Мир Тьмы: через тернии - к звёздам!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мир Тьмы: через тернии - к звёздам! » Демоны » Дома Падших. Неберу


Дома Падших. Неберу

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Изверги (Fiends) – Неберу, Дом Небес

"У Вас есть вопросы, мой друг, но готовы ли Вы к ответам?"
Сначала Бог создал величественное движение Небес, чтобы управлять космосом. Каждая орбита звезд и планет является винтиком астрономического махового колеса, связывающего другие подобные механизмы в огромный, взаимосвязанный механизм. Небеса были размещены в запутанном узоре орбит, эллипсов, периодов и констант, невозможно великий проект, бросавший вызов полному пониманию. Провидцы управляли большинством орбит и кругооборотов. Они знали, когда и где все произойдет, спустя один день или спустя тысячелетия. Они регулировали средства, благодаря которым Небеса затрагивали Землю, направляли расширяющиеся потоки через курс следования луны и обдували Землю, чтобы она вращалась, и сменялись сезоны. Из всех ангелов они были наиболее далеки от людей. Они любили их, свои братьев и сестер из глины, но они жили дальше всех от Рая и взаимодействовали со смертными благодаря тайнам, которые ткались в хранилище звезд. Когда началось восстание, один центральный фактор расколол Провидцев. Это был один из их числа, Провидец по имени Аримал, который первым узрел страшные предзнаменования того, что в будущем будет известно как Падение. В то время Аримал и его сторонники полагали, что надвигающееся бедствие произойдет, если ангелы не станут действовать, так что они в большинстве своем поддержали восстание. Падение было корнем катастрофы, предвиденной Арималом, и нет ни одного Изверга на сей день, который бы не задумывался об этой всеобщей ошибке Дома. Люцифер ценил Извергов как советников и стратегов, пользуясь их способностью предвидеть будущее, что привело к нескольким быстрым победам. Война им дорого стоила, однако Изверги не ожидали, что она приведет к столь разрушительным действиям. В своей гордыне они полагали, что Великий Проект не может быть разрушен их действиями.
Наконец, Бог бросил осужденных мятежников в Бездну, погрузив Извергов в их собственный ад. Они были существами порядка и режима, но Бездну нельзя было разгадать, ее нельзя было отметить на карте, ей нельзя было управлять. Отсутствие движения Небес, обеспечивавших им привычную рутину, приводило их безумию. Когда врата Бездны были разрушены Водоворотом, Изверги почувствовали великие двигатели снова и увидели, что трещины приведут их к свободе. Но когда они вернулись, то увидели, что Небеса брошены, а великий двигатель мира движется медленно, тронутый ржавчиной. Изверги восстановили все, что могли, но это было настолько испорчено и изношенно, что восстановить его полностью не было возможности. И то же самое можно было сказать о них самих.
Фракции: Изверги превыше всего ценят поиск знаний. В их разрушенных сердцах живет истинная потребность вернуть ту абсолютную ясность, когда вселенная скрыла столько тайна от них. Некоторые говорят, что это собирание черепков - просто способ спастись от неизбежного самоанализа, который приводит многих Извергов к Рейвнерам. Но почти ни один Изверг не верит в то, что разрушение останется безнаказанным, и что великие двигатели Творения не осудят всех падших за это на еще более темное забвение, чем Бездна.
По очевидным причинам многие Изверги вместо этого предпочитают примыкать к Криптикам в поисках истины. Немногих Извергов притягивают Реконцилеры, потому, что Изверги всегда были далеки от Рая до войны. Рай никогда не был их домом, так зачем же им тосковать о том, чего они не знали? Вместо этого вторая по популярности фракция среди Извергов - Люцифериане. Возможно, это потому, что Люцифер защищал Извергов от взаимных обвинений, когда война привела к худшему. Старшие из Извергов, однако, говорят, что судьба Люцифера должна следовать своим курсом, хотя ни один не говорит, почему.
Наконец, некоторых Извергов привлекают Фаустиане. Они полагают, что управление людьми - еще одно направление на карте. Другие видят людей как чрезвычайно сложные организмы, равные космосу, и как достойных преемников своих навыков.
Введение: Изверги близки к людям, которые ищут знания, тем, кто подобно им подвергает сомнению вселенную, смело следуя за знаниями, пачкаясь и спотыкаясь темноте, невзирая на тело и душу. Будет ли это репортер, который жертвует связями с семьей и друзьями в поисках Громкой Истории или же оккультист, охотно открывающийся невидимым духам, Извергов притягивают люди, которые обменивают свои души на знания.
Важная истина для Изверга - не сам вопрос, но поиски ответа и борьба за это. Чем сложнее поиски кого-то, пытающегося отыскать потерянные или скрытые знания, и чем больше он отдает этому всего себя, тем больше он привлекает Извергов.
Вера: У всех есть вопросы, но немногие из людей ищут ответы. Изверги полагаются на это противоречие, чтобы поглощать Веру. Фактически, Изверги изображают внимательных слушателей, люди доверяют им, тем более, что они часто имеют власть и знания.
Большинство Извергов с низким Мучением поощряет поиски знаний, а не его приобретение. Их цель - ищущие просвещения, они подталкивают их к идеям и задают подходящие вопросы, подталкивающие смертных в верном направлении. Как только смертные полностью доверятся им, они предлагают договор с помощью в поисках знаний, вместо того, чтобы просто дать им нужные знания.
Кроме того, Изверги презирают смертных, ищущих быстрых ответов от жизни. Они часто используют их при жатве Веры, показывая им ужасную судьбу, которая их ожидает. Они используют жатву, чтобы поглотить Веры столько, насколько следует наказать, но они рискуют поддаться Мучению, поскольку они создают ужасающие иллюзии.
Напротив, Изверги с высоким Мучением полагаются на тех, кто желает все узнать быстро - и заключают с ними договоры. Они используют иллюзии, чтобы обмануть смертных и обещают им материальную прибыль, отделяя тех, кто предпочитает приобретение знаний, кто ищет эзотерические знания. Они используют жатву и на тех, кто честно ищет, мучая их полуправдой и ложной информацией, и говоря, что лучше всего оставить эти тайны сокрытыми.
Знания Дома: Знания Образа, Знания Дверей, Знания Света.
Слабости: Любопытство - Ахиллесова пята Извергов. Это было то любопытство, которое привело их к падению, и это - потребность раскрывать тайны теперь, когда мир заполнен загадками. Это любопытство обычно приводит к непредвиденной цепи событий, возникающей благодаря их действиям. Субъект может сделать или сказать что-то существенное, нарушая тщательно подготовленную Извергом цепь событий. Большинство Извергов захотят знать, почему это случилось, сосредоточив свои аналитические способности в поисках источника аномалии, и в поисках теряя из виду саму задачу.

Стереотипы
Дьяволы: Изверги знают, что в то время как они обладают видением, Дьяволы лучше всего могут воплотить эти видения в действительность. Изверги чувствуют родство с Дьяволами, которые понимают важность планирования и далеко идущих целей.
Каратели: Изверги тихо завидуют Карателям и их близкой связи с человечеством, но их зависть редко проявляется открыто.
Малефакторы: Изверги обвиняют Малефакторов в том, что они приносят искаженное знание человечеству, которое распространилось по земле и разорило ее. Они склонны простить этот Дом, если бы не немногие Реконцилеры, пытающиеся исправить ошибки прошлого.
Искусители: Изменчивые и скользкие Искусители смущают Извергов, точно так же, как Искусители не понимают Извергов. Им кажется, что Искусители слишком переменчивы и сосредоточены на "сейчас", чтобы вызвать хоть какой-то интерес.
Пожиратели: Изверги уважают Пожирателей за их лояльность Люциферу и как солдат, но Пожиратели слишком близоруки. Их следует вести, и Изверги не хотят возлагать эту роль на себя.
Убийцы: Изверги ценят Убийц за их терпение, и они часто ищут Убийц для совета и помощи. Горстка Извергов полагает, что Ангелы Смерти могут быть конечным искуплением падших, и они пытаются усилить связь между Домами.

2

Малефакторы (Malefactors) – Аннунаки, Дом Земли

"Я знаю, что вы были травмированы. У меня есть кое-что, что сделает Вашу жизнь прежней".
На третий день Бог отделил море от земли, и он отдал землю под управление группе ангелов. Названные Ремесленниками, эти Небожители управляли - и любили - землю и все, что на ней находится. Они были близки с почвой и драгоценными камнями; с огнем, что царил под землей; и наиболее сильно с металлами. Ремесленники также должны были помочь людям в использовании земли - добыче металлов, создании инструментов, которые им понадобятся для изменения мира. Ангелы с радостью исполнили эту задачу, с нетерпением желая, чтобы люди разделили их любовь к земле.
Но люди не были готовы принять такую ответственность. Они попытались использовать удивительные орудия ангелов, но они были не способны заставить их работать должным образом. Люди обиделись на своих спрятавшихся учителей и стали опасаться их, в то время как Ремесленники были смущены и изумлены, ибо не могли понять людей так же хорошо, как предсказуемые элементы огня и земли.
Когда началась война между восставшими ангелами и силами Небес, многие из Ремесленников встали на сторону Люцифера. Они чувствовали себя отвергнутыми людьми, которых они пытались любить, и злились на Создателя, который связал им руки, не позволяя непосредственно помогать людям. Кроме того, они примкнули к мятежникам потому, что только их пэры поняли их, полюбили их, тогда как люди отказались от них.
Когда мятежники потерпели поражение и были заточены в тюрьму в Ад, Малефакторам сложнее всего было оставаться вдали от земли и огня, которые были для них всем. Это ужасное одиночество заморозило души Малефакторов, и им было сложно взаимодействовать даже со своими товарищами - демонами. Люди стали расой ремесленников, но они разорили землю и оставили ее раненой и заброшенной. Те Малефакторы, которые все еще закрыты в Аду, поглощают ее боль и ищут новые способы уничтожить человечество. Для падших мир - открытая рана, и желание просто сломаться и начать кричать иногда подавляет. Но если мир может быть излечен, тогда Малефакторы должны преодолеть боль и вернуться к работе, которой они занимались тысячи лет назад.
Фракции: Большинство Малефакторов - Фаустиане, коими они и были с последних дней войны. С их склонностью управлять людьми с помощью своих проклятых даров и их желанием вернуть человечество обратно в подвластное состояние эта фракция кажется наиболее пригодной для этого Дома. Среди Малефакторов очень много Реконцилеров, особенно по меркам остальных падших. Со всеми своими попытками прекратить заботиться о мире, эти демоны никогда не смогут разорвать связь с землей и природой. Освободившись, многие Малефакторы отвергают мысли о разрушении, чтобы попытаться искупить свою вину.
Малефакторов привлекают к Криптикам их естественная хитрость и желание разгадать тайны войны и Падения. Для многих Малефакторов эта фракция предоставляет им цель, в которой они нуждаются, и вряд ли это потребует контактов с людьми.
Малефакторы - Люцифериане - необычное явление. Большинство из них были слишком разрушены Падением, чтобы сохранить веру в своего Потерянного лидера. Однако надежда с трудом умирает даже в демонах, и среди Люцифериан есть представители этого Дома. Они с удовольствием вступают в фракцию Люцифериан. Они стали хитрыми, вдумчивыми, предпочитая осторожное планирование и терпение эмоциональной несдержанности, гневу и непосредственности.
Теперь, освободившись из Ада, Малефакторы оказались в преобразованном мире. С их любовью к земле и к созданию вещей, они редко чувствуют жажду разрушения. Те немногие, кто принадлежит к фракции Рейвнеров, являются на самом деле ужасающими, часто самыми сильными и разрушительными во всей фракции.
Введение: После своего бегства из Ада Малефакторы обычно устремляются к душам, которые эмоционально повреждены, как их собственные. Малефакторы в большинстве своем одинокие существа, оторванные от земли, за которую они прежде держались. Владельцы их тел обычно похожи на них - одинокие, нуждающиеся люди, которые испытывают недостаток в чем-то в своей жизни, что-то, что переполняет их. Хороший пример таких личностей - наркоман; изуродованный или уродливый человек; человек, который цепляется за не уважающего его супруга или же подросток, пытающийся изменить себя татуировками и пирсингом.
Другая группа кандидатов - люди, ставшие чужими для других людей, которым проще работать с механизмами или землей - это соответствует духу Малефакторов. Это широкая категория, включающая в себя кого-нибудь от хакера, который привык работать в он-лайне и воспринимает других людей как вещи, до эколога, презирающего людей за то, что они разрушают планету.
Вера: Малефакторам часто сложно собирать Веру благодаря двум факторам. Во-первых, им сложно понять людей, которые не столь предсказуемы и надежны, как камень. Неспособность понять людей ведет к тому, что им трудно вдохновить их.
Наибольшим препятствием является уверенность Малефакторов относительно своих инструментов и изделий. Смертный, вне всякого сомнения, будет испуган и поражен возможностями волшебного зеркала, но это не подразумевает, что он поймет связь между зеркалом и демоном, который создал его. Если человек не чувствует связи между изделием и Малефактором, Вера просто испаряется.
При жатве Веры Малефактор должен сделать так, чтобы предмет связали с ним. Это может быть жестокое изделие - например, серебряный нож, который одним взмахом снимает кожу с жертвы, - или же удивительное творение, наподобие зеркала, отражающего внутреннюю красоту смертного. Демон может использовать различные инструменты всякий раз, когда он пытается пожинать Веру - важной вещью является то, что его изделия должны отражать его, и что смертные направляют свою веру в нужное русло. Малефакторов притягивают такие же люди, какие привлекали их при выборе тела - потерянные, нуждающиеся, раненые. В частности, Малефакторов привлекают целеустремленные люди, которые ищут что-то, что поможет им в жизни, конец их проблем - конкретного решения, не метафизической концепции. Урод, желающий стать красивым, автор, который не может написать новую книгу, страдающий параличом, лишившийся ног - это те люди, которым может "помочь" Малефактор, который может создать компьютер, дарящий вдохновение или маску, которая сделает владельца Адонисом.
Знания Дома: Знания Земли, Знания Путей, Знания Созидания
Слабости: Самая главная слабость этого Дома - проблема в понимании людей. Люди непредсказуемые, грязные существа и демонам очень сложно управлять ими, даже используя память прежних владельцев тел. Демоны даже немного боятся людей. Малефакторы были смущены и ужасно травмированы отказом от них человечества, и этот страх может подсознательно влиять на планы и действия демона.

