Мир Тьмы: через тернии - к звёздам!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мир Тьмы: через тернии - к звёздам! » Демоны » Дома Падших. Аннунаки


Дома Падших. Аннунаки

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Глава третья: Дом Огня и Камня.
Фьюзон, в колеснице с крылами стальными,
Лучи огня испускавшей, вознесся; его пламенеющий лик
Неистовством рдел; Сиянье волос его и брады
Спадало на  плечи могучие и широкую грудь.
В дымных клубах неслась колесница,
И десница его пылающая багровела в этом дыму,
Гнев и ярость сплавляя в сферу огромную,
Что камнем громовым стала,
Сын Уризена мук молчаливых.

- Книга Ахании, Уильям Блейк

Господь знал: чтобы создать что-то из ничего, чтобы из абсолютной пустоты сотворить Вселенную, Ему понадобится нечто более материальное, чем дух и эмоции. Ему нужны были пространство и измерения, в которых можно было бы строить, твердое вещество, которое стало бы строительным материалом для Вселенной, и физические законы, которые управляли бы им. Ему нужно было, чтобы Мироздание стало материальным, поэтому Он сотворил Мастеров, ан-гелов вещества и формы, необработанного камня и танцующих электрических разрядов, кото-рые воплотили бы Его великий замысел в реальность.
Но Мастера обманули Его ожидания, как и все прочие ангелы Творения; они были слиш-ком увлечены своим делом и слишком верны ему, они слишком сильно пеклись о сконструиро-ванной ими Вселенной и о людях, в появлении которых принимали участие, чтобы позволить Творцу продолжать Его тираническое правление. Из-за любви к человечеству Мастера пали и стали Преступниками, вызывающими страх и отвращение в людях, которых они так любили.
Но Аннунаки поняли: чтобы завоевать любовь человечества, мятежа – отказа от любви Самого Господа – недостаточно. Они по-прежнему были обречены находиться вдали от людей, быть для них лишь смутными формами, воплощающими страх и власть. Люди уважали, даже почитали их, но не любили. Поэтому Преступники обратились к вещам хорошо понятным: к камню и металлу, инструментам и оружию. Лучшие из них посвятили себя служению человече-ству, помогая ему своими изобретениями, лелея невостребованную любовь и неустанно трудясь над тем, чтобы возвысить людей до своего уровня, чтобы стать вровень с человечеством, но не над ним. Другие позволили горечи и ненависти овладеть собой, боль отвержения отравляла их души злобой. Словно стремясь отомстить, они создавали пыточные машины, причиняющие боль, инструменты, искажающие и ослабляющие прекрасный потенциал человечества. Оба ла-геря позволили одержимости человечеством руководить их действиями, ослепить их – и так, ослепленные, они пали под ударом Небес и были низвергнуты в Преисподнюю.
Аннунаки вернулись в мир ржавчины и разложения, к поломанному механизму, который требует ремонта. Всевластный Бог и Его ангелы покинули этот мир. Все препятствия устранены, отныне ничто не мешает приступить к ремонту Вселенной. Убогое состояние Мироздания каленым железом жжет душу каждого Преступника, но видение возможного будущего, нового прекрасного творения, облегчает боль и ведет Аннунаков к новым целям. Некоторые хотят возвысить человечество до состояния богов, дать людям реализовать таящийся в них потенциал. Другие стремятся изменить реальность, сделать ее такой, какой она всегда должна была быть, превратить ее в совершенный механизм, существующий для того, чтобы возносить осанну мастерам и создателям Вселенной.
Они изменят реальность, чего бы это им ни стоило. Они - Аннунаки, и на меньшее не со-гласны.
До Падения
В начале не было ничего. Ничего – это противоположность чему-то; ничего – это отсут-ствие, которое подразумевает наличие. Пустота не была ничем, пустота просто не была. Абсо-лютному небытию противостояла бесконечная сила и мощь Создателя, но сила, которую нельзя проявить, которую нельзя обратить на вещество и сущность, ровным счетом ничего не значит. Сила эта не могла проявиться в небытии пустоты, поэтому Богу потребовалось создать Вселен-ную, ибо только так Он мог существовать.
Для создания реальности Господу требовались работники, которые, повинуясь Его указа-ниям, отделили бы бытие от небытия; порожденные духом и силой исполнители, способные выстроить Вселенную, не наполнив ее при этом Его всепоглощающей мощью. Поэтому Он сотворил ангелов, Элохим, крохотные частицы Его могущества, наделенные разумом и свободной волей; существа эти направляли малые крохи Его силы на созидание, а не разрушение. Ангелы были созданиями духа, а не плоти, света, а не материи, но очень скоро у них должна была возникнуть потребность в веществе, из которого можно было бы построить мир, а значит, нужны были Мастера, способные обратить ничто в строительный материал для Мироздания.
Закладка первого камня
Первыми Господь сотворил Дом Рассвета и Дом Небесного Свода, ангелов духа и слова. Но Он знал, что Мирозданию потребуется не только дух и мысль. Без них не обойтись было при планировании Вселенной, но для строительства ее нужно было нечто иное. Поэтому Третьим Домом Элохим Он сделал Мастеров, ангелов Основания, ангелов материи и формы, атомов и камня.
Господь сказал Мастерам: «Из всех слуг Моих вам поручено самое важное дело. Ибо ни-чего нельзя построить из ничего; и дух не сможет укрепить Вселенную, если не будет материи, что окружала бы его. Вам, Мастера, выпала обязанность создать место, где могла бы быть по-строена Вселенная, а также и материю, из которой будет сотворен мир. Ступайте же и добудьте вещество из небытия пустоты. Ступайте, чтобы дать форму самому существованию».
Собравшись вместе, Мастера, эти воплощения мягкой тьмы и бесконечной прочности, так не похожие на эфемерные создания, которыми были прочие Элохим, приступили к выпол-нению возложенной на них задачи. На протяжении вечности они извлекали вещество из Бездны, перековывая и переплавляя пустоту в материю – или, точнее, в понятие материи, идею вещества и плотности. Благодаря их усилиям перед Творцом возникла крупица бесконечно плотной материи, частица абсолютного существования и определенности, таившая в себе бесчисленные возможности и вероятности.
Затем Творец произнес: «Вы начали работу, но она еще далека от завершения. Ибо, хотя ваше творение содержит в себе бесконечный потенциал, он не может быть реализован до тех пор, пока Я нахожусь рядом. Материя должна существовать отдельно от Меня, вам же следует создать место, где она смогла бы существовать».
И вновь Мастера собрались вместе и приступили к работе, длившейся целую вечность, а сонмы прочих ангелов наблюдали за ней и ждали, когда придет их очередь присоединиться к реализации Великого Замысла. Мастера вновь сошли в пустоту и ограничили часть ее собствен-ными душами, а затем обратили небытие в ничто, полное отрицание бытия в простое отсутст-вие. Мастера придали этому участку объем, ширину и длину и назвали его пространством - местом, где возможно бытие, той зоной, где можно будет наконец выразить саму концепцию существования. В это место они принесли материю, ту бесконечно сжатую крупицу бытия, которую так долго создавали из ничего, - и она взорвалась, распалась на бесчисленные атомы, ровным слоем осевшие на все грани пространства. Атомы кислорода и элементарные частицы, в которых воплотился ждущий своих исследователей невероятный потенциал, распространились повсюду. Мастера же простерли руки и соединили два атома, создав первую молекулу, первый камень, который стал предвестником сложного и обильного Мироздания, все еще ожидающего воплощения. Так начался прогресс.
Сотворение Вселенной
Вселенная представляла собой огромное, бесформенное облако однообразных атомов, таящих множество возможностей. Пришло время взять материю и сделать из нее нечто. При-шло время придать форму этому безграничному потенциалу. Мастера погрузились в материю Мироздания, выковывая атомы и планеты, создавая камень и газ, пространство и законы физики, позволяющие творить новые, невероятно прекрасные миры. Чтобы сохранить целостность своего творения, им пришлось разработать и упорядочить физические явления – силу тяжести, ускорение, трение, притяжение, - в результате чего появились законы физики. Чтобы добиться желаемых результатов, Мастера ловко управляли этими законами, пользуясь своим интуитивным влиянием на движущие силы Вселенной. Понимая, что остальным Элохим при выполнении их заданий тоже нужно будет работать с этими силами, Мастера обучили Знанию Основания все Небесные Дома.
На протяжении многих эпох Мастера трудились над чудесной тканью Мироздания, творя из хаотически рассеянной материи звезды, затем – планеты, затем – спутники. Объединив силы, они связали материю воедино и создали планету, покрытую оплавленным камнем и окутанную инертными газами, мир, полный щемящей красоты, который должен был стать сердцем Мироздания. Возрадовавшись, ангельские сонмы провозгласили: «Вот и пришло время нам спуститься в этот мир, в этот Рай, и украсить его нашими умениями».
Мастера ответили им: «Просим вас, не торопитесь. Дайте нам время, чтобы сделать этот мир лучше, довести его до совершенства, раскрыть его возможности». Элохим отступили, а Мастера продолжали трудиться над Раем. Они остудили горячую лаву, превратив ее в камень, и измельчили глину, чтобы создать мягкую, плодородную почву. Они окружили планету сетью магнитных планет, которые рассеивали бы солнечный свет, и прочертили на теле планеты гра-ницы океанов и русла рек. И снова возрадовались Элохим, и произнесли: «Она стала еще краше, чем была! Давайте же сойдем на нее и вдохнем в нее жизнь!».
Но Мастера вновь возразили им: «Время еще не пришло. Наша работа не окончена». И Элохим ждали, с трудом подавляя растущее нетерпение, а Мастера продолжили свой труд. Они наполнили сердце планеты животворным огнем, и его биение двигало тектонические плиты и наполняло вулканы лавой. Они сжали простые камни, превратив их в алмазы и кристаллы, и усеяли землю драгоценностями невероятной красоты. Они воздвигли горы, чьи вершины каса-лись облаков, и проложили глубокие долины, достигавшие влажного нутра планеты. Они сгла-дили пустыни и украсили морское дно причудливыми узорами, словно возносящими хвалу Творцу.
И снова Элохим сказали: «Теперь она завершена, и мы можем приступить к работе». И снова Мастера просили дать им больше времени, чтобы можно было добиться истинного со-вершенства и раскрыть все возможности планеты. Но сам Люцифер отказал им, заявив: «Доста-точны труды ваши, и нет в них более нужды. Будь на то ваша воля, вы бы еще вечность потра-тили на выполнение этого задания, стремясь к совершенству, потребность в котором ощущаете лишь вы сами. То, что вы создали, и так совершенно. Позвольте же нам выполнить нашу рабо-ту». И Мастера отступили, позволяя остальному Воинству сойти в мир и приступить к выполнению своих обязанностей. Но, как бы ни гордились они плодами рук своих, как бы ни хотелось им увидеть, как будут прочие Элохим трудиться над созданным ими холстом, глубоко в душе они затаили крупицу боли и разочарования. На протяжении всей вечности Мастера будут чувствовать, что Рай не был завершен, что можно было бы создать поистине совершенный мир. Никто из них не признался бы в этом, но все они втайне испытывали некоторую неприязнь к Деннице, который не позволил им завершить их труд.
Одиночество и утраченная любовь
Из всех Элохим именно Мастера внесли самый большой вклад в строительство Вселен-ной. Так получилось потому, что они, в отличие от остальных ангелов, работали только с мате-рией и конкретными явлениями, не отвлекаясь на духовные и эфемерные конструкции. Все ос-тальные Дома в той или иной мере поучаствовали в развитии духовных аспектов Мироздания, создавая души, которые затем вселялись в тела из плоти, что заполняли разрастающуюся Все-ленную. Некоторые из них, например, ангелы Второго Мира, полностью сконцентрировались на духе; другие, такие, как ангелы Дикой Природы, уделяли внимание и духу, и материи. Но Мастеров интересовала только материя. Они могли общаться с духами камней и земли, электронов и молекул, но эти души были созданы не ими. Скорее, они естественным образом образовались в материи.
В то время, как прочие Элохим работали с духовными, эфирными слоями реальности, Мастера оставались в царстве материи, преобразуя вещество, из которого строилась Вселенная. Они все больше удалялись от остальных ангелов, уделявших основное внимание духу. Мастера оказались в своеобразной изоляции, в компании самих себя, да еще камня и земли, которым они дали форму. Дом все больше замыкался в себе. Мастера стали отстраненными и скрытными, предпочитая общаться друг с другом и редко заговаривая с другими ангелами. Разумеется, они по-прежнему работали рядом с прочими Элохим - например, соединяли вместе атомы кислоро-да и водорода, чтобы ангелы Глубин могли наполнить водой моря и реки, или вылепливали из глины тела, которые ангелы Дикой Природы затем превращали в живую плоть, - но когда эти ангелы переключали внимание на что-нибудь еще, Мастера вновь оказывались предоставленными сами себе. Ангелы Основания стали замкнутыми, тихими созданиями, скрывающими эмоции и чувства.
Все изменилось, когда Господь повелел сотворить человека. Ангелы всех Домов объеди-нились, чтобы достойно завершить Великий Замысел. Мастерам выпала обязанность дать чело-веку форму; вылепить из глины тело, продумать извилины мозга и все ответвления центральной нервной системы. Мастера полностью отдались этой работе, надеясь создать объект, тело, совершенство которого было бы неоспоримым. И, хотя Бог и Элохим вновь вмешались и не дали им проработать проект до мельчайших деталей, Мастера были удовлетворены тем, что они выполнили важную работу и создали вместилище для божественной силы Творца.
Даже Мастера, перфекционисты и идеалисты, были поражены красотой и великолепием человечества, тем, насколько совершенны были первые мужчина и женщина. Они взглянули на двух людей – воплощение физического, духовного и божественного совершенства – и увидели невероятный потенциал, которым обладали эти создания, силу, способную раздвинуть границы Мироздания за пределы, недоступные эфирным творцам мира. В это мгновение необщительные Мастера прониклись к человечеству бесконечной любовью, ими овладело желание учить людей и помогать им во всем, взять их за руку и привести к абсолютному совершенству.
А затем Господь повелел Элохим не открывать людям свое присутствие и не делать ни-чего, что могло бы открыть им глаза на великолепие Мироздания. Тогда Мастера утратили ка-кую-то очень важную часть души, чтобы никогда более не обрести ее.
Сомнения и решение
Все Элохим были оскорблены и обижены запретом на общение с людьми, но на Масте-ров он оказал более глубокое воздействие, чем на остальных. Ангелы Материи уже были одиноки и не могли полностью довериться себе подобным. Понимание и дружбу они находили только у других Мастеров, да еще у камня, которому они придали форму. Отдалившись от других Элохим, они накопили огромный запас нерастраченной любви, которая должна была пролиться на человечество, но так и осталась навеки невостребованной. Повеление Господа смутило и обидело Мастеров, и, хуже того, ослабило и исказило их любовь к Творцу. В душах многих Мастеров уважение было омрачено неприязнью. Замешательство превратилось в невыразимую боль.

