Мир Тьмы: через тернии - к звёздам!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мир Тьмы: через тернии - к звёздам! » Демоны » Дома Падших. Ламмасу


Дома Падших. Ламмасу

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Искусители (Defilers) – Ламмасу, Дом Воды

"Я могу показать Вам вещи, которые вызовут у Вас удивление. Только возьмите меня за руку, и я изменю Вашу жизнь навсегда".
Прежде, чем появилась земля, океаны царили в мире. Ангелы, властвующие этой огромной областью, назывались Нереиды, и они были прекраснейшими творениями Бога. Они были прекрасными музами, и их возможностью было отражать страсти, которые вели искусство к поискам и пониманию правды. Нереиды должны были вдохновить человечество, чтобы скрывать от них тайны, и это побудило их придти в мир и обнаружить множество тайных чудес. Они были тоскующими духами, всегда очаровательными и недосягаемыми. Их сила дала им величайшее понимание человеческих желаний, но намерения Бога поставил между ними огромное море. Они не долго печалились прежде из-за своих обязанностей и были готовы к восстанию, это был лишь вопрос времени, Нереиды сделали бы то же самое.
Падение изменило Искусителей, которые использовали свои способности вдохновлять смертных и мятежных ангелов на борьбу против Небес. Они стали живыми символами борьбы, отражая лучшие возможности сопротивления и побуждая других следовать за собой. Что еще важнее, они поддерживали мораль мятежников, даже в самые темные дни войны, излечивая духовные раны, чего не мог сделать ни один Каратель или Пожиратель. Преданность их падшим вдохновенно вела к некоторым самым героическим деяниям войны, становясь основой для романтичных эпопей, которые все еще отзываются в душах людей.
Поражение в войне было ужасным ударом для Искусителей, убеждения которых в верности восстания ни разу не поколебались. Хотя они привыкли к изоляции больше других падших, Искусители первые уступили агонии Бездны, срезая боль своей потери жгучими клинками ненависти. Теперь, когда врата Бездны разрушены и Искусители снова свободны, они способны использовать свою хитрость в цивилизации, где внешность значит все. Они могут привести мужчин и женщин к навязчивым идеям, ревности или желаниям, благодаря которым могут разрушиться семьи, закончиться карьера или же пасть государство. Также они могут понимать философию людей, вступают в члены религиозных сообществ и сообществ, связанных с искусством, стараются показать красоту среди суровой действительности современного мира. Они были созданы как живая тайна, опасные и обманчивые, предназначенные, чтобы вдохновлять на храбрые действия и дающие силу, питающую рост человеческой души.
Фракции: Искусители чаще всего будут Фаустианами и Хавенерами. В первом случае они очарованы человечеством - восхищаются или уважают человеческие отношения. Рэйвнеры действуют подобно отвергнутым возлюбленным, желая тонко (но всегда незабываемо) отомстить тем, кто так жестоко предал их. Они разрушают разумы и сердца, и распространяют разногласия, чтобы наблюдать, как группы разрушаются под ожесточенными взаимными обвинениями и насилием.
Некоторые Искусители разочарованы современной человеческой цивилизацией, и они становятся Фаустианами. Они тоскуют по прекрасному миру, который существовал до войны, и признают, что люди - существенная часть мира.
Некоторые Искусители очарованы поисками Люцифериан или Криптиков, в зависимости от их осведомленности и опыта войны. Очень немногие из них становятся Реконцильерами. Даже если они хотят этого, большинство Искусителей знают, что невозможно возвратить рай, и теперь, когда старые стены разрушены, они не могут быть восстановлены.
Введение: Искусителей притягивают искусство и страсти. Прежние владельцы их тел вряд ли были глубоко духовны или были мыслителями, а, скорее всего, стремились к физическим удовольствиям. Они не обязательно развратны, но, скорее всего, тратили все, что имели, на одежду по последней моде или же самые быстрые автомобили. Часто они были поглощены тривиальными вещами, наслаждаясь прекрасным настоящим, чтобы не замечать ничего, что происходит вокруг них.
Идеалисты, которые привлекают Искусителей, интересуются не абстрактными теориями и прагматическими фактами, но лишь немедленными действиями, способными изменить мир. Большинство из них - художники, видящие действительность лишь в своих работах, уверенные, что они смогут разгадать ее.
Другие кандидаты, возможно, были глубже затронуты вопросами плоти. Те, кто любил и часто был отвергнут, те, кто поддерживал идею и был предан - эти люди могли быть заперты в настоящем, где жалость к себе и мысли о мелкой мести превращаются в истинную печаль или гнев.
Другая категория - те, кто в буквальном смысле связан с искусством: голодающий художник, писатель-неудачник, музыкант, которые спились из-за невозможности воплотить себя.
Вера: Сбор урожая веры - хитрый акт для многих Искусителей, поскольку они не могут делать это напрямую. Привлечь внимание людей легко; сохранить его - нет. Используя свои Знания, Искуситель может очень быстро собрать группу последователей (и, возможно, станет причиной нескольких бунтов в процессе), но такая толпа принесет ему мало пользы. Слепая лесть и стремление к саморазрушению - не вера, хотя со временем может стать основой для нее. В сущности, Искуситель должен убедить своих последователей, что они достойны тех даров, которые он дает им. Многие из этих даров вовлекают расширенное восприятие окружающего мира. Они позволяют своим слугам развивать их знания, и, что еще важнее, их интуитивное понимание мира. Это может быть всеобъемлющим просвещением, или же сфокусированным на определенной теме. Это часто проявляется в произведениях искусства или же в более прямой форме, наподобие политической или социальной активности. Такое понимание часто ведет к возобновлению доверия, которое может противостоять даже сверхъестественному страху или принуждению.
Знания Дома: Знания Стремлений, Знания Штормов, Знания Преобразования.
Слабости: Искусители могут быть беспорядочными, противоречащими себе существами, которые могут нанести удар по касательной и затянуть целую команду вперед, в засасывающее болото мелочей. Они могут прекрасно переиграть свою ложь, вне зависимости от того, чем все кончалось. Их легко довести до раздражения даже маленькой провокацией. Они часто чувствуют себя неуютно в маленьких комнатах.
Чем больше им приказывают и чем сильнее клаустрофобия, тем скорее они должны огрызаться на партнеров, делать что-то поспешно или же уйти прочь. Но такое поведение сложно предсказать, и оно может проявиться через день после катализатора, если проявится вообще.

Стереотипы
Дьяволы: Искусители часто смотрят на Дьяволов с недоверием, потому что им кажется, что Дьяволы до сих пор пытаются навязать всем свое видение мира, несмотря на тысячелетнюю трагедию. Когда-то они были голосом Бога, теперь их единственное занятие - ненавистная демагогия.
Каратели: Есть много схожего между этими двумя Домами, заинтересованными физическими аспектами и тайнами жизни. Искусители легко могут подружиться с Ангелами Ветров, и склонны доверять им, хотя это иногда ведет к трагедиям.
Малефакторы: Этот Дома кажется наиболее интересным и привлекательным для Искусителей, потому что Малефакторы, кажется, в самом деле сплетают красоту, тайну и действие, пусть даже в неодушевленном.
Изверги: Искусители на самом деле не понимают этот Дом и область, которой он занимается. Изверги предпочитают интуицию холодному разуму, поскольку отказ от чувства времени вызывает удивление и вдохновение.
Пожиратели: Существует странное родство между Искусителями и Пожирателями, или же Искусители верят в это. Оба владеют дикими областями и оба интересуются вопросами плоти.
Убийцы: В большей степени Искусители видят в Убийцах родственных духов, которые понимают боль настоящего одиночества и отверженности, хотя капризность и тенденция к самоанализу Убийц вызывают напряжение в их отношениях.

2

Глава пятая: Дом неумолчных глубин

A gowden moon on a flowin’ tide;
An’ Lammas floods for the spell to bide;
And a gowdon mon wi death for his bride.

- шотландское стихотворение [приведено в книге «Тайна моря» Брэма Стокера]

Утонченные, бессердечные, благородные, эгоцентричные, любопытные, непостоянные, ошеломляющие, гневные – так описывали демонов Пятого Дома, свободно странствующих по миру. Их называли сиренами, суккубами и музами. Они могли воплощать в себе спокойствие великолепной лагуны и бесконечные глубины штормящего океана. Они вдохновляют на величие, в танце проходят через ночные кошмары и незамеченными скользят по улицам.
Во время войны с Небесами они состояли в особых отношениях с людьми, создавая великих героев, присматривая за селениями и городами и изменяя их по собственной прихоти. Сейчас падшие Осквернители стали еще ближе к людям, чем были когда-то, ведь теперь они смотрят на чужой, темный мир человеческими глазами. Погибнут ли они, сблизившись с теми, кого так любили терзать и смущать, или же новые возможности позволят им избежать допущенных в прошлом ошибок? Смогут ли они возвыситься сами и увлечь остальных к новым вершинам мудрости и славы?

До Падения|Убрать

Океаны существовали еще до появления мира. Изначальной сущностью Вселенной была вода, огромное море, созданное Глашатаями в ознаменование грядущих чудес. Когда ангелы Третьего Дома, которых позже назовут Преступниками, творили материю, они начали с суши, которая должна была придать очертания раскинувшимся под Небесами океанам, чтобы потом строить на ней. Между островами и континентами раскинулась огромная, безликая водная равнина. Только шаги ангелов тревожили течения, оставляя за собой быстро успокаивающуюся легкую рябь. Даже после всех бурь, после охватившего небо звездного вихря покой океанов оставался нерушимым.
А затем пришли ангелы Пятого Дома, чьи красота, яркость и живость всколыхнули безмолвные глубины. Когда появились животные, в том числе и неисчислимые косяки рыб, одинокие хищники, глубоководные фосфоресцирующие твари, левиафаны и кракены, Нереиды сочли их новыми инструментами, на которых можно играть. Изощренные танцы невероятной сложности, глубины и звучности стали своего рода хаотическим контрапунктом размеренному движению неба – ходу самого прогресса, - которое продолжалось вокруг них.
Разумеется, любоваться этими танцами было некому, кроме самих танцоров и, возможно, Господа. Прочие ангелы были заняты своей работой. Люди, недавно появившиеся на свет и голыми бегавшие по земле, даже помыслить не могли о подобных вещах. Нереиды могли смотреть на берег, но люди не бросали им ответных взглядов.
Позже, во время войны, большинство Домов заявило, что именно они первыми почувствовали неудовольствие, которое позже вылилось в мятеж. Но почти никто не спорил с Нереидами, когда они говорили, что мало чем могли воздействовать на мир людей. Не имея возможности показаться людям, они танцевали, пели, разговаривали, спорили, строили огромные дворцы из кораллов, где время от времени проводились встречи остальных Домов, но этим их деятельность и ограничивалась. Они не сомневались, что именно для этого и были созданы, как не сомневались в способности творить величайшую красоту, которая требовалась от них. Но когда остальные ангелы, пусть даже в шутку, говорили, что даже младший Дом Второго Мира выполняет более полезную функцию, ответить им было нечем.

Иерархия|Убрать

Не все Ангелы Глубин были настолько далеки от людей. Обязанности военачальников Карансай, Силы Неотвратимого Течения, и Пенемью, Прибрежной Пены, приводили их близко к земле. Карансай управляла величайшими из рек, слишком опасными, чтобы позволить остальным приблизиться к ним, но ее подчиненные присматривали за спокойными потоками, из которых пили люди. Хотя сама Карансай не присоединилась к восстанию, одна из ее любимейших прислужниц, Сенивель, стала той, кто представлял всех Нереид, когда пришло время открыться людям.
Пенемью был одним из четырех самых многообещающих военачальников Дома. Ему представилась прекрасная возможность увлечь людей прочь от земли, в таинственные морские просторы, ведь он надзирал за границей двух стихий. Но чего бы он и подчиненные ему тысячи ангелов ни делали – начиная от завлекающих своим спокойствием бесчисленных косяков рыбы и заканчивая одинокими островками, которые всем своим видом намекали на сокровища и удовольствия, - все было тщетно. Не то чтобы люди испытывали страх перед внезапно открывшимися возможностями, скорее, они не утруждали себя мыслями о них.
Остальные два предводителя Нереид – Тиамат, Хранительница Нежданных Снов, и Маркива, Тигель Форм, были связаны с людьми более сложными отношениями, полностью объяснимыми только на иных, менее материальных, но все же реальных слоях мироздания. Тиамат следила за желаниями и порывами людей, но, повинуясь Господнему запрету, она мало что могла сделать, кроме как отвечать на человеческие мечты, скрытые мыслями, и оберегать их, если удавалось обнаружить их еще раз. Но мечты Адама и Евы были примитивны и мимолетны, то были краткие фантазии о тропах, отвергнутых ради иных путей, таких же безопасных и спокойных. Эти фантазии рассыпались в прах в руках даже самого заботливого или смиренного ангела, и даже помощь Четвертого Дома не смогла придать владениям Тиамат хоть какую-то вещественность.
Маркива благодаря своим обязанностям была ближе всех к людям и, возможно, испытывала самые сильные страдания. Она должна была лелеять дитя во чреве (после того, как ангел Второго Дома вдохнул в него жизнь), в ее власти были силы, которые в течение бесчисленных эпох эволюции, мчавшихся над водной сферой, гнали живых существ из моря на сушу, превращали животных в людей. Но воля Господа связала Маркиву. Люди смогли превзойти своих обезьяноподобных предков вовсе не по слепой случайности, но случайность вполне могла бы сыграть в этом свою роль. Разницу сумел бы заметить только самый внимательный из наблюдателей, но люди ничего не понимали в окружающем их мире, хотя единственные обладали способностью анализировать силы, менее явные, чем энергия большинства Домов. Проще говоря, нерожденный ребенок, защищенный теплыми водами материнского тела, был так же неприкосновенен для ангелов, -  а во многом и менее интересен, - как и уже рожденный. Подопечные Маркивы обладали всеми признаками величия, но они даже не могли начать проявлять это величие до того, как выходили из-под ее власти. 
Над четырьмя предводителями стоял самый прекрасный из всех ангелов Дома и самый отстраненный из них. Белиал, Сила Бездонных Глубин, держал свой двор на дне океана и все же, в полном соответствии с именем, странствовал по еще более глубоким потокам. Здесь, далеко от земли и Неба, воды были столь же нетронуты, как и в древние времена, когда существовали только Глашатаи, и звучали потенциалом творения, которому только суждено было воплотиться.
Были ли тому причиной воды глубин или его собственная природа, но он не проявлял особой активности в управлении Домом, предпочитая оставаться на дне океана. Кое-кто утверждает, что он даже ни разу не смотрел на людей издалека, как делали остальные ангелы (что не вполне соответствует истине). И все же из-за того, что ни один человек не мог приблизиться к его владениям, Белиал был самым свободным из ангелов Дома – а, может быть, и вообще всех ангелов, - и мог создавать произведения искусства, на которые не жалел ни времени, ни сил. Все они, от живых коралловых скульптур, занимавших несколько сот кубических миль, до миниатюрных мозаик из драгоценных камней, воплощали в себе желание, стремление к приключениям и ощущение чуда, игривость и жертвенность, которые были сутью Нереид. И чувства эти были направлены лишь на один объект – на людей.
Позже говорили, что, если бы Великий Спор проходил в залах Белиала, а не в лунном дворце, все присутствующие присоединились бы к Люциферу и восстание закончилось бы победой.