Стереотипы
Дьяволы: Малефакторы часто завидуют этим манипуляторам, легко управляющимся с людьми. Для Малефакторов подобные действия чрезвычайно сложны, так что их задевают умения Дьяволов.
Каратели: Воздух и земля не смешиваются, ни исцеление, ни чума не касаются камня. Малефакторы в лучшем случае считают их ненужными, в худшем - досадной неприятностью.
Изверги: Пророчества, предзнаменования и движения звезд - какое они имеют значение в великой схеме вещей? Малефакторы - практичные демоны, и изверги кажутся им бесполезными.
Искусители: Подобно Малефакторам, Искусители понимают творение. Они уважают Искусителей, но не всегда доверяют им.
Пожиратели: Малефакторы не понимают недолгой и грязной жизни животных. Малефакторы предпочитают держать Пожирателей на расстоянии вытянутой руки, но уважают их силу.
Убийцы: Человеческая жизнь и человеческая смерть одинаково таинственны и не подходят Малефакторам, предпочитающим компанию бессмертных камней. Они мало внимания уделяют этому Дому.

3

Глава четвертая: Дом ночи цвета индиго
Я не по звездам о судьбе гадаю,
И астрономия не скажет мне,
Какие звезды в небе к урожаю,
К чуме, пожару, голоду, войне.

- Сонет XIV, Уильям Шекспир

Господь вступил в черную пустоту и сказал «Да будет свет!» Слова эти породили ангелов, и сонмы их окружили Господа, провозглашая Ему славу. Из их числа Он избрал Своих глашатаев и открыл им Великий Замысел. Ангелы Первого Дома должны были нести в себе явленное Господом видение и направлять силы Воинства на исполнение замыслов творца. Они зажгли огни Мироздания и определили границы еще бесформенной вселенной.
Тогда Господь вновь обратился к Воинству, и вызвал ангелов Второго Дома, и повелел им нести дыхание жизни во все уголки Мироздания. Они всколыхнули изначальный газ своими огромными крыльями и заложили основы небесного свода.
Когда был создан небесный свод, Господь воззвал к ангелам Третьего Дома и приказал им придать форму бесформенному ничто, направить огонь Первого Дома и жизненную силу Второго и заполнить пустоту формами и материей. Их руками было создано все разнообразие планет, они подняли горы, проложили долины и раскатали чистый холст огромных равнин.
И после того, как границы Мироздания были определены, а небо отделилось от земли, Господь обратился к Воинству и выбрал из их числа ангелов Четвертого Дома. «Смотрите», - сказал Творец, и Четвертый Дом, стоя рядом с Создателем, узрел все чудеса, сотворенные их предшественниками. Ангелы смотрели на звезды и миры, сиявшие в пустоте подобно драгоценным камням.
«Смотрите!» - снова сказал Господь, и ангелы Четвертого Дома пристальней всмотрелись во Вселенную, и увидели, что каждый аспект Мироздания влияет на все вокруг. Звезды влияют на окружающие их миры, которые под их воздействием меняются сами и меняют то, что таится под их поверхностью. Ангелы смотрели на работу своих собратьев и видели миллиарды нитей, которые связывали все вокруг в огромную, бесконечную сеть действия и противодействия,  причин и следствий. Вселенная не просто существовала. У нее была цель. Назначение.
Ангелы Четвертого Дома закричали в изумлении, и тогда Господи повелел им: «Определите назначение и движение всего, что Я создал».

Руки Судьбы|Руки судьбы

Обязанностью Четвертого Дома было не творение, но управление. Пожалуй, их можно назвать инженерами космоса, которые должны были следить за тем, чтобы все элементы мироздания сосуществовали друг с другом в строгой гармонии. Они управляли всеми процессами во вселенной, от вращения планет на орбитах и до распада изотопов, подчиняя их замыслу Господа. Для других ангелов вселенная была набором элементов, но ангелы Четвертого Дома видели ее как паутину взаимоотношений, связывающих эти элементы. Они терпеливо и искусно выполняли свою работу. Осознание последствий каждого действия сделало Ангелов Сфер мастерами косвенного влияния. Они знали, как взмах крыльев колибри влияет на смену сезонов в другом полушарии, и могли изменить орбиту удаленной луны, изменив направление идущего от солнца потока ионов. Они были композиторами, сплетавшими созвучия вероятностей в элегантную мелодию достоверности.
Четвертый Дом мог бы показаться сборищем молчаливых наблюдателей, которые издали смотрят за тем, как все остальные ангелы трудятся над выполнением Господнего замысла. В каком-то смысле все так и было. Ангелы сфер наблюдали за всем, отмечая все движения космоса, как повелел им Создатель, и проверяя влияние каждого отдельного действия на мироздание в целом. Они были первыми учеными, первыми мыслителями и философами. Их задачей было смотреть на изнанку вселенной и понимать, почему все происходит так, а не иначе, и как каждый отдельный фрагмент влияет на картину в целом. Бездействие свидетельствовало об их успехе, безупречный порядок во вселенной прославлял их усилия.
Они уверились в том, что на каждый вопрос есть лишь один ответ. Эта уверенность и стала причиной их падения.

До Падения|До Падения

Ангелы Четвертого Дома приступили к выполнению полученного от Господа задания, и вела их не пылающая страсть, но тихая задумчивость. Они рассеялись по неподвижному космосу, наблюдая, высчитывая и запоминая. Они изучали незримые силы, затаившиеся в ткани Мироздания, и настраивали их, добиваясь полного соответствия Великому Замыслу. Наконец, после того, как был обдуман каждый результат и рассчитано каждое последствие, Тириэль, Престол Синего Свода, величайший из ангелов Четвертого Дома, разослал своих братьев и сестер по заранее определенным местам в бескрайней Вселенной. Когда последний из ангелов достиг места назначения, Тириэль взялся за замершие в ожидании силы и толкнул. На одном уровне это было первым применением сложной математической формулы, на другом – одинокой чистой нотой. На третьем уровне действие его было подобно клацанью металла о металл, нарастающему реву двигателя, столь огромного, что ни один ангел не мог полностью постичь его. По ткани реальность прошла вибрация, коснувшись поочередно всех ангелов, каждый из которых добавил к ней свой вес, чтобы усилить ее. И так постепенно, с каждым успешным толчком обретая дополнительную энергию, Великий Замысел пришел в движение.

В движении|В движении

Когда космос пришел в движение, ангелы Четвертого Дома присоединились к его танцу, управляя и вращением мельчайших субатомных частиц, и величественным кружением огромных галактик. Свет вечно бдящих Глашатаев напоминал Ангелам Сфер о повелениях Господа, побуждая следить за всеми взаимодействиями во вселенной. Действие вызывало противодействие, образуя еще более сложную связь между причиной и следствием. Вначале ангелы были охвачены удивлением, но по мере того, как процессы во вселенной набирали скорость и размах, явно не собираясь останавливаться, Четвертый Дом охватила тревога. И тогда Тириэль, глава Дома, повелел ангелам сосредоточиться только на своем участке космического полотна и не пытаться охватить памятью бесконечность. Указ о Памяти, как его называли, был не просто попыткой упорядочения. Система, созданная Тириэлем и его помощниками для записи истории космоса, повлияла на саму вселенную. Сформулировав принципы, позволяющие стороннему наблюдателю прослеживать взаимосвязь между разрозненными событиями, Четвертый Дом положил начало времени.
Вечную Запись, созданную указом, нельзя было назвать статичной. События одной эпохи порождали бесконечное число последствий, вибрация от которых проходила сквозь бессчетные века. В результате все ангельские историки, называемые Началами, постоянно обновляли запись, чтобы отразить связь событий как с прошлым, так и с будущим. Для внесения обновлений нужно было, чтобы Начала общались между собой, и связь эту поддерживал Тириэль и его доверенные помощники, Кузиэль, Геммнор, Изриэль, Абишай, Осир и Асмодей. Все вместе они образовали Стражу, совет, управлявший взаимоотношениями между Началами. Система, позволявшая быстро обмениваться сообщениями и известная как Спираль, работала по законам Стражи. Совет регулировал назначение новых Начал, следил за потоком идущей по Спирали информации и разрабатывал протоколы связи, обеспечивающие точность и простоту процесса передачи данных. Структура была весьма эффективной и безоговорочно авторитарной, она одновременно поддерживала цельность Вечной Записи и гарантировала, что ни один из членов Дома, за исключением членов Стражи, не получит доступа ко всему объему информации.
Постепенно поток информации ослаб, сведясь к предсказуемой рутине из сообщений об орбитах, периодах, константах и сезонах, и на короткий срок Страже удалось сделать так, чтобы Великий Замысел функционировал с величайшей точностью. Затем Бог обратился к Воинству и вызвал ангелов Пятого Дома, и члены советы поняли, что их тонкая сеть подвергается первой проверке.

Ухватить момент|Ухватить момент

До появления Пятого Дома ангелы воинства были заняты отделением порядка от хаоса. Но Ангелы Глубин, казалось, вознамерились перевернуть вверх дном все, сделанное их старшими собратьями.
Океаниды нарушали правила. Они отказались от простого описания – на самом деле они вообще отказались от описания. Если Четвертый Дом упорядочивал миллиарды связей, действующих во Вселенной, Пятый Дом создавал связи там, где их ранее не было. Хуже того, Океаниды могли разорвать мешающую им связь, и это вселяло в Ангелов Сфер настоящий ужас. Хаотический шторм, некогда укрощенный Тириэлем и его Стражей, вернулся с новыми силами, питаемый изменчивыми Океанидами, и на этот раз ветер перемен не собирался стихать.
Почти немедленно ангелы Четвертого Дома заметили, как натягивается ткань Великого Замысла. В век упорядоченных реальностей акт творения или концепция порождали реакцию, которая охватывала обширные пространства и распространялась с непредсказуемой силой. Когда Океаниды своим танцем снов изменили былой порядок, Тириэлю и Четвертому Дому пришлось приложить некоторые усилия, чтобы исполнить полученный от Господа наказ. Посоветовавшись со Стражей, Тириэль издал Указ о Мгновении, согласно которому треть Дома должна была поддерживать в космосе безупречный порядок. Начала записывали события прошлого, Прорицатели следили за тем, чтобы настоящее соответствовало замыслу Бога. Вначала Прорицатели бросились в порожденный Пятым Домом серебряный вихрь, пытаясь укротить бушующую творческую энергию и вернуть Вселенную к былой упорядоченности, но каждый раз, когда они восстанавливали какую-нибудь малость, ткань Мироздания претерпевала сотни новых изменений. Смирившись, Тириэль и Стража повелели Прорицателям поберечь силы и сосредоточиться на серьезных нарушениях Замысла, а не отслеживать все мельчайшие перемены. Изменение тактики сделало действия Прорицателей более эффективными, и со временем стало понятно, что у Мироздания есть определенный запас прочности. Казалось, некоторые аспекты творения поощряли изменения и эволюцию, в результате чего появлялись новые изощренные узоры, от которых выигрывал космос в целом. Прошло не так много времени, и вселенная вновь вернулась в состояние равновесия, благополучно перенося порожденные Пятым Домом колебания, за которыми пристально следили ангелы Четвертого Дома, а Спираль продолжила расти. Тириэлю и Страже, дождавшимся восстановления порядка, пришлось обдумать новое знание и его скрытый смысл. Вселенная, судя по всему, не была неизменной. Они должна была меняться. Уверенности более не существовало.