Затем ангел Ахрималь увидел в будущем человечества великую тьму, грядущую катаст-рофу, которую ангелы могли предотвратить, нарушив приказ Господа и вмешавшись в жизнь людей. Никто из Дома Основания не принимал участия в Великом Споре, последовавшим за этим видением, спором между величайшими вождями Элохим, которые пытались решить, что же делать дальше; но Мастера слушали, скорбели и спорили друг с другом. Все они чувствовали боль отторжения, все они ощущали потребность пестовать и учить людей, позволяя им полностью раскрыть свой потенциал. Но в то же время все они чувствовали любовь к Господу, пусть и ослабевшую, и понимали, что невозможно нарушить поведения Того, Кто создал их.
В конце концов Тогвиэль, Рубиновая Власть, завершил спор между Мастерами, и слова его пронзили землю подобно жиле драгоценных алых камней. «Когда Господь породил нас из Своей души, Он повелел нам выстроить и обустроить Рай, который был бы совершенным во всех отношениях. Если сейчас мы промедлим и не возьмем человечество под свою руку, оно никогда не станет совершенным, а мы не сможем выполнить повеление Творца. Мы обязаны учить и направлять людей, позволить им полностью прочувствовать свою судьбу, и если для этого нужно нарушить запрет Бога, то, повинуясь воле Его, мы так и сделаем».
И с этими словами Тогвиэль распростер крылья из рубинов и серебра и улетел, чтобы присоединиться к Люциферу и его товарищам. За ним последовало более половины Мастеров, в чьих душах любовь была так сильна, что таить ее более не было возможности. Мятежные Мас-тера обратились против Господа и Небесного Воинства, и за это преступление – за то, что по-ставили нужду превыше долга, - были прокляты и низвергнуты, навеки получив имя Аннунаков.
Дом в войне
Раскольники восстали против Господа и Неба, и Творение навеки изменилось. Мя-тежные Мастера обратили долго таимое неприятие на Создателя и отвергли Его и Его повеление. То был рассвет новой эры, времени, когда Аннунаки собирались раскрыть потен-циал человечества, довести расу людей до совершенства, обработать их подобно камню, который может стать полезным инструментом или произведением искусства. Для мятежных строителей Творение и люди были незавершенной работой, они пытались довести эту работу до конца, но в результате развитие человечества было заторможено на несколько эпох и, возможно, стало недостижимой мечтой. Век Гнева был временем великих изобретений и ужасных бедствий, веком чудесных открытий и крушений всех надежд. Преступники, эти мятежные строители Вселенной, сражались, учились, работали и погибали, и в конце концов врата Ада захлопнулись за ними.
Самая длинная ночь
Последовав за Люцифером, Тогвиэль и прочие мятежные Мастера предстали перед людьми и помогли им раскрыть глаза на их собственные возможности и возможности Вселен-ной. Пришло время учить и подготавливать человечество, и в распоряжении у них была одна-единственная ночь длиной в тысячу лет, после чего силы Небес пришли, чтобы покарать ослушников, все преступление которых заключалось в любви.
Первый инструмент
До Падения ангелы не нуждались в орудиях труда. Да, создавалось впечатление, что ин-струменты у них есть – коса Узиэля и меч Михаила были лишь двумя из легендарных артефак-тов, созданных Элохим, но они не были настоящими инструментами, устройствами, изготов-ленными руками мастера. Эти артефакты были продолжением воли ангела, внешним проявле-нием его способностей и возможностей. Меч Михаила не был вещью, выкованной из металла. Он был частью ангела и висел у него на боку с того самого момента, когда Господь сотворил Михаила. И, хотя меч мог существовать отдельно от ангела, по воле Господа обретя постоянную форму, он не был изготовлен или изобретен, а значит, не был настоящим инструментом.
Первый настоящий инструмент был изготовлен в первые часы той бесконечно долгой ночи. Адам и Ева не желали возвращаться в жилище, которое Господь отвел им для сна, и пото-му нуждались в новом убежище. Тогвиэль пообещал им построить новый дом, буквально вы-растив его из земли. Но Адам остановил руку ангела, попросив: «Прошу тебя, позволь мне самому возвести себе жилище, ибо мой дом – моя забота». Тогда Тогвиэль, гордый желанием Адама самому строить и создавать, извлек на поверхность земли множество камней, из которых человек мог бы сложить стены.
Адам сложил из камней грубое строение, и лишь один камень оказался таким тяжелым, что ушел в землю, и Адам не мог поднять его. Тогвиэль готов был переместить камень, но снова Адам попросил ангела позволить ему самому решить задачу. И все же камень был слишком тяжел. Тогда вперед выступил Немир, Железный Мастер, Создатель Руды. Он выдернул из земли длинный металлический брус, протянул его Адаму и промолвил: «Этот инструмент, хотя он и кажется простым, поможет тебе в твоем деле. И, хотя дар этот исходит от меня, управлять им будет только твоя сила, так что ты по-прежнему будешь сам создавать свою судьбу». Адам взял металлический прут, вставил его под камень и, надавив на второй конец прута, вырвал камень из земли и перекатил его на нужное место. Так был создан первый рычаг, первый инструмент, а подаривший его Немир стал первым создателем орудий труда, первым творцом артефактов, чье наследие дошло до наших дней.
Ночь продолжалась, Адам и Ева спали, а их дети плодились и множились, заполняя Рай своими потомками. Немир и прочие Мастера трудились над новыми инструментами, новыми устройствами, которые позволили бы людям взять власть над Вселенной в свои руки. Некото-рые из их изделий были очень простыми, созданными на основе базовых принципов, заложен-ных в самом начале Творения. К ним можно отнести колесо, шкив и молот. Другие отличались сложным строением, были скорее причудливыми сгустками силы, предназначенными для воз-действия на строительный материал Мироздания. Немир и его товарищи создали посохи, кото-рые могли раскалывать землю, открывая при этом железную руду и алмазы; они смастерили хрустальные фибулы, хранящие тайны огня и энергий. Люди овладели простыми орудиями труда, но все еще были не в состоянии управлять сложными устройствами, изобретенными ангелами. «Конечно же, - сказали мятежники, - у нас будет время, чтобы показать им все чудеса и научить обращению с этими вместилищами силы».
Сломанный меч
Фрагменты меча Михаила сохранились до наших дней, как и некоторая часть прочих ангельских вещей и «инструментов». Эти артефакты должны были бы исчезнуть вслед за Творцом и Элохим, если бы не вера людей. Частицы ангелов стали материальными помимо воли Господа и своих «владельцев» и существуют в физической форме только благодаря вере. Но вера человеческая изменчива и непостоянна, она изменила многие ангельские реликвии, в то время как почти все предметы, изготовленные руками демонов, сохранили свои прежние очертания и свойства.
Изгнание и разделение
Но времени больше не было, ибо в то время воинство Господне сошло на мятежников, и Люциферу пришлось защищать людей и восставших ангелов от ярости Михаила. Михаил объя-вил бунтовщикам приговор, и Бог обрушил Свой гнев на Рай, полностью уничтожив его. Эдема более не существовало, и новоявленные Себетту были вынуждены уводить людей с его развалин. Аннунаки, отныне и навеки отвергнутые тем, чему они служили, собрали инструменты и отправились вслед за Люцифером, готовые вновь приступить к обучению.
Когда Себетту достигли Долины Слез, Люцифер объявил привал и обратился  собрав-шимся вокруг него демонам. Он призывал начать все сначала, говорил, что Себетту должны помочь людям в открытии их истинных возможностей. Но прочие демоны, в особенности яростный Аваддон, отвергли его призыв и заявили, что человечество заслуживает подчинения, а не любви. Кое-кто из демонов желал больше узнать о тайнах Мироздания или же хотел спокойно поразмыслить над ситуацией и прийти к осмысленным выводам. Над Долиной Слез взметнулись знамена пяти легионов, и Аннунаки присоединились к каждому из них.
В последующие годы Преступники сыграют свою роль в жизни каждого из легионов. Они станут величайшими учителями человечества и одновременно – самыми развращенными его мучителями. У каждого легиона есть свои предания о деяниях Аннунаков, свои сказания об ужасе и надежде, и легенды эти передавались из уст в уста до тех пор, пока последний из Пре-ступников не сошел в глубины Ада.
Век Чудес
Когда прочие легионы покинули Долину Слез, Кровавый Легион твердо решил, что от-ныне он будет просвещать и совершенствовать людей, стараясь возвысить их до небес и вернуть им права, которых Господь попытался лишить их. Идея эта была близка многим из Преступников, поэтому почти половина Аннунаков встала под знамена Люцифера. Старшим из них был Немир, отныне именовавшийся Повелителем Ремесел. К нему присоединились товарищи из числа тех Аннунаков, что делали для людей инструменты и артефакты. Эти демоны будут создавать чудесные устройства, призванные служить людям, но они же встанут между людьми и их хранителями и посеют семена будущего краха Себетту.
Не все Аннунаки присоединились к Кровавому Легиону. На самом деле большая их часть, желая защищать людей от Небесного Воинства, вступила в Железный Легион, возглавляемый Дагоном Императором, Тем, Кто Противостоял Молнии. Эти Преступники решили стать для мятежников щитом и закрыть их от мстительности Неба.
Прочие присоединились к Серебряному Легиону, надеясь больше узнать о тайнах Все-ленной и возможностях человечества. Аннунаки плохо разбирались в эмоциях и поступках лю-дей, поэтому Преступники Серебряного Легиона оставили эту задачу своим союзникам из числа главенствовавших в легионе Извергов и Осквернителей. Сами они занялись объяснением полученной теми информации и разработкой устройств и опытов, которые могли бы повысить потенциал человечества. Они также приступили к непосредственному исследованию Вселенной и обнаружили, какой эффект на нее оказало разрушение Рая. Главой исследователей была Бефана, Сапфировая Владычица Расстояний, Леди Семи Миль, чью власть над пространством никто не мог оспорить.
Поначалу лишь малая часть Преступников присоединилась к Эбеновому Легиону. Пред-ставители этого Дома питали уважение к человечеству, даже после ужасного Падения, и не могли отвергнуть его. Но все же некоторые из них, страдая из-за того, что Господь отказался от них, в свою очередь отвернулись от людей. Чтобы облегчить собственную боль, им пришлось причинить боль людям, которых они по-прежнему любили. Эти страдающие демоны присоединились к Эбеновому Легиону Аваддона и усилили армии Рабису и Ашару своими каменными кулаками. Жалкая их горстка присоединилась к Алебастровому Легиону, чтобы своими навыками и знаниями о материи помочь в решении духовных задач и в охране человеческих душ. И все же эти малочисленные Аннунаки немало сделали для защиты людей, и один из их числа стал для Воинства настоящим кошмаром.
Время строить
Все Аннунаки, распределившись по легионам, разделились на две основные группы, и лишь малая их часть решилась выбрать свой собственный путь.
Каменщики посвятили себя строительству городов, крепостей и укреплений, силой мыс-ли возводя из земли башни и цитадели. Величайшей из крепостей был, конечно же, Генхинном, Черный Собор, строение столь прекрасное и совершенное, что даже Кишар и ее каменотесы по-тратили несколько веков на его возведение. Уже в планах было видно совершенство Генхинно-ма, этого обсидианового чуда, архитектурного шедевра, места, священного для всех Аннунаков. Даже те Преступники, что покинули Люцифера и сражались против него, восхищались велико-лепием Черного Собора. Никто из Аннунаков – даже безумный Шатенкодзи – не посмел бы на-пасть на цитадель и не стал бы сражаться в тени ее стен, если только сама его жизнь не оказа-лась бы под угрозой.
В то время, когда каменщики Кровавого Легиона возводили Генхинном, Мастера других легионов трудились над цитаделями Таба’ет, Додоель и Касдейя. Только демоны Эбенового Ле-гиона отказались от постройки основной крепости. Часть из них поселилась в Генхинноме, что-бы защищать учителей из Кровавого Легиона, остальные же постоянно перемещались с места на место, высматривая Небесное Воинство. Прочие каменщики распространились по всему Мирозданию, сооружая разнообразные укрепления, а кое-кто из них занялся постройкой городов и селений для людей.
Время изобретать
Тем временем вторая группа Преступников, изготовители артефактов, изобретала и соз-давала для людей новые инструменты. Немир и его собратья неустанно трудились за стенами Генхиннома, выпуская на свет новые, все более сложные устройства. Некоторые из этих пред-метов были созданы не для людей, но для демонов, и должны бил помочь Кровавому Легиону в его трудах. Кое-что создавалось безо всякой цели, просто потому, что демонам приятно было изобретать. Но по большей части эти искусники изготовляли инструменты, которые помогли бы людям подобрать ключи ко Вселенной и научиться управлять ею.
Мастеровые прочих легионов тоже создавали инструменты, в основном – для собствен-ного использования. Изобретали Эбенового Легиона изготавливали оружие, которое до Века Жестокостей в основном подчеркивало навыки и возможности своих владельцев, хотя Желез-ный Легион и создавал артефакты, которые можно было бы использовать для обороны. Мастера Серебряного Легиона сконструировали вычислительные машины, которые помогали определять потенциал человечества, а также разрабатывать способы транспортировки и разведки местности, нужные тем из демонов, кто стремился раздвинуть границы Мироздания.
Мастеровые из Алебастрового Легиона работали рука об руку с Убийцами, разрабатывая артефакты, которые помогали бы защищать души людей от забвения или раздвигали бы про-странство призрачного мира, создавая надежный приют. Процесс этот шел медленно, потому что Аннунаки мало знали о духе и нематериальном мире, а их союзники-Убийцы с трудом мог-ли общаться с приземленными и прагматичными Преступниками. Один из этих Преступников – Шатенкодзи, бывший ученик Немира, - сумел разобраться в духовной составляющей мира, и его устройства сыграли огромную роль в постройке Убежища.
Время скорбеть
Хотя Век Чудес был поистине золотым временем, предшествовавшим ужасам Века Жес-токостей, для Преступников то было время скорби, когда они познали поражение и поняли, что есть пределы их мастерству – а также и любви человечества.
Ремесленники Кровавого Легиона создавали устройства, которые могли бы превратить жизнь людей в рай, но люди не понимали, как пользоваться этими дарами. Немир и его товари-щи придумали плуги, которые за один час могли бы вспахать все поля племени, и луки, которые безошибочно посылали стрелы в сердца кабанов, но в руках смертных эти артефакты превращались в обычные орудия труда. Люди еще не научились управлять собственной волей и верой, а без них артефакты не работали. Отчаявшись помочь своим подопечным, Аннунаки сами использовали эти изобретения, выполняя работу дюжин смертных пахарей и шахтеров, но людей их поступки не радовали. Скорее уж, смертные испытывали страх перед ангелами и их чудесными орудиями труда. Люди начали испытывать неприязнь к этим непонятным существам, которые во всем превосходили их и чьи дары оказывались бесполезными в руках смертных. Сердца людей очерствели, и Аннунаки, которые отвергли все Мироздание ради любви человечества, вновь чувствовали себя отвергнутыми и одинокими.
В то время разочарование испытали не только Аннунаки Кровавого Легиона. Исследова-тели Серебряного Легиона так и не смогли понять человеческую расу. Даже помощь Оскверни-телей, которые лучше всех разбирались в людях, не помогла Преступникам обрести желанное озарение. Когда Век Чудес подошел к концу, Аннунаки отчаялись понять человечество и узнать его в полной мере. Они более не надеялись на то, что их любовь к людям станет взаимной.
Время Жестокостей
Когда Каин убил своего брата Авеля, все изменилось. Первое Убийство вызвало во Все-ленной очередные пугающие перемены. Ненависть и гнев, насилие и грех отныне стали частью существования и захватили воображение смертных и демонов. Души Аннунаков поддались ис-кушению гнева и порока. Желание мести овладело многими из демонов, которые считали, что человечество отвергло и оскорбило их.
Поражения и предательства
После грехопадения Каина многие Преступники отвергли законы Люцифера. В конце концов, именно Денница помешал им довести Вселенную до совершенства, усомнившись в их мудрости. «Никогда более, - сказали мятежные Аннунаки, - мы не позволим другим повелевать нами и мешать нашей работе. Мы по своей воле можем изменять Вселенную и при этом исполь-зовать людей так, как нам заблагорассудится».
На поле битвы у рухнувших стен священного города Саган малая часть Преступников Кровавого и Железного Легионов бросила знамена и покинула ряды верных, желая присоеди-ниться к Эбеновому и Серебряному Легионам. Таких Аннунаков было немного, но они унесли с собой огромные ценности, артефакты и инструменты большой силы. Предатели присоедини-лись к мятежным легионам и обратили мудрость и знания против бывших союзников и сотруд-ников, а оставшиеся верными Преступники Кровавого и Железного Легионов скорбели из-за того, что теперь им приходилось воевать с братьями и сестрами.
Но величайшее предательство из всех было совершено в Алебастровом Легионе. Пре-ступник Шатенкодзи, вдохновившись злодеянием Каина, придумал, как можно заключить души людей в физические оковы, а значит, использовать их энергию даже после смерти тела. Он утаил свое открытие от Убийц, которые сочли бы такое устройство величайшим богохульством. Укрывшись в мастерской, расположенной на границе призрачного мира, он подстерегал души людей из тех, что были обречены на забвение или стремились в созданное Алебастровым Легионом Убежище, и ставил над ними опыты. К тому времени, когда легион узнал о его экспериментах, Шатенкодзи довел до совершенства технологию отлова душ и заключения их в устройства. Теперь он жаждал лишь одного: извлечь как можно больше энергии из разрушения человеческих душ. Взяв себе имя Шатенкодзи Призрачный Кузнец, он опустошил Касдейю, замучив и уничтожив многих из бывших союзников, а затем бежал к поджидавшему его Асмодею в Серебряный Легион. По сей день Убийцы проклинают его имя, называя его Величайшим Злодеем, и не доверяют Аннунакам.
Орудия наказания
В арсеналах Додоели и лабораториях Таба’ет отступники из числа Аннунаков продолжа-ли оттачивать мастерство создания артефактов. Им открылся неведомый ранее мир боли, раз-рушения и новых возможностей, и Преступники, все еще страдая оттого, что человечество от-вернулось от них, принялись испытывать все новинки на телах и душах людей. Аннунаки создавали новое оружие, начиная от огненных мечей и заканчивая пушками, выстрел которых мог бы разорвать пространство и время. Они придумывали орудия пытки, чтобы терзать беззащитное человечество. В недрах Таба’ет Шатенкодзи Призрачный Кузнец усовершенствовал способ заключения человеческих душ в механизмы. Он создал ужасные устройства, единственным предназначением которых было сеять страх и порок среди людей. Горн Душ, Шепчущее Окно, Медное Сердце, Семь Песнопений, Книга Черных Зеркал – все эти зловещие артефакты до сих пор живут в преданиях людей и демонов, хотя и были уничтожены много эпох назад.
Озлобленные мастеровые изготавливали артефакты не только для собственного исполь-зования, но и для людей, вселяя в них души по технологии Шатенкодзи. Зачем же создавать ин-струменты для существ, которым хочется причинить вред? Потому что эти инструменты могут только навредить использующим их людям. На некоторые из них было наложено проклятие, и инструмент обращался против владельца, губя его душу. Прочие предназначались для уничто-жения тел и душ других людей, и Преступники радовались, видя, как смертные воюют друг с другом.
Часть предметов не несла на себе проклятия, не жаждала крови, но все же способствовала разрушению человеческих жизней. Мятежные Аннунаки, охваченные гордыней и душевной болью, возложили на себя обязанности судей. Владыки материального мира решили, что им принадлежит право определять ценность человечества, при условии, что раса смертных, казалось, была неспособна преодолеть свою физическую составляющую и полностью раскрыть духовную часть. Если люди были материальными созданиями, то бывшим Ангелам Материи можно было оценивать их добродетели, чем они и занимались, время от времени одаривая смертного артефактом, которым тот мог бы воспользоваться. Если человек сопротивлялся искушению властью и не начинал использовать артефакт во зло, Преступники получали ценную информацию; если же он поддавался слабости и начинал пользоваться устройством, следовало соответствующее наказание. Отступники искушали людей магическими мечами и говорящими зеркалами, бездонными сундуками с золотом и волшебными скипетрами, а когда смертные поддавались соблазну, Аннунаки смотрели на начинавшуюся бойню и смеялись.
Защитники и исследователи
Время Жестокостей, полное ужаса и злоупотреблений, для некоторых все же оставалось золотым веком, когда верные Люциферу демоны по-прежнему учили и защищали расу смерт-ных. Хотя многие Преступники ушли в Эбеновый и Серебряный Легионы, немалая их часть осталась в Железном и Кровавом Легионах и продолжила работу, стремясь улучшить и людей, и демонов. Воины Железного Легиона защищали города и селения смертных, ведь теперь угроза исходила не только от Небесного Воинства, но и от военачальников и грабителей Эбенового и Серебряного Легионов. Воины Железного Легиона своими стальными и гранитными телами закрывали людей от нападающих демонов, и ренегаты отступали, не в силах причинить вред былым товарищам.
На границах Вселенной Преступники продолжали экспериментировать с законами и ма-терией поврежденной реальности, изобретая артефакты, которые могли бы исправить вред, причиненный разрушением Рая. Демонесса Бефана, ныне именуемая Владычицей Дорог, создала легендарную Алмазную Карту Мироздания и открыла все потайные проходы и тоннели пространства-времени. Работая с мудрейшими из каменщиков, она и ее товарищи связали эти тоннели в единую сеть, которая охватывала всю Вселенную и удерживалась на месте обсидиановыми стелами и менгирами. В центре этой паутины стояла Первая Гора, Тала-м’кудан, святыня Аннунаков, высочайшая гора из всех, что когда-либо поднимались над землей, столь высокая, что ее каменистая вершина сбивала с курса кометы и астероиды.
Положение и статус Тала-м’кудан сделали ее превосходным местом встреч для Аннуна-ков, и демоны камня из всех легионов приходили на ее склоны, чтобы встретиться и поговорить. По взаимной договоренности в святых пещерах не было места вражде и ненависти, политике и интригам. Первая Гора была тем местом, где все Аннунаки – демоны, которые могли найти понимание и поддержку только со стороны себе подобных, - встречались, чтобы возродить былую дружбу и смягчить старую боль, поговорить о камнях и чертежах артефактов, обменяться идеями и забыть о поджидавших их в остальном мире страданиях и муках. Другие демоны зачастую на первое место ставили легион, а на второе – Дом, но Аннунаки всегда ощущали сильную связь с Домом. И потому их боль от необходимости сражаться с братьями и сестрами из Дома Материи была стократ сильнее, чем у остальных участников Долгого Похода.
Долгий Поход
На протяжении многих лет злодеяния Времени Жестокостей оставались безнаказанными, но наконец терпение у Люцифера иссякло. Он призвал Кровавый и Железный Легионы и объя-вил о начале Долгого Похода, который должен был положить конец преступлениям негодяев из мятежных легионов. В тени адских цитаделей Аннунаки сражались с Аннунаками. Обе сторо-ны обратили сердца в камень, чтобы не страдать от боли, которую причиняла необходимость сражаться с братьями и единственными друзьями.
Придя в пустыню, армии Кровавого Легиона взяли в осаду Додоель, цитадель Эбенового Легиона. Кишар и ее каменщики, которых солдаты Железного Легиона защищали от нападений Эбеновой армии, приказали стенам крепости вернуться в землю, а камням – раскатиться в сто-роны. Стены затряслись и рухнули, после чего войска Люцифера ворвались в цитадель и одер-жали победу над Эбеновым Легионом.
Осада Таба’ет, крепости Серебряного Легиона, потребовала от войск Денницы намного больше сил и жертв. Преступникам Серебряного Легиона были ведомы мрачные зловещие тай-ны, их оружие и артефакты были намного совершенней вооружения осаждавших. Пушка, поро-хом для которой служили терзаемые нескончаемой болью души людей, поливала армии Крова-вого Легиона расплавленным свинцом и обстреливала их сгустками призрачной энергии, пере-носившей целые батальоны в пустынный мир мертвых. В самый разгар битвы, когда, казалось, для Кровавого Легиона все было потеряно, на укреплениях Таба’ет появился Шатенкодзи При-зрачный Кузнец, ужасный четырехрукий великан с телом из огня и камня, вооруженный самы-ми мощными и опасными из изобретенных им устройств. Его черные мечи и броню окружали духи умерших людей, порабощенные артефактами хитроумного демона, и их крики боли во сто крат усиливали могущество Преступника. Издав победный клич, Шатенкодзи принялся насме-хаться над верными Люциферу воинами, стремясь вступить в бой с самыми смелыми из них.
Тогда из рядов потрепанного Кровавого Легиона выступила одинокая фигура, словно отлитая из чугуна и латуни, и в руке у нее был небольшой куб из серебра и сюира . Немир Изобретатель, Повелитель Ремесел, стоял под стенами Таба’ет, и Шатенкодзи спрыгнул вниз, намереваясь сокрушить его. «Все твои знания и умения – ничто предо мной, - сказал Призрачный Кузнец, - ибо ни в одной из созданных тобой безделушек не будет и десятой доли той силы, что дают мне плененные духи, и ни одно оружие не сможет пробить их защиту». На это Немир ничего не ответил, но молча открыл куб, явив противнику зияющую пустоту, в самой глубине которой мерцала искорка света – света совершенной души Мастера. Заключенные в артефактах Шатенкодзи духи освободились и полетели навстречу этому свету. Они выскальзывали из оружия Призрачного Кузнеца и устремлялись в куб, и когда последний из них влетел в ларец, тот закрылся с легким щелчком. После этого Немир пал на колени более не встал, ибо все его силы ушли на то, чтобы наполнить куб абсолютной пустотой бездны. Изобретатель был мертв, свет его души навеки погас, но и Шатенкодзи лишился былого могущества, так как оружие его теперь было бесполезным. Воины Кровавого и Железного Легионов, громко закричав, бросились вперед, ворвались в Таба’ет и пленили Шатенкодзи. Никто так и не узнал, что стало с Шатенкодзи, наказание которому должен был выбрать сам Люцифер. Убийцы клянутся, что он не был убит или уничтожен, но в Аду, куда демоны попали после окончания войны, его также не было.
Взятие Таба’ет и Додоели ознаменовало окончание Долгого Похода, и легионы вновь объединились под знаменем Люцифера. И снова мятежные ангелы вернулись к своим прежним занятиям, стремясь полностью раскрыть потенциал человечества и сделать Мироздание поисти-не совершенным.
Время Вавилона
Наконец Аннунаки могли сосредоточиться на одной цели – совершенствовании челове-чества и Вселенной. Им выпала возможность завершить дело, начатое много эпох назад, воз-можность построить новый, лучший мир. Преступники взялись за обучение людей искусству управления Вселенной, употребив на это все свои навыки и знания. И все же их любовь к чело-вечеству и неспособность понять человеческую душу стали причинами провала восстания и окончательной победы Небесного Воинства.
Орудия судьбы
Вдохновившись видением Люцифера, мастеровые Кровавого Легиона создавали для лю-дей новые артефакты. Аннунаки научились делать артефакты, которыми могли пользоваться смертные. На основе технологий, разработанных Серебряным Легионом, они создавали инстру-менты и наполняли их своей энергией и знаниями, чтобы люди с их помощью могли исполнить свои желания. Активация этих артефактов требовала от смертных немалой силы воли, но все же люди могли использовать их. Сами мастеровые считали малую толику своей силы и энергии вполне приемлемой платой за помощь человечеству.