Опасная идея|Убрать

Как и у прочих ангелов, у Нереид невосприимчивость Адама и Евы к чудесам мира сначала вызвала удивление, а затем – все возрастающее разочарование. Запреты, наложенные Господом на Воинство, казались проявлением жестокости, и Нереиды провели долгие годы, пытаясь осмыслить волю Создателя, чтобы лучше служить Ему. Не имея возможности открыться людям, Нереиды решили сделать мир столь притягательным, чтобы радость Бытия не могла остаться незамеченной, хотя их отдаленность от людей сильно усложняла эту задачу. Пенемью и его товарищи с переменным успехом проявляли свое мастерство на побережье. Одним из самых эффективных оказалось творение ангела Эншаэля, который, при помощи собратьев (и поддерже Четвертого Дома), создал огромную радугу, раскинувшуюся над землями Эдема. Она появилась после холодного освежающего дождя, но люди укрылись от потоков воды под сводами деревьев и не увидели явленного им чуда.
Именно Эншаэль, вместе с остальными ангелами сокрушаясь о провале затеи, предположил, что, будь дождь сильнее, - таким, чтобы струи воды проникли под листья и намочили людей, - тогда, быть может, они бы с большей радостью восприняли перекинутый через небо мост, пусть даже призрачный. Он обмолвился об этом мимоходом, и прочие ангелы не обратили особого внимания на его слова, но, возможно, именно они стали источником того смутного желания перемен, которое охватило весь Пятый Дом. Особенно явно недовольство проявляли подчиненные Тиамат. Они говорили друг другу, что, если бы людей не окружали сонмы ангелов, готовые выполнить малейший каприз своих подопечных в обмен на полное пренебрежение с их стороны, тогда мечты первой пары стали бы смелее, а их желания – возвышенней. У большинства из них эти слова вовсе не означали стремления к немедленным действиям или хотя бы к решению текущих проблем. Скорее, это была одна из острот, которыми Нереиды обменивались с соперничающими Домами, в особенности же с Шестым Домом. Нельзя было сказать, что люди вообще не знали неудобств, но в основном то было расстройство из-за смерти животных (и косвенное связанное с ним удивление такой простой вещью, как смена времен года). Эти чувства не позволяли мечтам людей раскрыться, скорее уж, загоняли их еще глубже, что стало настоящей пыткой для Дома Второго Мира.
Кое-кто из Нереид все же вычленил из этих рассуждений основную мысль и тщательно обдумал ее. Возможно, дело было не в указах Господа, но в ангелах, которые рабски и бездумно исполняли их. Постепенно эти Нереиды стали втайне обсуждать свои выводы. Наиболее виновными они сочли Первый, Третий и Шестой Дома, хотя, конечно же, вина лежала на всех ангелах в целом. Они обратились к Тиамат, изложив свою точку зрения фразами, которые даже в языке ангелов казались эллиптическими. Она поблагодарила их за проницательность и мужество и пообещала, что всерьез подумает над вопросом и, возможно, поговорит на эту тему с другими предводителями как из своего, так и из остальных Домов. Что именно собиралась предпринять Тиамат в связи с этой идеей и собиралась ли вообще, так и осталось невыясненным.
Подобные идеи высказывались неоднократно, хотя в этом случае существовала неплохая вероятность хоть каких-то действий на высшем уровне. К этому времени разочарование уже переросло в отчаяние. В океанских глубинах, как и повсюду, где была вода, желания, бывшие сутью Дома, стали обращаться в отраву. Большинство из предлагаемых решений не отличалось особой логичностью (многие из них просто были неразумны), но почти все Нереиды соглашались с тем, что что-то надо делать. В отличие от кое-кого из других Домов, Нереиды не обращались к Господу с просьбой показать им мир таким, каким Он сам хотел бы видеть его. Их больше волновали грандиозные видения того, что могло быть и все чаще казалось им покушением на их владения.
В это время Белиал, покинув свои любимые пучины, отправился в убежище Ахрималя.

Призыв к восстанию|Убрать

Со встречи, закончившейся Великим Спором, Белиал вернулся с ясным посланием ко всем ангелам своего Дома. Приближалось время действовать. Он не издавал приказов, как мог бы, опираясь на силу Имен, но он также не предлагал никаких обсуждений и не оставлял места для сопротивления. Решение было принято, и теперь для него все было так же очевидно, как движение приливов.
Разумеется, все было не так просто. Обсуждались разные идеи, слышались призывы к действиям, но сложность ситуации была понятна всем. Кое-кто с энтузиазмом прислушивался к распоряжениям Белиала, но многие и многие мешкали. Нужно было время, чтобы обдумать имеющиеся варианты выбора. Многие ангелы отказывались даже думать о неповиновении Господней воле. Белиал объяснял, что это будет не неповиновение, но правильное толкование Его указов. И все же ангелы терзались сомнениями.
«Довольно», - повелел Белиал. – «Все, кто согласен, следуйте за мной. Робкие сердцем готовы упустить величайшую возможность, они забудут о мечте до того, как она станет реальностью. Решайтесь же, и решайтесь сейчас».
К нему присоединились лишь двое из повелителей, Тиамат и Пенемью. Но число младших ангелов, принявших участие в мятеже, было большим, чем у любого другого Дома.

Приговор|Убрать

Долгая ночь, предшествовавшая столкновению между Люцифером и Михаилом, оправдала все надежды Ангелов Глубин. Они наконец обрели завершенность, получили ответы на свои вопросы и заполнили внутреннюю пустоту. Все Дома поднесли людям подарки, но именно Нереиды научили их обращаться с этими дарами. Людям показали, какие чудеса таятся в Земле; Нереиды же даровали им настойчивость, позволяющую извлекать эти чудеса. Людям показали небеса, полные значений и узоров; Нереиды дали им волю искать то, что было укрыто от их взглядов.
Разумеется, долго так продолжаться не могло. Но, хотя многие из ангелов понимали, что Михаил или другой Ангел Господень придет за ними, они отказывались верить в это. Ночь длилась, и люди размножались, заселяя землю. Они разработали ритуалы общения, ухаживания, вступления в брак и рождения потомства. Наконец, они расселились по разным землям, в том числе и тем, что лежали за морем. Строились лодки, на которых совершались длительные путешествия; человеческие суденышки летели по волнам, подгоняемые ветром Жизни. Кое-кто из Нереид считал, что ангелы Господни придут слишком поздно, когда люди уже заселят большинство земель. Другие верили, что мир, в котором они смогли воплотить свои желания, соответствовал замыслам Бога. Оставшиеся верными ангелы придут лишь затем, чтобы сказать, что все развивается так, как должно. Пенемью знал, что надежды эти ошибочны. Военачальник пришел к Белиалу и сказал, что они упустили один момент. Не важно, что решили Небеса. Должно было произойти кое-что еще. Людям нужно было сделать выбор – не просто уступить Люциферу, явившемуся перед ними во всем блеске, - но выбрать между всеми показанными им чудесами и послушанием Господу.
Так оно и случилось. Хотя слова Михаила оказались куда ужасней, чем мятежники могли себе вообразить, выбор был предложен и сделан. Из тех немногих ангелов, которые вернулись в Небесное Воинство, ни один не принадлежал к Дому Глубин. Рука Господа опустилась на Мироздание, и весь мир погрузился в хаос. Теперь в глазах Бога Нереиды стали Ламмасу, Осквернителями. Но они продолжали идти вперед и, честно говоря, большинство из них радовалось тому, что у них появилась такая возможность.

Дом в Войне|Убрать

Ламмасу не были созданы для войны, да и никто из ангелов не был. Силы мятежников разделились на пять легионов, и Осквернители предпочли Серебряный и, в меньшей степени, Кровавый Легион. Первые искали истину в новых, неведомых землях, и самой могучей из них была Бельфегор, Мечта о Красоте. Вторые защищали людей, и возглавлял их сам Белиал. Пенемью присоединился к Железному Легиону, а Тиамат, так и не приняв окончательного решения, вступила в Алебастровый Легион.
В те ранние дни Пятый Дом не слишком отличился в сражениях между мятежниками и верными Небу ангелами. Битвы представляли собой упорядоченные события, в которых не было места дарам Осквернителей. Но положение людей было более отчаянным. Земля больше не давала им все необходимое, им нужно было добывать себе пропитание ценой огромных усилий. Они ловили рыбу и сооружали примитивные ловушки, возделывали твердую землю, чтобы засеять поля. Лучшими помощниками для них стали бы Пожиратели, но Дом был слишком занят войной, к тому же многие из его представителей вошли в Эбеновый Легион, который с пренебрежением относился к людям и их заботам. Поэтому Ламмасу пришлось вдохновлять людей на занятия сельским хозяйством и охотой, и они с интересом наблюдали за восстановлением множества человеческих городов (которые сильно пострадали во время катаклизма).
Очень скоро Ламмасу усвоили один урок: они больше не управляли океанами. Их собратья из числа ангелов Неба тоже не нашли себе применения в битвах, и их не отправили помогать тем людям, что сохранили верность Богу. Поэтому они сумели обеспечить Небесам господство над океанами, а Белиал, который мог бы оспорить их решение, нашел себе более полезное занятие. Чем дольше длилась война, тем слабее становилась власть Неба над водами, и все же на поверхности морей или в их пучинах почти не строили крепостей и не вели боев. В любом случае, мало кто из Осквернителей мечтал о возвращении. Океан был не таким, какими они помнили его. Его некогда чистые, прозрачные воды были загрязнены землей, сажей и солью. Мало кто продолжал жить в воде, и в основном то были безумные, болезненные создания, или же порождения глубин, обитавшие там, куда еще не дошло загрязнение. Как ни странно, но владения верных ангелов Пятого Дома пострадали больше, чем владения их мятежных собратьев. Кое-кто из Осквернителей нападал на противников, не оставляя их в покое даже там, где некогда был их общий дом. Самым известным и удачливым из этих партизан был Абинерет, Первый Шторм, чей гнев даже в первые дни войны пугал врагов. Он числился в рядах Эбенового Легиона, но на самом деле не подчинялся никому.
Что касается всех остальных, то у них оставались реки, часть крупных озер, прибрежные воды и падающий на землю дождь. Там Осквернители по-прежнему могли слиться со своей стихией.

Бастионы красоты|Убрать

Хотя постройкой бастионов в основном занимались Преступники, Осквернители тоже оказали некоторое влияние на их конструкцию. Их старания не оказали особого влияния на главные цитадели легионов – даже на Таба’ет, крепость Серебряного Легиона, - чья планировка подчеркивала их обороноспособность. Частичным исключением стала Касдейя, крепость Алебастрового Легиона, а также Генхинном, на внешний вид которого повлияли все Дома. Самым выдающимся из всех спроектированных Осквернителями строений стал огромный дворец Бельфегор, расположенный далеко от земель тех людей, что сохранили верность Небу. В те ранние дни он назывался Нинатан.
Еще одной достопримечательностью стал Танниларн. Сететтан из Кровавого Легиона спроектировал его для людей. Расположенный на берегу озера город удивлял своими парящими башнями и чудесными парками, которые позволяли забыть о царящем вокруг запустении. Именно в Танниларне построили первую церковь для поклонения ангелам. Церковь эта, огромное строение, бывшее наполовину природным гротом, а наполовину – величественным собором, где в воздухе медленно кружился большой хрупкий кристалл, отражая блики и игру текущей через зал озерной воды, располагалась в самом центре города. Иногда в кристалле можно было увидеть и иные отражения, странные узоры, повествующие о будущем или прошлом. Чаще всего в этом зале воздавались почести Дьяволам, Извергам и, разумеется, Осквернителям, хотя были и другие святилища, где поклонялись прочим Домам. Некоторые из падших, которые иначе не стали бы показываться людям, приходили в церковь Танниларна, чтобы напомнить себе о сделанном человечеством выборе и о красоте, которую принесет победа.
Мечта одного из Осквернителей, Замаэля из Серебряного Легиона, привела к созданию оазиса Капессы, раскинувшегося вокруг маленького источника в самом центре огромной пустыни, там, где некогда стояли врата Эдема. Мало кто из людей селился в оазисе, и ходили слухи, что Замаэль бежал от ужасов войны туда, куда никто не заходил. Капесса дарила покой и утешение тем, кто выходил из сражений, ее воды были чисты и в то время, когда падших заперли в Бездне. Возможно, они сохранили чистоту до наших дней.

Предвкушение битвы|Убрать

Только при осаде Сагана Осквернители поняли, что могут напрямую участвовать в войне, хотя до сих пор с гневом отвергали эту возможность. Отзвуки первого предательства, осуществленного Каином, прокатились по всему миру. Восторг, который он ощутил, покрыв свои руки кровью, проник в сердца Осквернителей, и Саган в полной мере прочувствовал на себе их новый настрой. Предполагаемая вылазка Эбенового Легиона внезапно обратилась в нечто большее, когда демоны всех легионов начали с разных сторон нападать на крепость. Среди них были и Осквернители, и в голосах их звенело упоение смертью. Они вдохновляли соратников на бой, но кое-кто, не желая более лишь косвенно участвовать в войне с ненавистным Небесным Воинством, сам брал в руки оружие. Отряды мятежников, подобно волне, обрушились на крепость, а затем и на все остальные укрепления Неба, оставляя за собой развалины.

Песнь о делах минувших|Убрать

Вскоре после этих событий, когда легионы рассеялись по Земле и принялись осыпать упреками друг друга и Люцифера Денницу, среди людей стала распространяться песня, получившая название Песнь о делах минувших. Это была эпическая поэма, ритм которой напоминал биение сердца, на первый взгляд безыскусная, но со множеством вариантов, каждый из которых словно дополнял остальные. Все вместе они рисовали огромное полотно жизни. В них рассказывалось о работнике (крестьянине, гончаре или даже Преступнике, в зависимости от версии), который вспоминает времена войны и хаоса. В скорбных стихах, зачастую иносказательно, говорилось о том, что война мешает жизни на Земле. Но фрагменты ее повествовали о восторгах и странствиях, внезапно прерванных ужасным преступлением, о любви, проявившейся в отчаянных ситуациях, о дружбе, зародившейся в те страшные времена. В песне звучала мысль – опять же, в зависимости от версии, - что хрупкость плоти и личное восприятие делают войну ужасным испытанием, но слава, величие и честь служат наградой участникам сражений. Из любого варианта песни становилось ясно, что ее герой не работал бы на земле, не защити он свои владения от тирании Создателя.
Многие ангелы с пренебрежением относились к человеческим песням, в особенности тем из них, в которых не воздавалась хвала самим ангелам. Тем не менее в песне был смысл, возможно, особенно важный для тех, кто не желал замечать его. Идея войны все еще казалась новой и причиняла боль; мысль о том, что войну можно вспоминать, живя в мирное время, тоже была совсем свежей. Песня перечисляла все противоречия войны, в том числе и те, о которых раньше никто не думал, - и разрешала их так, не давая ощутить ни полного довольства, ни полного разочарования. Разумеется, то была работа Осквернителей, хотя никто, кажется, не знал точно, кто именно был сочинителем.