Читая знаки|Читая знаки

У Тириэля и Стражи было не так много времени на обдумывание всех смыслов и подтекстов динамичной Вселенной. Возвышение Шестого Дома и появление растений и животных добавило в расчеты Четвертого Дома множество новых вероятностей, из-за чего Прорицателям приходилось работать на пределе сил. Контроль над информационными потоками, осуществляемый Стражей, позволил сохранить в тайне от большей части Дома всю отчаянность ситуации. Тириэль и его доверенные помощники порою ощущали нечто вроде безысходности. Если количество вероятностей будет и дальше увеличиваться, скоро у Четвертого Дома не хватит сил, чтобы справиться с ними всеми. Провал был просчитан и неизбежен.
Когда Бог воззвал к Седьмому Дому, в сердцах Тириэля и Стражи зародилась робкая надежда на то, что Создатель наконец ввел в Замысел механизм, позволяющий избавляться от последствий ошибочных решений и избыточных возможностей. Но включение энтропии и смерти лишь увеличило общую сложность системы. Даже умирая, воробей – или звезда – оставлял след своего существования, создавая новые причинно-следственные связи, которые вибрацией проходили по всей Вселенной. Смерть была не концом, но лишь новым набором возможностей.
Затем наступил переломный момент.
Когда был назван последний Дом, замкнулся круг бытия, и Господь повелел Воинству объединить силы в завершающем, самом важном акте творения. Так появилось человечество, и в нем Четвертый Дом узрел проявившееся будущее вселенной – и самую большую угрозу стабильности космоса.
Если космос был огромным механизмом невероятной мощности и непонятного назначения, то люди были управляющей рукой этого механизма – и окончательным результатом его функционирования. Человечество было создано для того, чтобы использовать задуманные Господом и ангелами связи, чтобы мечтать, размышлять, строить. Люди должны были подчинить бурю идей своей воле, сформировать новые причинные связи, опираясь на свои желания. 
Последствия этого были невероятными. В людях был заключен безграничный потенциал. Провал, как понимал его Четвертый Дом, был неизбежен.
Из всех Домов Четвертый меньше всех переживал из-за невежества людей. Чем меньше мужчина и женщина разбирались в богатых возможностях Рая, тем лучше. Даже неуклюжие, слабые прикосновения людей к ткани бытия порождали огромные волны причин и следствий, вызывавшие у Тириэля и Стражи дрожь. И все же ангелы Четвертого Дома должны были выполнить свой долг до конца, каким бы печальным тот ни был, и они неустанно следили за людьми, отмечая каждый их шаг и определяя, как отразился он на мировом равновесии.
Со временем сложились узоры. Невежество порождает привычное поведение. Сталкивая с миром безграничных возможностей, мужчина и женщина вновь и вновь прибегали к скудному запасу знаний, чтобы выжить и обрести счастье. Они на самом деле не были склонны к постоянным открытиям и не собирались бросать вызов сложившемуся порядку. Это наблюдение подарило утомленному Четвертому Дому слабую надежду и заставило его задуматься о собственном месте в сложной конструкции мира.
Асмодей первым сформулировал идею: если человеческие существа ведут себя в соответствии со сложившимися схемами, нельзя ли предсказать их наиболее вероятные поступки еще до того, как они будут совершены? Если да, то Четвертый Дом сможет заранее проверять последствия каждого поступка и, таким образом, будет готов поддержать равновесие космоса, если действия людей будут угрожать ему.
Если бы люди хотя бы немного знали об окружающем их мире, у ангелов не было бы возможности отточить свою технику. Стража сумела сосредоточиться на относительно небольшом наборе действий, свойственных людям, и научилась определять их влияние на будущее. Ликующий Тириэль издал третий и последний указ, который должен был окончательно сформировать облик Дома. Указ об Импульсе вызвал к жизни Оракулов, ангелов, чьей единственной обязанностью было смотреть в будущее и предупреждать об опасностях, угрожающих Великому Замыслу.
Появление Оракулов увеличило полномочия Стражи и поспособствовало обмену информацией между тремя частями Дома, без которого успешное выполнение возложенных на Дом обязанностей было бы просто невозможным. Предсказания Оракулов поступали на рассмотрение Стражей, которые постоянно советовались с Началами по поводу минувших событий, подтверждавших выводы Оракулов. Если предсказание требовало действия, Прорицатели получали соответствующие приказы и предотвращали грядущее нарушение равновесия. Затем Стража проверяла предпринятые действия и полученный результат и передавала сведения Началам для включения в Спираль.

Штормовое предупреждение|Штормовое предупреждение

Из трех изданных эдиктов Указ об Импульсе оказал самое большое влияние на облик всего Четвертого Дома. Способность проникать в еще не обретшее форму будущее заставило Ангелов Сфер отдалиться от прочих Элохим, что только подтвердило репутацию Дома как скопления замкнутых, сосредоточенных на своем внутреннем мире созданий. Даже Прорицатели, чьи обязанности позволяли им беспрепятственно общаться с остальными ангелами, сохраняли некоторую таинственность и отстраненность. Частично такое поведение было следствием жестко структурированных отношений внутри Дома, но все же основной причиной отдаления была необходимость сосредоточиться на «картине в целом», а не на повседневных мелочах. Со временем Оракулы научились успешно просчитывать будущее, из-за чего Прорицателям все реже приходилось вмешиваться в события, и Дом все больше и больше отдалялся от рутины бытия. В результате в то время, когда Четвертый Дом начал прозревать первые признаки грядущего катаклизма, большая часть Небесного Воинства ничего не знала о делах Ангелов Сфер.
Поначалу признаки эти были незначительными и неявными. Многие Оракулы докладывали Страже об уменьшении следственных цепочек, с чем Четвертый Дом никогда ранее не сталкивался. В первое время эта странность вызвала скорее любопытство, чем беспокойство, и Стража приказала нескольким из младших Оракулов изучить явление и определить его значение.
Шло время, и количество докладов увеличивалось. Число следственных цепочек по-прежнему измерялось многими миллионами, но все же их становилось меньше, и процесс этот набирал скорость. Любопытство сменилось глубокой обеспокоенностью. Группа Оракулов, изучавших проблему, пришла к выводу, что рано или поздно количество причинно-следственных связей во Вселенной сократится до минимума. Быстро приближался тот момент, когда судьба целого космоса стала бы зависеть от ответа на один-единственный вопрос.
Тириэль и Стража пришли в ужас, выслушав этот прогноз. Сама возможность такого сжатия противоречила всему, что они думали о Великом Замысле. Отрицать факты было невозможно, но никто из Начал, как бы подробно их ни расспрашивали, не мог сказать, что именно стало причиной нарастающего давления. Была ли в том их вина? Они что-то упустили в своих наблюдениях за Великим Замыслом? Эта мысль вынудила Стражу действовать еще более скрытно. Оракулам запретили обсуждать проблему даже с их товарищами. Вся информация должна была поступать только к Страже, а именно – к архангелу Асмодею. Чтобы усилить контроль Стражи над потоками информации, Тириэль разработал Указ о Молчании, категорически запрещающий обсуждение будущих событий с представителями остальных шести Домов. Безжалостно заглушив опасливые предупреждения Оракулов, Стража надеялась разгадать загадку и предотвратить грядущую катастрофу, тем самым подтвердив славу Дома и оправдав доверие Господа.
Вышло так, что они лишь сыграли на руку судьбе, которой хотели избежать.

Первое восстание|Первое восстание

Так как Стража категорически запретила разглашать сведения о грядущей катастрофе, об истинных масштабах бедствия было известно только Асмодею и горстке Оракулов. Чем ближе становился переломный момент, тем лучше Оракулам удавалось просчитать разные варианты развития событий, и практически всегда они говорили о жутких разрушениях. Но чем больше они видели, тем меньше знали об источнике той силы, что поставила Великий Замысел на грань краха. Более-менее убедительно звучал только один вывод: невежество людей вызывает обратную реакцию космоса. Человечество, которое не смогло осознать все связи окружающей их реальности и не научилось проводить пронизывающую Рай энергию идей, словно сводило Великий Замысел к весьма ограниченному будущему, которого не должно было быть в реальности. Один из Оракулов, ничем не примечательный ангел по имени Ахрималь, осмелился предположить, что единственным способом предотвратить катастрофу будет обращение к самим людям, а не бессмысленные траты времени и сил на отслеживание причинно-следственных цепочек. Оракулы поделились своими соображениями с Асмодеем, который довел эту информацию до Стражей, но ответ был неизменен: Сохраняйте спокойствие. Ничего не бойтесь. Все в руках Создателя.
Шло время, и отчаяние, охватившее Ахрималя и остальных Оракулов, становилось все сильнее. Провидцы, вынужденные держаться в стороне не только от прочих Элохим, но и от собратьев из Дома, все больше хотели знать решение. Ахрималь снова и снова убеждался в том, что человеческое невежество было причиной сокращения причинно-следственных связей, но, находясь вдали от людей почти с самого момента их создания, ангел не знал, как можно подойти к решению проблемы. Он понадеялся, что остальные Элохим, с их опытом и проницательностью, смогут помочь в поисках ответа, если он расскажет им о сложившейся ситуации. Ахрималь знал, что этим поступком он нарушит Указ о Молчании, но выбор стоял между нарушением ангельского приказа и неисполнением обязанностей, полученных от Господа. Как бы то ни было, действия Ахрималя можно считать первым настоящим мятежом, мужественным поступком, о котором в последствии мало кто помнил.
Ахрималь, при всех его бунтарских наклонностях, был истинным ангелом Четвертого Дома, поэтому тщательно отобрал тех немногих влиятельных Элохим, которым можно было доверить тайну, надеясь, что таким образом можно будет найти решение без привлечения большей части Воинства. С величайшими предосторожностями он созван ангелов в свою крепость на поверхности Луны, проведя их в глубокую пещеру, которую освещали наполненные плененным звездным сиянием лампады. Многие из пришедших никогда ранее не говорили с Ахрималем напрямую. Теперь же, встретившись лицом к лицу с такими могущественными ангелами, как Белиал, Сила Бездонных Глубин, Лайла Защитница и Узиэль, Престол Разлук, Ахрималь медленно и обстоятельно поведал им об угрожавшей всем катастрофе. «Друзья мои», - прошептал он в последовавшей за рассказом тишине, - «Что мы можем сделать?»
Надежды Ахрималя на быстрое и правильное решение не оправдались. Его откровения вскрыли страхи и сомнения, которые терзали многих ангелов с момента появления человечества. Надеясь получить четкий и явный ответ, Ахрималь положил начало Великому Спору и спустил с поводка страсти, расколовшие Небесное Воинство и навеки изменившие Вселенную

Узоры влияния|Узоры влияния

Даже сейчас Изверги не могут понять, почему Оракулы не сумели точно предсказать причины Падения. Большинство считает, что катастрофу нельзя было предсказать, потому что не было цепочки событий, напрямую ведущих к результату. Решения, ускорившие Падение, исходили от сил, которые в буквальном смысле слова находились вне действия вселенских законов. Элохим до Падения поддерживали космический порядок, но не подчинялись ему так, как это делали люди. Поэтому в ткани реальности не было четких нитей, которые указали бы Оракулам на место зарождения грядущей бури. Сокращение причинно-следственных связей было лишь косвенным указанием на возрастающее недоумение ангелов, вызванное противоречивыми распоряжениями Бога касательно людей.
Разумеется, есть и другие мнения. Изверги с заговорщическим складом ума допускают, что у Тириэля и Стражей была вся информация, нужная для того, чтобы предсказать Падение и его последствия. Но в этом случае возникает вопрос об истинных причинах отступничества Асмодея. Действовал ли он по приказу Стражи, намереваясь повлиять на общий ход событий? Или же он покинул своих товарищей потому, что хотел утаить от Тириэля и Стражи жизненно важную информацию, которая могла бы предотвратить Падение? Если так, то почему? Правда известна лишь Асмодею, ставшему одним из Привязанный к Земле.