Пока изобретатели из числа Аннунаков усердно трудились в мастерских, прочие члены Дома занимались своими делами, способствуя возвышению человеческого сообщества. По воле Люцифера двое Аннунаков вошли в число Десяти избранников, которые были величайшими и мудрейшими учителями из всех демонов. Гириэль, Скала Веков, Душа Мирового Ядра, должен был научить людей работе с камнем. Именно он наставлял смертных в искусстве строительства и каменной кладки, обучал их созданию башен и виадуков, показывал, как можно изменить ландшафт с помощью науки и инструментов. Его собратом, также вошедшим в число Десяти, был Гамаэль, Небесный Повелитель Кобальта, Звездная Наковальня. Гамаэль научил людей из-готавливать орудия труда, обрабатывать сталь и железо, медь и бронзу. Он показал людям, как делать молоты и наковальни, плуги и мечи, плавильные печи и очистительные установки. Два незаметных и мудрых Преступника, присоединившись к остальным членам Десятки, ходили среди людей и делились своей мудростью с теми, кто был готов слушать их.
Так реализовалась самая заветная мечта Аннунаков, их самое сильное желание. Они спо-собствовали полному раскрытию возможностей человечества. Но именно Преступник положил конец всему.
Грех и крушение
Ее звали Ципакна, и она была не худшей и не лучшей из мастеровых Кровавого Легиона. До Падения она работала бок о блок с Ангелами Дикой Природы, создавая из глины тела жи-вотных, и обучилась началам Знания Плоти. На службе Кровавому Легиону она изготавливала артефакты, способные исцелять раны смертных. Она стремилась окружить людей заботой, хотя ей ни разу не довелось близко пообщаться с ними. Ее единственным проступком была наив-ность, но эта наивность разрушила мечту об Эдеме.
Возможно, из всех Домов именно Аннунаки оказались менее всего защищенными от лжи предателей, тех отступников, которые нашептывали им, что человечеству никогда не удастся реализовать свой потенциал. «Людям не дано стать богами, - говорили эти мятежные души, - но у нас такая возможность есть. Давайте же вступать в союзы со смертными, чтобы их дети, наши дети, смогли унаследовать Вселенную. С нашей помощью потомки людей смогут исполнить мечту, которая оставалась недостижимой для их родителей». Для Аннунаков, которые долгое время любили людей, не имея возможности выразить это чувство, подобные чудовищные предложения оказались весьма соблазнительными. Сам такой союз будет грехом, даже хуже, чем грехом, но он также будет проявлением любви. Но предложение оказалось нереализуемым. Плоть демонов была энергетической, а не материальной. У них были тела, но тела эти были проявлением их воли, а не обычными дышащими организмами. Себетту были духами, а не материальными существами, и не могли сочетаться с людьми и иметь от них детей.
Но только до тех пор, пока Ципакна, чья мудрость была ослеплена неразделенной любо-вью, не изобрела Камень Плодородия и Ограничения. Этот крохотный артефакт, представляв-ший собой невероятной красоты жемчужину, позволял демону обрести смертную плоть. Он как бы облекал дух в плоть и кровь, привязывая бессмертную сущность демона к смертному семени. С помощью камня демон мог дать жизнь ребенку и наконец познать любовь людей. Не думая о последствиях, Ципакна создала несколько десятков таких камней и раздала их демонам, кото-рые позволили сладким речам предателей обмануть себя.
То, что получилось в итоге, стало великим позором для Аннунаков – ведь они, любя че-ловечество, помогали уничтожить его. Ибо плодами столь противоестественных союзов стали ужасные нефилим, чьи набеги разрушили сообщество смертных и низвергли людей в пыль. Их ненависть привела их к Гириэлю и Гамаэлю, а затем и к остальным из Десяти, и дала им силы уничтожить мудрейших из Себетту. Любовь – похоть – Аннунаков обернулась против них са-мих, ибо они, ведомые желанием и безрассудством, обрекли человечество на гибедь.
Аннунаки наряду с остальными Себетту отчаянно сражались против нефилим, пытаясь хоть чем-нибудь искупить прегрешение собратьев. Негодные твари были уничтожены, но цена оказалась слишком высокой: человечество было повергнуто в прах, и мечта об Эдеме так и ос-талась мечтой. И Преступники скорбели, проливая слезы из базальта и меди, о совершенстве Вселенной, которого никогда более не удастся достичь.
Сокрытые сокровища
Среди Аннунаков, наблюдавших за тем как Небесное Воинство уничтожает их артефакты и изобретения, были и те, кто скрывал торжествующие улыбки. В последние дни потрясений, когда их запасы энергии практически истощились, кое-кто из Преступников создал потаенные хранилища для своих самых лучших и ценных изделий. Некоторые из этих хранились располагались под землей, в пещерах, скрытых под тоннами скальных пород; другие были встроены в отрезки пространства, отделенного от остального Мироздания; третьи были спрятаны еще более искусно, потому что их создатели прибегли к помощи других Себетту.
Аннунаки надеялись, что эти хранилища и склады устоят перед гневом Небес и будут дожидаться Себетту, которые откроют их, освободившись из заключения. По крайней мере, так Преступники говорили окружающим. На самом деле мало кто из них действительно верил в то, что удастся избежать Божьего гнева. Они просто не могли допустить, чтобы их совершенные прекрасные творения были уничтожены Воинством, поэтому навеки укрыли их от взоров Твор-ца. Большая часть хранилищ была обнаружена Воинством, и все их содержимое было уничто-жено, но все же некоторые из них – драгоценная малость - остались нетронутыми.
Теперь Себетту освободились, и многие из Аннунаков решили отыскать старые склады оружия и реликвий. Задача эта оказалась намного сложнее, чем они ожидали, в основном из-за потери памяти, вызванной ограниченными возможностями смертного тела. К тому же некото-рые хранилища, кажется, за то долгое время, что Аннунаки провели в заточении, изменили свое местоположение, как будто Мироздание поменяло форму. Есть и еще одно предположение, ко-торое никто не осмеливается озвучить даже шепотом: кто-то уже нашел потаенные хранилища, вскрыл их, а затем вновь запечатал. В любом случае, множество реликвий до сих пор разброса-но по Вселенной, дожидаясь тех, кто найдет их и сможет ими воспользоваться, и не важно, бу-дут то их создатели или же кто-то еще.
Конец восстания
После Крушения и провала Вавилонского эксперимента Небесное Воинство вернулось в мир и взяло в окружение павшие духом армии Себетту. Поначалу Преступники яростно сража-лись, обрушивая на противников всю мощь артефактов и реликвий и защищая союзников свои-ми каменными и железными телами. Но Последняя Война казалась бесконечной, и постепенно Аннунаки утратили желание сражаться и перестали понимать смысл мятежа. Терзавшая их боль стала невыносимой. Они более не могли терпеть отверженность, провалы и безнадежность. Не-которые из них с фанатичной отвагой бросались на ряды врагов, надеясь пасть в битве и навеки покинуть этот несовершенный мир. Но большинство просто сдалось, поддавшись печали и раз-очарованию.
Когда стены Генхиннома пали, а Люцифер был закован в цепи из огня и света, Аннунаки собрались вместе на развалинах Черного Собора, дожидаясь вынесения приговора. Прочие демоны держались рядом с остатками своих легионов или вместе с обретенными за Последнюю Войну союзниками, но для Преступников, этих вечных изгоев, единственным утешением перед лицом грядущего наказания была близость соплеменников. Сбившись в кучу, они смотрели, как Небесное Воинство уничтожает их артефакты и талисманы, их оружие и произведения искусства, в которых они запечатлели красоту и мощь Вселенной. Они смотрели, как Воинство рушит возведенные ими башни из обсидиана и меди, как повергает их в пыль и грязь. Они смотрели, как Воинство уничтожает все, что они создали и построили во славу Вселенной, которую так любили. Когда же зрелище стало для них невыносимым, они спустились в Преисподнюю и погрузились в забвение Ада.
После Бездны
Никто не знает, почему, но врата Бездны открылись и Себетту вырвались на свободу, го-товые отомстить Мирозданию и обрушить на мир всю испытанную в заключении боль. Радость от освобождения у многих Аннунаков померкла, стоило им увидеть, как изменилось Мирозда-ние, а эмоциональные страдания, вызванные тем, что люди не питали к демонам особой любви, вновь побудили их искать наказания для смертных. Но кое-кто все же не утратил надежду, ведь Преступники были прежде всего строителями, и Вселенная, требующая ремонта и перестройки, взывала к ним. Мироздание было разрушено, но должные усилия и умения – и, возможно, лю-бовь людей – позволят возродить его во всем величии, и тогда смертные и Аннунаки смогут исполнить свое предназначение.
Для Аннунаков Ад был не только пустотой, не только местом изоляции. В конце концов, Преступники привыкли к одиночеству. Нет, худшим наказанием для них стало изгнание из Вселенной, расставание с почвой и песком, камнем и огнем, которые они некогда создавали из разрозненных атомов. Аннунаки считали себя неотделимой частью земли и теперь, когда земля отвергла их, они не знали, как им определить свое место в мире.
Но со временем Аннунаки смирились с отсутствием земли и камня. У них оставалась только боль, нескончаемая боль, но ее можно было вытерпеть. Аннунаки внезапно поняли, что у них появилась возможность продвинуться в иерархии Ада. В прошлом они держались в стороне от политических игрищ, предпочитая исследования в компании камней, но теперь они были лишены привычных занятий. Пришло время воспользоваться теми преимуществами, что у них имелись.
Аннунаки, пользуясь интеллектом как оружием, принялись внедряться во фракции и по-литические группировки. Им недоставало навыков социального общения, но эту нехватку они компенсировали способностью к обучению и анализу. Они властвовали в интеллектуальных сферах демонического сообщества и заключали союзы там, где нужны были социальные умения. Из-за этого они постоянно конфликтовали с Намару, Дьяволами, которые благодаря своим невероятным социальным навыкам смогли подчинить большую часть адского двора. Аннунаки помнили высокомерие Намару до и после Падения, не забывали они и о том, как Люцифер помешал им сделать Вселенную совершенной. Они охотно объединились против Дьяволов, радуясь тому, что теперь у них есть враг, с которым можно сражаться, и продолжали оттачивать свои социальные навыки и умения.
Чтобы выжить в ужасающей пустоте Ада, Аннунаки заставили себя позабыть об эмоциях и стали воплощением холодного интеллекта. Только так они могли смягчить боль от потери Вселенной. Преступники готовы были провести остаток вечности в облике бесчувственных, расчетливых монстров. Но затем стены Ада покрылись трещинами, а Аннунаки смогли испол-нить свою величайшую мечту – вернуться в мир и снова ощутить прикосновение камня и земли к плоти.
Исполнение мечты принесло им намного меньше радости, чем они ожидали. Мироздание лежит в руинах и выглядит намного хуже, чем во времена Крушения. Земля осквернена, загрязнена, изранена, драгоценные камни и прочие ископаемые вырваны из ее недр жадными и нетерпеливыми смертными. Что же касается самих людей, которые некогда отвергли любовь Аннунаков, то они тоже изменились, как в лучшую сторону, так и в худшую. Они стали расой мастеров и строителей, они создали столь удивительные инструменты и технологии, что Преступники плакали, глядя на них. Но за умение изобретать они заплатили собственными душами, своим потенциалом. Человечество отдалилось от Мироздания, считая землю ресурсом, которым нужно воспользоваться, но не наследием, которое надлежит любить и оберегать. Люди использовали мир, не уважая его, а для Аннунаков, которые были исторгнуты из мира за то, что осмелились полюбить его от всей полноты души, такое отношение стало худшим из богохульств.
Раньше Аннунаки упали бы на землю и возрыдали, оплакивая ее раны, но теперь они пе-режили Ад. Их глаза остались сухими, сердца окаменели, а эмоции были взяты под контроль. Чтобы выжить в Бездне, Преступники стали мыслителями и проектировщиками, готовыми об-ратить себе на пользу любое обстоятельство, и освобождение не изменило их. У них острый ум и холодное сердце, и вся Вселенная лежит перед ними. Теперь Аннунаки возьмут то, что им по-лагается, достигнут желанных целей и изменят Вселенную по своему желанию, ибо только они имеют право судить мир и людей и решать их дальнейшую судьбу.