На иерархической лестнице|Убрать

Хитроумный пропагандистский ход приносил свои плоды, но положение самих Осквернителей нельзя было назвать простым. Последствия безумия, охватившего их у стен Сагана, по-прежнему влияли на большую часть Дома. Многие Осквернители просто не понимали, какой отныне должна быть их роль, должны ли они воевать или творить, или же совмещать оба эти занятия. Те, кто взял в руки оружие, хотели участвовать в сражениях и дальше, хотя отсутствие у них опыта было очевидно всем, и им самим в первую очередь. Те, кто сочинял песни, напоминающие о кровавом безумии битв, вдохновлявшие и побуждавшие воинов к действиям, тоже не были уверены в своем выборе. В короткие минуты отдыха между битвами большинство из них испытывало стыд из-за призывов к кровопролитию, наполнявших их песни.
С принятием решения можно было повременить, а мятежникам было чем заняться и помимо битв, в том числе и самоорганизацией. Военная иерархия, навязанная Люцифером и по-прежнему сохраняемая отколовшимися после осады легионами, Осквернителям не нравилась. Белиал оказался отличным военачальником, он стал одним из ближайших советников Денницы, но даже в его войсках Ламмасу чувствовали себя неуверенно и скованно. Серебряный и Алебастровый Легионы предоставляли им больше возможностей, признавая заслуги, которые не были напрямую связаны с действием. Но и в этом случае Осквернители успешней вдохновляли на подвиги, находясь внутри отряда, а не с позиции командующего. Те из них, кто достигал высокого положения, часто обнаруживали, что им поручают дела, к которым они просто непригодны.
Разумеется, были и исключения. Бельфегор обладала талантом к организации и признавала имеющиеся проблемы (на которые Белиал, казалось, не обращал никакого внимания), и ее дворец Нинатан постепенно разрастался и притягивал к себе все больше Осквернителей. Тиамат прекрасно проявила себя в Алебастровом Легионе, так как сумела успокоить сердца подчиненных ей Убийц что дало им возможность успешно сотрудничать с представителями других Домов. Еще один предводитель Дома, Пенемью, оказался не столь удачлив и сумел хоть чего-то достичь в легионе только во Время Вавилона, но и тогда его превзошел младший Ламмасу по имени Ханурал.
В отличие от одиночки Абинерета, Осквернитель, известный как Энзалтра, достиг высокого положения в Эбеновом Легионе и получил титул барона благодаря  своему умению организовывать быстрые нападения на вражеские позиции (в организации которых ему помогала его подруга, прекрасная и смертоносная леди Элурия). К несчастью, Энзалтра погиб в небе над человеческим городом Думишаль незадолго до того, как Долгий Марш вскрыл все его хитрости и интриги против Белиала и Люцифера. Ходили слухи, что смерть он принял вовсе не от ангельских рук, но его возлюбленная Элурия одной из первых выступила в поддержку замысла Люцифера, что полностью удовлетворило зевак и убедило их в том, что Кровавый Легион не предавал героя.

Среди людей|Убрать

Разумеется, Нереиды восстали вовсе не ради возможности объединиться с другими ангелами, но даже в обществе людей, рядом с которыми они так долго мечтали оказаться, Осквернители не могли понять, что же им надо делать. Да, они могли вдохновлять мужчин и женщин на тяжкий труд, без которого в те времена нельзя было выжить. Но однообразная нескончаемая работа подтачивала их дух, возможно, еще сильнее, чем дух людей, многие из которых видели некую цель и находили забвение в простых ритмах жизни. До сих пор они не задумывались над этим, но получилось так, что легче всего ангелам Пятого Дома давались хвалебные песни. Они пели гимны, прославляющие Господние чудеса, элегии о любви к далекому человечеству и баллады об этапах Творения. В долгую ночь, предшествовавшую первой битве, восхваление давалось легко. Сейчас все было не так. Это обстоятельство частично объясняет привлекательность боевых песен – их в каком-то смысле тоже можно было назвать хвалебными.
Но были и другие пути. По большей части общение с людьми происходило не напрямую, а через сны и знамения, так как оказалось, что непосредственные контакты с Осквернителями сбивали людей с толку и оказывались бесполезными еще чаще, чем со всеми остальными ангелами. Обладая большими навыками подобного взаимодействия и умело вызывая интерес к малозначащим проявлениям жизни, Осквернители не только побуждали людей к действию, но и способствовали ритуализации этих действий. Ежедневная рутина приобретала в глазах людей большое значение, это давало им ощущение стабильности и помогало в работе. Более того, Осквернители додумались внушить, что труд – это почетное занятие, из-за чего усвоенные знания и умения быстрее распространялись среди людей и не утрачивались со временем. Общественное признание стало для людей важным элементом существования, и Осквернители умело манипулировали этим.
Постепенно стало ясно, что люди более не могут быть на войне простыми «гражданскими лицами», нуждающимися в защите. Понуждаемые сначала Эбеновым Легионом (чей предводитель, Аваддон, даже не пытался скрыть презрения к человеческой «никчемности»), а затем и всеми прочими войсками демонов, люди были вынуждены взять в руки оружие. Ожидалось, что они будут защищать себя и нападать на вражеские позиции верных Небу людей, если уж не ангелов.
Проделанная Осквернителями работа во многом поспособствовала этим переменам. Теперь, когда люди научились гордиться своей работой и стремились стать лучше за счет товарищей, добавить войну в список благородных занятий оказалось совсем просто. Человеческие семьи и общины уже начинали чувствовать превосходство над чужаками, и Осквернители лишь усилили его, предложив хитроумные и легко изменяемые критерии, которые отделяли бы одно человеческое сообщество от всех остальных. Соперничество между городами достигло невероятного накала, но при желании эту энергию можно было направить и в более полезное русло.
Хотя хорошо продуманная военная структура уже существовала – ею пользовались сами ангелы, - Осквернители не пытались установить столь же жесткую иерархию среди людей. Почти инстинктивно они предпочли вдохновлять «героев», которые действовали бы в одиночку или малыми отрядами, странствуя в поисках «приключений» и своим примером поощряя соплеменников к подражанию (часто – в более организованном порядке). Подвиги этих героев легли в основу легенд. Было в них нечто такое, что будоражило Осквернителям кровь, а не просто служило материалом для сочинительства. Иногда человек сам попадал в опасную ситуацию (что было несложно), в других случаях к цели его направляли ангелы, тревожа его снами и зловещими видениями. Порою ангелы сознательно подвергали смертных опасности, словно желая «проверить» своих героев. Многие погибали, но и в этом случае песни о деяниях тех, кто сгинул в дальних краях, звучали в тавернах их родных селений. Часто ангел являлся умирающему герою, обещая, что дух его будет жить, как и история о его подвигах. Выполнялись эти обещания довольно редко.
Разумеется, сходного эффекта они могли бы добиться, просто сочинив песни вместо того, чтобы вдохновлять на совершение достойных воспевания подвигов – так было с явно выдуманным героем Песни о делах минувших, - и подобные предложения не раз озвучивались. Но все дело было в том, что реальные люди оставляли в мире реальный след, к тому же кое-кому все же удавалось вернуться, чтобы рассказать о своих деяниях, и это придавало историям правдивость, которой иначе они были бы лишены. Была и еще одна причина, которую Осквернители не слишком хотели признавать. Они знали, что истории происходили на самом деле, а значит, им снова было чем восхищаться, они могли на время забыть о боли и сумятице собственных сражений.
Некоторые из этих историй скоро забылись, но прочие продолжали обрастать подробностями. Одним из героев легенд был Нимрод, сильный и гордый мужчина, который охотился на зверей на берегах реки Каллафай – огромные животные после обрушившейся на мир катастрофы сошли с ума. В течение жизни одного поколения четыре города объявили себя его родиной, а животные с каждым пересказом становились все больше и опасней.
Еще одним таким героем была Тани. Легенды о ней появились позже, в те времена, когда отдельные предания о подвигах складывались в единую мифологию, которой трудно было что-то противопоставить (позже с этой проблемой столкнулись сами Осквернители, которым пришлось что-то делать с легендами сомнительного происхождения). Тани, возглавившая несколько набегов на земли верных, ухитрилась найти слабину в обороне Аработа, величественной цитадели скорби ангела Кайэля, что позволило силам Аваддона провести успешную атаку (одну из многих). Годом позже Тани отправилась в Зебул, город памяти, но с тех пор о ней ничего не слышали. Кое-кто из Осквернителей с досадой и стыдом утверждал, что там Тани показали записи о войне, в том числе и том, как падшие манипулировали ее жизнью. Большинство демонов сочло, что ее просто убили.
Все эти усилия принесли желаемый эффект. Теперь человеческие дети мечтали о мечах и битвах со злодеями (которых представляли себе весьма смутно), а затем, становясь взрослыми, собирали армии или отправлялись в одиночные странствования. Некоторые последствия оказались неожиданными. Земледелие и строительство теперь не казались такими уж благородными занятиями, и хотя Осквернители всеми силами старались поддерживать баланс, не позволяя забыть о трудах насущных, люди все глубже погружались в легенды.
Война между ангелами и демонами казалась бесконечной, за ее время появилось много поколений героев. Мало кто из них в одиночку сумел значительно повлиять на ход истории, но в сумме их деяния оказали на мир огромный эффект. К концу войны верные Богу люди вынуждены были ютиться в скрытых селениях, где могло жить лишь несколько семей, и часто их к этому вынуждали их мятежные соплеменники. Порою случалось так, что отряды людей, усиленные демонской магией, побеждали группы ангелов. Самая известная такая история имела место в маленьком болотном городе Вассаиф, где местные жители и три демона (среди которых не было ни одного Осквернителя) убили почти 60 врагов, заманив их в быстро построенную хитроумную ловушку.

Совместная работа|Убрать

Разумеется, были у Осквернителей и другие дела, кроме заманивания людей в дикие места обещаниями золота и приключений. Были битвы с Небесным Воинством, проникновения в мечты и сны верных Небу людей, даже грандиозные планы по изменению расположения рек и озер, чтобы вода текла куда надо, минуя при этом земли врага. То, что вода может быть ценным ресурсом – одним из немногих ценных ресурсов, наряду с ландшафтом и присутствием ангелов в нужных местах, - стало еще одним открытием этой войны. Прочие, такие, как Инана из Железного Легиона, странствовали по земле, поднимая боевой дух отрядов, которые часто находились вдали от укреплений и были лишены поддержки. Кое-кто находил забвение в битвах, берясь за меч и полагаясь на свои физические возможности или же учась применять в бою природные способности. Печальную известность обрел Воху Ману, который использовал песню как оружие, нервируя и сбивая с толку врагов, а часто и доводя их до безумия.
И снова численность мятежных Осквернителей по сравнению с верными Небу ангелами оказалась огромным преимуществом. Все эти события вызывали восторг и ужас (как и воспевающие их песни), но было в них и кое-что еще. Подобно тяжелому труду у смертных, они позволяли забыться, отстраниться от того, чем ранее были ангелы, так, чтобы оставалась только текущая задача да подготовка к выполнению следующей. Некоторые Осквернители с радостью приняли подобную перемену, но у многих она вызывала отторжение. Такое ограничение сознания было настоящим проклятием для всего их существа.
В свободное от всех этих занятий время они стали собираться вместе, но не с товарищами по работе или сражениям, а с представителями своего Дома, зачастую – из других подразделений и легионов. Они совершили паломничество в церковь Танниларна, а затем построили свои собственные церкви. Они сочиняли песни просто ради радости творчества, не преследуя никаких целей. Песни эти причудливым образом совмещали самые разные стили, они то быстро развивали основную тему и мелодию, то столь же быстро отказывались от нее. Прочим формам искусства уделялось не так много внимания, за исключением архитектуры и «религиозной» иконографии, которые занимали особое, четко определенное место. Но, собираясь вместе, Осквернители могли говорить обо всех своих мечтах, обо всех возможностях, которые, казалось, были доступны им перед Падением, всех произведениях искусства, которые им хотелось бы создать. Иногда, особенно когда собиралась большая группа ангелов, никогда не сражавшихся бок о бок, но понимавших их общие устремления и цели, казалось, что они смогут полностью забыть о войне, вернуть себе хотя бы часть былой невинности и принести ее с собой в окопы.
Далеко не все Осквернители вели себя подобным образом. Можно сказать, что такой способ самовыражения был им чужд. Снова и снова они понимали, что наибольшую пользу могут принести, находясь среди тех, кого должны вдохновлять, - в крайнем случае, немного в стороне, чтобы не быть навязчивыми, - поэтому, хотя эти встречи Осквернителей и напоминали о былых днях в океане, многие демоны ощущали в них какую-то неестественность. В этом чувстве они были не одиноки. Довольно большое число демонов с презрением относилось к подобному эскапизму, - даже те из них, кто стремился объединиться с собственным Домом, - утверждая, что такое поведение ослабляет группу. Предводители Эбенового и Кровавого Легионов (в том числе и подчиненные Белиалу) часто запрещали Осквернителям отлучаться надолго или поддерживать отношения с кем-нибудь из других подразделений. В целом можно сказать, что приказы эти выполнялись. Отношение Осквернителей к таким встречам заставляло их повиноваться начальству (хотя на прямую критику они отвечали по-прежнему, утверждая, что хулители им просто завидуют). См. также раздел, описывающий ритуалы и реликвии, чтобы больше узнать о творениях Осквернителей и отношении к ним.

