару, обращения этого знания воздействуют и на людей, и на демонов и могут стать причиной весьма серьезных разрушений. Воинственным Кнутам, в особенность тем, кто не желает пользоваться обращениями Пробуждения с высокой Мукой, желательно сделать первичным именно Знание Ветров. Образ Эллиль обостряет органы чувств и улучшает атлетические способности. Это Знание едва ли будет полезным целителям. Разведчики смогут оценить все преимущества образа, но больше всего пользы Знание Ветров принесет судьям, которые смогут обрушить на недостойных всю ярость неба.

Атрибуты|Убрать

Кнуты отличаются большим разнообразием, поэтому при распределении Атрибутов трудно сделать однозначный выбор. Ниже проводится несколько общих правил, позволяющих точнее определить Атрибуты персонажа.

Физические|Убрать

Физические Атрибуты имеют большое значение для Ангелов Жизни, отражая их энергичность и целостность. Важнее всего для них Выносливость, так как она влияет на телесное здоровье, являющееся составной частью концепции исцеления. Особое значение она имеет для Кнутов образов Эллиль и Даган, так как учитывается в большей части их обращений.
У целителей должна быть высокая Выносливость, даже если значение других физических Атрибутов достаточно низкое, чтобы избежать сентенций типа «врач, исцелись сам». Разведчики обычно физически активны, поэтому физические Атрибуты у них должны быть второстепенными, если уж не получается сделать их первичными. Судьи могут предпочесть другую группу Атрибутов, если только они не собираются навязывать свои требования силой. Так как у судей больше вариантов при выборе первичного Знания, чем у целителей или разведчиков, те из них, кто сделал основным Знание Ветра, могут полностью сосредоточиться на физических Атрибутах.

Социальные|Убрать

Социальные Атрибуты для Кнутов не так важны, как для Дьяволов или Осквернителей, но мало кто из Ашару решается полностью отказаться от общения. Целителям желательно в качестве вторичных (если не первичных) выбрать именно социальные Атрибуты, тем самым подчеркнув длительность их общения с людьми, врачебный такт или иные качества, которыми славятся Ашару. Точнее всего эти качества отразит Обаяние. Разведчики, напротив, достаточно нелюдимы, поэтому им можно отдать предпочтение другой группе Атрибутов. Судьям пригодится высокое значение Манипулирования, если, конечно, они намерены изменять поведение человечества не только через наказания.
Социальные Атрибуты имеют огромное значение для демонов с образом Аншар, так как многие обращения высокого уровня у них построены на Манипулировании. Остальные Атрибуты желательно распределить так, чтобы они соответствовали личности персонажа и его Натуре.

Ментальные|Убрать

Ментальные Атрибуты имеют для Кнутов разную ценность. Целители не так интеллектуальны, как их собратья, а вот для разведчиков ментальные Атрибуты очень важны. Тем, кто лично занимается сбором информации,  понадобится высокое значение Сообразительности, чтобы обойти предательские рифы разведки в условиях современного мира, и, разумеется, всем разведчикам не обойтись без хорошего Восприятия. Склонные к размышлениям и философствованию судьи могут развить высокий Интеллект, так как они постоянно оценивают состояние мира. Те судьи, которые предпочитают сеять вокруг себя отчаяние и гнев, тоже извлекут определенную выгоду из высокого Интеллекта.
Ни один из трех ментальных Атрибутов нельзя назвать самым важным. Некоторые из обращения образа Аншар основываются на Восприятии, поэтому Кнутам Небесного Свода имеет смысл отдать предпочтение именно этому Атрибуту. Демоны с другими образами могут сделать любой выбор, так как ментальные Атрибуты никак не связаны с их умениями и силами; при желании они могут поставит ментальные Атрибуты на последнее место.
Способности
Способности вашего персонажа часто меняются под воздействием умений, которыми обладал при жизни носитель, поэтому при распределении баллов следует решить, как именно демон обрел ту или иную характеристику. Склонности самих Ашару охватывают все три группы Способностей. Выбор приоритетов во многом зависит от образа персонажа.