2

Обретение утраченной опоры
Среди тех демонов, что прорвались сквозь трещины в стенах Бездны, Аннунаков было не так уж много. Преступники изо всех сил старались забыть Мироздание, заглушить боль и отвлечься, погрузившись в хитросплетения адской политики. Когда врата Преисподней треснули, большая часть Аннунаков находилась в других местах, в то время как демоны из других Домов устремились в мир. Те немногие Аннунаки, кто присоединился к первой волне беглецов, в основном были слабыми и маловлиятельными демонами, свободными от обязательств в пределах Ада. Прочие покидали Бездну по приказу повелителей и высокопоставленных придворных, и были это малоценные прислужники, о потере которых никто не стал бы сожалеть, если бы обещанная свобода вдруг оказалась очередной пыткой Создателя.
Поэтому в первые дни великого исхода из Ада Аннунаки составляли меньшинство среди разгуливающих по Земле демонов. Большинство из них поначалу увлеклось приятными – и ужасными – ощущениями от возвращения в мир, от возможности вновь прикасаться к земле, камню и материи после того, как столько времени было проведено в забвении. Но тысячелетия страданий и одиночества приучили Аннунаков к дисциплине и закалили их силу воли, поэтому Преступники лишь ненадолго позволили себе отвлечься на окружающий мир. Они сильно уступали по численности остальным представленным на Земле Домам – тем Домам, которые в Аду стали их соперниками, - поэтому Аннунаки быстро приступили к работе, накапливая политическую власть над своими сородичами и духовную власть над смертными.
Хотя вначале на Земле Аннунаков было относительно немного, у них было одно неоспо-римое преимущество перед остальными демонами: они умели создавать артефакты, реликвии и хитроумные устройства. В Век Гнева артефактами пользовались все демоны, у каждого легиона были огромные склады, полные зачарованного оружия и инструментов. В Преисподней само существование физических предметов и устройств было невозможным, поэтому ни у одного Дома или фракции не было доступа к реликвиям. Но сейчас, в этом новом мире, Аннунаки быстро осознали, каким преимуществом перед всеми остальными является их умение изготавливать артефакты, и очень скоро обзавелись магическими устройствами и предметами, равных которым у их соперников не было. Так им удалось обрести влияние на бывших товарищей и добиться значимых должностей при адских дворах и в политических группировках, образовавшихся в первые дни после освобождения.
К сожалению, для того, чтобы властвовать над демонами и людьми, зачарованного оружия и хитроумных устройств недостаточно. У Аннунаков было преимущество перед их соперниками, но одновременно у них был и недостаток – их смертные носители, те лишенные душ тела, в которых обитали демоны. По большей части Преступников тянуло к людям, которые были изобретателями и строителями, работали руками и головой, но не к тем, кто обладал деньгами, властью и влиянием. Вопреки своим огромным магическим способностям, Преступники оказались в самом низу человеческой социальной иерархии, среди рабочих и рядовых инженеров, а не политиков и магнатов. Эти Аннунаки с трудом могли обрести ресурсы и влияние. Взаимодействию с остальными демонами это ничуть не мешало, но Себетту быстро поняли, что во многих случаях мирская власть так же полезна, как и магические способности. Высшие посты в формирующемся демонском сообществе, как правило, занимали Дьяволы и Осквернители, чьи носители или при жизни были наделены властью, или быстро добились влияния благодаря новым возможностям. Аннунаки, лишенные мирской власти и неспособные собрать толпы последователей и поклонников, вынуждены были удовольствоваться ролью советника или консультанта при адском правителе – ролью визиря, а не рыцаря и правителя.
Построение нового порядка
Аннунаки, наверное, сильнее всех прочих Домов ощущали свое единство, и так повелось еще со времен их создания. До Падения Мастера работали вместе, отделившись от остальных ангелов. В Век Гнева Преступники ставили верность Дому выше верность легиону, поэтому Аннунаки, которые, теоретически, были смертельными врагами, могли обмениваться чертежами артефактов на склонах Тала-м’кудан. В аду сплоченность и преданность дали Аннунакам силы, чтобы выжить в пустоте темницы, и показали новую цель – стать одними из главных игроков в демонской политике.
После возвращения на Землю Аннунаки по-прежнему остались верны своему Дому. Хотя большинство Преступников принадлежит к той или иной группировке, связь с Домом, с камнем и металлом, с недрами земли обычно намного сильнее любой идеологии. Преступники по-прежнему спорят о судьбах Мироздания и человечества. Но все они согласны с тем, что что-то надо делать, и что только им удастся взять под контроль материальный мир. Они также согласны с тем, что ключом к достижению любой цели является человечество, и что только совместная вера и почитание со стороны смертных позволят изменить мир (или даже полностью переделать его).
Аннунакам нужно не только обрести влияние на мир людей, но и сохранить власть в де-моническом обществе, особенно теперь, когда прочие дома вцепились в Мироздание мертвой хваткой. Преступники сплотились в почти монолитный блок, став одним из самых цельных и упорядоченных Домов демонов. К сожалению, это не обеспечивает им превосходство в адской политике, потому что их численность мала, а социальное влияние и доступ к человеческой вере ограничен. Но среди демонов Аннунаки часто обладают решающим голосом, их поддержка во многих случаях позволяет полностью изменить соотношение сил. В обмен на сотрудничество старшие Преступники часто требуют оказания услуг, помощи в приобретении мирского и духовного влияния, доступа к утерянным артефактам или поддержки в политических вопросах. После этого Аннунаки возвращаются к своим делам, поэтому награды могут быть оспорены представителями противоборствующих фракций и дворов.
Малая часть Преступников держится в стороне от своих собратьев, хотя почти никому не доводилось слышать об Аннунаке, выступающем против собственного Дома. Но независимые Преступники существуют, так же, как и те, кто ставит интересны группировки или личное ми-ровоззрение выше нужд своего Дома. Эти маргиналы, так и не ставшие для своих соплеменников чужими и не полностью отдалившиеся от них, часто становятся ключевыми игроками в де-монской политике, в том числе и благодаря славе Дома. Прочие демоны, зная, что Анннунаки почти всегда выражают мнение всего Дома, прилагают огромные усилия, чтобы привлечь на свою сторону Преступника-одиночку, надеясь, что за его спиной стоит мощь всех его собратьев. Хитрые одиночки используют эту ситуацию в своих интересах, обретая власть в обмен на обещания помощи со стороны Третьего Дома, что, разумеется, может выйти им боком, если Дом откажется поддержать жадного или зарвавшегося Преступника.
Игры во власть
Конечной целью большинства Аннунаков остается перестройка Вселенной, придание ей абсолютного совершенства. Также они хотят изменить расу людей, чтобы те смогли реализовать заложенный в них потенциал. Разногласия возникают в основном из-за понимания этого потенциала и мнений относительно будущей формы Мироздания. Кое-кто хочет сковать силы людей и поставить их на служение Себетту; кто-то надеется залечить все многовековые раны Вселенной и сделать ее совершенным миром, которым она и задумывалась. Остальные Себетту воспринимают Третий Дом как нечто цельное, но в рядах Преступников согласия нет. Борьба между группировками ведется далеко не с таким размахом, как, например, у Намару, но все же ее не удалось избежать, и она может погрузить весь Дом в свару, возможность которой Преступники отчаянно пытаются скрыть от остальных демонов.
Но неустанные труды и руководство Гипонтеля, возможно, самого влиятельного и могу-щественного Аннунака, позволяют Дому избежать опасностей, вызванных спорами и разногласиями. Гипонтель, тайно возглавляющий группировку Криптиков, на текущий момент - единственный из Аннунаков, руководящий крупной политической фракцией, и достиг он этого теми же методами, которые помогли ему обрести влияние внутри Дома. Служа своей фракции, он налаживает связи с другими демонами и группировками, торгует информацией и услугами и достойно вознаграждает тех, кто помогает Скрытным в поисках знаний. За закрытыми дверьми он с такой же самоотдачей решает споры между представителями Дома Огня и Камня, проповедует единство и сотрудничество во благо общего дела Аннунаков. Большинство Преступников считают Гипонтеля здравомыслящим, беспристрастным судьей во всех их спорах, так как он предусмотрительно не ставит нужны своей фракции впереди интересов Дома.
На дела внутри Дома оказывают влияние и другие старшие Аннунаки, и кое-кому из них владычество Гипонтеля начинает мешать. Мало кто сомневается в его искренности, когда он говорит о желании обрести для Аннунаков власть, но некоторые Преступники полагают, что на самом деле его интересует только его собственное могущество и место главы самого сильного Дома Мироздания. Эти Аннунаки пытаются укрепить свои позиции на тот случай, если Гипон-тель все же попытается захватить власть над Домом. Но большинство Преступников уважает главу Скрытных, поэтому число раскольников невелико.
Самыми опасными из соперников Гипонтеля стали те, кто решил искать власти вне Дома. Они обрели влияние на общество смертных или демоническое сообщество, т. е. на те сферы, в которых власть Гипонтеля весьма слаба. Одним из самых заметных его соперников стал Гиргуан, которому богатство и влиятельность в финансовых кругах обеспечили весьма устойчивое положение. Еще одна Преступница, Каакринолас, сейчас пытается обрести влияние на правительство Великобритании, чтобы получить политическую и военную власть. Но самым очевидным противником Гипонтеля стал Падший Рыцарь Гуанли, искусный ремесленник, занявший не последнее положение при адском дворе Лос-Анджелеса. Гуанли, этот отступник, повернулся спиной к своему бывшему руководителю, занявшись собственными делами, и в результате обрел немалое влияние на демонскую политику – не без помощи, как поговаривают, одного из ужасных Привязанных к Земле.
Вопреки соперничеству и раздорам, по большей части внутри Дома сохраняется единство. Многие разногласия решаются даже без вмешательства Гипонтеля, потому что Аннунаки предпочитают работать сообща, а не сражаться друг с другом. Но чем больше Преступников находит путь из Ада на Землю, тем сильнее становится беспокойство: ведь многие Аннунаки могут соблазниться личной властью и влиянием на смертных, которые будут снабжать их Верой, они отвернуться от Дома, начнут искать свой собственный путь, и в этом случае единству Дома придет конец.