Единственное злодеяние|Убрать

Время Жестокостей не даром получило свое название. По мере того, как очередная военная тактика переставала вызывать потрясение и становилась привычной, появлялись новые идеи – еще более хитроумные, жестокие и бесчеловечные. Все Дома отдали дань жестокости, но находились те, кто считал, будто большая часть вины лежит на Осквернителях (были такие и следи членов Дома). В природе Ангелов Глубин было поощрять изобретательность, а кое-кто из них приобрел дурную славу своими деяниями, равных которым по гнусности не знало Мироздание.
Часто бывало так, что Осквернители не просто что-то делали, но и пытались изменить отношение к поступку так, чтобы он казался самым естественным и верным из всех возможных. Эти попытки пока еще не сложились в вульгарную философскую систему, признающую жестокость величайшим благом, но Дом в своих речах и поступках все ближе подходил к формированию подобного мировоззрения. Оно стало бы оправданием как намеренным действиям (вроде тех, которые совершал Эбеновый Легион в своих поисках предела человеческих возможностей), так и случайным проступкам (почти все смертные испытывали ужас и страдания, как бы ни пытались падшие облегчить их жизнь). Но создание у людей и демонов убежденности в том, что подобные вещи неизбежны и необходимы, нельзя назвать преднамеренным самооправданием. Это была инстинктивная реакция Осквернителей на окружающий их мир. Такими их создали.
Впервые о том, что такое мировоззрение имеет право на существование, открыто заговорили в Алебастровом Легионе. Убийцы сказали, что, чем больше физических ощущений испытывает человек и чем шире набор этих ощущений, тем прочнее его душа будет привязана к миру после смерти тела. Боль казалась более эффективным средством, чем удовольствие, по крайней мере, в теории. Еще одна понравившаяся многим идея была сформулирована подчиненными Тиамат: отсутствие надзора со стороны демонов только увеличит Веру в людях, подчиненных падшим. Осквернитель Набутра, которая в числе прочих озвучивала эту мысль Тиамат еще до Падения, узнала свои слова, облеченные в новую форму. Вскоре после этого она появилась во вражеском городе Аработ, чтобы отказаться от войны и собственного существования.
Все вышесказанное не относилось к причинению намеренных мучений, - хоть человеку, хоть плененному врагу, хоть, в особо мерзких случаях, собрату-демону. Подобные злодеяния совершались представителями всех Домов, всех легионов, и все же Осквернители опускались до подобных низостей реже остальных падших. И дело было вовсе не в доброте или уважении к чужой жизни – на самом деле двигали ими прямо противоположные чувства.
Самую дурную славу из всех укреплений Осквернителей приобрел Нинатан, значительно разросшийся и прозванный Дворцом Вздохов. В его покоях, скрытых глубоко под вулканом, потенциал отдельных смертных использовался для влияния на всю расу: проводилось скрещивание людей, творились странные заклинания и ритуалы, которые должны были оставить свой след на потомстве подопытных объектов. Некоторые Осквернители видели в этом воплощение всех своих устремлений, прочие же считали величайшим непотребством.
Старший лорд Эбенового Легиона, Канасай, пошел иным путем, попытавшись сделать из людей воинов, которые смогли бы штурмовать небесные крепости. Десятки тысяч человек погибли во время обучения, а затем, во время бессмысленных атак, полегли и остальные. Но Канасай не унимался, и во время Долгого Марша его убили. Меньшую известность приобрел демон Зафориэль, который большую часть времени проводил, издеваясь над человеческими племенами, и имя его среди людей стало синонимом безумия и силы. Особое удовлетворение он испытывал, искажая звездные знамения и появляющиеся на земле знаки, чтобы человеческие вожди и мудрецы путались в предсказаниях и в конце концов сходили с ума, вынося своим людям необоснованные и бессмысленные приговоры.
Во время Долгого Марша падший рыцарь Сабриэль из Железного Легиона задумалась об исходе войны с Богом. «Это нельзя назвать войной на истощение, - говорила она своим собратьям, участвовавшим в осаде Касдейи. – Ведь Господь, в отличие от нас, не слабеет. Чтобы победить в такой войне, нужно совершить один-единственный поступок, но мы уже совершили его, отказавшись от прошлого и будущего во имя любви, поэтому любви будет недостаточно. Нет, это должно быть злодеяние, всего лишь одно злодеяние, которое объединит ужаснувшихся ангелов и демонов. Мы видели, как подействовала на мир жертва Каина. Но кто же теперь сумеет совершить этот поступок во благо всем нам? Может быть, Господь? А кто еще?»
Казалось, к ее словам никто не прислушался, потому что мир все больше погружался в жестокость, демоны воевали с демонами, и никто из слышавших ее не мог и помыслить о худшем.

Возвышение и падение Вавилона|Убрать

В течение многих лет казалось, что волна злодеяний пошла на спад – возможно, к лучшему. После победы над мятежными собратьями Люцифер вдохновил всех демонов видением нового будущего, в котором не будет места варварству. Почти все падшие по горло пресытились жестокостями и охотно приветствовали улучшения, которые должен был принести Великий Эксперимент.
Как и во всех случаях, когда речь шла о жизни людей, работы у Осквернителей было очень много. Особо полезными оказались подчиненные Белиала и демоны из Серебряного Легиона (но не из Дворца Вздохов). И все же среди Наблюдателей, десяти учителей, которые странствовали по миру и делились знаниями, способными возвысить людей до уровня богов, нашлось место лишь одному Осквернителю. Пенемью, бывший предводитель, который теперь был лордом Железного Легиона, - и чей послужной список не был запятнан постыдными деяниями, - проявил такой энтузиазм, что его выбрали в качестве последнего и, возможно, самого великого из Наблюдателей. Именно он должен был нести людям дар письменности. Помимо этого, Осквернителей обязали внушить людям мысль о ценности мудрости, чтобы Наблюдатели всюду, куда бы ни пришли, получали достойный прием.
К этому времени силы мятежников подчинили себе почти весь мир, за исключением самых скрытых крепостей врага. Люди впервые после Долгой Ночи пересекли океан и расселились по новым землям, ведомые жаждой странствий, которая частично была делом рук Осквернителей (свою роль тут сыграло и то, что мир стал относительно безопасным: мира не было, но не было и войны).
Разумеется, долго так продолжаться не могло. Ходили слухи, что Асмодей и Аваддон хотят гибели Вавилона, а также что Тиамат постепенно сходит с ума и во всем подчиняется им. Хотя большая часть человечества наконец жила в мире, забыть ужасы Времени Жестокостей было непросто.
За время войны они встречались лишь несколько раз, но Тиамат не забыла Истинного Имени Бельфегор, и теперь заставила раскаивающуюся демонессу выдать тайны Дворца Вздохов. Эти ритуалы были совмещены со знанием плоти, которым владел Аваддон, и дополнены кое-какими артефактами, вскоре после чего на свет появились нефилим, и первого из них породила сама Тиамат. Битвы с этими чудовищами разрушали все, что было построено, а она в безумной ярости бушевала над миром и драконом врывалась в сны людей. Даже после того, как силы мятежников были побеждены Небесным Воинством и низвергнуты в Преисподнюю, она продолжала гневаться, в том числе и на бывших сообщников, не зная и не желая знать, какое наказание Господь определил им всем.
Остальные представители Дома чувствовали себя почти такими же безумными. В битвах с нефилим люди часто выступали против демонов, отвергая все полученные ранее дары. Осквернители не рассчитывали на Люцифера и его несломленное упрямство, поэтому не ощутили его отсутствие так же остро, как прочие Дома. Люди уже покинули их. Ад стал последним фрагментом в узоре.

После Бездны|Убрать

Какие бы чудеса они ни видели в первые дни Творения, какое бы ужасы ни преследовали их на войне и в Аду, Осквернители все же не утратили присущего им ощущения чуда (даже если для его пробуждения и требуется встряска от соприкосновения с человеческой памятью). Может быть, все дело в том, что их новые чувства довольно ограничены, но современный мир представляется им огромным узорчатым полотном, ждущим своих исследователей, даже сейчас, когда он рвется под весом собственных нечистот.

Среди людей|Убрать

Существование большей части Осквернителей строится вокруг людей. Они не сражались за Люцифера, и отступничество детей Адама и Евы стало для них куда более сильным ударом, чем наказание от Господа. Ко всему остальному Осквернители относятся по-разному. Кое-кого из них влекут малые формы (как правило, не меньше, чем отдельно взятый человек). Они могут бросить все силы на то, чтобы возвысить приближенных слуг, не обращая внимания на всех остальных, или же посвятить себя мелочной мести тем, кто, по ощущению демона, мог навредить его носителю. С другой стороны, Осквернители могут сражаться за или против целых культур или сообществ, чье существование будоражит страсти демона.
То, что они сосредоточили все свое внимание на человечестве, вовсе не означает, что они понимают все, что видят. Кажется, что потенциал человечества не был утрачен, но в наши дни он понимается скорее как отклонение. Искусство в лучшем случае – это милые пустяки, вокруг которых собираются небольшие группы ценителей и ведутся споры между богатеями; в худшем же случае это отрыжка бизнеса. Нельзя сказать, что в мире не хватает красоты, - скорее уж, красота стала фетишем современности, - но она низведена до уровня кулинарных шоу и документальных фильмов о дикой природе. Телевидение показывает, как кто-то занят делом, и зрители могут отлично себя чувствовать, не ударив пальцем о палец.
Значит, надо как-то пробудить в людях страсть к приключениям и переживаниям, но Осквернители не могут решить, что нужно для этого сделать. Так как во время войны Дом с неизменным успехом вдохновлял на подвиги бесчисленные поколения героев, многие Осквернители надеются повторить это достижение. Но новая структура общества серьезно осложняет им задачу. В наше время хватает героев, но они, как правило, почитаются за достижения в одной области и ничего не значат во всех остальных сферах жизни – профессиональный спорт и индустрия развлечений могут послужить тому прекрасным примером. К тому, кто пытается проявить себя в политике, обычно относятся с предубеждением и недоверием. Можно сказать, что существует набор возможностей, на основе которого формируются ролевые модели и примеры (в том числе и для самих Осквернителей, пытающихся понять, что же вдохновляет современных людей), но не более того. Возможно, при должной заботе часть этой страсти и жажды славы и удастся направить в нужное русло.
Отдельные Осквернители или решают бороться с этим течением, или же плывут туда, куда оно их несет. У каждого подхода есть свои недостатки. Величайшей неприятностью может стать простая нехватка времени. Никто не может быть уверен, что впереди его ждут поколения людей, которых можно будет вдохновлять, – перемены происходят с пугающей скоростью. Создается впечатление, что Осквернителям придется иметь дело с теми, кто окружает их, и надеяться, что люди, избранные ими для величия, не сломаются.

Рабы|Убрать

Лучше всего Осквернители чувствуют себя при общении с группой, а не с отдельными поклонниками. Разумеется, почти все демоны рады окружить себя рабами, но все же большинство из них предпочитает, чтобы эти люди не были знакомы друг с другом, хотя бы ради удобства и безопасности. У более тесной группы есть свои преимущества, в том числе и совместная поддержка (включающая утешения и соперничество внутри группы) тех немногих, кто знает истину. Осквернители предпочитают опираться на группу в целом, хотя ничего не имеют против того, чтобы собрать несколько групп поклонников. Будут ли они привлекать себе на службу уже существующие объединения, начнут с одного человека, чтобы затем перейти к его знакомым, или же станут порабощать отдельных людей и знакомить их с остальными членами группы, зависит от ситуации. Более того, порою они берут на службу людей с очень низким потенциалом Веры, не способных на ежедневные приношения, если они хорошо вписываются в группу.
Некоторые Осквернители отдают предпочтение культам, построенным на сексе, частично из-за преданий о суккубах (которым они сами могут верить из-за некоторого помрачнения сознания), частично из-за надежды на большую сплоченность и желания дать выход таящимся в них страстям. Но очень скоро они понимают, что одного секса недостаточно. Если весь культ строится только на нем, очень скоро механизм приходит в расстройство, или же секта не дает столько Веры, сколько хотелось бы. Многие к тому же осознают, что участвовать в подобных мероприятиях неразумно. Без соответствующей подготовки столь тесный контакт скорее всего просто выжжет раба изнутри. Секс (как обещание, так и само действие) может стать хорошей приманкой, но со временем люди теряют связь с группой и сосредотачиваются только на самом демоне, зачастую приходя к крайним степеням нарциссизма или напрочь теряя самоуважение в процессе.
Идеальным можно считать объединение наподобие артистической коммуны или малочисленного политического движения. Оно позволяет рабу познавать самые разные стороны мира (особенно если ему задать нужное направление), в результате чего человек начинает больше ценить и сам мир, и свое место в нем. Именно тогда демон может извлечь из него максимум пользы.
Что касается выбора кандидатов в рабы, то тут существует множество возможностей. Тщеславные люди редко становятся хорошими последователями, так как с трудом могут вынести зрелище физического совершенства, но те, кто гордится своими достижениями, имеют немало шансов сохранить свое «Я», когда им станет известная истинная природа их покровителя – и всего космоса. Такую гордость можно встретить не только у артистов и политических активистов. Например, мужчины и женщины из бедных районов, агрессивные и самоуверенные, может быть, и не слишком склонны любоваться красотами природы, но могут образовать надежную и деятельную группу (которая пригодится в сражениях).
Еще есть люди религиозные и проницательные, сильно отличающиеся от тех, к кому изначально тянуло Осквернителей. Действуя осмотрительно, демон может завязать с таким человеком тесные отношения, даже дружбу, и постепенно открывать ему правду о себе и окружающем мире. После этого ему остается надеяться, что раб сумеет понять мотивы его действий и не лишится рассудка и силы воли. В этом случае демон сумеет получить от одного человека большое количество Веры. С человечеством в целом Дом ведет себя примерно так же.

Общество|Убрать

Осквернители подталкивают своих рабов к пониманию мира, но вместе с тем и к его изменению. Их интересы и влияние не ограничиваются теми людьми, с которыми они заключили договоры. Они выискивают значимых людей и знакомятся с новыми идеями, часто для того, чтобы подтолкнуть их в нужном направлении. Их интересует не столько правильность идеи (и не нравственность смертных), сколько ее влияние на общество в целом – сможет ли она изменить общество в лучшую или худшую сторону, станет ли образцом для подражания. Большинство рабов и помощников демона может пострадать, когда выяснится, что Осквернителя интересует не столько сами концепции, сколько их распространенность и глубина восприятия. Он может настроить группу так, чтобы ответ на ее действия стал совершенно неожиданным, и демон сделает это с любовью и заботой, даже если в результате члены группы лишатся жизни или рассудка.
Но Осквернитель, осаждаемый чужими воспоминаниями и переживаниями, постоянно страдающий от Муки и силящийся вспомнить, какую роль он играл в войне против Неба, не может полностью погрузиться в столь абстрактные размышления. Рано или поздно он поймет, что есть вопросы, как важные, так и неважные, которые вызывают в нем искренний отклик, что есть люди (или хотя бы группа людей), которых он постарается уберечь от опасностей. Кажущиеся вполне естественными поступки будут вызывать чувство вины (и усиливать Муку, и без того запустившую когти глубоко в душу демона).
К тому же для того, чтобы манипулировать обществом в целом, надо хорошо разбираться в путях распространения концепций и идей среди его членов, а также в людях, прислушивающихся к этим идеям. Без этого манипуляция будет неэффективной или вовсе приведет к неожиданным результатам. Недавно вернувшийся на Землю падший едва ли на такое способен. Он знает теорию (он сам – теория), но ее применение на практике сильно затруднено из-за размеров заселенной территории или глубокой разницы культур, которую можно обнаружить даже в относительно небольшом и однородном городском поселении. Большинство по крайней мере осознает, что тот образ культуры, который создается функционирующими в ее рамках информационными и развлекательными системами, крайне недостоверен (в конце концов, они сами писали книгу), поэтому требуется множество наблюдений, разъездов и экспериментов.
Теоретически, все эти трудности должны быть частью эволюционного процесса, протекающего в них и сочетающегося с их попытками влиять на окружающий мир. На практике демоны не могут позволить себе такой роскоши. Запутанность демонской политики, угроза со стороны Привязанных и мир, отвлекающий на себя внимание, означают, что у демонов возникает много спорных приоритетов. То, что Осквернитель предпочтет начать с местных проблем, по крайней мере, на первых порах, упрощает задачу. Начав с какой-то ограниченной территории (например, с многоквартирного дома или маленького городка) или иным образом ограничив набор объектов для воздействия (например, представителями одной профессии), демон может подготовиться к решению более масштабных задач, лежащих перед ним.