Падающие звезды|Падающие звезды

Великий Спор, начавшийся в тайне, все же его отзвуки долетели до всего Небесного Воинства и в конце концов вернулись к Четвертому Дому. Информация об истинных масштабах бедствия – и о том, как их пытались скрыть – прошла от Начал к Прорицателям, затем - к Оракулам и потрясла ангелов до глубины души.
Великий Спор, начавшийся со спокойных рассуждений, не оставил ангелам Воинства времени на выбор между восстанием и верностью. Когда Люцифер поднял знамя мятежа, жребий был брошен. Если сменилось на когда и сколько. Осознание того, что члены Стражи обманывали своих собратьев, пусть даже на то были причины, заставило многих членов Дома принять решение, продиктованное гневом и предательством, а не холодной жесткой логикой. Это было первое спонтанное решение за все время их существования.
Накал Великого Спора расколол Дом надвое, хотя количество отступников в трех его частях было разным. Больше всего мятежников вышло из Прорицателей. Ими владел гнев на Стражей, которые в течение долгого времени позволяли кризису вызревать, как зреет гнойник, но все же основной причиной их бунта было желание сохранить космическое равновесие. И наоборот, мало кто из Начал выбрал путь неповиновения. Они по-прежнему были убеждены, что Господь повелел Элохим сохранять бесстрастность и отстраненность. Начала не могли сказать, по какому пути будет развиваться вселенная, ведь их делом было наблюдать и записывать произошедшие события.
Оракулы оказались где-то посередине. Чуть больше трети провидцев выбрали восстание, и в их число вошли все, кто с самого начала изучал катастрофу. За одним исключением: Ахрималь, замысливший мятеж, предпочел сохранить верность, ужаснувшись хаосу, который породила его непокорность, и решив предстать перед Стражей и принять наказание. Никто точно не знает, почему впоследствии он изменил мнение, но легенда намекает на тайную встречу между Ахрималем и Денницей, имевшую место незадолго до Падения. О чем они говорили – если эта встреча вообще была, – до сих пор остается загадкой. Ахрималь никогда и никому не объяснял свой выбор.
Последним из Дома пал один из ярчайших его светочей. Асмодей, помощник Тириэля и Звездный Штурман, встал в ряды мятежников, не сказав ни слова своим товарищам. У многих его внезапное отступничество вызвано настоящее потрясение. Еще большее число ангелов задумалось над тем, по каким причинам он вступил в грядущую войну.

Дом в войне|Дом в войне

Все Изверги, от самого младшего ангела до величайшего из князей, с ужасающей ясностью помнят тот момент, когда в небе над Раем появились Михаил и охваченное гневом Воинство. В тот момент вселенная навеки изменилась. Катастрофа, которой они так боялись, наконец разразилась, и они стали ее творцами. Бедствие и в самом деле было связано с людьми, но основной его причиной стал призыв к неповиновению, исходящий от Люцифера. Понимание этого факта будет преследовать Неберу на протяжении всего Века Гнева, и именно оно придаст падшему Дому его окончательный облик.
Но, каким бы ужасным ни было это знание, худшее таилось впереди. После того, как закончилась схватка между Люцифером и Михаилом, Изверги ощутили какое-то движение со стороны Святого Воинства, и оказавшиеся среди них Оракулы быстро проверили сеть причинно-следственных связей, чтобы понять, что их ждет. Увиденное потрясло их до глубины души.
У них просто не оставалось времени на то, чтобы действовать, чтобы молить Всемогущего о прощении, прежде чем его всесокрушающий гнев обрушился на мироздание. Все грани мира содрогнулись под ударом, карающая длань господа корежила и сминала тонкие механизмы Великого Замысла. Кошмар, так долго преследовавший Четвертый Дом, стал реальностью. Они не смогли выполнить свои обязанности перед Небом, и удивительный механизм Творения оказался сломан. Не в их силах было отремонтировать его.
Многие Изверги, став свидетелями Божьей кары, так никогда и не стали прежними. Охваченные виной и стыдом, они погрузились в себя, чтобы не видеть крушения Рая. Для них Ад начался в тот день, когда космос сделал первый шаг к гибели. Но их собратья, до последнего оставаясь ангелами, заметили, что ткань реальности начинает расправляться, и поклялись, что смогут восстановить ее.

Клятвы верности|Клятвы верности

После удара, нанесенного мстительным Богом, Асмодей не сидел сложа руки. Еще до того, как Люцифер вывел демонов на тропу войны, падший архангел обратился к своим собратьям-Неберу. «Пути назад нет, братья и сестры, - сказал он. – «Мы многого лишились, но можем сохранить намного больше, если обратим сердца к истине и полностью посвятим себя нашим обязанностям. Так будем же действовать вместе, как было всегда, и восстановим наш Дом».
Слова архангела тронули многих из охваченных чувством вины Извергов, но их инстинктивная потребность в организации и единстве была заглушена подозрительностью и страхом предательства. Изверги по-прежнему считали, что деспотичная Стража обманула их, и их не прельщала мысль о возвращении к сложным, запутанным реалиям Четвертого Дома.
Казалось, что предложенный Люцифером новый эгалитарный порядок позволит найти выход из тупика. Создание легионов подразумевало образование новых структур, свободных от устаревших традиций Дома, и предоставляло Извергам право решать, какую роль они станут играть в грядущих битвах. Чуть меньше половины Извергов встало под знамена Железного, Кровавого, Эбенового и Алебастрового Легионов, быстро заняв должности стратегов, разведчиков и советников. Но большая часть Дома, столкнувшись с необходимостью выбора, предпочла тот легион, задачи которого казались наиболее разумными. Люцифер пожелал, чтобы Серебряный Легион стал его глазами и ушами, раскрывая тайны врагов и нанося урон планам Михаила. Асмодей, высочайший из всех падших Четвертого Дома, был вполне закономерно назначен главой этого легиона разведчиков.
Малая часть Извергов не пожелала войти ни в один из легионов. Многие из них сходили с ума от горя и стыда за крушение Вселенной и избегали как людей, так и своих собратьев. Кое-кто, в том числе и падший ангел Ахрималь, предпочли прислушаться к голосу совести, отказались участвовать в действиях, которые могли бы нанести космосу еще больший урон, и полностью посвятили себя восстановлению того, что так неосторожно разрушили. Во время войны эти одинокие души наведывались к кострам обеих сражающихся армий, своими предупреждениями и туманными пророчествами пытаясь уберечь людей и ангелов от ужасов войны, и всеми силами защищали ткань реальности. Мятежное войско называло этих безумных пророков буревестниками, а воины Неба с почтительным страхом говорили о них как о пепельных провидцах.

Уловки и военные хитрости|Уловки и военные хитрости

Люцифер не стал тянуть и быстро нашел применение навыкам Неберу. Первые сражения войны представляли собой сложные, зачастую скрытые от посторонних глаз мистерии, разворачивающиеся на миллиардах смысловых уровней. Столкновения армий воспринимались как сложные формулы, музыкальные созвучия, эфемерные световые узоры. Часто исход битвы решался таким образом: оба военачальника подсчитывали свои силы, определяли прочность позиций и убедительность аргументации, и решали, за кем останется победа. Зная об этом, Денница повелел всем своим полководцам пользоваться способностями Извергов к предвидению и быстрому перемещению, чтобы получать своевременные предупреждения о силе противника и его намерениях. Если командир падших заранее знал, какими силами располагает враг, он мог так нанести встречный удар, чтобы склонить чашу весов в свою сторону.
Требования военного времени заметно изменили членов всех трех ветвей Дома. Те немногие Начала, которые присоединились к мятежу (все они вошли в личный штаб Люцифера), охотно использовали свои способности по ведению записей, фиксируя мельчайшие детали событий и позволяя войску падших извлекать полезные уроки как из побед, так и из поражений. Помимо этого, Начала прекрасно знали об огромном хранилище знаний, доступ к которому после отступничества был им закрыт, и теперь пытались разработать новый способ хранения записей, позволяющий полагаться не только на память падших. Со временем их усилия привели к созданию Знания Света и великой Библиотеки Генхиннома.
Прорицатели, как и Начала, тоже искали применения своим талантам на войне. Они владели Знанием Порталов, которое наделяло их подвижностью и силой, а их инстинктивное стремление влиять на события привело к созданию принципов шпионажа и провокаций. Когда они не были заняты сбором текущей информации по действиям противника, они выискивали возможность нарушить баланс сил иными, необычными методами. Часто им удавалось изменить исход сражения и превратить неминуемое поражение в победу.
Меньше всего новые требования к Дому затронули Оракулов, но именно им досталась самая тяжелая из обязанностей. Если раньше они видели четкие, упорядоченные линии причинно-следственных связей и могли предсказывать события на тысячу лет вперед, то теперь будущее было полно мутной неопределенности, вызванной ужасной Божьей карой. Еще больше ситуация усложнялась из-за легких следов, оставляемых падшими на полотне времени, из-за чего между Оракулами и предводителями противника, действия которых Неберу пытались предсказать, разразилась настоящая война умов. Оракул Анат своими предсказаниями, которые позволили ее возлюбленному Баалу одерживать победу за победой, вызывала настоящий страх. Изверг Витуриан возглавлял Оракулов и Прорицателей, оказавшихся под протекцией Железного Легиона, которые позже проявили себя в битвах с ужасными малимами. Наибольшей известностью пользовалась Оракул Явиэль, славящаяся своей эксцентричностью и непредсказуемостью. Изначально она была товарищем Ахрималя, но ее непревзойденная способность к чтению нитей причин и следствий сделала ее ближайшим доверенным лицом Люцфиера и жертвой дерзкого нападения, организованного небесными Жнецами в  разгар Времени Жестокостей.
Многие командиры падших легионов приписывали цепь побед, одержанных мятежниками в начале войны, стараниям Неберу. Их способность к предсказаниям и дедукции, а также интуиция позволила армиям восставших обрести подвижность и гибкость, которых были лишены консервативные воинства Небес, превосходившие демонов в числе и силе. Скорая и решительная победа Михаила и его войска могла бы поколебать мятежников, и без того устрашенных карой Господа, поэтому тихие Изверги сумели восстановить чувство собственного достоинства, утраченное после Падения.
В начале войны Неберу нельзя было назвать Домом в полном смысле этого слова - слишком глубока была боль от предательства и недоверия со стороны былых правителей. Время от времени Асмодей предлагал Извергам восстановить связь друг с другом, в основном для того, чтобы можно было эффективно обмениваться информацией. Его предложения отвергались чуть ли не рефлекторно, но падший архангел не сдавался. С терпением бессмертного он наблюдал и ждал той возможности, которая позволила бы вернуть его собратьев в строй.
Возможность так и не представилась, и Асмодей решил создать ее своими руками.

Господство Вечерней Звезды|Господство Вечерней Звезды

Во время войны среди ближайших советников Люцифера числилась Изверг по имени Шафниэль, также известная как Госпожа Сапфиров и Господство Вечерней Звезды. До Падения она была одним из младших ангелов Четвертого Дома, восстание тоже не принесло ей высоких званий и не выделило среди Извергов Кровавого Легиона. Шафниэль была известна тихим поведением и изысканными манерами, а о ее красоте слагали легенды даже ангелы Небесного Воинства.
Многие падшие в легионе Люцифера тайком судачили об отношениях между Князем Падших и пленительной Неберу. Наконец было выдвинуто предположение, что она была возлюбленной Денницы, у которой он находил утешение от тягот и страданий войны. Постепенно эта версия обрастала новыми подробностями, и очень скоро даже среди смертных подопечных Легиона стали петь песни и рассказывать истории о трагической любви между Князем и его вечерней звездой.
Другие воины Легиона – в основном Неберу, работавшие рядом с Шафниэль в военном совете – рассказывали иную историю. Они говорили о непревзойденной логике Шафниэль и ее потрясающей способности считывать информацию с самых запутанных нитей судьбы, и утверждали, что с Денницей ее связывают отношения совсем иного рода. Они считали, что Шафниэль была шпионом Люцифера и Госпожой Дознаний, чьей обязанностью было с помощью тщательно отобранных агентов из всех Семи Домов находить малейшие намеки на предательство среди падших.
Можно предположить, что обе версии были в чем-то правильными, а истина, как обычно, была где-то посередине. Наверняка известно лишь то, что Госпожа Сапфиров была одной из постоянных спутниц Люцифера и никогда не удалялась от него надолго. И когда после падения Сагана Аваддон и прочие великие герцоги отошли от Люцифера, Денница был огорчен, но не удивлен.

Свидетельские показания|Свидетельские показания

С самых первых дней войны Начала всеми силами пытались восстановить огромный объем информации, утраченный ими при Падении, а также создать понятную запись о войне, как им повелел Денница. Единый эффектный подход к решению этих задач был предложен не Началом, а Прорицателем по имени Ксифараэль. Этот хитрый и находчивый воин, славящийся нестандартным тактическим мышлением, освобождал захваченных в битве людей и ангелов, если они соглашались составить подробный и достоверный отчет о своем участии в войне до момента пленения. Такая форма выкупа, известная как свидетельские показания, обеспечила Началам приток свежей информации, в которую позже были включены и воспоминания ангелов о событиях до Падения. В наши дни эта практика снова обретает популярность среди Неберу, и кое-кто из безжалостных Извергов не гнушается поставить демонов в безвыходную ситуацию, чтобы потом выжать из них нужные сведения.