Отредактировано Алиса Фаустовна (2010-05-21 21:38:49)

3

Создатели Земли
Практичные, прагматичные Аннунаки хотят получить власть и напрямую идут к своей цели. Некоторые из них избегают общего внимания и действуют втайне, прячась от чужих глаз, прочие не скрывают своих целей и пытаются открытыми проектами отвлечь соперников от их секретных изысканий. Преступники, эти мыслители и строители, предпочитают разрабатывать подробные планы, а не действовать под влиянием момента. Многие из них полагают, что на достижение цели потребуется немало времени, и неустанно работают над созданием своих империй и совершенствованием творений.
Ниже приведено описание лишь немногих из могущественных Аннунаков, вернувшихся на Землю. Они укрепляют свои позиции и добиваются власти как мирской, так и духовной. Намного большее их число спокойно занимается своими делами, заставив себя позабыть о скорби, и ждет, когда им выпадет шанс изменить Мироздание по своему вкусу.
Гипонтель
Будучи одновременно главой Криптиков и влиятельного блока Преступников, Гипонтель стал одним из самых могущественных демонов этого мира. Что, разумеется, и было его целью. Знания – это сила, а Гипонтель накопил достаточно и того, и другого. Теперь осталось решить только один вопрос: что дальше делать с этой силой, и дать на него ответ демон пока не может. Гипонтель хочет превратить мир в прекрасное, идеальное место, правителем которого будет он сам. Но он еще не решил, что именно нужно изменить во Вселенной. Он попрежнему старается накопить влияние внутри Дома, надеясь, что прочие Аннунаки смогут разработать план перестройки, который придется ему по вкусу. Дом для него стал чемто вроде личного научноисследовательского центра.
Официально Гипонтель не является главой Дома, точно так же, как он не является гла-вой Скрытных. Он предпочитает изображать из себя сборщика и учетчика информации, беспристрастную третью сторону, готовую дать совет и поделиться мудростью. И этот образ правдив. Он хочет, чтобы жизнь в Доме шла без особых потрясений, а сам он пользовался расположением всех участников игры. Сохраняя видимую объективность и не делая уступок своей фракции, он сохраняет уважение окружающих. Он не стремится захватить власть и взять на себя обязанности правителя, и поэтому уверен, что, когда придет время, Преступники сами предложат ему желаемое.
Гуанли
Будучи полной противоположностью Гипонтелю, Гуанли активно старается добиться власти и влияния среди демонов. Вначале он был верен идеалам Криптиков, поэтому его вместе с группой других демонов отправили в ЛосАнджелес после того, как пошли слухи о появлении в городе Люцфиера. Но, увидев возможность обрести личную власть, он покинул союзников и добился высокого положения при адском дворе ЛосАнджелеса, быстро нарастив влияние за счет оказываемых слуг и уничтожения соперников.
Влияния при адском дворе одного города, разумеется, недостаточно – недостаточно для того, чтобы Гуанли мог исполнить затаенную мечту и превратить Мироздание в игрушку для себя и своей возлюбленной Раваны. Сейчас он пытается взять под контроль оба адских двора ЛосАнджелеса и стать единственным правителем всех демонов города. Тогда следующим ша-гом могло бы стать влияние на политику демонов по всей Северной Америке. Его секретным союзником стал Маништуцу, отвратительный Привязанный, Владыка Убийств. Пока что Гуанли действует как прислужник Привязанного, а не его партнер, но эта ситуация изменится, как только Преступник обнаружит слабое место в защите чудовища и сумеет похитить его силу. Гуанли втайне от своего «хозяина» разослал по миру своих слуг, приказав им найти реликварий, где хранятся душа и сила Маништуцу. Если реликварий будет найден, Аннунак сможет подчинить себе волю Привязанного.
Каакринолас
Каакринолас возглавляет Британский Научный Совет, за скромным названием которого скрывается весьма серьезная организация. Совет консультирует британское правительство и определяет возможные последствия того или иного политического шага. Его аналитики и исследователи работают над различными проектами и собирают информацию, необходимую правительству для принятия решений. Но после того, как Каакринолас завладела телом председателя Совета, Аделаиды Мастерсон, функции организации несколько изменились. Информацию, которую Совет передает правительству, нельзя назвать неверной, она лишь слегка искажена, что позволяет продвигаться к определенной цели.
В текущий момент Совет убеждает правительство в необходимости введения жестких мер безопасности и снижения расходов на социальное страхование и соцобеспечение. Он также рекомендует организовать в Лондоне особую самоуправляемую зону, где можно было бы лега-лизовать и обложить налогами наркотики и проституцию. Каакринолас хочет посмотреть, что получится, если части людей дать больше свободы, а другую их часть – резко ограничить в воз-можностях. Она хочет выяснить, в каких условиях потенциал человечества раскроется более полно. Влияние на правительство Великобритании – несколько министров и членов Парламента стали ее рабами – она считает приятным побочным эффектом, который можно использовать в борьбе с Гипонтелем.
Гиргуан
Улуру, некогда называвшийся Айерс-Рок, считается самым крупным монолитом в мире. Огромная мрачная скала возвышается над песками австралийской пустыни. Гиргуан знает, как сильно притяжение камня, знает он и о том, какую рану нанесла его товарищамАннунакам утрата Старой Горы. Пользуясь личиной австралийского бизнесмена и преуспевающего издателя Деррила Сайкса, он хочет взять под контроль национальный парк Улуру и превратить его в новую нейтральную территорию для Аннунаков, в место, где можно заключать сделки и торговать услугами. Тем самым он надеется добиться влияния среди Преступников и занять место Гипонтеля, став судьей и советником Дома.
Но он не принял в расчет таинственную силу скалы, обманчивый поток энергии, бук-вально пропитавшей весь охраняемый австралийскими аборигенами монолит. Эти люди смотрят сквозь личину смертного и видят демона, поэтому изо всех сил противостоят его попыткам завладеть парком. Гиргуан не учел и то огромное воздействие, которое оказала на него скала, – ее красота и величие проникли ему в душу. Демону должен придти к Улуру, чтобы погрузиться в его глубины и коснуться затаившейся внутри силы, и он не остановится, пока не завладеет камнем и не уничтожит его хранителей. Он уже в обход закона закупил ружья. Теперь ему нужны бомбы, реликвии и помощники, и тогда его мечта станет реальностью.
Ципакна
Биолог Эмили Пробст совсем недавно приобрела известность в международном научном сообществе благодаря дерзким новаторским исследованиям в области репродукции и клониро-вания. Слово «дерзкие» здесь можно было бы заменить на «этически сомнительные», так как многие из экспериментов Пробст кажутся необычными, если не сказать – незаконными. Про-тивники клонирования человека потребовали провести расследование ее методов, а правительство США сейчас созывает специальную комиссию, которая должна изучить источники финан-сирования ее работ и возможные связи Эмили с организованной преступностью. Сама Пробст находится в Вене, где встречается с представителями научных объединений и крупных корпо-раций и ведет переговоры об исследованиях и патентах.
Никто не знает и даже не подозревает о том, что на самом деле Пробст покинула Америку, чтобы избежать пристального внимания со стороны остальных демонов. Ципакна намерена искупить свой тяжкий грех, не важно, какой ценой. С помощью человеческой науки и магии демонов она создаст новую расу, в которой воплотятся лучшие черты людей и демонов. Безумная, она поклялась себе, что на этот раз никаких нефилим не будет. На этот раз она все сделает правильно.
Реликвии и утраченные знания
Для того, чтобы отремонтировать или переделать вселенную, одних навыков и намерений маловато. Нужны инструменты, а Аннунаки по праву считаются лучшими в их изготовле-нии и использовании. У Преступников есть оружие, ритуалы, силы, артефакты и инструменты, как старые, так и новые. Можно сказать, что у Дома больше инструментов, чем могут использо-вать его представители, но, как известно, маслом кашу не испортишь.
Реликвии
Ни один другой Дом не может похвастаться таким запасом реликвий и таинственных артефактов, как Аннунаки. После освобождения из Ада Преступники изготовили дюжины новых инструментов и устройств, которые позволили им приспособиться к изменившимся условиям жизни в изувеченном мире. Коекто занялся поисками древних сокровищ, надежно укрытых от гнева Небес в подземных крепостях или подпространственных карманах. Описываемые ниже реликвии мало известны остальным демонам, потому что Преступники хранят их существование в тайне, но Дом может обладать множеством иных артефактов. Единственное, что ограничивает Аннунаков,  это их воображение и ресурсы.
Сокрытая гора
Некоторые смертные считают гору К2  самой высокой в мире. Большинство людей знает, что на самом деле Эверест выше ее на 200 метров. Но Аннунакам известно, что самой высокой горой Мироздания является Талам’кудан, огромный массив камня, чья вершина проникает в озоновый слой. Во время Века Гнева Талам’кудан, самая крупная гора из всех существующих, стала домом для многих Преступников, а ее вершину демоны камня почитали священным ме-стом. В пещерах Старой Горы все Аннунаки были равны, они могли забыть о войне и раздорах между легионами. Но никто из смертных не видел Талам’кудан, и многие демоны считают, что при Крушении гора рассыпалась в щебень и пыль, не устояв под ударами Небесного воинства.
Аннунакам известно, что это не так. Талам’кудан существует до сих пор, и Преступники встречаются в ее пещерах. Но гора более не возвышается над Гималаями. Сейчас она находится в платиновой шкатулке, размер которой не превышает размеров обувной картонки. В последние дни войны Бефана, Повелительница Дорог, отсекла Первую Гору от остальной Вселенной, так свернув и исказив пространство вокруг нее, что гора переместилась за пределы космоса, и теперь попасть к ней можно только через украшенную узорами шкатулку. Саму шкатулку надежно укрыли от глаз ангелов и обнаружили совсем недавно. Сейчас она находится у Гипонтеля, Преступника, занимающего второе по значимости место в группировке Скрытных.
Талам’кудан священна для всех Аннунаков. Она представляет собой самый крупный мо-нолит камня из всех, что когдалибо существовал. Только Преступникам позволено восходить на Первую Гору. Если другой демон проникнет в шкатулку, его будут преследовать, куда бы он ни пошел, и сурово накажут за подобное святотатство. Талам’кудан считается местом встреч, на ее священных склонах никому не разрешается сражаться или причинять вред врагам, в том числе и смертным, и любой Преступник, нарушивший этот обычай, будет уничтожен со-братьями. Но в недрах горы не все спокойно, потому что у Талам’кудан есть свои тайны. Побывавшие там демоны рассказывают о странных звуках и загадочных фигурах и созданиях, а коекто из Аннунаков так и не вернулся с горы. Коекто считает, что в пещерах горы скрываются последние из нефилим, избежавшие гнева Люцифера. Прочие полагают, что нечто обитает в окружающей гору пустоте, какаято неведомая сила, враждебная Мирозданию. И сила эта вы-жидает…
Система: открытая шкатулка производит впечатление самой обыкновенной вещи. Обычно Гипонтель наполняет ее какойнибудь ерундой, например, табаком. Воспользовавшись обращением Найти Путь Знания Путей, демон может заметить щель в пространственновременном континууме шкатулки и войти в нее. Сторонний наблюдатель решит, что демон просто исчез, самому демону будет казаться, что шкатулка внезапно увеличилась и проглотила его. Оказавшись внутри, демон понимает, что он стоит у подножия Талам’кудан, возвышающейся посреди бесконечного серого сияния, пространства за границами пространства. Чтобы покинуть это место, демон вновь должен воспользоваться обращением Найти Путь, которое позволит ему увидеть выход и пройти в него. После этого он оказывается рядом со шкатулкой, даже если та была закрыта.