Среди демонов|Убрать

Несмотря на число тех, кто был извлечен из Бездны и стал Привязанным к Земле, Осквернители не являются самым многочисленным Домом из всех, кто бежал из Ада через трещины в стене. Беглецы со всей доступной им скоростью прорывались через слои реальности, и, охваченные жаждой ощущений, вселялись в первое же подходящее тело.
Из-за этого всепоглощающего стремления ощутить материальный мир Дому пришлось потратить немало времени на самоорганизацию. Осквернителям не свойственно искать себе подобных, поэтому многие предпочли не обращать внимания на новых беглецов из Ада, в одиночку исследуя окружающие их чудеса. Но большинство не смогло надолго удержаться в таком состоянии и вынуждено было, отвлекаясь от недавно обретенной близости с людьми, вернуться в сообщество демонов. Они искали убежища от опасностей или же присоединялись к адским дворам.
Некоторым Осквернителям такая скрытность не была присуща. Ламмасу мог еще во время войны пресытиться однообразным существованием смертных. Он мог считать, что его грандиозные замыслы будут реализованы только при помощи адского двора. Демон мог считать, что навыки общения лучше оттачивать на других падших, или, может быть, просто хотел оказаться рядом с теми, с кем сражался плечом к плечу.

Дворы|Убрать

Как и в случае с Легионами, Осквернители быстро поняли, что они плохо приспособлены к жизни при дворах. Но теперь отношения между дворами и людьми сильно изменились. Вся система стала менее стабильной, чем была когда-то, из-за резко сократившегося числа демонов и из-за того, что теперь при дворе может быть представлено несколько фракций (во времена легионов каждый из них создавал отдельные адские дворы). Поэтому Осквернители почувствовали, что остальные демоны придают им больше значения, чем когда-либо ранее, и у них появилось больше возможностей влиять на структуру в целом.

Группировки|Убрать

Структура группировок лишь немногим уступает по сложности структуре дворов, и Осквернителям снова удалось вписаться в эти огромные наделенные властью организации успешней, чем они ожидали. Особенно хорошо им удается лавировать между масштабными замыслами своей фракции и локальными интересами двора. Они упрощают связь и взаимодействие между двумя властными образованиями.
Поговаривают, что без Осквернителей Жаждущие (Губители) никогда не смогли бы стать фракцией, так и оставшись неорганизованной группой индивидов, стремящихся разрушить все вокруг. Это не совсем верно, но все же Дом играет важную роль в поддержании философии Жаждущих и нацеливании их на выполнение малых задач, которые в итоге приведут к реализации общего замысла. Еще одной фракцией, в которой сильно влияние Осквернителей, являются Фаустианцы. Но эта группировка привлекает и других демонов, разделяющих общие устремления, поэтому достижения Осквернителей  в ней менее заметны.
В группировке Скрытных Осквернители обычно выполняют обязанности странствующих исследователей. Те немногие, кто присоединился к Люциферианам, по большей части сосредоточены на удержании своего места в иерархии, поэтому прекрасно вписываются в ряды группировки. Редко какой Осквернитель становится Миротворцем. Но эта фракция активно привлекает в свои ряды всех остальных – возможно, в надежде улучшить свою репутацию среди демонов и усилить влияние на людей.

3

Известные имена
Довольно сложно определить точное число Осквернителей в современном мире. Некоторые из них хранят в тайне свои Небесные Имена и пользуются множеством личин смертных, которые могут походить друг на друга, а могут и нет. Есть и немало таких демонов, кого легко обнаружить, в особенности если они занимают определенное положение. Но и в этом случае ходят слухи о том, кем они могут быть в то время, когда им удается избежать власти бюрократии.
Представители Дома входят в высший состав нескольких фракций, максимально приближенный к общемировым организациям. Сенивель, которая первой из всего Дома предстала перед людьми, сейчас является одним из предводителей Фаустианцев, наряду с Дьяволом Бельфигором (которого не следует путать с его возлюбленной Бельфегор из Дворца Вздохов). Суфлатус, Герцогиня Пыли, некогда была спутницей Сенивель (некоторые говорят – любовницей), но сейчас она возглавляет Губителей вместе с Убийцей Сауриэлем. Никто из них – и, возможно, вообще из всех вернувшихся на Землю, - не может сравниться с Белиалом, Великим Зверем, под властью которого находится большая часть Лос-Анджелеса.
Ниже приводится описание нескольких Осквернителей, не наделенных такой силой, но все же сумевших проявить себя как среди людей, так и среди демонов.

Сабриэль|Убрать

Впервые Сабриэль привлекла к себе внимание демонов, когда она вела переговоры, которые завершились заключением мирного договора между Миротворцами и Фаустианцами Вены. Затем она продолжила свои разъезды, проводя большую часть времени в Европе и изредка наведываясь в Америки и Азию. Язвительность, переменчивая внешность и непостоянство приоритетов сделали ее весьма заметной фигурой при посещаемых ею дворах. Идет ли речь о торговле реликвиями, обмене информацией или верности, она, кажется, всегда знает, к кому нужно обратиться и какова будет цена. Создается впечатление, что нет двора, к которому она не могла бы попасть, будь то утонченный Париж или Брюссель с его бандой опустившихся Жаждущих, но слухи о ее связи с кем-то из Привязанных остались неподтвержденными.
Единственным неизменным признаком всей ее деятельности остается отношение к людям. Ей нравится вдохновлять художников, все зависимости от их жанра или масштабности работы. Она делает их одержимыми как их трудами, так и самой собой (или, по мнению людей, самим собой). Почти всегда это заканчивается трагедией. Самоубийство, безумие, массовые убийства – вот что ждет тех, на кого она обратила внимание. Непонятно, является ли такое положение вещей целью Сабриэль, побочным эффектом ее слишком настойчивых попыток возвысить человека до величия или же частью какой-то иной игры.
Разумеется, такая личность не могла не вызвать интерес. Кнут Талакайн, член фракции Скрытных из Афин, сумел выяснить, в чьем теле она скрывается. Получалось, что Кристина Вадрудакис, целеустремленная молодая женщина, приехала в Афины для учебы в университете, отказавшись продолжать семейный бизнес в каком-то из приморских городишек. Больничные и полицейские записи содержат историю неудавшегося замужества и, возможно, избиений, приведших к выкидышу. После того, как ее машину обнаружили на прибрежной скале неподалеку от ее родного города, Кристину объявили мертвой. Интриги в местных политических кругах привели к тому, что эта информация получила широкое распространение, а через две недели отец Кристины погиб в пожаре при невыясненных обстоятельствах. Когда Сабриэль спросили об этом, они лишь пожала плечами и ответила, что или она сама все сделала, или прикончила того ублюдка, который совершил поджог, но Криптик заблуждается в любом случае. Что все это значит (если вообще что-то значит), осталось неизвестным, но поговаривают, что Талакайн стал больше заботиться о собственной безопасности.
Сабриэль продолжает путешествовать по миру. Список ее друзей и врагов (она далеко не всегда ведет переговоры о мире) постоянно пополняется, а ее мрачная напористость и неясность целей вызывают беспокойство даже у ее союзников.

Бравах|Убрать

Проплыть 112 миль по Флоридскому проливу между Флорида-Кис  и Кубой было странной затеей – в карьере Джил Аллисон  этот заплыв даже не стал бы самым долгим. Подготовка (от приобретения новейшей «акульей клетки» до переговоров со спонсорами) успешно завершилась, погода была самая благоприятная, и марафонский заплыв начался. Все шло по плану до тех пор, когда, проплыв примерно треть пути, Джил вдруг вскрикнула и начала тонуть. Ее безжизненное тело немедленно было извлечено из «акульей клетки» и  поднято на борт спасательной лодки. «Сердечный приступ», - прокричал врач, пытавшийся привести ее в чувство. Внезапно ее сердце вновь забилось, ровно и уверенно. Она открыла глаза и снова закричала, и на этот раз в крике ее звучали смех и вызов Господу.
К тому времени, как прилетел вертолет, чтобы доставить ее в госпиталь для дальнейшего лечения, она успела исчезнуть. Врач и все остальные, кто был в лодке, уверяли, что все в порядке, вот только глаза у них были пустыми и остекленевшими. Береговая охрана быстро прибыла на место происшествия, чтобы продолжить поиски (в том числе и на тот почти невозможный случай, если Джил продолжила заплыв без посторонней помощи), и разразился спор о том, на кого должна быть возложена вся ответственность – если вообще можно говорить об ответственности. Через пятнадцать часов Джил Аллисон выбралась из воды в доках Гаванской бухты и поинтересовалась, куда подевались все камеры.
Ее появление стало сенсацией. Во-первых, сам заплыв; но впечатления от него быстро были вытеснены политическими событиями, когда Джил заявила о своей неувядающей любви к Фиделю Кастро и кубинцам, и вообще ко всем и всюду. Американским чиновникам не удалось умерить ее энтузиазм, и внезапно вся ситуация обернулась большим политическим скандалом.
Джил все же вернулась в Соединенные Штаты, где за ней по пятам следовали толпы людей, в том числе и кое-кто из обитателей адского двора Майами. Было выяснено, что сущность, завладевшая телом Джил, носила имя Бравах, но почти все ее воспоминания о себе до момента встречи с носителем были утрачены. Бравах быстро поняла, что двор Майами ее не устраивает, и принялась искать других демонов, в конце концов присоединившись к фракции Фаустианцев, где чувствует себя как дома (хотя и не вполне понимает всей сложности своего нового положения). Тем временем вокруг Джил, которая словно притягивает к себе разного рода странных личностей, образовался круг из коммунистов, политических экстремистов всех мастей, фанатичных поклонников фитнесса и экстремальных видов спорта, а также немалого числа сумасшедших. Кроме того, пресса по-прежнему проявляет к ней интерес. Бравах начинает управлять этим интересом, и результаты ее стараний могут быть самыми неожиданными.

Индраи|Убрать

Индраи был одним из ангелов, работавших под управлением Тиамат. Он охотно присоединился к восстанию и нашел себе место в рядах Кровавого Легиона. Большую часть войны Осквернитель провел в заботах о людях, живших в городе-крепости Генхинном, во многом - вполне приятное занятие, хотя часто ему хотелось чего-то большего. Если не считать нескольких коротких вылазок, мир во всей его полноте он впервые увидел только в Век Вавилона и во время последовавшей за этим катастрофы. Какая-то часть его сущности пришла в восторг от хаоса и дикости, но в сердце своем он мечтал о более упорядоченной жизни в пределах бастиона Люцифера.
Билли Рохан был подающим надежды голливудским актером, воплощавшим на экране неброскую красоту и тихую страсть. Со временем он мог бы добиться большего, но однажды его поклонники были ошарашены известием о его гибели где-то в ледниках Новой Зеландии, где он принимал участие в съемках очередного фильма. Через два дня было объявлено, что тревога была ложной: Билли был в полном порядке и чувствовал себя лучше, чем когда-либо еще.
С тех пор он был очень занят. Билли продолжал сниматься, и вскоре послышались утверждения, что его актерское мастерство стало поистине завораживающим. Индраи связался со множеством адских дворов и стал одним из самых высокопоставленных Осквернителей во фракции Люцифериан. Он использует свое положение для упрочнения контактов среди смертных, и поговаривают, что сейчас он использует всю силу своего убеждения для начала съемок нового фильма, возможно, нацеленного на продвижение идей Люцифериан. В новом Голливуде, поставленном в тупик катастрофой в Лос-Анджелесе и многочисленными вспышками войн и религиозной лихорадки по всему миру, он может рассчитывать на успех (разумеется, борьбу за влияние на столь могущественное средство пропаганды ведет не он один).
С появлением Индраи связана одна странность: многие демоны считают, что он попал на Землю еще до несчастного случая с Билли. Возможно, с его первым носителем что-то случилось, - но в равной мере возможно, что Индраи не случайно занял тело восходящей звезды кино.

Реликвии и утраченные знания
В тайниках, вскрытых падшими в наше время, принадлежащих Осквернителям реликвий довольно мало, но все же они есть. Можно упомянуть некоторые скульптуры, фрески и картины, а также и более практичные орудия, которым часто не достает свойственной изделиям преступников надежности. В свое время Дом разработал большое количество ритуалов и скрыл информацию о них так, чтобы она не утратилась со временем. Что касается орудий, то результаты порою были не столь обнадеживающими, как у остальных.

Реликвии
Как и Преступники, Осквернители при создании артефактов использовали самые разнообразные материалы, хотя и с совершенно другим обоснованием. Даже самые утилитарные из инструментов в первую очередь должны были быть эстетичными.

Мантия Лируфам|Убрать

Лируфам, Владычица Слез Радости, считалась одной из величайших муз Пятого Дома, дарящей вдохновение и демонам, и смертным. Хотя Время Жестокостей оставило на ней свой след, ее радостно приветствовали всюду, куда она приходила, чтобы поднять дух мятежников. Самым примечательным элементом ее одеяния была мантия, переливавшаяся всеми оттенками зеленого, голубого, коричневого и бежевого и украшенная изменчивым узором из нитей росного жемчуга. Лируфам присоединилась к Серебряному Легиону, ее обязанностью было быстро перемещаться по миру в поисках знаний, которые пригодились бы в Таба’ет, крепости легиона, представлявшей собой заполненный сернистыми испарениями лабиринт. В последний раз ее видели незадолго до Битвы при Красных Бродах.
Мятежники совсем недавно узнали о малимах, которые совершили ряд дерзких набегов на разбросанные по Земле укрепления демонов. Особо сильный удар был нанесен Эбеновому Легиону, который с трудом удерживал позиции, пытаясь совладать с врагом, едва ли ни ежедневно меняющим тактику и вооружение. Группа командиров Эбенового Легиона собралась у Красных Бродов, чтобы обсудить между собой создавшееся положение, но на них напали, и, хотя малимов удалось отбросить, потери были слишком велики. После битвы неподалеку от Бродов обнаружили мантию Лируфам, изорванную и заляпанную кровью. На земле было нацарапано несколько символов, гласивших «Ослепление красотой». Никто не знал, что это значит, жива Лируфам или нет, но когда сам Аваддон заявил, что она шпионила в пользу Неба, ему не осмелились возражать. Имя ее более не упоминалось, а мантия исчезла где-то в лабиринтах Таба’ет.
Сейчас среди Криптиков ходят слухи, что мантия объявилась среди предметов, принадлежавших недавно умершему коллекционеру из Нью-Йорка. Жемчуг давно высох или вытек. Пятна крови (неизвестно, была ли это кровь Лируфам), по всей видимости, были кем-то аккуратно вырезаны. Сохранились лишь обрывки полупрозрачной ткани, по-прежнему привлекающей внимание игрой цветов и оттенков. Появление мантии возродило споры о судьбе Лируфам, и Гипонтель, глава Скрытных, предложил весомую награду тому, кто сумеет установить, при каких обстоятельствах была обнаружена реликвия.
Система: активация реликвии требует единицы Веры (для демона) или единицы Силы воли (для человека). Мантия на единицу уменьшает сложность всех бросков, основанных на Эмпатии, Интуиции, Лидерстве и Актерстве (Performance) и выполняемых в течение одной сцены.