Таланты|Убрать

В отличие от других Домов, совершенствующих доступные каждому умения, Кнуты предпочитают специализироваться на действиях, на которые все остальные просто не способны. В результате большинство из них не видит особой пользы от Талантов, за некоторым исключением.
Демоны образа Аншар могут выбрать Таланты в качестве первостепенных способностей, так как Таланты учитываются во всех обращениях их первичного Знания. Высокое значение Эмпатии и Осведомленности неоценимо при использовании Знания Небесного Свода для сбора информации, а дистанционное воздействие на слуг основывается на Лидерстве. Ашару других образов в высоких значениях Талантов не нуждаются.
Склонным к активным действиям разведчикам имеет смысл потратить баллы на Бдительность, Атлетизм, Осведомленность и Уворот (Уклонение); Знание улиц пригодится всем разведчикам. Персонажи с концепцией целителей могут иметь боевой опыт. Военные медики, сотрудники Красного Креста и тому подобных организаций часто сталкиваются с угрозой для жизни, и чтобы справиться со всеми опасностями, им нужны Таланты.

Навыки|Убрать

Из всех трех групп Способностей наибольшее значение для всех Ашару имеют Навыки. Они влияют на боевую эффективность (Фехтование и Огнестрельное оружие), а такие навыки, как Маскировка, жизненно необходимы разведчикам. В наши дни разведчикам не обойтись и без хорошо развитых навыков Безопасности и Технологии, позволяющих совладать с современными средствами сбора информации.
Для демонов образа Эллиль огромную важность приобретает Выживание. Каждое обращение Знания Ветра учитывает этот навык, поэтому желательно развить его до максимально возможного для персонажа значения. Выживание полезно и для тех Ашару, кто странствует вдалеке от дома, например, для тех же военных медиков и шпионов.
Навык Ремесла используется в одном из обращений образа Даган, но остальные способности этой группы для Ашару менее важны.

Познания|Убрать

Многие Ашару не слишком разбираются в науках, и единственное исключение здесь – Медицина. Целители, и демоны образа Даган в целом, обладают максимально возможными значениями этого Познания. На нем основываются три обращения Знания Пробуждения, оно отражает желание лечить и заботиться о здоровье, столь характерное для Ашару. Большинство Кнутов, за исключением самых отстраненных из разведчиков, в той или иной мере знакомо с Медициной. Даже судьи, которые не столько лечат, сколько травят, должны знать, что же именно они собираются отравить.
Часть Знаний имеет большое значение для разведчиков, которые собирают информацию на расстоянии. В современном мире не обойтись без Знания компьютера, а Расследование и Исследование являются важной частью деятельности сборщиков информации. Высокие значения этих Познаний помогут Кнутам с концепцией разведчиков. Такие Познания, как Академические знания, Исследование и Наука – и, возможно, Оккультизм, - подойдут тем из разведчиков, чьи носители при жизни были одержимыми исследователями.
Судьям Познания не так важны, хотя те из них, кто предпочитает работать в системе, стараясь изменить мир, понадобятся высокие значения Правоведения и Политики.

Дополнения|Убрать

Персонажи из Дома Ашару могут владеть практически любыми Дополнениями. Многие из них были приобретены их носителями еще до момента захвата тела. Некоторые дополнения больше всего подходят персонажам-Кнутам.
Целители обычно достаточно независимы, поэтому им не нужна широкая сеть знакомств, на которую рассчитывают другие персонажи. Но все же Союзники и Контакты могут пригодиться им в процессе выполнения возложенных на себя целительских обязанностей. Большое распространение получили Договоры. Целительский дар Кнутов привлекает людей, которые охотно становятся источниками Веры.
Разведчикам нужны многочисленные источники информации, поэтому самым полезным Дополнением для них можно считать Контакты. Союзники, Последователи и Влияние помогут им искать информацию в мире смертных.
Выбор Дополнений у судей зависит от того, какой образ действий избрал для себя персонаж. Блюстители порядка извлекут пользу из Ресурсов, которые позволят им почувствовать себя независимыми. Неплохим выбором будут Контакты и Последователи. Жестокие и скептически настроенные судьи редко находят себе Союзников. Совершенство подчеркнет напористость и целеустремленность простодушных рыцарей-судей.