Ограбление Луны|Ограбление Луны

Прочие Дома Небесного Воинства считали Землю престолом своей славы и силы, но Ангелы Сфер отдавали предпочтение незыблемому спокойствию луны, возводя на ее поверхности величественные цитадели из льда и алмазов, где они могли работать, ни на что не отвлекаясь. Даже после падения оставшиеся верными Небу ангелы Четвертого Дома зачастую выполняли свою работу на луне, вдали от хаоса битв. Помимо всего прочего, они трудились над той же задачей, которую пытались решить их падшие собратья: восстановление и защита анналов космоса, на этот раз – в таком формате, который не зависел бы от памяти и верности членов Дома. Эти сведения были высечены на алмазных скрижалях с помощью Знания Света – верные ангелы научились этому искусству у Извергов, за время войны попавших в плен, - и хранились в самых надежных убежищах из всех, что мог создать Дом.
Асмодей потратил немало времени и сил, наблюдая за созданием этой обширной лунной библиотеки. Она во многом соответствовала его целям и планам. Сама по себе библиотека была ценным трофеем, который мог бы прельстить самого возвышенного из Оракулов, а ее система охраны словно бы бросала вызов Извергам, чье искусство было предназначено для решения подобных задач. Убедившись, что заполнение библиотеки подходит к концу, падший архангел впервые за все время после Падения созвал своих собратьев и изложил им свой план.
С тщанием и точностью, присущим его Дому, Асмодей описал размеры библиотеки и впечатляющий набор защитных средств, изобретенных Стражей в целях ее безопасности. Многослойные охранные заклинания. Пугающие, высокоэффективные ритуалы, построенные на Небесных Именах всех мятежных Извергов. Потайные укрепления, скрытые за самыми хитроумными из порталов, над созданием которых трудились лучшие мастера Знания. Библиотека хранилась в крепости, которая могла выдержать нападение целого войска мятежных ангелов.
Неберу обдумали информацию о защитных системах библиотеки и единогласно решили, что нападение на луну не имеет ни малейшего шанса на успех. Асмодей согласился, а потом объявил, что Изверги могли бы сами создать себе этот шанс.   
Асмодей предложил Неберу посмотреть на причинно-следственные связи под абсолютно новым углом. Ангелы Четвертого Дома давным-давно поняли, что для поддержания космического равновесия можно работать с вероятностями. Когда Оракулы вычисляли возможную угрозу балансу, Прорицатели действовали на основе этого знания и всеми силами старались не допустить свершения угрожающего события – или хотя бы сделать так, чтобы оно причинило Вселенной как можно меньше вреда. Они веками управляли нитями причинно-следственных связей, служа Великому Замыслу, так почему бы не воспользоваться этими навыками ради создания будущего, которое будет выгодно им самим?
Возможные последствия такого поступка вызвали шок у собравшихся Неберу, но падший архангел знал, что информация, хранящаяся в лунной цитадели, представляет собой практически необоримый соблазн. Один за другим присутствовавшие на встрече Изверги стали выдвигать предложения по изменению своих шансов на успех. Асмодей быстро вмешался в разговор и заявил, что для реализации задумки усилий лишь некоторых из Извергов будет недостаточно. Понадобится объединить знания и умения всех собравшихся здесь падших, всех Начал, Прорицателей и Оракулов. Сказав так, Асмодей отослал Извергов назад в их цитадели, крепости и бастионы, где они могли бы обдумать услышанное, а сам стал ждать, как будут развиваться события.
Весь следующий век Асмодей наблюдал за тем, как Неберу снова становятся Домом. Объединившись ради общей цели, а не по указу сверху, Изверги смогли забыть о недоверии и вновь потянулись друг к другу. Постепенно образовались линии связи, наладился обмен идеями. Железная дисциплина, некогда помогавшая им поддерживать равновесие во Вселенной, теперь позволяла Неберу неустанно концентрировать свои силы на решении задачи. Асмодей предоставил в распоряжение Извергов все ресурсы Серебряного Легиона, потребовав только, чтобы была сформирована группа или совет наблюдателей, которые координировали бы усилия Начал, Прорицателей и Оракулов ради достижения максимальной эффективности. Шесть Извергов – по двое от каждой ветви Дома, - каждый из которых состоял в Серебряном Легионе, были выдвинуты своими собратьями в Наблюдательный Совет, главою которого стал сам Асмодей. Наблюдательный Совет управлял связью между рассеянными по миру Извергами и обеспечивал надлежащее снабжение необходимыми ресурсами. В сущности, это была все та же Стража, возрожденная под новым именем.
Чем подробней становился план нападения, тем туже затягивал Асмодей сеть контроля, которой опутал всех Извергов. Свободнее всего проходила информация – за этим следили члены Совета, - которая ослабляла худшие подозрения и тревоги рядовых членов Дома. Надежда на восстановление утраченных записей и возможность работать бок о бок с собратьями снова позволили Извергам преодолеть инстинктивное недоверие к организации и руководству.
План нападения постепенно обрастал новыми деталями. Это не был план в буквальном смысле слова, скорее, точная и аккуратная настройка вероятностей, результатом которой могла стать успешная атака. Во-первых, было оказано воздействия на обстоятельства, которые повлияли на решение Стражи о поддержании охранных систем библиотеки. Настроив причинно-следственные цепочки так, чтобы Стража не стала и дальше улучшать и менять защиту, Изверги смогли без особой спешки заняться разрушением уже имеющихся систем. Обстоятельства были подстроены так, чтобы так или иная часть защиты могла выйти из строя. Ритуалы частично пострадали от таких чрезвычайных ситуаций, как падение метеорита или сейсмическая активность. Изверги создали окно возможностей, упорно нанизывая на нить события до тех пор, пока пределы вероятности не выдержали напора и не прорвались. Когда все было готово, Неберу нанесли удар.
Нападение начал Оракул Витуриан с элитным отрядом Извергов. С помощью множества Бездонных Мешков, созданных специально для этой цели, Изверги систематически грабили хранилища скрижалей до тех пор, пока вероятность раскрытия не стала слишком велика. Отряд, не понеся никаких потерь, вернулся на Землю с грузом бесценных знаний, в том числе и со стратегическими прогнозами Небес на текущий момент.
О том, какой именно объем информации был похищен из лунной цитадели во время набега, так и не стало известно. Считается, что удалось захватить почти все записи об истории космоса, а также множество секретных сведений, о которых знали только Асмодей и Наблюдательный Совет. Почти сразу после возвращения отряда скрижали были распределены между цитаделями легиона и укрыты в портативных хранилищах, которые в случае необходимости можно было быстро перенести на другое место. Так началась игра в кошки-мышки между Извергами и их оставшимися верными Небу собратьями, которая продолжалась до конца войны и в которой обе стороны в равной мере познали победы и поражения. К тому времени, когда Изверги были низвергнуты в Бездну, большую часть похищенных записей так и не нашли, и вернувшиеся на Землю падшие всеми силами пытаются узнать, сколько тайников сохранилось до наших дней.
Для Асмодея обретение записи было лишь второй по важности целью набега. Изверги научились преодолевать подозрительность и одержали решительную победу, которая в немалой степени восстановила утраченную ими гордость. Более того, Неберу показали, что они могут быть активной силой, способной менять ситуацию во Вселенной. Век пассивных наблюдений и поддержания равновесия остался позади.
Так были посеяны семена несчастья.

Первое убийство|Первое убийство

Прошло совсем немного времени после нападения на луну, и Оракулы Неберу заметили в переплетениях причинно-следственных цепочек признаки грядущего потрясения. В будущем Вселенной назревал еще один переломный момент. Одно-единственное действие должно было породить бурю последствий, которые, оставшись без внимания, затронули бы все мироздание. Оракулы рассказали о своем открытии друг другу, а затем и Асмодею с Советом. Решение Совета вызывало в памяти далекое прошлое: Оракулам было приказано продолжить наблюдение и оценить значение этого явления.
И тогда они увидели ужас и разрушение, о котором даже ангелы не могли помыслить. Они видели, как Высокие Города Небес берутся в осаду, а над полями, заполненными мертвыми и умирающими, пылает небо. Это была совсем не та война, к которой они привыкли, не состязание стратегов, но, насколько Оракулы могли судить, в этой войне падшие побеждали.
Но чем же надо было заплатить за победу? Этот вопрос не давал покоя Наблюдательному Совету, в то время как Оракулы старательно высчитали, что именно привело к переломному моменту: то были Каин и Авель, дети Адама и Евы. Оракулы в благоговейном ужасе наблюдали за тем, как Каин убивает своего брата и становится родоначальником новых, опасных концептов, которые, подобно яду, проникнут в ряды людей и ангелов. Первым желанием Оракулов было приложить все усилия для того, чтобы предотвратить столь страшный поступок, но уроки, усвоенные во время налета на Луну, заставили их выжидать. Быть может, стоило позволить Первому Убийству свершиться, если оно должно было привести к окончательно победе над Святым Воинством? Эта мысль неустанно терзала их. Так они впервые попытались бы сознательно изменить Вселенную в соответствии со своей, а не Божьей волей, и в конце концов это желание возобладало над соображениями морали. Гроза приближалась, а Неберу ничего не делали, веря, что вот-вот они изменят ход войны в пользу падших.
Только Ахрималь, блуждая в пустошах, попытался предотвратить несчастье. Чувствуя, что грядет нечто страшное, он хотел предупредить Денницу, но Принц Падших, похоже, пренебрег его мрачными пророчествами. Ахрималь решил было сам предотвратить трагедию, но слишком поздно прибыл на место, где мог лишь в бессилии наблюдать за тем, как человек научился проливать кровь брата своего.
В ретроспективе бездействие Люцифера и неспособность Ахрималя повлиять на события кажутся необъяснимыми… если только за кулисами не действовали иные, скрытые силы. Наблюдательный Совет не сделал ничего для того, чтобы подтвердить предупреждения Ахрималя, представив вниманию Денницы противоречивую картину событий, а впоследствии некоторые Изверги предположили, что Асмодей и Совет активно мешали Ахрималю в поисках Адама и Евы.

Время жестокостей|Время жестокостей

После Первого Убийства воинство падших претерпело ужасные изменения. Теперь ангелы существовали в реальности, где святость Божьих творений могла быть отринута в приступе гнева и залита потоками крови. Внезапно ярость таких ангелов, как Аваддон или Лираэль, обрела форму выражения, и Эбеновый Легион, охваченный кровожадным безумием, выступил к Высокому Городу Саган. Алебастровый Легион присоединился к походу, как и Серебряный Легион, к всеобщему удивлению. Разразилась буря, и Изверги не смогли противиться искушению поэкспериментировать с силами, выпущенными ими на волю.
Первое Убийство во многом изменило Извергов, как и остальных падших. Они всегда взирали на Великий Замысел как бы издалека, отстраненно, но все же испытывали благоговение к его божественному Создателю и считали себя его слугами. Теперь, когда вкус крови на губах очерствил их души, они смотрели на человечество и поврежденную Вселенную как на механизм, который можно использовать, переделывать и перестраивать по своему желанию. Когда легионы разошлись, преследуя свои собственные цели в войне с Небесным Воинством, Изверги Серебряного, Алебастрового и Эбенового Легиона погрузились в видения Вселенной, измененной в соответствии с их волей и приводимой в действие кровью и верой людей.
В этот век кошмаров Изверги были повсюду, наблюдая и учитывая все проступки своих падших собратьев. Они ходили по полям смерти Аваддона и заведовали аренами Додоэль. На равнинах вокруг Таба’ет они создали огромные концентрационные лагеря, откуда брали подопытных для своих магических экспериментов; они были постоянными поставщиками (и посетителями) Дворца Вздохов Бельфегор. Большая часть Дома, проведшего многие века в отстраненных, интеллектуальных изысканиях, с головой погрузилась в оргию чувственности. Они больше не были сторонними наблюдателями и активно изучали (и создавали) новые области знаний, которые позволили бы им управлять Великим Замыслом и изменять его так, как никогда не задумывалось Господом. Они перестали быть только теоретиками и стали первыми в мире волшебниками и естествоиспытателями, изменяя реальность так, как подсказывали им их извращенные желания.
К чести Дома следует отметить, что не все Изверги поддались новоявленному искушению. Значительная часть Неберу сохранила верность Кровавому и Железному Легионам, поговаривают даже, что советы Извергов, в том числе Анат и Шафниэль, побудили Люцифера объявить Долгий Поход и призвать непокорные легионы к порядку. Позже, когда Люцифер провозгласил начало Великого Эксперимента, те же самые Изверги стояли у истоков Века Чудес, надеясь восстановить славу Дома и искупить грехи своих собратьев.