Песнь о делах минувших|Убрать

Одна из первых и самых удачных композиций, созданных вскоре после объявления войны, песнь в руках умелого исполнителя может оказаться мощным оружием. Стихи написаны на енохианском языке, а музыкальный строй отличается сложностью, в особенности для современных умов и голосов. Но стоит лишь человеку заслышать эту песню, как в нем просыпается нечто давно забытое. Демон, знающий хотя бы часть слов и мотив, может вдохновлять людей, сражающихся на его стороне.
Никто точно не знает, из скольких куплетов должна состоять песнь. Известно, что во время войны она постоянно дописывалась, считается, что существует множество разных версий песни, каждая из которых пробуждает свой набор чувств и наделяет смертных слушателей разнообразными способностями. Недавно освободившиеся Ламмасу пытаются восстановить песнь, разрозненные фрагменты которой сохранились в человеческих мифах и воспоминаниях самих Осквернителей. Ее строки для Осквернителей и Скрытных даже стали своеобразной валютой, которой они расплачиваются за разного рода услуги. Поговаривают также, что песнь продолжает дописываться и в наши дни, что сочиняются куплеты, напрямую обращенные к современным людям, но старшие представители Дома решительно оспаривают это предположение.
Далеко не все демоны видят в песне лишь орудие, позволяющее взаимодействовать с людьми. Некоторым она позволяет вспомнить всю красоту и мощь енохианского языка, и такие демоны считают, что песне следует воздать определенные почести – например, исполнять ее во время каких-нибудь церемоний при дворе. Кое-кто видит в песне восхваление войны, которая давным-давно подошла к концу или, в крайнем случае, настолько изменила форму, что песня утратила всякий смысл.
Система: для исполнения песни требуется потратить единицу Веры и выполнить успешный бросок на Манипулирование + Актерство (Performance) (сложность 8). В случае успеха все смертные в пределах слышимости песни становятся невосприимчивыми к любым попыткам контроля над разумом и наполняются мужеством и решимостью. На протяжении сцены сложность всех бросков на Силу воли для этих смертных уменьшается на единицу. Сами смертные не могут исполнять песнь в ее древней форме.
Ходят слухи, что существует версия песни, способная исцелять разум смертных, разглаживая оставленные тяжелой жизнью шрамы и восстанавливая душевное равновесие. Эта версия оказывает воздействие только на одного человека за раз, для ее исполнения требуется потратить две единицы Веры, а не одну. Если песнь была успешно исполнена, для смертного слушателя выполняется бросок на Силу воли (сложность 7). Удачный бросок означает, что смертный исцелился от любых временных и постоянных психических расстройств.

Сорочка Иезу|Убрать

Сорочка новорожденного – покрывающая голову пленка, которая иногда встречается у только что появившихся на свет младенцев – долгое время считалась надежной защитой от утопления. В городе Калогери на одном из многочисленных греческих островов была церковь, где якобы хранилась сорочка самого Иисуса, защищавшая, согласно местному преданию, моряков, среди которых рос юный мессия. Когда Сабриэль исследовала эту легенду, она поняла, что произошла некоторая путаница в именах. Частично мумифицировавшаяся плоть в самом деле обладала силой, но была намного старше Христа. Точное происхождение реликвии осталось неизвестным. Существует несколько теорий, согласно которым реликвия была сорочкой одного их нефилимов или же появилась в результате какого-то отвратительного эксперимента Бельфегор из Дворца Вздохов. Еще одна теория гласит, что сорочка Иезу принадлежала существу неведомой расы, которая появилась на Земле через много веков после окончания войны и заключения падших, и эта идея тревожит воображение кое-кого из Осквернителей.
Реликвия должна защищать своего владельца и тех, кто связан с ним узами крови, от штормов и бушующих вод. Она не обеспечивает защиты именно от утопления (тому, кто оказался в заполняемой водой герметичной емкости, она не поможет), но люди, очутившиеся в морских волнах, будут вынесены на поверхность и без вреда для себя минуют острые скалы. К тому же владельцу реликвии не причинят вреда обращения и ритуалы, основанные на Знании Бурь.
Система: активация реликвии требует единицы Веры (для демона) или единицы Силы воли (для человека). После активации сорочка защищает владельца и тех, кто связан с ним кровными узами, в течение нескольких дней (их точное число равно значению Веры или потенциала Веры у владельца). Природа уз довольно свободная, важно лишь, чтобы они были основаны на крови. Это может быть связь между членами семьи (родителями, детьми, братьями и сестрами), результат какого-нибудь ритуала на крови или же эффект от переливания крови. Никаких очевидных ограничений у таких уз нет.
Сложность бросков на Атлетизм или Выживание в ситуациях, связанных с плаваньем или выживанием на море, для защищенных реликвией персонажей уменьшается на два. Любые повреждения, нанесенные непосредственно штормом, - удары о воду и скалы, удары молнии, - считаются ничтожными.

Трезубец Ясинкати|Убрать

Ясинкати был падшим рыцарем на службе у Абинерета, внушающим страх воином-одиночкой, и славился превосходным владением обсидиановым трезубцем, прозванным Проклятием Ангелов. Когда отряд обозленных малимов наконец поймал и убил Ясинкати, все сочли, что его трезубец был уничтожен, и до недавнего времени это мнение не менялось. Артефакт обнаружили на борту лодки, которая занималась незаконным сбором уцелевшего после кораблекрушений имущества где-то у берегов Венесуэлы. Группа Криптиков, пытавшаяся восстановить ход событий, пришла к выводу, что один из членов команды был захвачен демоном в результате какого-то несчастного случая. Демон нырнул в море и нашел оружие (предположительно, падший сохранил воспоминания о трезубце или услышал его призыв), а затем напал на остававшихся на борту людей и был застрелен капитаном судна. Из-за трезубца все системы корабля отключились, так что оставшиеся в живых моряки умерли от ран и воздействия вредных элементов. Скрытные полагают, что трезубец был спрятан в каком-то обширном тайнике на океанском дне вместе с другими реликвиями, но почему малимы попытались скрыть столь мощное оружие, так и осталось невыясненным.
Система: Проклятие Ангелов – это изготовленный из обсидиана посох с обернутым акульей кожей древком, он наносит летальные повреждения с Силой +2. Для его активации требуется потратить единицу Веры (для демона) или Силы воли (для смертного), после чего трезубец будет работать до конца сцены. Активированная реликвия наносит не летальные, а усиливающиеся повреждения, обсидиановые наконечники трезубца без усилий пронзают любую обычную броню. Только артефактная броня (улучшенная, зачарованная или демонская), а также броня, обеспечиваемая Апокалиптической формой, позволяют поглощать полученные от него повреждения. Наконец, активированная реликвия создает вокруг себя сильное магнитное поле, которое разрушает все электрические приборы в радиусе нескольких ярдов (число ярдов равно временному значению Веры у владельца реликвии). Любое находящееся на этой территории электрическое устройство, от простой лампочки до компьютера, перестает работать. Если значение Веры у персонажа больше 7, поломка становится постоянной.

Человек за деревом|Убрать

Дворец Белиала был заполнен сокровищами и произведениями искусства, в том числе и множеством скульптур людей в натуральную величину, вырезанных из вещества под названием киатум, мягкого камня, чьи залежи можно было найти под океанами; он походил на магму, но был не таким горячим (примерно 4800 по Фаренгейту). Самым любопытным его свойством была способность постоянно сохранять температуру, а при должном обращении – и форму. Недавно несколько падших сообщили о культе Привязанного к Земле, возникшем в одном из восточно-российских городов где-то под Новосибирском. Все указывает на то, что реликварий Привязанного представляет собой не что иное, как Человека за Деревом, одну из древних скульптур Белиала.
Привязанный, судя по всему, - это Осквернительница по имени Басирайкаэль, одна из младших падших рыцарей Серебряного Легиона. Сама статуя вызывает гораздо больший интерес, и сейчас, пока новость еще не получила широкого распространения, несколько фракций готовятся предъявить на нее свои права. Такая заинтересованность вполне объяснима. В наши дни произведение искусства, напоминающее о человечестве времен Эдема, является исключительно редким образчиком красоты. Оно также может указать на местонахождение остальных сокровищ Белиала, ценность которых многократно превосходит ценность отдельно взятого артефакта. К тому же киатум встречался довольно редко даже в те дни, и не чуждые прагматизма демоны (в особенности Преступники) считают, что смогут найти ему хорошее применение. И, наконец, кое-кто верит, что предмет, некогда находившийся в собственности Белиала, поможет так или иначе повлиять на своего бывшего хозяина.
Но, хотя Басирайкаэль (если в статуе действительно обитает она) нельзя назвать слишком могущественной, все же ей удалось создать хорошо организованную секту, и все недавние попытки «освободить» статую окончились ничем.
Система: сама по себе эта реликвия не обладает какими-то примечательными свойствами, но, помимо того, что она стала реликварием для очень «молодого» Привязанного, статуя почти наверняка несет на себе немалую часть Истинного Имени Белиала. Демон или смертный, завладевший статуей, может попытаться разобрать фрагменты Истинного Имени Великого Зверя (правила распознания приводятся в основной книге правил). Сколько частей имени можно узнать по статуе, решает Рассказчик.
Вещество киатум из-за своей высокой температуры наносит усиливающиеся повреждения. Избежать ущерба, который статуя наносит всему, что ее окружает, можно только за счет тщательной подготовки. В наше время создано немало материалов, способных выдерживать высокую температуру, но для того, чтобы воздухом вокруг статуи можно было дышать, потребуется весьма мощная система охлаждения.

Путы Ашмаэля|Убрать

Большинство демонов считают Осквернителя Ашмаэля скромным мастеровым, возможно, одним из тех, кто до войны большую часть времени проводил в глубинах подводного дворца Белиала. Сохранилось несколько историй о его гибели в одной из первых битв, после чего его работы стали неофициальным символом Дома Осквернителей. На самом деле Ашмаэль – это выдуманный персонаж, главный герой песни, воспевающей связь между «ангелом» и человеком, а его путы изначально были лишь словесной фигурой. Позже было создано несколько артефактов, получивших это название, и самым распространенными из них стали те, которые пленник не хотел снимать. Чаще всего путами пользовались придумавшие их Осквернители, но изготавливались они Преступниками Серебряного Легиона, и секрет их производства считается утерянным. До наших дней сохранилось пять-шесть подобных артефактов, хотя, возможно, еще некоторое их количество хранится в разбросанных по всему миру тайниках.
Став символом Дома в целом, путы не лишились и иного, более сложного смыслового наполнения, льстящего, к примеру, Кровавому Легиону, который оберегал человечество, и малоприятного для Серебряного Легиона, который это человечество эксплуатировал. В наши дни Осквернители из числа Фаустианцев рассматривают путы как символ предначертанной им связи с людьми (и власти над ними), а Жаждущие и Миротворцы видят в них цепь, которую надлежит разорвать.
Система: путы имеют форму наручников и, будучи застегнутыми на запястьях узника, создают связь между ним и тем, кто его пленил, позволяя последнему узнавать все мысли и эмоции пленника. Застегнуть наручники можно, только потратив единицу Веры, - в отличие от прочих адских артефактов, путы создавались так, что воспользоваться ими мог только демон. Активировав путы, персонаж будет точно знать местоположение пленника относительно его самого. Он знает, где и на каком расстоянии от него находится плененный персонаж. Более того, сконцентрировавшись, демон может подслушать, о чем тот думает. Выполняется бросок на Манипулирование + Осведомленность (сложность 7). Если бросок был удачным, демон в течение хода может читать мысли пленника.
У наручников нет замка, который можно было бы открыть или взломать. Их можно сломать, приложив немалую силу, но в процессе пленник может серьезно пострадать. Запас бросков на поглощение урона у наручников равен 10 кубикам, и каждый поглощенный уровень повреждений передается пленнику в форме усиливающихся ранений. Сами наручники, прежде чем сломаться, могут получить шесть уровней повреждений. Сломанные путы больше не используются. Снять наручники без ущерба для пленника может только пленивший его демон. Если он хочет освободить свою жертву, ему достаточно коснуться наручников, и они спадут с запястий.

Слёзы Тиамат|Убрать

Известно, что до наших дней сохранилось лишь несколько загадочных шаров, известных как Слезы Тиамат. Диаметр каждого из них равен примерно дюйму, они изготовлены из кристаллического черного материала, который отражает свет под странными углами, подобно переливающейся на воде масляной пленке. Говорят, что это и впрямь слезы Тиамат, пролитые ею в последние дни безумия, перед тем, как ее низвергли в Бездну. Две таких Слезы нашли неподалеку от Лемурии, цитадели Жаждущих, еще один стал частью дани, принесенной новообразовавшемуся адскому двору в Претории, Южная Африка, и ходят слухи, что четвертый шар находится в Нью-Йорке, в частной археологической коллекции. С другой стороны, ходят слухи, что все эти шары – подделка, изготовленная Привязанным к Земле Осквернителем где-то на Африканском континенте, но подтверждения этой версии нет. Сама Тиамат по-прежнему находится в Бездне, и большинство падших считает, что лучше бы ей там и остаться.
Система: Слезы Тиамат обладают множеством свойств. Если их носить под одеждой, так, чтобы они соприкасались с кожей, Манипулирование владельца увеличивается на единицу (в этом случае значение Атрибута может превышать 5, но от ношения нескольких Слез одновременно эффект не возрастает). Если Слезу поместить в глазницу, на единицу увеличивается и Обаяние, а владелец приобретает возможность влиять на сны смертных. Чтобы воспользоваться этим свойством, нужно коснуться спящего человека. Выполняется бросок на Манипулирование + Интуиция, сложность равна значению Силы воли у жертвы. В случае успеха демон может ощущать и изменять сны человека, влияя на мир его грез и добавляя в него яркие образы, которые смертный будет помнить и после пробуждения. Люди, получившие подобные наставления (или предостережения), будут действовать в соответствии с ними, пусть даже подсознательно, в течение нескольких дней (их число равно значению Веры или потенциала Веры у владельца артефакта).

Ритуалы
Никто не считает Осквернителей первыми изобретателями ритуалов, но все же Ламмасу быстро осознали всю возможную пользу от их проведения и стали горячими приверженцами их использования. Сама идея силы, накапливаемой группой и в результате становящейся чем-то большим, чем просто сумма составляющих ее частей, воспринимается Домом со священным трепетом. Во многом из-за такого отношения ритуалы Осквернителей обходятся без неприятных (или вызывающих отвращение) эффектов.