Добродетели|Убрать

Разница между разными типами Ашару упрощает выбор Добродетелей. У целителей, как правило, высокие значения всех Добродетелей с упором на Совесть, что подчеркивает сострадательность персонажей и их стремление помочь любой ценой.
Разведчики обычно менее эмоциональны и отличаются большей рассудительностью, чем целители. Их Добродетели неплохо сбалансированы; высокое значение Мужества подчеркивает характер их работы, часто связанной с риском и необходимостью действовать в одиночку.
Для судей обычно высокое значение Убежденности и достаточно низкое значение Совести. Они являются полной противоположностью целителям, которыми сами когдато были. Значение Мужества может быть любым. Нередко встречается высокое значение этой Добродетели, подчеркивающее готовность персонажа пожертвовать собой ради своих убеждений.

Знания|Убрать

На этой стадии создания персонажей первичное Знание, скорее всего, уже выбрано, но все же вам предстоит решить, насколько глубокой будет его специализация именно в этом Знании, и какими Знаниями он будет владеть в дополнение к первичному – если вообще будет. В некоторых случаях имеет смысл потратить все баллы на развитие одного Знания; в других случаях обращения из арсенала других Знаний помогут персонажу лучше раскрыть его способности.

Знание Пробуждения|Убрать

Это Знание является основным для целителей, и всем персонажам с образом Даган желательно потратить все три балла именно на Знание Пробуждения. Без обращения Исцеления, требующего третьего уровня Знания, целитель едва ли справится со взятой на себя задачей. Обращение «Найти Верного» для лекаря не столь важно, но это обращение первого уровня, а обращение Очищения (второй уровень) прекрасно дополнит врачебные таланты персонажа. Повышать это Знание до четвертого уровня нет необходимости, так как обращение Оживления не вписывается в стереотипную концепцию целителя; к тому же на него придется потратить большую часть дополнительных баллов, которые лучше распределить между другими характеристиками.
Разведчикам пригодится обращение первого уровня, помогающее в поисках, но на начальных уровнях развития персонажа у него едва ли возникнет потребность в заклинаниях более высоких уровней.
Судьи, решившие карать человечество ядами и миазмами, смогут применять обращения этого Знания с пользой для себя. В этом случае им надо развить Пробуждение хотя бы до второго уровня, чтобы использовать Очищение с эффектами высокой Муки, т. е. распространять заразу. Обращение третьего уровня, Исцеление, значительно повысит эффективность персонажа, дав ему возможность лечить, травить и заражать, но такой выбор не является обязательным. Персонажи, выбравшие этот путь, очень быстро повысят себе Муку, поэтому к выбору Пробуждения в качестве первичного Знания следует подходить с осторожностью.

Знание Небесного Свода|Убрать

Это Знание прекрасно подойдет Ашару-разведчикам, которым рекомендуется поднять его хотя бы до второго уровня. Удаленное Зрение и Магический Кристалл образуют основной арсенал обращений разведчика. Обращения высоких уровней в основном подразумевают применение сил демона на расстоянии, поэтому сборщику информации они не так полезны.
Кнутам с другими концепциями это Знание менее важно. Судьи, понимающие необходимость наблюдения, могут извлечь немало пользы из Удаленного Зрения, но остальным игрокам лучше потратить баллы на чтонибудь другое.