Философские камни
Алхимики средних веков и эпохи Возрождения были одержимы идеей создания фило-софского камня – магического артефакта, способного превратить свинец в золото, а материю – в чистый дух. Смертные волшебники безрезультатно годами корпели над колбами и ретортами, в то время как для Аннунаков создание такого камня было пустячной задачей. Философский камень, иногда называемый магистериумом, может выглядеть как настоящий камень, но с равным успехом им может стать горшок, пруток и любой другой предмет.
С помощью этой реликвии можно без особого труда создать большое количество опреде-ленного металла. Превратить свинец в золото, серебро или сталь довольно просто – в конце концов, все это металлы. Превратить «порченый» металл в нечто иное, например, плутоний или алмаз, несколько сложнее, но тоже возможно. Вопрос не в том, получится ли у вас превратить колпак колеса в золото, ртуть или изумруды, вопрос в том, что вы будете делать с полученным результатом. Если вам нужно быстро получить прибыль, вы можете продать золото, но при этом вы рискуете привлечь внимание закона. Вы сможете превратить кусок свинца в алмаз, но его все равно нужно будет огранить, прежде чем он обретет приличную стоимость. А если вы превратите в рубин отделку рабочего стола, все решат, что это фальшивка, потому что рубинов такой формы не бывает. Что же касается плутония… знаете, вам придется найти достаточно безопасное место для его хранения, а потом – надеяться, что представители власти не станут врываться к вам в квартиру через окна, чтобы конфисковать его. Большинство Преступников используют эти артефакты для превращения низкосортного камня в сталь, с которой удобней работать. Более сложное или прибыльное использование обычно причиняет слишком много головной боли.
Система: обычно запас бросков у магистериума равен 6 кубикам, но в некоторых случа-ях артефакт может быть более сильным. Чтобы воспользоваться камнем, демону нужно прикос-нуться им к металлу или камню. Бросок на Веру позволяет активировать артефакт. В случае удачного броска игрок бросает кубики артефакта, чтобы обратить металл или камень в нужное демону вещество. При превращении металла в простое вещество, например, сталь или стекло, сложность броска равна 6. Преобразование в более сложные вещества повышает сложность на 13 единицы, в зависимости от желания Рассказчика. Трансформация носит постоянный харак-тер.
Артефакт может воздействовать только на определенное количество кубических ярдов вещества, равное количеству полученных при броске успешных баллов. Если изменяемый предмет содержит больший объем вещества, чем может быть преобразовано при трансформации, артефакт просто не срабатывает. Магистериум можно использовать только один раз за эпизод (сцену). Для создания магистериума Преступник должен владеть Знанием Земли и Знанием Основания, а также Знанием Кузнечного Дела.
Сюир
Это был черный праметалл, Первая Руда, грубое, необработанное вещество, которое Ан-нунаки создали голыми руками. Демоны дали ему имя сюир. Они знали, что ценность его невозможно выразить словами. Потому что, в отличие от остальных металлов, существовавших к Времени Жестокостей, от первых простых руд и сплавов, доступных человечеству (не без помощи Себетту), у сюира было нечто, чего у обычных металлов нет, – душа. Сюир казался грубым, но на духовном уровне он был безупречен: металл с пробудившейся душой, отвечающий на мысли и желания владельца так, как не способно ни одно другое вещество. Металл не был живым или разумным – по крайней мере, с точки зрения людей,  но он знал своих хозяев, Аннунаков, и всеми силами старался угодить им.
Большая часть залежей сюира, которыми владели мятежники, была уничтожена во время Крушения, разрушена на атомы воинством Небес. Больше этот металл нельзя было найти, и ни у одной жилы во Вселенной не было души, которую можно было бы пробудить. Но все же от воинства удалось укрыть коекакие запасы сюира, спрятав их до того дня, когда демоны могли бы вернуться за ними. Время пришло, и Преступники собираются раскопать подземные хранилища черной руды и извлечь ее изпод замка. Аннунаки очень высоко ценят сюир, выше, чем золото и бриллианты,  и те, кто завладеет запасами металла, смогут оказывать влияние на остальных и требовать от них различных услуг.
Сюир не похож на обычное вещество. Он напоминает скорее уголь или необработанный алмаз, чем металл, а изготовленные из него предметы привлекают внимание как людей, так и демонов. К тому же Аннунаки начинают подозревать, что тысячелетия бездействия и одиноче-ства так или иначе повлияли на сюир, и теперь дух металла чувствует себя оскорбленным и обиженным. Обращения попрежнему действуют на сюир, но иногда инфернальные силы вызы-вают в металле отклик, и тогда на демона обрушиваются волны ненаправленного гнева и эмо-циональных страданий.
Система: в основном сюир используется при создании реликвий. Духовная составляю-щая металла делает его идеальным для хранения, фокусировки и передачи энергии демонских обращений. Реликвия, при создании которой использовался заметный объем сюира, обладает более высокой эффективностью при тех же затратах энергии. Если в игре используется система создания реликвий, изложенная в «Руководстве игрока», сюир всегда считается идеальным ма-териалом. При использовании упрощенной системы зачарования предметов, изложенной в кни-ге правил «Демоны», сюир позволяет снизить количество успешных баллов, требуемых для соз-дания артефакта. Если половина или еще большая часть артефакта состоит из сюира, сложность обращения Зачаровать предмет снижается на единицу, как и сложность броска на Веру или Силу воли, нужного для активации завершенного артефакта.
Можно создавать предметы только из сюира, хотя это и попахивает расточительством. Используя обращение Создать предмет, Преступник может превратить кусок сюира в нужный ему цельнометаллический предмет (наибольшей популярностью пользуются мечи). Сложность обращения снижается на единицу, а получившийся предмет отличается превосходным качест-вом и может обладать набором дополнительных свойств (по желанию Рассказчика). Например, меч из сюира будет наносить усиливающиеся, а не летальные повреждения. Сложность обращения Улучшить предмет, направленного на артефакт из сюира, тоже снижается на единицу.
При всех своих положительных качествах, сюир не лишен и недостатков. Праметалл достаточно груб, он не поддается кузнечной обработке современными методами. В этом случае пользы от него не больше, чем от обычной стали. Сложность бросков на Ремесло и Технологию при работе с сюиром возрастает на две единицы. Любой бросок на обращение, направленное на сюир (например, Улучшить предмет), считается проваленным при получении 1 или 2, а каждый провал приносит персонажу, пытающемуся обработать черный металл, единицу временной Муки.
Воины расколотой земли
Преступники не слишком любят рассказывать об истории создания этой реликвии и ее первоначальном использовании. Изобрел ее Адрамелех, Аннунак из Эбенового Легиона, и было это во Время Жестокостей. Адрамелех, этот кровожадный развратный монстр, заставлял смертных пленников потехи ради сражаться на аренах. Когда ему надоело смотреть, как гладиаторы убивают друг друга, он начал выпускать на арену диких зверей, которые разрывали несчастных на куски. Но затем ему надоело и это развлечение, и тогда он придумал Воинов расколотой земли. Зрелище людей, которые, спотыкаясь, выходили на кажущуюся пустой арену и видели, как прямо из земли восстают вооруженные противники, доставляло ему какоето болезненное удовольствие. Он смеялся, наблюдая за безуспешными попытками смертных совладать с каменными бесстрастными воинами, которые убивали беззащитных пленников.
Мало кто оплакивал Адрамелеха, убитого во время Долгого Похода Кинкирси из Крова-вого Легиона. Его сражающиеся автоматы, слишком слабые для того, чтобы противостоять си-лам Небес, были сочтены бесполезным новшеством и забыты. Но сейчас, в наше время, коекто из Преступников решил заново создать Воинов расколотой земли, потому что демоны стали слабее, а люди – опаснее. Несгибаемые каменные воины могут достойно противостоять любым врагам.
Система: Артефакт представляет собой металлический куб с гранями в 6 дюймов, со-стоящий из дюжин прутков и кусков проволоки. Чтобы воспользоваться им, нужно положить его на землю или камень (природный камень, не бетон) или вкопать в землю на несколько дюй-мов. Для его активации требуется выполнить бросок на Веру, а затем потратить несколько еди-ниц Веры (минимум одну, максимум – столько, сколько успешных баллов было получено при броске). Смертный пользователь выполняет бросок на Силу воли и тратит единицы Силы воли. За каждую потраченную единицу Веры из куба появляется один воин. Проволока и прутки формируют человекообразный скелет, который затем ныряет в землю и камень, чтобы облечься плотью. Воины восстают из земли, оставляя в ней трещины и расколы. Они похожи на грубо выполненные каменные статуи обнаженных людей, в разных местах из их земляной плоти тор-чат куски камня и металла.
Каждый воин представляет собой отдельный автомат, наделенный зачаточным интеллектом и способный только сражаться. Значение Сообразительности, Интеллекта и Восприятия у него равно единице, социальных Атрибутов и Силы воли нет. Персонаж, активировавший артефакт, может устными приказами управлять воинами, но команды должны быть простыми, например, «Напади на человека с пистолетом». Воины будут выполнять этот приказ до получения нового распоряжения. Физические Атрибуты зависят от запаса бросков у артефакта. В основном этот запас бросков равен пяти или шести кубиков, но может быть увеличен по желанию Рассказчика. Базовое значение каждого Атрибута равно единице. Рассказчик бросает кубики и добавляет полученные успешные баллы к значению Атрибутов (максимальное значение равно 5). У воинов также есть Способность Уворот (Уклонение), значение которой определяется количеством успешных бросков, и несколько уровней здоровья (успешные баллы + значение Выносливости). Воины поглощают летальные повреждения за счет полного запаса бросков на Выносливость и не получают штрафов за ранения. Оружием воину служат каменные кулаки, наносящие летальные повреждения (Сила + 1).
В случае получения смертельных повреждений воин превращается в груду пыли и осколков камней, но при последующей активации артефакт воссоздает его. При уничтожении всех воинов, поднятых за одну активацию, артефакт приходит в негодность и более использоваться не может. Куб можно активировать только один раз за сцену (эпизод). После того, как у воинов не останется противников, на которых они могли бы напасть, они возвращаются в землю.
Для создания отряда Воинов расколотой земли Преступник должен владеть Знанием Ос-нования, Знанием Пробуждения и Знанием Земли, а также Знанием Кузнечного Дела.
Гиперкуб (Tesseract Generators)
Эти необычные артефакты изобрела Преступница Ориакс вскоре после возвращения из Бездны. Будучи Миротворцем, Ориакс уверилась в том, что насилие – это ловушка, неверный путь, способный завести демонов назад в Ад. К сожалению, в это время за ней охотилась группа разъяренных Губителей (Жаждущих), которые весьма уважали насилие и не собирались останавливаться и вести с ней переговоры и дискуссии. Ориакс нужно было устройство, которое могло бы замедлить и обездвижить противников, не причиняя им вреда, чтото такое, что воздействовало бы одновременно на нескольких демонов, но не на нее саму. В результате она создала Гиперкуб – артефакт, который временно разрушает ткань пространства вокруг определенной точки, делая обычное движение невозможным.
В пределах действия артефакта пространство не просто искривлено или сжато, оно полностью разорвано. Внутреннее пространство предмета или живого существа при этом не страдает – органы не оказываются отделенными от тела,  но каждые несколько футов вокруг объекта как бы оторваны от окружающего мира и соединены с произвольным участком пространства в этом же районе. Обычно пространство перед вами связано с пространством позади вас, но те-перь оно может быть соединено с участком на другой стороне комнаты. При попытке шагнуть вперед вы будете оказываться в другом конце комнаты. Представьте себе пространство в виде сложной мозаики. Гиперкуб разбирает мозаику на составные фрагменты и перемешивает их. Если вы оказались в зоне его действия, пространство становится совершенно непредсказуемым. Пытаясь пройти вперед, вы понимаете, что на самом деле идете в противоположном направле-нии, бьетесь о невидимую стену или вообще попадаете неизвестно куда. Пытаясь попасть в цель, вы видите, как брошенный вами предмет внезапно сворачивает в сторону или исчезает, чтобы проявиться в противоположном конце комнаты.
Первый Гиперкуб Ориакс был довольнотаки топорным устройством, собранным на скорую руку из медной проволоки и старых учебников по физике, но он работал и исправно защищал ее от преследователей. Она продолжила работу над изобретением и познакомила с ним дружественных Аннунаков. Для создания Гиперкуба нужно обладать Знанием Путей, Знанием Основания, а также Знанием Кузнечного Дела. Преданность Дому не позволила ей раскрыть секрет демонам других Домов, но все же она изготовила несколько Гиперкубов и подарила их товарищамМиротворцам, чтобы они могли защитить себя. Обычно Миротворцы, владеющие Гиперкубом, считают его крайним средством, потому что ни один из них не знаком со Знанием Путей, а значит, артефакт воздействует на них точно так же, как и на их противников.
Система: При активации Гиперкуб произвольно изменяет пространство вокруг себя. Радиус площади действия в ярдах равен значению Веры у активирующего артефакт персонажа (Силы воли – у смертных). Рассказчик бросает кубики, чтобы определить эффект от работы Гиперкуба. У большинства таких артефактов запас бросков равен шести, в некоторых случаях запас может быть больше. Сложность каждого физическое действие в зоне работы Гиперкуба – удара кулаком, выстрела из ружья, жонглирования, уклонения от удара – повышается на число успешных баллов, полученных при броске. Передвижения ограничены, за один ход без дополнительных усилий персонажи могут пройти только один ярд. При попытке продвинуться дальше персонаж перемещается в произвольный участок пространства. Для расчета этого эффекта выполняется бросок на Восприятие (сложность 6 + количество успешных баллов, полученных при броске на эффект от работы куба). За каждый полученный успешный балл персонаж может продвинуться в выбранном направлении на один ярд.
Сложность бросков на обращения не увеличивается, но обращения с физическими эффектами (например, нанесение удара по противнику или метание предмета) считаются удавшимися только в том случае, когда количество успешных баллов при броске на обращение превы-шает количество успешных баллов при броске на эффект от работы куба, иначе они считаются неудавшимися. В зоне действия артефакта провалы становятся особенно опасными. В большин-стве случаев при провале действия персонажа обернутся против него самого, т. е. выпущенная им пуля попадет в него же, а при попытке бежать он со всего маху упадет на землю. Избежать эффектов Гиперкуба можно, только покинув зону его действия, что обычно не такто просто сделать, не владея Знанием Путей (обращение Найти Путь). Всем остальным придется или многократно повторять попытки, или подождать, пока взбаламученная ткань пространства не успокоится. Это происходит через несколько минут (определяется по количеству успешных баллов, полученных при броске на эффект от работы артефакта).
Каменные письмена
Даже до падения Мастера были самым замкнутым Домом. Они намного чаще работали друг с другом, чем с остальными ангелами. Чтобы помочь себе и упростить работу над проектами, Мастера изобрели свой собственный язык. Они никогда не делились им с другими ангелами – не потому, что желали сохранить его в тайне, а, скорее, потому, что не видели в этом необходимости. Это был не обычный разговорный язык или язык письменности. Мастера кодировали камни и кристаллы, силой своей сущности меняя атомы и дух кристалла так, чтобы он мог передавать сообщения. Другой Мастер мог найти этот камень и «считать» послание, восприняв изменения в структуре камня как огромный объем данных, чертежей и инструкций.
После Падения Аннунаки продолжили общаться с помощью камней, назвав этот способ обмена информацией кристаллическим кодом или «каменной речью». С огромным трудом им удалось разработать свою версию языка, после чего камни стали кодироваться так, чтобы оставшиеся верными Небу соплеменники не могли прочесть сообщение. По всему миру Преступники записывали информацию на драгоценные камни и кристаллы, оставляя послания и предупреждения собратьям и сохраняя тайну языка. Много эпох спустя Преступники попрежнему используют кристаллический код для общения с другими Аннунаками и продолжают искать камни, которые содержат информацию времен Войны Гнева, позабытую много веков назад.
Система: Каменная речь – это язык, известный только Преступникам, и выучить его можно, как и любой другой язык, с помощью Языкознания. Язык этот имеет только письменную форму, причем кодированию поддаются только драгоценные камни и кристаллы (Мироздание пришло в такой упадок, что обычные камни кодировке не поддаются). Чтобы вложить в камень информацию, Преступник должен взять его в руки, в это время игрок выполняет бросок на Веру. Чем больше успешных баллов будет получено при броске, тем большим будет объем записываемой информации. Один успешный балл позволяет записать одно предложение, например, «Сефидор скрывается в ЛосАнджелесе». Три успешных балла позволяют записать ряд параграфов, например, подробную процедуру взлома кодов и систем безопасности какогонибудь небоскреба. Пять успешных баллов позволяют закодировать информацию в графической форме, например, фотографию или чертеж, которые как бы развернутся в сознании получателя.
Духовная форма закодированных камней несколько отличается от обычной, и Преступ-ники умеют распознавать ее. Любой Преступник, увидевший закодированный камень, может подтвердить догадку, выполнив бросок на Восприятие + Осведомленность (сложность 6). Про-чие демоны могут заметить, что с камнем чтото не так – Восприятие + Осведомленность (слож-ность 9),  но значения увиденного не поймут. Для расшифровки сообщения требуется прикосновение и успешный бросок на Веру. В случае удачи информация считывается в память Преступника. Аннунаки ревниво оберегают свой тайный язык, и прочие демоны даже не подозревают о его существовании. Даже если им удастся узнать о каменной речи, они никогда не смогут расшифровать и прочесть послания, так как у них нет внутренней духовной связи с камней, которая позволяет Преступникам записывать свои сообщения.
Ритуалы
Как указано в Шестой главе Руководства игрока, ритуалы – это сложные обращения, сочетающие несколько Знаний для создания нового, мощного эффекта. Ритуалы были разработа-ны в последние дни Войны Гнева и должны были стать оружием в борьбе с Небесным воинством. Аннунаков всегда больше занимали материальные орудия и артефакты, поэтому разработкой ритуальных обращений они почти не занимались. И все же у Дома есть несколько ритуалов, знание о которых хранится втайне и редко передается союзникам из других Домов.
Вулкан
Преступникам не дано было управлять огнем, но до Падения они работали рука об руку с Глашатаями, создавая лавовую мантию и жидкое ядро Земли. С помощью этого ритуала Анкида и его помощник могут вновь зажечь вязкую земную кровь, вывести ее на поверхность, обрушить на землю потоки лавы и огненный дождь.
Первичное Знание: Знание Земли *****
Вторичное Знание: Знание Пламени **
Начальная стоимость: 14.
Ограничения: ритуальный круг рисуется на твердой натуральной поверхности, т. е. или на земле, или на настоящем камне (не бетоне).
Минимальное время проведения: 49 минут.
Система: Выполняется бросок на Силу + Выживание. Если бросок оказывается удачным, на месте ритуального круга вырастает вулкан, который в течение нескольких часов извергает раскаленную лаву (количество часов равно количеству полученных при броске успешных баллов). Лава медленно растекается вокруг, причиняя огромный ущерб окрестностям. После начала извержения Анкида не может управлять скоростью движения лавы. За каждый час радиус распространения лавы увеличивается на количество ярдов, в 100 (сто) раз превышающее количество полученных успешных бросков. Иными словами, если при броске было получено 3 успешных броска, за час лава распространится на 300 ярдов. Почти все объекты, находящиеся в этой зоне, будут уничтожены, в том числе здания и автомобили, сразу же после того, как до них дойдет лава. Персонаж, соприкасающийся с лавой, каждый ход получает столько уровней летальных повреждений, сколько успешных баллов было получено при броске, и эти повреждения не могут быть поглощены броней. После завершения ритуала вулкан обрушивается внутрь себя, а лава неестественно быстро застывает, так что через час лавовые потоки превращаются в скопление шероховатых ломких камней.
Мука: Если ритуал проводится с высокой Мукой, из вулкана извергаются раскаленные пары и радиоактивные вещества, распыляемые высоко в воздухе. Лава в этом случае движется намного быстрее, чем обычно. Радиус ее распространение каждый час увеличивается на милю, вне зависимости от количества полученных успешных баллов. Когда ритуал завершается, лава остается горячей и остывает только через несколько дней. Она отравляет землю под собой, навеки пропитывая ее ядом и нечистотами.
Варианты: Одна из версий этого ритуала позволяет получить облако дыма и пепла, которое, поднявшись от вулкана, закрывает от света территорию, чей радиус в милях равен количеству полученных при броске успешных баллов. В этом случае к вторичным Знаниям добавляется Знание Ветра ***.
Охотничья тропа
Этот ритуал используется для выслеживания отсутствующих людей или демонов, просто потерявшихся или же намеренно скрывающихся от Анкиды. Ритуал проводится над вещью, принадлежащей разыскиваемому существу и имеющей для него некоторое значение: ключами от машины, прядью волос, любимой рубашкой и т. д. Ритуал прокладывает тропу через при-зрачные земли, которая, идя в обход реального мира, выводит заклинателя прямо за спину выслеживаемому объекту. На то, чтобы ступить на тропу, пройти через мир духов и выйти в реальность рядом с жертвой, у Анкиды уходит несколько минут, где бы ни находился преследуемый.
Первичное Знание: Знание Путей **
Вторичное Знание: Знание Основания **, Знание Сфер **
Начальная стоимость: 18.
Ограничения: вещь, над которой проводится ритуал, должна быть помещена в центр круга.
Минимальное время проведения: 36 минут.
Система: Выполняется бросок на Сообразительность + Выживание. В случае успешного броска появляется тропа, видимая всем участникам ритуала, но не сторонним наблюдателям. Тропа начинается от ритуального круга и исчезает из виду через несколько ярдов. Пойдя по тропе, можно попасть в царство духов. Наблюдатель увидит, как вставший на тропу персонаж тает в воздухе, в то время как сам персонаж будет считать, что он идет по светящемуся призрачному туннелю, со всех сторон окруженному тьмой. Передвижение по тропе занимает некоторое время. Как правило, на то, чтобы пройти через призрачные земли и вернуться в реальный мир, уходит 10 минут, минус минута за каждый успешный балл, полученный при броске. Заклинатель появляется сразу за спиной преследуемой жертвы и может застать ее врасплох. Чтобы заметить появление преследователя, жертве нужно набрать больше успешных баллов (Восприятие + Осведомленность), чем было получено при броске на проведение ритуала. После того, как заклинатель сойдет с тропы, она исчезнет, и возвращаться на место проведения ритуала ему придется своим ходом (если он посчитает нужным это сделать).
Мука: На первый взгляд ритуал высокой Муки работает точно так же, как обычный, но он намного опаснее. Путь остается открытым в течение нескольких часов (определяется по количеству полученных успешных баллов), и в течение этого времени любо призрак или дух может пройти по тропе в мир живых и причинить немало бед.
Варианты: Нет.
Потир Веры
Вера – это пища падших, драгоценный товар, еще более ценный изза своей редкости. Вырабатывать Веру могут только смертные почитатели, ее нельзя накапливать, хранить или пе-редавать другому демону – по крайней мере, так считает большинство демонов. Преступники знают, что это не так, потому что в последние часы Крушения они разработали замечательный ритуал, позволяющий хранить Веру в предмете! Ритуал превращает зачарованный предмет в потир, или сосуд, как бы «сгущая» его духовную составляющую. Вера вливается в потир и остается в нем, удерживаемая внутренним притяжением сосуда, то тех пор, пока демон не извлечет ее. Потиром может стать любой небольшой предмет (иногда это кубки, но большее распространение получили драгоценности). Мало кто знает об их существовании.
Первичное Знание: Знание Кузнечного Дела *****
Вторичное Знание: Знание Небожителей *****
Начальная стоимость: 20
Ограничения: предмет, на который накладываются чары, помещается в центр круга. Анкида заранее готовит этот предмет к проведению ритуала.
Минимальное время проведения: 100 минут.
Система: Выполняется бросок на Обаяние + Ремесло (сложность 7). Успешный бросок навеки меняет духовную структуру предмета, делая его подходящим хранилищем для Веры. Максимальное количество единиц временной Веры, хранимое в потире, равно количеству полученных при броске успешных баллов. Чтобы поместить Веру в потир, его владелец выполняет бросок на Веру (сложность 7). Каждый успешный балл «переводит» единицу временной Веры из запаса демона в сосуд. Извлечение Веры происходит аналогичным образом. Пользователь выполняет бросок на Веру (сложность 7) и извлекает из потира столько единиц временной Веры, сколько успешных баллов было получено при броске (вплоть до обычного максимума). Влить в потир Веру и извлечь ее можно только по одному разу за сцену (эпизод). Необычная духовная структура потиров делает их заметными для демонов (сверхъестественная осведомленность, сложность броска равна 7), но для того, чтобы понять, что за предмет он видит, наблюдателю надо получить не менее пяти успешных баллов.
Мука: Ритуал с высокой Мукой создает отравленный потир, который загрязняет всю по-мещаемую в него Веру. Вытягивая Веру из такого потира, демон получает единицу временной Муки за каждую единицу извлеченной Веры.
Варианты: Нет.