Рог истинного зрения|Убрать

Это ритуал влияет на сны объекта, выступая своего рода фильтром. В снах появится только то, что соответствует действительности, но суть снов от ритуала не зависит. Если попавший под воздействие ритуала персонаж должен был увидеть какие-то ложные сны, он просто-напросто не увидит ничего.
Традиционно этот ритуал проводился над роговым венцом, взятым у какой-нибудь океанской твари, на который в результате накладывались постоянные чары. Так как сейчас подходящих тварей не существует, чары от ритуала со временем рассеиваются (возможно, кто-нибудь сумеет подобрать нужный материал или выведет новую разновидность тварей, чтобы добиться сохранения эффекта).
Первичное Знание: Знание Желания **.
Вторичное Знание: Знание Узоров *.
Начальная стоимость: 6.
Ограничения: во время проведения ритуала объект воздействия должен находиться в пределах видимости Анкиды.
Минимальное время проведения: 9 минут.
Система: при проведении этого ритуала бросок необходим только тогда, когда какая-нибудь посторонняя сила пытается навеять на жертву ложные сновидения. В этом случае выполняется бросок на Манипулирование + Интуиция заклинателя. Бросок оценивается точно так же, как бросок на Восприятие + Бдительность, используемый для противостояния иллюзиям (см. основную книгу правил). Успешный бросок означает, что сон не смог преодолеть преграду. Или же ритуал действует так, что спящему персонажу раскрываются потайные глубины его личности, позволяя лучше разобраться в себе самом и, возможно, восстановить утраченную уверенность или убежденность. По решению Рассказчика после пробуждения ото сна персонаж может восстановить одну или несколько утерянных единиц Силы воли или же избавиться от временного психического расстройства.
Защитный эффект от ритуала длится несколько ночей (их количество равно числу точек Веры у Анкиды).
Мука: вместо того, чтобы фильтровать возникающие сами по себе сны, ритуал создает свои собственные сновидения, полные ужаса и кошмаров, которые делают невозможным отдых. Эффект от ритуала длится несколько дней (по значению Муки у заклинателя). Каждый раз при пробуждении ото сна в течение этого времени запас бросков на Ментальные Атрибуты у жертвы ритуала уменьшается на один кубик (при этом запас бросков не может быть ниже единицы). Жертва может попытаться избежать такого снижения умственных способностей, оставаясь в бодрствующем состоянии, но для этого требуется бросок на Выносливость или Силу воли (по решению Рассказчика). После того, как эффект от ритуала рассеивается, жертва может восстановить все утраченные умственные способности, спокойно проспав ночь.
Варианты: одна из версий этого ритуала позволяет отсеивать не ложные, а истинные сны. Создание зачарованного предмета в этом случае упрощается, так как материалом для него могут служить зубы морских животных (например, клык моржа или нарвала).

Жидкий убийца|Убрать

Этот простой, но смертельно опасный ритуал буквально заливает легкие жертвы водой, и жертва тонет, находясь вдали от сколько-нибудь крупного водоема.
Первичное Знание: Знание Бурь**.
Вторичное Знание: Знание Основания **.
Начальная стоимость: 8.
Ограничения: проводя ритуал, Анкида должен держать в руке сосуд с ртутью, во время кульминации ритуала жертва должна находиться в пределах видимости заклинателя.
Минимальное время проведения: 16 минут.
Система: выполняется бросок на Манипулирование + Наука (сложность 7). Каждый успешный балл означает некий объем жидкости, которая извлекается из окружающей среды и конденсируется на коже жертвы, медленно затекая в рот и ноздри. Жертва может попытаться стряхнуть влагу с кожи, выполнив бросок на Силу + Уклонение (сложность 7), каждый успешный балл которого нейтрализует один успешный балл Анкиды. Каждый неотмененный успешный балл заклинателя наносит жертве один уровень летальных повреждений за ход на протяжении нескольких ходов (их число равно значению Веры у Анкиды). Воду нельзя собрать полотенцами и абсорбентами, но при высокой температуре она начинает испаряться. Каждые 10 градусов тепла после 90 градусов по Фаренгейту каждый ход нейтрализуют один успешный балл заклинателя.
Мука: вся вода, имеющаяся между заклинателем и жертвой (и на пространстве радиусом один ярд вокруг них), действует аналогичным образом, пытаясь убить любого смертного, оказавшегося в зоне действия ритуала.
Варианты: если вместо Знания Основ будет использовано Знание Ветра**, ритуал станет намного более благотворным, позволяя объекту воздействия (отдельному персонажу или всему частникам ритуала) дышать под водой в течение часа за каждый успешный балл, полученный при броске на Выносливость  + Наука. Добавление Знания Основания* к этой версии позволяет также сопротивляться давлению воды.

Защитник нерождённых|Убрать

До мятежа одной из обязанностей Ангелов Глубин было защищать детей, растущих в материнском чреве. Но в дни, когда на всех обрушились тяготы войны, у них почти не было ни времени, ни желания заниматься этим. В результате был разработан позволяющий выполнить эту задачу ритуал, который приглушал чувство вины, терзающее некоторых Осквернителей (остальные Ламмасу пользовались им  в целях пропаганды и контроля за численностью человечества). Это был один из немногих ритуалов, которые имели отношение к рождению и при этом не были разработаны во Дворце Вздохов, поэтому ему удалось избежать дурной славы, присущей заклинаниям со сходными эффектами. Но из-за возникшей в наше время путаницы и помраченного состояния ума демоны сейчас могут и не помнить о разнице.
Первичное Знание: Знание Метаморфоз***.
Вторичное Знание: Знание Бурь**, Знание Плоти*.
Начальная стоимость: 18.
Ограничения: проводится над беременной женщиной в течение недели после зачатия.
Минимальное время проведения: 36 минут.
Система: выполняется бросок на Выносливость + Медицина (сложность 8). Каждый успешный бросок защищает зародыш от того или иного вредного воздействия. К воздействиям относится, например, передача болезни от матери или отравление попавшим в ее тело ядом, развитие врожденных заболеваний и даже выкидыш. При рождении ребенка все нерастраченные успешные баллы распределяются между его будущими Атрибутами (по выбору Рассказчика). Этот ритуал позволяет создавать детей, чьи таланты намного будут превосходить способности сверстников, тем самым делая их ценным ресурсом для не слишком разборчивого падшего. Ходят слухи, что обозлившиеся демоны и даже Привязанные продолжают совершенствовать ритуал, надеясь создать для себя или своих остающихся в заключении повелителей носителя со сверхъестественными способностями, и в этих целях порою ставят опыты над заброшенными деревеньками, выращивая дюжины измененных детей.
За неделю после зачатия ритуал можно провести несколько раз, но успешные баллы не суммируются. Будет учитываться самый высокий из всех полученных результатов. Над одной и той же женщиной ритуал может проводиться только раз в день. Если женщина беременна несколькими детьми, ритуал воздействует на каждого из них, но количество успешных баллов уменьшается на число детей у нее во чреве.
Мука: ритуал, проводимый при высокой Муке, создает лишенного души близнеца нерожденного ребенка. Вместо того, чтобы защищать дитя от болезней или уродств, ритуал переводит их на близнеца, при этом сохраняя изувеченному плоду жизнь и позволяя ему родиться в мир жестоким кровожадным чудовищем. Как и в случае с низкой Мукой, неиспользованные успешные баллы увеличивают Атрибуты этого близнеца, поэтому может получиться так, что младенец с самого момента рождения будет полностью сформирован (и невероятно одарен).
Варианты: одной из форм наказаний для человеческих женщин было заставить их вынашивать детеныша какого-нибудь животного (обычно козла). Знание Плоти* заменяется Знанием Зверей*. Помните, что звереныш растет с той же скоростью и до таких же размеров, что и человеческих ребенок, поэтому результатом может стать, пусть и очень медленное, но выращивание гигантских животных. Выбор животного может стать источником разного рода осложнений, по решению Рассказчика.

Песнь исступленной битвы|Убрать

Этот ритуал позволяет человеческим отрядам эффективно сражаться и после получения ранений. Под его воздействием люди не чувствуют боли от ран, прилив адреналина и сил заставляет их с удвоенной энергией бросаться в бой.
Первичное Знание: Знание Желания***.
Вторичное Знание: Знание Метаморфоз**, Знание Пробуждения**.
Начальная стоимость: 21.
Ограничения: нужна капля крови от каждого человека, на которого предполагается воздействовать ритуалом.
Минимальное время проведения: 49 минут.
Система: Выполняется бросок на Обаяние + Лидерство. Каждый успешный балл позволяет влиять на три отряда. Если они получают повреждения от второго (Повреждения) до пятого (Тяжелые повреждения) уровня, запас кубиков на броски, при которых учитываются Физические Атрибуты, увеличивается на единицу, а не уменьшается. При получении повреждений шестого уровня (Калека) на них обрушивается весь эффект от ранений. К тому же каждый уровень летальных повреждений, полученный во время действия ритуала, после рассеивания чар создает дополнительный уровень поверхностных повреждений (непоглощаемый). Ритуал длится 10 минут за каждую единицу Веры.
Мука: сама попытка избавить кого-нибудь от боли кажется терзаемой Мукой душе кощунством. Эта версия ритуала увеличивает запас бросков на Физические Атрибуты на единицу, но боль от каждой атаки такая, что штрафы на ранения удваиваются (для Ушибов они составят -1, для Ранений -3, для Калеки -9).
Варианты: в одной из своеобразных версий этого ритуала Знание Пробуждения заменяется Знанием Человечества***. Каждая рана, полученная во время действия ритуала, приводит к тому, что шансы персонажа быть атакованным во время отступления (или перемещения в другую локацию) уменьшаются. Каждый раз, получая рану, персонаж может отступить, и в этом случае штраф на ранение проявляет себя так, как если бы равное ему количество кубиков было успешно брошено при выполнении обращения Исчезновение (Знание Человечества***). Так, если попавший под ритуал воин получает Тяжелые повреждения (штраф на ранения -2), его противнику придется сделать бросок на Силу воли и получить более двух успешных баллов, чтобы продолжить нападение на данного персонажа (а в ожесточенном бою он скорее сосредоточит все внимание на другой жертве). Но, если воин сам продолжает нападать, он теряет возможность укрыться до следующего ранения. Если ему выпало нападать после того, как ранивший его персонаж уже походил, ему придется прервать действие, чтобы удержаться от атаки (см. основную книгу правил). Эффект от Исчезновения на каждого из попавших под него персонажей действует в течение одной минуты за единицу Веры, вложенной в ритуал.

4

Создание персонажа
Если личность зависит от опыта, то у падших в распоряжении имеется множество самого разнообразного исходного материала, чья пестрота кажется еще большей из-за фрагментарности их собственных воспоминаний. Ангел, земной владыка, проклятая душа, человек – в Мире Тьмы все они вносят свой вклад в эту мешанину. И все же большая часть ее элементов дополняет друг друга. Долгая нить демонской жизни укладывается в скорлупу человеческого тела, с которым у демона было что-то общее.

Предыстория|Убрать

У большинства демонов истинный характер определяется их поведением во время войны, а не их участием в Творении (под руководством того или иного командира) и даже не выбором легиона. Но поведение Осквернителей часто с трудом поддается истолкованию, что может быть причиной некоторой двойственности вашего персонажа и реакции на него окружающих.
За исключением Серебряного Легиона, Осквернители нигде не встраивались в обычную иерархическую структуру (если ваш персонаж все же был частью привычной системы – например, участвовал в битвах в качестве воина, то этот факт следует особо отметить). Многие из них, выполняя вспомогательные функции, взаимодействовали с присоединившимися к Люциферу смертными (которые иногда отправлялись к своим сохранившим верность Богу соплеменникам, пытаясь повлиять на их образ мыслей, или к тем, кто до сих пор не мог определиться с выбором). Они также работали над образом своих соратников и себя самих. Так, Эбеновый Легион славился своей жестокостью и безжалостным использованием людей. Некоторые из состоявших в его рядах Осквернителей подавали эти действия как проявления мужества и благородства, прочие придумывали ужасные проклятия, побуждавшие к продолжению резни и дальнейшей деградации. Какой из этих методов был вернее (или коварней), спорят до сих пор. Осквернителям свойственно было со временем менять поведение и мотивы, и хотя такой поступок часто был реакцией на какие-то определенные обстоятельства и сложности, с которыми демоны столкнулись в процессе познания мира, с равным успехом он мог быть и частью какой-нибудь хитрой интриги. Большинство разумных существ способно одновременно придерживаться двух противоречивых точек зрения; Осквернители буквально наслаждались этой возможностью.
При создании персонажа могут возникнуть сложности с выбором черт, которые характеризовали бы его. Возможно, ему свойственно малодушие, но малодушие это может иметь вполне разумное объяснение. Он мог взять в руки оружие и самозабвенно размахивать им, но причиной такому поведению может быть осознанное желание отойти от привычного образа Дома или стать примером для окружающих. Демон сам может не осознавать своих истинных мотивов – слово «намеренно» с трудом можно отнести к представителям этого Дома.
К счастью, на этом трудности заканчиваются. Осквернители часто более искусны в умении манипулировать, чем все остальные. Многие из них сформировались как яркие личности, накладывающие отпечаток на все, с чем они соприкасаются. Многих терзают заботы, от которых они не могут отмахнуться, часто у них есть слабости, определяющие все их поступки. Сложность раздираемой войной вселенной часто приводила к тому, что все их вдохновение пропадало втуне или оказывалось направлено не на те объекты. Представление об Осквернителе как о tabula rasa, отражающей и обогащающей мир через искусство и взаимодействие, - вот тот идеал, которым вдохновляются многие из них, но который так и не могут достигнуть.

Носитель|Убрать

Не стоит забывать и о том потрясении, которым сопровождалось пробуждение в теле смертного, когда радость от свободы смешивается с осознанием ограничений, накладываемых смертной плотью и памятью. Как оно влияет на персонажа?
Как указано в основной книге правил, носитель Осквернителя обычно тщеславен и обуреваем страстями. Естественным выбором становятся люди искусства и разного рода активисты, но этим набор возможностей не ограничивается. Подойдут и учителя и ученые, особенно если они склонны к познанию всего нового и распространению знаний в целом, а не одержимы какой-то одной темой (например, сюда можно отнести морских биологов и гидрологов). Дух Осквернителя могут привлечь и иные навыки коммуникации. Телеведущие и ведущие новостей, которых лишь с трудом можно отнести к актерам, все же умеют явить себя публике. Не меньшей привлекательностью будет обладать и местная сплетница, которая всегда держит ушки на макушке, а глаза – широко раскрытыми, и способна докопаться до правды. Но в этом случае нужно, чтобы слухи были одной из главных составляющих жизни носителя – простые любители посудачить не подойдут.
Дела сердечные притягательны по-своему. Демона может привлечь откровенное распутство, поиски любви и утешения или же безграничная верность и неразделенная любовь. Еще одну категорию подходящих носителей составляют транссексуалы, физические или эмоциональные. Никаких метафизических объяснений этой склонности нет, но люди, способные противостоять общественному давлению и отстаивать свое право выглядеть и вести себя так, как хочется, с большой долей вероятности привлекут внимание Осквернителей.