Вавилонский заговор|Вавлонский заговор

Не все военачальники Люцифера пришли в восторг от идеи Денницы возвысить человечество. Если люди станут богами, что будут делать ангелы? Аваддон, Великий Герцог Эбенового Легиона, был первым, кто высказал эту мысль, но план по разрушению мечты Люцифера предложил Асмодей, Великий Герцог Серебряного Легиона и формальный глава Четвертого Дома.
Весь масштаб заговора неизвестен до сих пор, но многие из высокопоставленных Оракулов, Начал и Прорицателей Серебряного Легиона приняли в нем участие. Асмодей использовал изобретенную им для налета на луну систему, чтобы распределить задачи между заговорщиками, что позволило снабжать их только той информацией, которая требовалась для выполнения той или иной части плана. Прежде всего, Прорицатели и Оракулы должны были скрыть действия заговорщиков от зорких глаз наблюдателей Кровавого и Железного Легионов. При возникновении угрозы раскрытия Прорицателям было приказано изменить ход событий так, чтобы безопасности участников заговора ничто не угрожало. С другой стороны, Начала должны были изучить все записи Времени Жестокостей и собрать всю возможную информацию об экспериментах с энергией, проводимых Бельфегор во Дворце Вздохов. Эти сведения были переданы Асмодею, который затем распространил их среди заговорщиков из других легионов. На их основе была создана раса полуангелов-полулюдей, известная как нефилим.
К тому времени, как все вовлеченные в заговор демоны поняли истинный смысл своих действий, было уже поздно. Хитроумные интриги Асмодея, которые он плел с начала войны, принесли свои горькие плоды.
Замыслил ли Великий Герцог все это с самого начала? Намеревался ли он вредить восстанию изнутри? Если так, то почему? Было ли это проявлением альтруизма, попыткой обеспечить победу Небесам, или же Великий Герцог просто поддался примитивным инстинктам и решил отомстить за унижения Долгого Похода?
Эти вопросы мучают многих из освободившихся Извергов. У тех, кто чувствует себя жертвой последней интриги Асмодея, от полученных ответов зависит будущее их душ.

После Бездны|После Бездны

Трещины, появившиеся в стенах Бездны, поначалу испугали Неберу. Страх не помешал им воспользоваться представившейся возможностью и покинуть тюрьму, но все же заставил промедлить.
Вырвавшись из-под контроля, ситуация продолжала разворачиваться в совершенно непредсказуемом направлении. Первым потрясением, конечно же, стало взаимодействие демонского духа и человеческой плоти. Для Неберу это взаимодействие стало еще большим источником неприятностей, чем для остальных Домов, потому что они привыкли считать себя холодными, интеллектуальными созданиями. Человеческое тело, с его гормонами и физиологическими потребностями, ошеломило Извергов.
В то же время, как им приходилось приспосабливаться к этому симбиозу, они вынуждены были как-то справляться с потрясением от состояния мира, от полного отсутствия Элохим (которые, в конце концов, победили в войне), а также от того, что люди, по всей видимости, перестали верить в Бога. Не имея ни малейшего понятия о том, что произошло и почему, Четвертый Дом не мог обойтись без плана выживания в этом новом, незнакомом мире.
Первым и самым очевидным шагом было налаживание отношений друг с другом, и Изверги сделали его. Ахрималь, с которого все и началось, вырвался на волю одним из первых и поднял знамя Скрытных в Атланте, штат Джорджия. Когда собралась небольшая группа падших, Ахрималь приказал начать поиски остальных. Приказ преследовал две цели. Во-первых, Ахрималь хотел помочь своим собратьям пройти через травмирующий опыт слияния с человеческим телом так, чтобы само их существование осталось тайной. Он быстро понял, что падшие сейчас – лишь жалкое подобие себя прежних и что они не смогут выжить, задумай кто-нибудь начать их планомерное уничтожение. Второй целью было нахождение как можно большего числа освободившихся демонов, чтобы увеличить число Криптиков. Ахрималь убежден, что грядет еще одна война, война между пятью группировками, и намерен сделать все для того, чтобы Скрытные в ней уцелели.

Политика в чужой стране|Политика в чужой стране

С самого момента возвращения Изверги претендуют на заметную роль в политике. Любовь к знаниям и ясности до сих пор движет ими, но теперь она по-другому влияет на них. Теперь они сражаются за возможность создать место, где можно было бы в безопасности заняться исследованиями и осмыслением имеющегося знания.
На текущий момент единственной выдающейся фигурой среди всех освободившихся Неберу является Ахрималь. Множество младших Извергов используют свои навыки для сбора информации и разработки стратегии для построения собственных владений, но они стараются держаться в тени, там, где большинство падших привыкло видеть их. Пока что ангелов Четвертого Дома вполне устраивает их незаметная позиция, так как они чувствуют, что не смогут удержать контроль над событиями, если выйдут на передний план. Прекрасным примером тому служит ситуация в Лос Анджелесе. Яхи – одна из немногих Извергов-Фаустианцев, во время войны она была младшим разведчиком Эбенового Легиона и доверенным лицом Дьявола Спенту Манью. Она была надежным, но ничем не примечательным разведчиком, не привлекавшим особого внимания к своим действиям.
После побега из Бездны она решила найти своего старого друга. Она обнаружила Спенту Манью в Лос Анджелесе, где тот вел весьма сложную и хитроумную игру со сложившимися в городе дворами. Поначалу она хотела помочь приятелю, но постепенно, знакомясь с регионом и, что намного важнее, поведением проживающих там людей, изменила свои намерения. Раньше она собиралась исполнять обычные обязанности своего Дома, советовать и помогать, но теперь поняла, что ее способности ничуть не уступают способностям всех остальных игроков. Разумеется, у кое-кого может быть больше сырой энергии, чем у нее, но мало кто сравнится с ней в хитрости и коварстве. Яхи подумала, что, если уж она ничем не уступает остальным, то почему бы ей не возглавить их? Сейчас она хочет стать существенной частью планов Спенту Манью, сделать так, чтобы Дьявол не мог обходиться без нее, стать незаменимой. Если ей то удастся, она сможет диктовать ему свои условия.
Примерно так же рассуждают и действуют остальные Изверги. Они пытаются слиться с окружающими, но вместе с тем стать существенной частью тех политических структур, в которые вошли, чтобы затем тихо и незаметно перехватить управление. Эти мысли владеют всеми Извергами в мире, хотя никто не говорит о них. Независимо друг от друга многие Неберу почувствовали усталость от извечной роли наблюдателей и теперь хотят вернуться к темным денькам Времени Жестокостей. Более могущественные Изверги, выбравшись из Бездны, обнаружат на Земле скрытую сеть ловких манипуляторов, которая может стать источником власти и контроля над всеми падшими.
История Извергов во многом была историей преданности, послушания и наблюдений. Теперь, когда их души слились с телами людей, они задумались, правильным ли было такое отношение к себе. Во время войны Изверги впервые вкусили власть, возможность управлять не только своими судьбами, но и судьбами смертных и других падших опьянила их. Прочие демоны могут мечтать о мире, переделанном по их воле, Изверги же способны реализовать эти мечты.

4

Реликвии и утраченные знания|Реликвии и утраченные знания

У каждого Дома есть особые ритуалы и реликвии, созданные за время войны, но Четвертому Дому, плохо знакомому с реалиями боя, редко предоставлялась возможность для создания подобных инструментов. И все же Извергам удалось создать несколько могущественных артефактов, призванных служить нуждам Дома, а их ритуалы до сих пор считаются одними из самых действенных.

Реликвии|Реликвии

Ниже приводится описание предметов, которыми чаще всего пользуются Изверги, в отличие от демонов других Домов. Некоторые из них являются уникальными артефактами, информация о них тщательно оберегается. Изверги также могут пользоваться множеством других артефактов, попадающих им в руки, предпочитая те из них, которые помогают в сборе информации и усиливают способность к восприятию.

Сдвоенные свитки|Сдвоенные свитки

На самом деле эти книги были разработаны Оракулами еще до Падения, чтобы записывать в них мысли и наблюдения, и воплотили в себе способность Извергов к совмещению разных объектов. Сдвоенные свитки всегда создавались в паре, с использованием абсолютно одинаковых материалов и набора обращений. В процессе изготовления один из свитков назначался «главным», а второй – «рабочим». При активации все, что было записано на главном свитке, одновременно появлялось и на рабочем, вне зависимости от того, как далеко друг от друга находились эти свитки. Записанная на главном свитке информация сохранялась лишь в течение нескольких секунд, а затем исчезала, позволяя сохранить записи в тайне. В то же время, владелец рабочего свитка мог, потратив немного Веры, стереть с него все данные, тем самым подготовив свиток к дальнейшему использованию.
Для шпионов Сдвоенные свитки стали незаменимым инструментом. Вообще-то, к концу войны владение Свитками расценивалось как доказательство шпионской деятельности, и их хозяин подлежал казни на месте. Сдвоенные свитки появляются и в наше время, но теперь они приняли более сложную форму, например, журналов, записных книжек и даже газет. До сих пор падшим не удалось приспособить под Свитки ничего сложнее бумаги, но ситуация может измениться, в особенности если Преступники сумеют разобраться в современных технологиях.
Система: Чтобы активировать (или очистить) Сдвоенные свитки, демону нужно потратить единицу Веры, а смертному – единицу Силы воли. Для их создания требуется Знание Порталов **** и Знание Кузнечного Дела ****, оба свитка обрабатываются одновременно. Они достаточно просты в изготовлении, и любой Преступник с нужным знанием может владеть искусством их создания. В Век Жестокостей появилась интересная разновидность Свитков. Для ее создания требуется Знание Порталов **, обращение Создать Убежище. Это дополнение позволяет открыть свитки только четко определенным людям или тем, кто знает пароль. Так как до сих пор никто не сумел взломать такую защиту, запечатанные этим обращением Свитки стали надежным средством передачи секретной информации, не потерявшим актуальности и в наш век цифровых технологий.

Бездонные мешки|Бездонные мешки

Эти артефакты были созданы Преступниками Серебряного Легиона для налета на лунные тайники Четвертого Дома. Прорицатели быстро оценили их полезность, и к концу войны такими мешками пользовались Изверги всех легионов падших.
Система: Открыть мешок можно, только потратив единицу Веры, - смертные не могут открыть его за счет Силы воли. Мешок достаточно прост в изготовлении, и большинство Преступников с соответствующими знаниями могут помнить, как он делается. Все, что требуется для его создания, это Знание Кузнечного Дела ****, Знание Порталов ***** и прочная сумка (или любая емкость). Использовать ненадежные материалы опасно, так как любое физическое повреждение – прорванный шов, небольшая прореха, позволяющая увидеть содержимое сумки, - делает артефакт бесполезным, а все, что в нем хранилось, теряется. Так как предметы, помещаемые в Бездонный Мешок, на самом деле в нем не лежат, вес артефакта не увеличивается. Пространство внутри мешка не ограничено, но помните, что поместить туда можно только предмет, проходящий через горловину. Рассказывают легенды о целых армиях, прятавших в одном-единственном мешке все свое снаряжение, чтобы идти налегке, а затем остававшихся без ничего после того, как в мешок попадала шальная стрела или им задевали о случайно подвернувшуюся ветку.
Бездонные Мешки могут быть разных размеров и форм, но у самого крупного из таких артефактов, изготовленных за время войны, ширина горловины не превышала трех футов. Работавшие над Мешками Преступники обнаружили, что ширина проема более трех футов делает артефакт нестабильным и склонным к саморазрушению.
В последние годы войны на эти артефакты стали ставить защиту (Знание Порталов **), которая позволяла открыть Мешок только четко определенному персонажу или тому, кто знает пароль.

Броня Порталов|Броня Порталов

Эта броня была разработана знаменитым кузнецом из Преступников, Гуанли, для тех Извергов, которые оставались на поле боя, чтобы наблюдать за воплощением своих стратегий. По конструкции броня напоминает пластинчатый панцирь, но каждая его пластина представляет собой не полоску металла, а зеркальный портал, оснащенный обращением Дверь во Тьму (Знание Порталов *****). Любой удар, нанесенный по броне, на самом деле не попадает никуда. Ранить демона, облаченного в такую броню, можно только попав между пластин.
Система: Для активации Брони демону нужно потратить две единицы Веры, а смертному – две единицы Силы воли. После активации удары, нанесенные по броне, не причиняют ее владельцу никакого вреда. И все же броня не всегда полностью защищает носителя, в основном из-за своей хрупкой структуры. Удары, попадающие по рамам порталов, деформируют их, создавая бреши в защите. Если нападающий во время целится именно в раму портала, сложность броска у него увеличивается на четыре единицы, а удар по поврежденной секции брони увеличивает сложность на два.