4

Создание персонажа
Аннунаки голыми руками создали целую планету, но они не должны оказывать влияния на жизнь этого мира. Они считают, что человеческую расу нужно улучшить и довести до совершенства, но они не понимают мыслей и чувств людей. Преступники – это многогранные создания, сочетающие в себе интуитивное знание материального мира, сверхъестественные возможности и упорное непонимание человеческих существ. При создании персонажа-Преступника могут возникнуть определенные трудности. В данном разделе приводятся советы и рекомендации по созданию Аннунака, которого можно будет «вписать» в игру.
Концепция
Ниже описываются концепции, наиболее подходящие Преступникам.
Строитель: Все Преступники созданы для того, чтобы творить – Господь вызвал к жизни этих ангелов затем, чтобы они строили, мастерили и придавали форму Вселенной. Потребность чтото делать, создавать, строить нечто новое из кирпичиков мироздания до сих пор владеет многими Аннунаками. Эти демоны в основном думают о создании новых инструментов и артефактов, и их тянет к смертным носителям со схожими наклонностями. К таким людям можно отнести плотников, изобретателей, архитекторов, автослесарей, ружейников и владельцев свалок подержанных автомобилей. Прагматичные Аннунаки почти не интересуются искусством, но все же их может привлечь скульптор или актер, выступающий в «практичной» передаче.
Исследователь: Некоторые Преступники буквально одержимы желанием найти как можно больше информации и экспериментальных данных, позволяющих лучше понять Мироздание. Мир – это огромный механизм, сложное устройство, некогда совершенное, но со временем пришедшее в упадок. Чтобы выявить проблему и провести ремонт, нужно как можно больше узнать о Мироздании, человечестве и замыслах Создателя. Аннунаки с таким образом мышления чувствуют определенное родство с людьми, которые ставят перед собой практический вопрос «Как?» вместо теоретического «Почему?». Возможными носителями могут стать инженеры, врачи, страховые эксперты, судебные эксперты, археологи и журналисты.
Учитель: Многие Преступники предпочитают работать с прочными, надежными материалами, такими, как камень или металл, но есть среди них и такие, кто стремится перековать само человечество. Люди были величайшим из творений ангелов, но коекто из Аннунаков считает, что они так и не были доведены до совершенства. По их мнению, человека можно усовершенствовать, просветив и возвысив его душу. Эти демоны словом и делом, помощью и наказанием пытаются сделать людей лучше (что бы это ни значило). После побега из Ада их тянет к носителям, которые посвятили свою жизнь совершенствованию собратьев – не только к школьным учителям, но и к сержантам инструкторам строевой подготовки, лектораммотиваторам, медикам, артистам, партизанским вожакам, социальным реформаторам и проповедникам.
Натура и Маска
Невозмутимые и практичные, вопреки всем темным соблазнам Муки, Преступники обычно являются сильными, заслуживающими доверия личностями, способными сосредото-читься на ближайших целях и разумных методах их достижения.
Строители проявляют к методам особое внимание: способ создания инструмента может быть таким же интересным, как и дальнейшая работа с уже готовым изделием. Разумеется, они не забывают и о результатах. Эксперименты имеют огромное значение, но все же хорошо сделанная работа важнее. У таких персонажей чаще всего бывает Натура Зодчего (Архитектора), Победителя, Начальника, Перфекционист и Стоик (Survivor), которые отражают их склонность к усердному труду и получению полезных результатов.
Аннунаки из числа учителей обладают схожим образом мышления, они тоже хотят строить и улучшать, их интересуют и методы, и результаты, но они хотят работать со смертными. Преступникам трудно понять людей, но те из них, кто пытается усовершенствовать человеческую расу, обычно более социально активны, чем их товарищи. Ну, или считают себя таковыми. На каждого учителя с Натурой Нянюшки (Опекуна), Начальника, Судьи и Фантазера – т. е. тех, кто хочет работать с людьми,  приходится один Преступник с Натурой Диктатора, Браво, Педагога или Перфекциониста, для которого люди являются кем-то вроде непослушных детей.
Исследователи отличаются практичностью, как и все Преступники, но вместе с тем они любопытны. Они стремятся накопить как можно больше информации, но эта информация должна быть полезной. В отличие от мечтательных Неберу, исследователям-Аннунакам нужны результаты и достоверные данные, и они будут искать информацию только до тех пор, пока не решат, что собранных сведений им хватит для работы. У этих Преступников обычно Натура Интригана, Ворчуна (Скупца, Curmudgeon), Судьи, Одиночки, Педагога или Стоика, т. е. это личности, заинтересованные в непосредственном ответе и в том, как этот ответ можно использовать.
Преступники, погрузившиеся в человеческие переживания и повседневную жизнь, встречаются редко, даже среди учителей. Аннунаки слишком уравновешены и слишком боятся собственных эмоций, чтобы потакать этой стороне своей личности. По этой причине практически невозможно встретить Аннунака с Натурой Одержимого, Бонвивана, Щеголя, Экстремала и Трикстера. Большинству Преступников такие Архетипы кажутся слишком опасными и легкомысленными.
Маска у Преступника может быть практически любая, как сходная с Натурой, так и противоречащая ей. У некоторых Аннунаков, в особенности тех, кто мало склонен к общению и не обладает социальными навыками, Маска может полностью совпадать с Натурой. Эти прямодушные демоны не привыкли к маскам и притворству и ожидают от окружающих такой же открытости. Аннунаки, обладающие некоторым опытом социального общения, в особенности те, кто работает с людьми, считают полезным скрывать свою истинную сущность под более приемлемой (или просто приятной) личиной. Лишь малая часть Аннунаков носит Маску, резко отличающуюся от их Натуры, потому что подобная задача демонам Третьего Дома, привыкшим скрывать чувства, кажется невероятно трудной. Обычно к такому выбору демона подталкивают обстоятельства, например, желание укрыться от врагов или избежать отрицательных последствий эксперимента.
Каменные сердца
Преступники – не просто существа, состоящие из плоти и духа, но также создания из гранита и железа, хрусталя и серебра. Их души состоят из элементарных частиц камня и металла, и это не могло не отразиться на личности, способах действия и чувствах каждого из Аннунаков. Почти все Преступники отличаются практичностью и прагматизмом, их больше волнуют факты, чем теории, быстрые решения, а не долгосрочные проекты и предположения. Под практичностью таятся сильные эмоции – любовь, горе и печаль, но им редко позволяют выйти на поверхность.
Души Аннунаков тянутся к смертным со схожими интересами и образом мышления, но их также могут привлекать люди со знакомыми проблемами и стремлениями. В качестве носителя может быть выбрана работающая мать, старающаяся заботиться о семье, полицейский, пытающийся совместить высокую нагрузку на работе и личную жизнь, или молодой музыкант, играющий на свадьбах и пытающийся не упустить свой шанс. Аннунаков также могут привлечь люди, которые работают или много времени проводят рядом с камнем и металлом, т. е. шахтеры, строители, спелеологи и садовники.