Знание Ветра|Убрать

Образ Эллиль больше всего подходит судьям, которые хотят обрушивать силу ветров на недостойных, поэтому им следует поднять значение этого Знания минимум до второго уровня. В этом случае они получат обращение Призвать ветер, упрощающий передвижение, в особенности в Апокалиптической форме, и Воздушный кулак, с помощью которого в бою можно нанести повреждения противнику. Потратив еще один балл на Владыку ветров, игрок повысит мобильность своего персонажа и приблизит его к получению Воздушной стены и Циклона. Такой выбор не является единственно возможным, и игроки с персонажами-судьями могут распределить баллы иным образом.
Разведчики тоже могут приобрести первый уровень Знания Ветра, чтобы воспользоваться преимуществами обращения Призвать ветер. Остальные обращения для них не так значимы, хотя Владыка ветров, обращение третьего уровня, еще больше увеличивает мобильность персонажа. Этот уровень Знания можно получить по мере развития хроники, когда у персонажа возрастет значение его первичного Знания.
Целители, в свою очередь, едва ли найдут достойное применение Знанию Ветра, поэтому игрокам лучше потратить имеющиеся у них баллы на другие обращения.

Общее Знание|Убрать

Практически все персонажи смогут извлечь выгоды из Знания Основания, но в особенности это справедливо для разведчиков, которые высоко оценят Воздействие на силу тяжести и Притяжение. Разведчик, повысивший Знание Небесного Свода до второго уровня, поступит мудро, приобретя первый уровень Знания Основания и намереваясь повысить его значение в дальнейшем, наряду с развитием первичного Знания. Потратив дополнительные баллы на получение обращения второго уровня, Притяжения, игрок наделит своего персонажа очень полезным для маскирующегося шпиона умением.
С другой стороны, разведчикам может пригодиться и обращение Перевода (Знание Человечества *). Для сборщика информации понимание иностранных языков может оказаться более полезным, чем Знание Основания.
Судьям может пригодиться Воздействие на силу тяжести, в особенности в комплекте с обращением Призвать ветер или Владыкой ветров, но в целом судьям и целителям лучше сосредоточиться на своих первичных Знаниях.

Свободные баллы|Убрать

Вера расходуется только на последних уровнях Знаний Ашару, поэтому при создании персонажа не обязательно увеличивать значение Веры. Но все же Вера влияет на масштабность и длительность некоторых обращений, в основном относящихся к Знанию Небесного Свода, поэтому демонам образа Аншар имеет смысл повысить Веру на начальном этапе игры. Если в игре намечается много сражений, можно повысить Веру на одну или две единицы, но большая часть Ашару не склонны вмешиваться в битвы, поэтому эти баллы лучше потратить на другие характеристики.
Сила воли в обращениях Ашару практически не используется, к тому же демоны невосприимчивы к контролю над разумом, поэтому чаще всего Сила воли тратится на достижение автоматического успеха обычных действий. Большинство Ашару не нуждается в значительном повышении Силы воли, хотя настроенным на сражения судьям оно может принести пользу. Разведчикам можно улучшить броски на Способности для сбора информации, так как, в отличие от других Домов, у Ашару нет Знаний, позволяющих воздействовать на души и разум смертных.
Целители и разведчики могут повысить значения Добродетелей, так как обе эти концепции подразумевают высокий уровень Добродетелей у персонажа. Это правило не распространяется на судей, у которых Совесть – слабое место.
Кнутам-целителям можно повысить Медицину, Выносливость и Обаяние. Разведчикам поможет повышение Восприятия, Эмпатии и разнообразных Познаний, хотя свободные баллы можно потратить и на приобретение обращений Знания Основания или Знания Человечества. Судьи, с их разнообразными склонностями, могут повысить боевые умения, так как из всех Ашару именно они больше всего склонны к вступлению в бой.


Вы здесь » Мир Тьмы: через тернии - к звёздам! » Демоны » Дома Падших. Ашару