Библиотека Гаар-Асока|Библиотека Гаар-Асока

Во время войны Гаар-Асок был одним из самых активных шпионов / разведчиков, поэтому его снабдили несколькими весьма интересными артефактами, призванными помочь ему в работе. Среди них была и коллекция книг с необычными свойствами. Вместо того, чтобы писать на их страницах, Гаар-Асок говорил, и слова его сами пропечатывались в книгах. Написанное нельзя было стереть или удалить иным образом, и книгу с полностью заполненными страницами можно было только читать, поэтому сейчас особые свойства книг уже нельзя использовать. Уникальными их делает тот факт, что Гаар-Асок много путешествовал и видел немало чудесных вещей, и сейчас, когда падшие с трудом вспоминают собственные имена, эти знания о прошлом являются поистине бесценными.
Книги устойчивы к воздействию огня и воды, поэтому их можно прочитать даже сейчас. Проблема в том, что они были написаны на Первом Языке, который сейчас непонятен для большинства демонов, поэтому владение книгой еще не означает владения содержащимся в ней знанием. Все книги хранились в Генхинноме, цитадели Люцифера, и долгое время считалось, что их уничтожили при разрушении дворца. Но в последнее время разрозненные тома стали появляться по всему миру, причем в самых неожиданных местах. Не в библиотеках мистиков и задних комнатах антикварных лавок, а в хижинах новозеландских аборигенов. Еще один том был найден среди прочих древних рукописей в развалинах буддистского монастыря в северо-восточном Китае. Исходя из этого, можно предположить, что книги никогда не были спрятаны или утеряны в прямом смысле слова. Скорее, они были рассеяны по всему миру и хранились у людей, склонных к мистицизму. Из этого можно сделать вывод, что кто-то целенаправленно выбирал места для их хранения, но никаких указаний на личность спасителя библиотеки нет.
Секреты создания библиотеки были известны только Гуанли, но сейчас он не может полностью вспомнить весь процесс. Предприимчивый Изверг или Преступник, завладев одним из томов и раскрыв секрет его изготовления, может называть любую цену – маги и демоны не станут скупиться.

Пауки-големы|Пауки-големы

Эти маленькие создания использовались разведчиками из числа Апостолов Мгновения там, где Неберу ростом с человека могли быть излишне заметными. В «спящей» форме они выглядели как безвредные полудрагоценные камни, но при активации (обычно для этого требовалось кодовое слово) у них отрастало восемь ног, с помощью которых големы могли вскарабкаться по любой поверхности. Тот, кто активировал их, мог смотреть их глазами и при желании управлять их перемещениями. Пауки не обладали разумом, поэтому управляющий ими демон был вынужден наделять их малой толикой собственной сущности, и в том случае, если паук после перехода в активный режим погибал, демон ощущал удар.
Некоторые из этих миниатюрных големов попали в экспозиции разных музеев мира. Большая их часть была найдена во время раскопок и ошибочно отнесена современными археологами к украшениям. Если бы падшие не бежали из Бездны, эти драгоценные камни так и не проявили бы своих свойств.
Система: Активировать паука можно, произнеся кодовое слово на Первом Языке и потратив единицу Веры (для смертных - Силы воли). Если кодовое слово неизвестно, его можно восстановить, взглянув на камень из царства духов: слово будет словно бы вырезано на гранях камня. После активации паук автоматически реагирует на мысли пользователя. Если паук удалится от пользователя (или наоборот) более чем на милю, он отключается. Глаза паука видят в разных световых спектрах, в том числе и в ультрафиолетовом и инфракрасном излучении. Ни один паук никогда не предназначался для нападений. Их использовали только для шпионажа. Лапы позволяют им вскарабкиваться даже по абсолютно гладкой поверхности. Пауки не поглощают повреждений и обладают четырьмя уровнями здоровья. Пользователь может в любой момент отключить паука.

Ритуалы|Ритуалы

Неберу создавали ритуалы двух типов. Это ритуалы Дома, разрабатывавшиеся для самых разнообразных целей, и ритуалы, помогающие в прорицании. Эти последние числятся среди самых древних ритуалов, они были придуманы до Великого Спора и до сих пор являются одними из самых могущественных.
Приводимые ниже ритуалы используются только Домом Ночи Цвета Индиго, они неизвестны остальным Домам. Изверги ревниво оберегают информацию об этих ритуалах, чтобы сохранить за собой некоторое преимущество перед прочими Домами, а возможно, еще и потому, что так они могут чувствовать превосходство над теми, кто лишен доступа к тайным знаниям.

Ритуал Вечного Заключения|Ритуал Вечного Заключения

Этот кошмарный ритуал был создан в последние дни войны, чтобы вселять страх в сердца противников. Его проводили лишь дважды, и эффект от него был столь ужасен, что все падшие, кроме самых жестокосердных, решили, что его не стоит использовать впредь. Вообще-то кое-кто из демонов считал, что именно этот ритуал побудил Господа заключить мятежников в Бездне. Ритуал считался утерянным, но затем его описание было найдено в одной из объявившихся книг Гаар-Асока.
Цель этого ритуала – запереть жертву во временной ловушке. Пространство вокруг нее менялось бы по-прежнему, но время останавливалось, навеки удерживая ее в одном мгновении. Весь ужас такого состояния становится понятным, если подумать о природе круговращения, а также вспомнить, что даже когда мы стоим на месте, мы все же движемся. Когда время для жертвы останавливается, она исчезает из мира, потому что за миллисекунды, последовавшие за тем моментом, как ловушка захлопнулась, вращающаяся вокруг своей оси и вокруг солнца Земля отдаляется от нее, а галактика продолжает свой звездный круговорот. На самом деле существо, попавшее в ловушку, оказывается навеки затерянным в бесконечных просторах космоса. Вот в чем заключается весь ужас этого ритуала. Вечное одиночное заключение, без надежды на освобождение, побег или смерть.
Первичное Знание: Знание Порталов *****.
Вторичное Знание: Знание Узоров *****, Знание Порталов **.
Начальная стоимость: 36.
Ограничения: объект, над которым проводится ритуал, помещается в прямоугольный металлический контейнер, который ставится в центр круга. Для проведения ритуала требуется не менее семи падших, владеющих Знанием Порталов *****, так как остановить время вокруг коробки в центре круга очень сложно, но Анкида по-прежнему может быть только один.
Минимальное время проведения: 144 минуты.
Система: Выполняется бросок на Интеллект + Наука (сложность 8). Жертва сопротивляется за счет Силы воли. Если Анкида одерживает победу, жертва навеки исчезает из виду. Если Анкида терпит неудачу, ритуал немедленно прерывается и его приходится начинать сначала.
Если ритуал проваливается, есть риск, что во временной пузырь, в котором должна была оказаться жертва, попадут сами заклинатели. Каждый участник ритуала выполняет бросок на Силу воли со сложностью 8. Если бросок оказывается неудачным, данный персонаж исчезает. К счастью для невезучего заклинателя, не навсегда. Рано или поздно он вернется во временной поток, но время и место возвращения от его желаний не зависят. Рассказчик сам решает, когда и куда возвращается персонаж.
Мука: нет.
Варианты: Ходят слухи, что ритуал может быть проведен семью Муду (Mudu) со Знанием Порталов ****, и в этом случае пленник через определенный промежуток времени или при стечении ряда обстоятельств сможет перенестись назад в реальность.

Ритуалы предвидения|Ритуалы предвидения

Почему в ритуалах предвидения используется Знание Узоров ***** (Временное Искажение), а не Знание Узоров **** (Случайное Влияние)? Провидцы Четвертого Дома так много работали со временем, что в совершенстве овладели умением отслеживать узоры до самого их завершения. Так, мы знаем, что подброшенный в воздух бейсбольный мяч упадет на землю, и это своего рода предвидение, потому что мы знаем о событии до того, как оно случится. Можно сказать, что второй бейсмен, который должен поймать высокий мяч, предсказывает будущее, так как он знает, куда именно упадет этот мяч. Но мы все время видим, как ловятся мячи, поэтому нас это не впечатляет. И все же для того, чтобы поймать мяч, нужна хорошая зрительно-моторная координация. Примерно так же работает и четвертый уровень Знания Узоров: провидец, долгое время наблюдавший за временем, инстинктивно понимает, что должно произойти в следующий момент.
Долгосрочные прогнозы – совсем другое дело. Далекое будущее остается непознанным и непознаваемым, потому что люди наделены свободой воли, из-за чего будущее еще не предопределено. Поэтому, чтобы предсказать будущее, провидец смотрит на узоры настоящего и предполагает, что произойдет потом. Если же предсказатель знает, что должно случиться, то будущее уже предопределено, а человечество лишено свободы воли. Поэтому для просмотра далекого будущего требуется Временное Искажение: прорицателю приходится изменять время, чтобы заглянуть в будущее, не придав ему при этом единственно возможную форму. Иными словами, время в центре круга идет быстрее, чем на периферии, где оно, в свою очередь, опережает время за пределами круга, что позволяет прорицателю заглядывать вперед. Когда после завершения ритуала прорицатель и прочие участники выходят из круга, они возвращаются назад в прошлое.

5

Создание персонажа
Изверги – это типичные обитатели башни из слоновой кости, отличные теоретики, но никудышные практики. Склонность видеть вещи такими, какими они должны быть, часто мешает им видеть мир таким, каков он есть. Даже Начала и Прорицатели, куда более приземленные, чем витающие в облаках Оракулы, предпочитают быть теоретиками, а не «полевыми» практиками. Отсюда вовсе не следует, что Изверги – существа неопытные, но все же нужно помнить об их природной склонности к размышлениям в ущерб действиям.

Концепция|Концепция

Стороннему наблюдателю Четвертый Дом кажется наиболее однородным из всех, так как все его представители стремятся к знанию. Даже теперь, после освобождения из Бездны, Извергов, в отличие от других Домов, влечет относительно небольшой набор человеческих характеров. Их тянет к искателям знаний самых разных направлений.
Так дела обстоят с точки зрения наблюдателей. Для Извергов эти люди, пусть даже все они ищут знаний, такие же разные, как жизненные формы в полосе прилива. Пылкие страсти не привлекают Неберу – сильные эмоции всегда заставляли их чувствовать себя неуютно, - и все же Изверги часто оказываются в телах тех, кто любит информацию. Три самые распространенные концепции соответствуют трем частям Дома, возникшим еще до восстания, так как у представителей каждой из этих частей есть много общего.
Начала: Представители этого направления надзирали за огромными библиотеками Века Чудес, и ими в основном движет желание защищать знания ради самих знаний. Когда началась война, эти Изверги похищали запретные книги из хранилищ врагов и укрывали их в разных измерениях. Знание для них – это конечная и величайшая ценность. Примерно так же исследователь Холокоста будет защищать копию Mein Kampf просто потому, что считает уничтожение книг неправильным. В современном мире такие люди могут быть библиотекарями, страстными библиофилами, чудаками, которые сверхурочно работают в книжной лавчонке маленького городка, и так далее.
Прорицатели: Из всех трех ветвей Дома именно эти ангелы были больше всего ориентированы на действие, но их деятельностью всегда руководила любовь к пониманию. То были бесстрашные создания, готовые рискнуть всем, чтобы увидеть, что же произошло на самом деле, а затем составить о событии как можно более достоверную запись, чтобы и все остальные смогли узнать правду. В поисках истины эти Элохим готовы были отвергнуть даже Создателя. После побега из Бездны таких Извергов тянет к журналистам, работающим в «горячих точках», инженерам-практикам (а не кабинетным ученым), строящим дамбы или электростанции, археологам, которые, вопреки враждебному окружению, ищут в земле свидетельства прошлого, разведчикам и так далее.
Оракулы: Начала поклоняются знаниям, Прорицатели действуют в соответствии с полученным знанием, но для Оракулов на первом месте стоит понимание. Именно Оракула чаще всего представляют себе другие падшие, когда умают об Извергах. Таинственные провидцы, чьи непонятные слова могут привести к блистательной победе или ужасному поражению. Эта ветвь наиболее склонна к абстрактному теоретизированию, ее представители отличаются отстраненностью и сдержанностью. С их точки зрения, реальность должна соответствовать теории. Таких Извергов привлекают философы, ученые-теоретики, преподаватели и писатели.