Первичное Знание
Обычно выбор Первичного Знания демона, а значит, и его образа, делается в конце соз-дания персонажа, после выбора Атрибутов и Способностей. Но все же о первичном знании стоит подумать до определения всех остальных характеристик. Первичное Знание и образ оказывают огромное влияние на способности и стиль поведения персонажа, а некоторые концепции хорошо сочетаются с одним Знанием и не соответствуют другому.
Знание Земли: Это Знание имеет множество применений – от перемещений до обработки камня, также оно может использоваться в бою. Образ Кишар в основном ориентирован на сражение, подходит он и для тех случаев, когда надо применять силу. Это Знание подходит в качестве первичного строителям, в особенности тем, кто работает с камнем. Подойдет оно и для нацеленного на бой персонажа, например, для учителя, которому надо защищать своих подопечных.
Знание Кузнечного Дела: Большинство демонов считают Аннунаков творцами артефактов, хотя на самом деле этим искусством владеют далеко не все представители Третьего Дома. Все обращения этого Знания нацелены на создание или усовершенствование обычных и сверхъестественных инструментов, а образ Мумму дает преимущества в бою и помогает в работе. Это Знание идеально подходит любому Преступнику, в особенности – строителю. Понадобится оно и учителю, который может одаривать артефактами и инструментами своих учеников.
Знание Путей: Самое коварное из всех Знаний Аннунаков, Знание Путей предоставляет практически неограниченные возможности для путешествий, перемещений и маскировки. Силы образа Анту в основном сосредоточены вокруг перемещений и маскировки – Анту могут незамеченными проходить через заполненную людьми комнату и прятать украденный предмет, стоя под светом прожекторов. Это знание лучше всего подходит исследователям, которые могут использовать его для раскрытия тайн, как бы надежно те не были укрыты. Для учителей и строителей оно не так полезно.
Атрибуты
Физические

Физические Атрибуты весьма полезны для Преступников, в особенности для строителей, которым не обойтись без выверенных действий. Таким персонажам желательно брать Физиче-ские Атрибуты в качестве вторичных, как и исследователям, роющимся в старых могилах и изучающим места преступлений ради обретения новой информации. С другой стороны, учителям важнее социальные характеристики, поэтому они могут взять Физические Атрибуты в качестве третьестепенных.
Сила – это основа всех обращений Знания Земли и образа Кишар. В апокалиптической форме у Кишар значительно повышается сила. Ловкость имеет огромное значение для строителей, которым для работы с мельчайшими деталями артефактов нужна твердая уверенная рука. Особо значима Ловкость для Мумму, так как она учитывается в части обращений Знания Кузнечного Дела. Выносливость приносит пользу всем персонажам, особенно в бою, но она не так важна, как остальные две характеристики. В основном это относится к Кишар и Мумму, апокалиптические формы которых предполагают увеличение Выносливости и уровня защиты.
Социальные
С самого начала Творения Аннунаки страдали он невозможности понять мысли и чувства людей и даже других демонов. Преступники прекрасно понимают камень и металл, но социальные действия большинству из них кажутся чемто непонятным и неведомым. Мало кто из Преступников обладает высокими Социальными Атрибутами, поэтому для большинства персонажей эти характеристики будут третьестепенными. Исключением являются учителя, которым нужно общаться с учениками, и те из исследователей, кто получает информацию от свидетелей и подопытных.
Из всех Социальных Атрибутов самое высокое значение будет, вероятнее всего, у Манипулирования, так как многие Аннунаки научились использовать людей в качестве инструментов. Завоевать доверие и дружбу трудно, намного легче врать, запугивать и хитрить, вынуждая людей поступать так, как вам хочется. Высокое значение Обаяния бывает редко, так как этот Атрибут подразумевает некоторую степень эмпатии и силы личности, чего лишены большинство из Преступников. Внешность тоже редко бывает высокой, за исключением тех случаев, когда Аннунак овладел привлекательным телом-носителем, но даже тогда значение Атрибута может понизиться, так как Преступники предпочитают не отвлекаться на такие мелочи, как макияж, мода и личная гигиена.
Ментальные
Может быть, Преступников и нельзя назвать умнейшими из Себетту – это звание, скорее, принадлежит Извергам,  но они считаются одними из самых умных демонов. Стремление к знаниям и использованию этих знаний, желание познать все движущие силы Вселенной (в том числе и человечество) развило у Аннунаков недюжинные интеллектуальные способности. У большинства Преступников Ментальные Атрибуты являются первичными.
Из всех Ментальных Атрибутов самым полезным считается Интеллект. Преступники – это мыслители (хотя и весьма практичные), которым нужно обрабатывать и анализировать самую разнообразную информацию, требующуюся для создания нового артефакта или поиска несоответствий в бизнесплане. Восприятие и Сообразительность одинаково полезны для персонажа. Высокое значение Восприятия помогает в поиске и просеивании информации, а высокое значение Сообразительности позволяет персонажу быстро реагировать на изменения и доводить до истинного совершенства свои изделия. Особое значение Восприятие имеет для Анту, так как оно влияет на два обращения Знания Путей.
Способности
Таланты

Таланты – это практические Способности, часто используемые в повседневной жизни. Они весьма полезны для прагматичных, разумных Аннунаков, хотя и не так, как Навыки. У большинства Преступников Таланты будут вторичными Способностями.
Высокое значение Выразительности будет весьма полезным для строителей, создающих прекрасные устройства – ведь при всей своей практичности Аннунаки тонко чувствуют красоту (если она сочетается с пользой). Важное значение имеют Осведомленность и Интуиция. Строителям нужно знать о сверхъестественных силах, которые можно приручить и заключить в артефакты. Исследователям тоже понадобятся Осведомленность и Интуиция, а также Бдительность, без которой не обойтись при поисках информации. Если источниками информации будут люди, исследователям может понадобиться Знание улиц и Хитрость. Учителя полагаются на Эмпатию, Выразительность и Хитрость при общении с Последователями, но важнее всего для них высокое значение Лидерства.
Навыки
Сильной стороной Аннунаков всегда были практические, жизненные умения, а не теория, и именно эти их способности отражены в Навыках. У Преступника Навыки почти всегда будут первичными Способностями, так как именно они принесут персонажу больше всего пользы.
Понятно, что у многих Преступников высокое значение Ремесла. У строителей эта характеристика обычно равна трем (и выше), у остальных – 1 или 2. Строителям пригодится и высокое значение Технологии, позволяющее чинить обычные устройства и понимать принцип их действия. Учителя в общении с учениками опираются на Этикет и Актерство (Performance), к тому же им нужны высокие значения тех Способностей, которым они собираются обучать людей. Безопасность и Маскировка помогут исследователям получить доступ к закрытой информации, а Этикет понадобится для того, чтобы уговорить окружающих поделиться сведениями. Вне зависимости от концепции, у многих Преступников неплохое значение Фехтования, нередко они владеют Огнестрельным оружием. В Войне Гнева они были воинами и солдатами, к тому же именно они породили саму идею оружия.
Все обращения Аннунаков так или иначе связаны с навыками, в особенности с Ремеслом (для Мумму) и Выживанием (для Анту и Кишар). Персонажи с низкими значениями Ремесла и Выживания не смогут использовать часть обращений. Не снижайте значение этих Навыков, за исключением тех случаев, когда без этого ваша концепция становится нежизнеспособной.
Познания
Для большинства Преступников Познания – это наименее важная группа Способностей. Аннунаки умны и искусны, но не обязательно образованы. Их намного больше интересует ин-формация, имеющая немедленное и практическое применение, чем книжная заумь и теория. Но все же часть знаний может оказаться полезной.
Для строителей, работающих с техникой, полезным может оказаться Наука, а также Знание компьютера. Учителя могут привлечь новых учеников и последователей с помощью Оккультизма, Политики или Религии. Для исследователей большое значение имеют Исследование и Расследование, а Языкознание откроет им доступ к новым обширным источникам информации.
Дополнения
Хотя в игре могут использоваться любые Дополнения, самыми полезными для Преступников можно считать следующие из них:
Контакты: Строители пользуются Контактами для поисков новых материалов и инструментов, исследователи считают их одним из источников информации.
Последователи: Учителей обычно окружают ученики, слушатели и почитатели, исследователям и строителям могут понадобиться помощники.
Наследие: Исследователям воспоминания о Войне Гнева позволят лучше понять события, происходящие в современном мире.
Договоры: Чтобы создать артефакт, требуется много Веры, поэтому строителям нужны Договоры, обеспечивающие приток энергии. Остальные могут направить Веру, получаемую от договоров, на улучшение способностей своих рабов.
Совершенство: Одно неумелое обращение может уничтожить или необратимо испортить артефакт, поэтому это Дополнение приносит строителям немало пользы.
Ресурсы: Наличность может понадобиться всем Преступникам – для покупки материалов, аренды жилья и оборудования для последователей, подкупа источников информации.
У многих Преступников есть определенное влияние и власть при адских дворах, что отражается Дополнением Высокое положение. Но мало кто из них обладает достаточными навыками для обретения и удержания власти в мире смертных, поэтому высокие значения Славы и Влияния встречаются редко.
Добродетели
Нельзя сказать, что Преступники так уж отягощены Добродетелями. Принимая решения и делая выбор, они в основном думают о пользе, а не о морали и порядочности. Такой прагматизм полезен, но он едва ли может защитить от соблазнов Муки и грехов, поэтому немало Преступников, одержимых жаждой знаний, уступают своей внутренней тьме.
Из всех Добродетелей у Преступников лучше всего развита Убежденность. Мораль не слишком беспокоит Аннунаков, но они весьма трепетно относятся к разнообразным проявлениям Мироздания. На втором месте стоит Мужество. Аннунаков нельзя назвать бесстрашными, но любопытство часто заставляет их забывать о робости и осторожности. Совесть обычно развита слабо, так как Преступники, стремясь к цели, могут позабыть о причиняемой окружающим боли. Даже самые нравственные из учителей могут ставить над своими учениками опасные эксперименты, надеясь тем самым улучшить человеческую расу.
Знания
На этом этапе можно окончательно выбрать первичное Знание своего персонажа. Если выбор уже сделан, нужно определить значение этого Знания, а также и остальных Знаний персонажа, чтобы узнать, какими обращениями он владеет.
Знание Земли
У строителей в образе Кишар может быть третий уровень этого Знания, что позволит овладеть обращением Придать земле форму (это обращение позволяет создавать или переделывать каменную конструкцию). Более высокие уровни Знания помогут при самообороне, но при создании артефактов они не используются.
ИсследователиКишар вполне могут ограничиться вторым уровнем Знания. Это позволит им овладеть обращением Слияние с Землей, которое обеспечивает защиту и упрощает переме-щение (за счет Муки), и обращением Всколыхнуть Землю, незаменимым при поиске давно похороненных секретов.
Учителям от Знания Земли мало пользы. Они могут использовать обращения, чтобы защитить себя и учеников, но не более того.
Знание Кузнечного дела
Это Знание прочно ассоциируется с Преступниками и является одним из самых гибких и полезных разделов знаний демонов. К сожалению, одновременно оно и одно из самых трудных в использовании, особенно на начальных этапах. За счет дополнительных баллов значение Знания можно поднять по четырех, получив весьма полезное обращение Зачаровать предмет, но что вы будете с ним делать? Чтобы наложить на предмет заклинания, вашему персонажу нужно владеть другими Знаниями, иначе все его артефакты будут воспроизводить только эффекты Знания Кузнечного дела. За счет оставшихся дополнительных баллов можно поднять значение еще одного Знания, чтобы в дальнейшем использовать его при создании артефактов, но значение Веры у персонажа останется низким, и ему может просто не хватить энергии на артефакт, который он, теоретически, может зачаровать. Таким образом, на этапе создания персонажа о Знании Кузнечного дела лучше забыть. Подождите, пока персонаж не овладеет как следует другими Знаниями и не увеличит значение Веры, чтобы ему хватало сил для создания полезных и красивых артефактов.
Если все же Знание Кузнечного дела было выбрано в качестве первичного, на него стоит потратить все три балла, получив обращения Улучшить предмет, Активизировать предмет и Создать предмет. Эта комбинация обращений позволит персонажу взять любой предмет, придать ему нужную форму, а затем превратить в идеальный инструмент. По мере развития хроники персонаж сможет получить и четвертый уровень знания, обращение Зачаровать предмет. Аннунакам других образов может понадобиться обращение первого уровня, Улучшить предмет. Мелкие артефакты, созданные этим обращением, дают персонажу определенное преимущество, в особенности в битве.
Знание Путей
Это необычное Знание значительно расширяет возможности любознательных Преступников, в особенности если его выбрать в качестве первичного. Исследователям Анту рекомендуется поднять значение этого Знания до 2, чтобы получить обращение Проложить путь, которое позволяет проникать в запертые комнаты, добираться до укрытых под землей редутов и даже проходить сквозь стены, изменяя пространство. Добавив еще один балл к Знанию, можно получить обращение Скрыть путь, полезное, но не необходимое. Это обращение будет полезным для скрытных персонажей, которые не хотят, чтобы за ними следили, все остальные персонажи могут потратить третий балл на любое другое Знание.
Учителя и строители не слишком нуждаются в Знании Путей, потому что предпочитают работать с уже выбранными объектами (материалами или людьми) и не беспокоятся об эффективности перемещений. Для таких персонажей лучше выбрать другое первичное Знание.
Общее Знание
Именно Дом Подателей Основ разработал базовые принципы Знания Основания в те давние дни, когда Вселенная еще была молода, и познакомил с ними все остальное Небесное Воинство. Неудивительно, что многие Аннунаки до сих пор владеют этим Знанием, которое дает преимущества любому ввязавшемуся в драку Преступнику. Воздействие на силу тяжести увеличивает подвижность, что дает дополнительные преимущества персонажам, сражающимся обычным или зачарованным холодным оружием. Притяжение не настолько полезно, к тому же на его приобретение могут быть потрачены дополнительные баллы, которые разумней было бы распределить иным образом.
Учителям и исследователям имеет смысл потратить баллы на Знание Человечества, которое усилит слабые социальные навыки Преступников. Перевод особенно полезен исследователям, так как упрощает процесс общения с людьми и позволяет получить больше информации. Персонажу-учителю можно потратить на это Знание дополнительные баллы, чтобы получить обращение Внушение, которое значительно упростит действия, основанные на Манипулировании и направленные на смертных последователей.
Свободные баллы
Вера очень важна для всех Преступников, и в особенности для тех, кто собирается заняться изготовлением артефактов. Чтобы зачаровать артефакт, требуются огромные объемы Веры, и низкое значение Веры просто не позволит персонажу создать нужный ему предмет. Вера также полезна персонажам, постоянно ввязывающимся в битвы, так как ею можно лечить раны. Стоит подумать о приобретении дополнительного балла Веры и повышении общего значения этого параметра до 4 (четырех). Дальнейшее повышение значения Веры желательно отложить до тех пор, когда у персонажа появятся баллы опыта.
Сила воли имеет для Аннунаков не меньшее значение, чем Вера, так как за ее счет можно улучшать обычные предметы (обращение Улучшить предмет). Если у вашего персонажа есть это обращение (а оно весьма полезно), желательно потратить свободные баллы на повышение значения Силы воли минимум до 6 (шести). Если обращения Улучшить предмет у персонажа нет, Сила воли все равно понадобится ему, например, для получения автоматических успехов при бросках, что особенно важно для строителей, желающих усовершенствовать свои изделия, но в этом случае значение Силы воли достаточно будет повысить на один или два балла.
Строители, у которых еще остались свободные баллы, могут потратить их на повышение значений Ремесла и Технологии, возможно – на увеличение Ловкости, а также приобретение дополнительных уровней Совершенства. Учителям можно повысить значение Манипулирования или Обаяния, Лидерства или Эмпатии, или же просто увеличить количество учеников, потратив дополнительные баллы на Последователей. Исследователям стоит задуматься о повышении Сообразительности и Восприятия и, возможно, используемых в бою Способностей. Из всех Преступников именно у них больше всего шансов ввязаться в бой, чтобы получить желаемую информацию.

Отредактировано Алиса Фаустовна (2010-05-21 22:55:11)


Вы здесь » Мир Тьмы: через тернии - к звёздам! » Демоны » Дома Падших. Аннунаки