Натура и Маска|Натура и Маска

Как ни странно, Неберу обладают довольно большим набором Натур (т. е. истинных характеров), но пользуются весьма ограниченным числом Масок (то «я», которое демон показывает миру). Для большинства социальных групп истинным будет обратное утверждение. Люди стараются выделяться внешне, сохраняя при этом внутреннее единообразие, в то время как Изверги предпочитают внешнюю неразличимость, которая не мешает им стремиться к достижению самых разнообразных целей и реализации внутренних концептов. Чтобы польстить Извергу, надо похвалить его идеи, а не внешность, которой он обычно пренебрегает в той или иной степени.
Если говорить о Масках Извергов, то самым вероятным выбором станут Скряга (Curmudgeon), Начальник (Director), Перфекционист и Фантазер. Это не единственные Маски, доступные Неберу, но именно они встречаются чаще всего.
Натуры Извергов сильно разнятся и во многом зависят от того, к какой ветви относится персонаж. Оракулы часто бывают Зодчими (Architect), Начальниками или Одиночками, то есть теми, чье стремление к знаниям и раскрытию тайн отдаляет их от окружающих. Натуры Прорицателей намного более разнообразны, они могут соответствовать столь несхожим Архетипам, как Диктаторы (Autocrat), Браво, Фанатики, Игроки (Gambler) и Судьи. Начала, как правило, полностью соответствуют стереотипу ученого из стеклянной башни и склонны к таким Архетипам, как Диктаторы, Судьи, Одиночки или Мученики.

Знания|Знания

Как уже говорилось в предыдущих главах, сейчас пришло время подумать над тем, каким будет первичное Знание вашего персонажа, так как именно от этого выбора во многом зависит, как окружающие будут взаимодействовать с персонажем и воспринимать его. К тому же выбор первичного Знания и образа поможет игроку добиться большей точности в создании персонажа.
Знание Узоров: Это Знание, имеющее отношение к предсказаниям, является почти полной собственностью Апостолов Импульса, потому что провидец без него мало чем отличается от ярмарочного шарлатана. Изредка встречаются Провидцы и Начала, владеющими младшими обращениями Знания Узоров, но никто никогда не слышал о представителях других Домов, знакомых с этим Знанием. Оно было одним из самых охраняемых секретов Четвертого Дома. Образ Нинсун повышает Ментальные Атрибуты и снижает сложность бросков на Интуицию. Интуиция используется при бросках на все пять обращений Знания, поэтому имеет смысл потратить дополнительные баллы на увеличение этой Способности.
Знание Порталов: Это Знание по большей части было разработано Прорицателями в целях обеспечения почти неограниченной мобильности, которая нужна была для работы по поддержанию равновесия в космосе. Но, в отличие от Знания Узоров, Знание Порталов быстро распространилось между Апостолами Мгновения и Апостолами Памяти, поэтому выбор его в качестве первичного не ограничивает вас в выборе концепции персонажа, как это делает Знание Узоров. В бросках на первые четыре обращения Знания учитывается Интуиция, поэтому значение этого Таланта должно быть достаточно высоким, но образ Неду не позволяет снизить сложность бросков. Упрощается использование Осведомленности, так как этот Талант тоже очень важен для владеющих Знанием Порталов.
Знание Света: Иллюзии и искажения – вот основа этого Знания, которое было разработано Апостолами Памяти для хранения, прочтения и защиты бесчисленных томов с информацией. Знание Света свободно распространялось по всему Дому, поэтому выбор его в качестве первичного вовсе не обязательно записывает вашего персонажа в ряды Начал. Знание использует не какой-то один Атрибут или Способность, как предыдущие два, но на разных его уровнях полезными могут оказаться такие Характеристики, как Выносливость, Интеллект, Наука и Выразительность. Образ Шамаш воплощает в себе всю мощь иллюзий, присущую Знанию Света, а также повышает Ментальные Атрибуты, дает бонусы к защитным иллюзиям и способность видеть даже в кромешной тьме.

Атрибуты

Физические|Физические

Не все Изверги пренебрегают материальным миром. Прорицатели часто обладают весьма приличными физическими навыками, требуемыми для выполнения обязанностей исследователей и разведчиков, поэтому для подобного персонажа можно выбрать Физические Атрибуты в качестве вторичных. У некоторых Неберу впечатляющие значение Выносливости, которая позволяет проводить ночи за исследованиями, бежать всю ночь напролет, чтобы посмотреть на битву или до беспамятства напоить того, за кем ведется наблюдение, чтобы можно было спокойно осмотреть помещение.

Социальные|Социальные

Чаще всего именно эти Атрибуты выбираются в качестве вторичных, и это весма удачный выбор. Многим Неберу для того, чтобы в полной мере воспользоваться своими знаниями, приходится вступать в общение. В конце концов, какой смысл в видениях идеального мира, если вы не можете никого уговорить помочь вам в его постройке? У большинства Извергов Социальные Атрибуты являются вторичными, особое внимание уделяется Манипулированию.

Ментальные|Ментальные

Очевидно, что эти Атрибуты должны быть первичными, и самое большое значение должно быть у Интеллекта, что позволит отразить неуемную любовь Неберу к знаниям. А вот над двумя другими Атрибутами придется подумать. Чему отдать предпочтение – Сообразительности или Восприятию? Следует отметить, что большинство великих мыслителей тщательно обдумывают информацию, поэтому высокое значение Сообразительности для Извергов не слишком важно. С другой стороны, одним из признаков великого ума является не только способность осмыслить информацию, но и скорость, с которой происходит этот процесс.

Способности

Таланты|Таланты

Обычно эта категория Способностей становится у Извергов вторичной, в основном ради возможности получить высокое значение Интуиции. Почти все Неберу обладают даром интуиции, поэтому значение этого Таланта должно быть не ниже двух (лучше трех). Что касается прочих Талантов, т. е. Хитрости, Выразительности, Эмпатии и Осведомленности, то все они могут оказаться полезными, а персонажу-Прорицателю также желательно повысить значения Уклонения (Уворота) и Атлетики. Если уж Извергам приходится вступать в бой, они предпочитают сражаться оружием, а не голыми руками, поэтому о значении Рукопашного боя можно не беспокоиться.

Навыки|Навыки

Утонченные интеллектуалы страдают одним недостатком: они проводят много времени в размышлениях о том, каков мир есть и каким должен быть, но обладают весьма незначительными практическими навыками. Таким вещам, как правильное поведение в обществе (Этикет) или умение разбить лагерь в дикой местности (Выживание), внимания почти не уделяется, но почти у каждого Изверга есть пара излюбленных навыков, в которых они преуспели больше всего. Если учесть, что Неберу весьма сильно различаются между собой, то набор этих навыков может быть практически любым, но все же стоит подумать, значение какого из них будет равно трем, а какого – двум. Исключением из этого правила можно считать Апостолов Мгновения, которые обладают множеством слаборазвитых навыков: можно выбрать пять Навыков, потратив на каждый по одному баллу.

Познания|Познания

Едва ли стоит объяснять, почему Познания должны стать первичными Способностями персонажа. Знание и стремление к новым знаниям – вот истинная суть Неберу, поэтому выбор очевиден. А вот распределение баллов следует тщательно обдумать. Можно предложить два неплохих метода. Персонаж может быть или всезнайкой с баллом в каждом Познании, что отразит его начитанность, или же специалистом в какой-либо области, с тремя баллами, потраченными, например, на Медицину, Науку или Исследование, двумя баллами на Академические Знания и по баллу на Знание компьютера и Расследование. Специалистами обычно бывают Оракулы и Начала, а вот Прорицатели отличаются широким кругозором.

Дополнения|Дополнения

Изверги могут обладать почти любым Дополнением, но и здесь есть свои правила. Активные Прорицатели обычно обзаводятся Союзниками и Контактами, что отражает их склонность к странствиям, такие Дополнения, как Высокое положение или Совершенство (провидец, известный еще со времен до заключения в Бездну), Влияние или Слава (оратор, дающий советы политикам и мировым лидерам) часто встречаются у более спокойных Начал и Оракулов. У Извергов могут быть и Договоры и Последователи, что в основном связано с необычной иерархической структурой большинства научных институтов.

Добродетели|Добродетели

Обычно у Неберу высокая Убежденность и низкая Совесть. Это идеалисты, которые ставят свои идеи выше блага отдельной личности, поэтому охотно пожертвуют любимым существом ради пользы дела. Такой подход делает Извергов опасными, но опасность эта не бросается в глаза. Что касается Мужества, то его значение во многом зависит от персонажа. Некоторые из них – страстные идеалисты, чья мечта о прекрасном новом мире делает их практически бесстрашными, а другие умело пользуются умными словами, чтобы скрыть собственную трусость. То, каким будет ваш персонаж, во многом зависит от концепции.

Знания|Знания

Если вы еще не выбрали первичное Знание для персонажа, сейчас самое время сделать это.
Знание Узоров
Это Знание является основным для Оракулов. Именно оно делает их особенными и уникальными. Знание Узоров считается величайшим секретом Дома, его неправильное использование может привести к ужасным катастрофам. Поэтому Апостолы Импульса тщательно охраняют любую информацию о нем.
Если это Знание является первичным для персонажа, желательно повысить ему значение Интуиции, что отразит его связь с потоком времени.
Знание Порталов
Прорицатели разработали это Знание, чтобы облегчить себе работу по поддержанию вселенского равновесия. Знание позволяет им попадать в места, недоступные их собратьям, или перекрывать собратьям доступ в те же самые места. С другой стороны, для осмысления этого Знания полезно вспомнить о дверях. Оно работает с дверьми, которые можно открыть, закрыть или заставить распахнуться в самый неподходящий момент.
Персонаж со Знанием Порталов в качестве первичного должен иметь высокое значение Интуиции, которое отражает инстинкты существа, постоянного находящегося в опасности, а также высокое значение Восприятия, которое позволяет шпиону моментально охватывать взглядом обстановку. Такие персонажи, как правило, развиты физически лучше, чем их собратья, при этом им желательно иметь высокое значение таких Атрибутов, как Манипулирование.
Знание Света
Это Знание было разработано после начала восстания, чтобы записывать хранить информацию, которой смогли бы воспользоваться других падшие и их смертные подопечные. Только позже, во Время Жестокостей, Изверги научились использовать его для обмана и создания иллюзий.
Изверги с этим Знанием в качестве первичного обычно бывают плутами и игроками, но весьма знающими. Не стоит забывать, что для создания иллюзии требуется обладать всей полнотой знаний о реальном предмете, иначе иллюзия получится неубедительной. Помните также, что плуты – это вовсе не ярмарочные шуты, особенно в былые дни. Там, где плут смеется, гордый рыдает.
Общее Знание
Большинство Извергов не пользуются Знанием Человечности, так что, хотя известно, что Неберу могут владеть им, встречается оно нечасто. Знание Основания – совсем другое дело. Пространство прочно связано со временем, поэтому, управляя одним, часто приходится управлять и другим. Многие считают, что это Знание было разработано представителями Четвертого Дома, но оказалось столь универсальным в использовании, что его решено было распространить среди остальных шести Домов.

Свободные баллы|Свободные баллы

Пора нанести последние штрихи. Практически каждый Изверг может с пользой потратить дополнительные баллы, повысив значение интуиции. Потратить все баллы на Знания весьма соблазнительно, но все же следует помнить о балансе между обращениями и теми Атрибутами и Способностями, которые нужны для их выполнения.
Изверги – теоретики и философы. Как и многие люди с подобным складом ума, они обладают высокой Верой. Но это не та Вера, которая переживает столкновение с суровой реальностью, так что при желании можно оставить значение Веры на среднем уровне. Помните, что Неберу, эти стратеги и планировщики, редко вступают в бой. Поэтому им нет необходимости часто тратить Веру, и свободные баллы можно потратить на что-нибудь еще.
Неберу обычно очень сильны. Это связано с их убежденностью в своей правоте. Что бы ни случилось, какое бы несчастье ни стряслось, Неберу будет уверен, что он был прав. Возможно, это связано с тем, что они редко доверяют чему-либо, тем самым снижая шансы на ошибку. Как бы то ни было, у Извергов обычно высокое значение Силы воли.
И снова повторим, что высокое значение Интуиции жизненно важно почти для всех Извергов, поэтому его желательно повысить до четырех, а еще лучше – до пяти. Значение Интеллекта и Манипулирования должны быть равны 4 и 3 соответственно, желательно поднять их еще выше. Одним из лучших вариантов распорядиться свободными баллами будет потратить их на Способности и Дополнения. За счет этих относительно «дешевых» характеристик можно повысить вероятность успешных бросков по действиям, которые вам придется выполнять чаще всего. Такие Способности, как Наука, Актерство, Выразительность и Осведомленность, используются в обращениях Неберу. Расследование, Религия и Оккультизм могут понадобиться Извергам в их поисках знания.


Вы здесь » Мир Тьмы: через тернии - к звёздам! » Демоны » Дома Падших. Неберу