Концепция|Убрать

Осквернители часто кажутся существами непостоянными, но их внутренняя картина мира – то, как они видят себя и свое место во вселенной, – намного более целостная, чем выглядит на первый взгляд. Ниже приводится описание нескольких наиболее распространенных в Доме концепций, но кроме них существует и множество других.
Обманщик: эти персонажи могут действовать как за кулисами, так и на сцене, но все их усилия будут направлены на побуждение окружающих к достижению какой-то цели – часто художественной или политической. Это может быть какой-то грандиозный замысел или нечто более скромное, например, помощь собственным слугам в самореализации. От прочих демонов, также не чуждых манипуляций и обладающих харизмой, обманщики отличаются тем, что им нравится придавать себе загадочный и многозначительный вид, так что даже те, чьи интересы они пытаются продвинуть, не до конца понимают, в чем участвуют. Некоторые демоны весьма терпимо относятся к подобному поведению, которое было присуще кое-кому из Осквернителей с самого начала мятежа, другие же почти открыто презирают его. Но люди часто бывают слишком увлечены, чтобы разглядеть картину в целом, и охотно поддаются благоговению, страху или раздражению.
Лазутчик: эта концепция описывает тех Осквернителей, кто тихо и незаметно проникает в узловые отсеки мирового механизма. Из всех членов Дома они – наиболее собранные, твердо отстаивают свои взгляды и охотно берутся за рискованные задания, если те способны приблизить их к цели. Их интересуют мелочи, и часто они подкрепляют природные таланты впечатляющим набором вспомогательных средств, в том числе и тщательно продуманным реквизитом и ресурсами, которые способны кого угодно сбить со следа. Чтобы добиться своего, они способны подолгу оставаться на третьих ролях или неделями работать в тайне ото всех. Некоторые из них наслаждаются обманом, другие же просто с толком используют свои таланты. Кое-кто даже пытается забыть все пережитые ужасы и раствориться в другой личности.
Морской волк: эти персонажи избегают манипуляций и прочих игрищ, принятых в демонском сообществе. Из своих собратьев они ближе всех к начальным стихиям, зачастую они отстранены и жестоки, но проявляют искренний интерес к людям.  Чаще всего они обитают вдали от городов и соблазнов цивилизации. Моряки, исследователи, отшельники, стремящиеся созерцать мир с удаленного берега, - вот самая подходящая для них компания. Многие из них становятся тайными наставниками для окружающих (может быть, манипулируя ими сильнее, чем сами осознают), но они также готовы учиться у людей и хотят жить среди тех, за кого сражались много тысячелетий назад. Могут ли они при этом избегать конфликтов – это уже другой вопрос.
Сирена: эта концепция схода с концепцией обманщика, за тем исключением, что все усилия сирены будут направлены на превозношение ее самой. Она привыкла к поклонению людей и все ее игры с разумом окружающих имеют только одну цель: заставить их полностью забыться и погрузить их в разрушительную экзальтацию. Некоторые ограничиваются тем, что создают вокруг себя группу особо преданных поклонников, которые могут оказаться полезными в дальнейшем. Но им следует соблюдать осторожность, потому что подобный нарциссизм – вне зависимости от мотива – это прямой путь к Муке.

Натура и Маска|Убрать

Среди наиболее подходящих Осквернителям Натур можно назвать Одержимого, Бонвивана, Нянюшку (Опекуна), Ребенка, Щеголя, Педагога, Экстремала и Трикстера. Не так уж редко встречаются и более «серьезные» Архетипы, например, Зодчий, Перфекционист, Консерватор или Фантазер. Только некоторые Натуры, такие, как Одиночка, Мученик или Мошенник (Rogue), противоречат самой сути Дома, хотя некоторые Осквернители избегают общества демонов, предпочитая им смертных, что может иметь схожие проявления. Мало кто становится настоящим одиночкой, и в основном это связано с характером носителя (создается впечатление, что современная культура поощряет подобные стремления в художниках).
Что касается Маски, то у Осквернителя она может быть любая. Некоторые часто меняют Маски, другие выбирают личины с учетом обстоятельств, кое-кто довольно постоянен в своем выборе. Большинство Осквернителей выбирают постоянную Маску для общения с теми людьми, которым они доверяют, но и в этом случае понять их истинные чувства непросто. Если сторонний наблюдатель решит, что Маска Осквернителя противоположна его Натуре – или попытается сделать еще какие-либо выводы о целях и намерениях демона, - он рискует оказаться в дураках. Может показаться, что демон утратил осторожность, но эта откровенность может быть лишь еще одним слоем маскировки. Разумеется, не все Осквернители любят подобные игры.

Первичное Знание|Убрать

Выбор первичного Знания в самом начале – неплохая идея, так как это Знание четко указывает на предысторию персонажа. Также оно может повлиять на распределение баллов на начальных этапах создания персонажа.
Знание Желания наиболее распространено среди тех, кто изначально работал под руководством Тиамат. Многие Осквернители освоили его во время войны, чтобы эффективней влиять на людей по обе стороны фронта.
Знанием Бурь владели подчиненные Белиала и Карансай, в основном оно распространено среди тех, кто не хотел терять связь с изначальной стихией.
Знание Метаморфоз было разработано подчиненными Пенемью и Маркивы. В основном это Знание изучали те, кто считал, что в общении с демонами от него будет больше пользы, чем от Знания Желания.

Атрибуты|Убрать

Для подавляющего большинства Осквернителей самыми важными являются Социальные Атрибуты – практически по умолчанию. Но у отдельных представителей Дома соотношение трех групп Атрибутов может быть самым разнообразным.
Физические
Хотя Физические Атрибуты не так важны, как Социальные, они все же отражают стихийную природу демона. Эти Атрибуты часто выбираются в качестве вторичных, а иногда – и первичных. Причиной предпочтения Физических Атрибутов всем остальным может быть сосредоточенность персонажа на силе и гибкости водной стихии, а не на управлении смертными (возможно, изначально персонаж служил под началом Белиала и не соприкасался с людьми, или же состоял в Эбеновом Легионе, где ему требовалось развивать навыки боя). Иногда на выбор влияют и характеристики носителя. Человек, который считал свое тело чем-то вроде витрины для демонстрации своего искусства или инструмента для махинаций, а затем привлек демона, может быть весьма одаренным физически.
В этой группе предпочтение чаще всего отдается Ловкости, так как многие ангелы Дома были гибкими и подвижными. Для тех из них, кто принимает Образ Бурь, важное значение имеет Выносливость, так как эффекты этого Знания практически полностью зависят от физической стойкости персонажа. Сила не столь важна, разве что как отражение предыдущего опыта носителя.
Социальные
Господь сотворил Нереид, чтобы они вдохновляли всех остальных и были своего рода проводниками красоты и умения эту красоту ценить. Поэтому не удивительно, что большая часть Осквернителей считает Социальные Атрибуты важнейшей составляющей своей природы. Некоторые предпочли иные сферы деятельности, поэтому Социальные Атрибуты не обязательно будут первичными, но только малая часть Осквернителей – те, кто категорически отказывается соглашаться с замыслом Господа и поэтому презирает любой опыт, полученный вместе со своими соплеменниками, - решаются сделать их третьестепенными характеристиками.
Разброс значений внутри группы зависит от конкретного персонажа. Многие уделяют одинаковое внимание всем трем характеристикам. Те, кто предпочитает Манипулирование Обаянию, обычно склонны просчитывать использование своих талантов. Внешность во многом зависит от носителя, но присутствие Осквернителя сглаживает недостатки, поэтому тело начинает выглядеть лучше, чем когда-либо раньше.
Ментальные
Ментальные Атрибуты зачастую не очень выражены, так как Осквернители предпочитают логике интуицию и эстетику. Тем не менее, многие из них благодаря зоркости (и развитости прочих чувств) обладают высоким значением Восприятия, а Сообразительность часто прекрасно дополняет Социальные навыки. В результате самое низкое значение оказывается у Интеллекта, хотя у некоторых персонажей значения всех трех характеристик равны. Даже те Осквернители, которые проявляют интерес к политике, зачастую больше интересуются взаимодействием между людьми, подталкивающим друг друга к тем или иным выводам, чем изучением сложных вопросов и ситуаций. Исключение составляют те, у чьих носителей чувство прекрасного включало и восхищение сложностью. Например, у демона, чей носитель был морским биологом, восхищающимся изяществом подводных экосистем, Интеллект может иметь самое высокое значение из всех Атрибутов.
Есть и еще одна причина отдать предпочтение Интеллекту – он становится полезным на высших уровнях всех трех путей Знаний Осквернителей. Если вы собираетесь развивать один из этих путей, имеет смысл с самого начала наделить персонажа светлой головой, чтобы он смог лучше разобраться во всех тонкостях Знания (ниже сказано, что, хотя многие Осквернители знакомы с несколькими Знаниями, им не свойственно добиваться высоких значений ни в одном из них).
Осквернители, раньше работавшие под началом Тиамат, Пенемью и Маркивы, предпочитают Ментальные Атрибуты Физическим, и, возможно, помещают Социальные где-то между ними.

Способности|Убрать

Зачастую Способности – это сохранившиеся навыки и таланты носителя, усиленные опытом и уверенностью демона. Слепо привязывать Способности к тем путям Знаний, которые вы собираетесь развивать, не стоит, но все же надо помнить о связи между ними. Пути Знаний Осквернителей используют широкий набор Способностей, в основном – Эмпатию, Медицину и Хитрость. Первая из них имеет большое значение в том случае, если первичным было выбрано Знание Желания, и становится еще важнее, если персонаж также владеет и Знанием Человечества (и в любом случае не помешает большинству Осквернителей).
Таланты
Осквернителям подходят почти все Способности этой группы. Выбор способов распределения баллов весьма широк. Бдительность, Уклонение (Уворот), Эмпатия, Выразительность, Интуиция и Хитрость – вот наиболее очевидный выбор, но и остальные Таланты не менее важны для большинства Осквернителей. В такой ситуации стоит подумать о распределении приоритетов. Потратив балл-другой на каждый из Талантов, можно создать разностороннего персонажа, но специализироваться он сможет лишь в весьма небольшом наборе областей (хотя этот вопрос можно будет решить позже, за счет различных Преимуществ).
Распределение баллов между Ментальными и Физическими Атрибутами может помочь вам сделать выбор между Атлетизмом и Бдительностью или Рукопашным боем и Знанием улиц. Запугивание и Лидерство подходят тем, кто во время войны осуществлял командование (или создавал видимость, что командует). Большинство смертных охотно поверят, что Осквернитель командовал легионами, но демонам лучше знать.
Навыки
К наиболее подходящим навыкам можно отнести Этикет, Актерство, Маскировку и Выживание. У большинства Осквернителей эта группа Способностей будет второй по значимости. Высокое значение Выживания не обязательно должно быть связано с предыдущим опытом носителя. Оно может отражать присущее демону понимание природных сил, которое позволяет персонажу занять наиболее выгодную позицию, способствующую достижению цели. Этикет понадобится скорее тем, кто хочет плавно вписаться в общество, чем более ярким (и типичным) Осквернителям, которые сами себе создают правила этикета.
Познания
Природе Осквернителей знания не слишком свойственны, к тому же мало кто из них утруждает себя изучением деталей современной жизни. Этих демонов больше интересуют неукротимые страсти. Высокое значение Науки может отражать понимание природных сил (точно так же, как Выживание), а Медицины – понимание процессов, протекающих в теле человека (в основном у демонов, ранее подчиненных Маркиве). Многие Осквернители имеют представление о ритуалах, что позволяет увеличить значение Оккультизма, а кое-кого из них интересует Политика. Из-за своей заинтересованности в общении их может привлечь носитель, владеющий несколькими языками, т. е. повысится значение Языкознания (Лингвистики). Если не удается потратить баллы на изучение Знания Человечества, в будущем можно будет выучить еще один или два языка.
И все же эта группа Способностей чаще всего становится третьестепенной.

Дополнения|Убрать

Осквернителям, с учетом характеристик их носителя, хорошо подходят социальные Дополнения, такие, как Союзники, Контакты и Влияние. Высокое положение встречается редко и обычно зарабатывается какими-нибудь сомнительными деяниями, а не медленным продвижением в военной иерархии. Слава и Ресурсы могут быть получены за счет успешной карьеры носителя – например, актера или телеведущего, - но во всех остальных случаях их наличие маловероятно. Те Осквернители, кто наследует состояние, обычно обнаруживают, что их носитель тратил столько, сколько мог, или же наоборот, не обращал на деньги внимания, отдавшись своим фантазиям.
Совершенство среди Осквернителей распространено меньше, чем в большинстве остальных Домов.

Добродетели|Убрать

Распределение баллов на Добродетели в основном зависит от предыстории персонажа, его занятий во время войны и нынешнего отношения к тем событиям. У многих значение Мужества выше, чем значение Совести, что частично отражает способность персонажа совершать шокирующие поступки ради блага группы в целом.

Знания
Некоторые Осквернители уделяют Знаниям меньше внимания, чем остальные демоны. Присущие им Атрибуты и Способности они считают достаточными для выполнения своих обычных задач. Тем не менее, от сверхъестественных возможностей они не отказываются и часто изучают обращения двух-трех путей Знания, а не сосредотачивают все внимание лишь на одном из них.

Знание Желания|Убрать

Чаще всего именно это Знание становится у Осквернителей первичным. Это происходит ровно по той же причине, по которой Осквернители некогда восстали: Знание позволяет прикоснуться к людям и добиться от них ответной реакции. Его не следует выбирать тем персонажам, которые поместили Ментальные Атрибуты на третье место.

Знание Бурь|Убрать

Этот путь, возможно, реже всего становится первичным, так как подходит в основном тем, кто сохранил связь с первоначальной стихией или хочет повелевать более простыми и мощными силами, чем человеческий разум. На этом пути не нужны Социальные Атрибуты, и демоны с Образом Бурь чаще всего предпочитают Физические, а в некоторых случаях – и Ментальные характеристики.

Знание Метаморфоз|Убрать

Некоторые Осквернители воспринимают обращения этого Знания как меньший обман. Им свойственно вдохновлять окружающих, но все же они склонны считать, что у людей должна быть свобода воли, позволяющая принимать собственные решения. У таких персонажей может быть высокое значение Совести или тяга к Миротворцам (но не Фаустианцам). Многие считают, что Метаморфозы прекрасно дополняют Знание Желания, поэтому изучают обращения обоих путей.

Общее Знание|Убрать

Одной из причин того, что Осквернители выбираю сразу несколько путей Знания, является то, что они испытывают большой интерес к двум направлениям Общего Знания. Некоторые даже могут специализироваться в Знании Человечества (хотя на практике приходится делить баллы поровну между Знанием Человечества и Знанием Желания или Метаморфоз).

Свободные баллы|Убрать

Одно из возможных решений проблем у персонажа, желающего изучать несколько путей Знаний, заключается в приобретении одного или двух баллов знаний за счет свободных баллов и их распределение, в том числе и на общие знания. Дополнительная Вера тоже является неплохим выбором, и многие Осквернители могут позволить себе заключить такое количество договоров, которое позволит им тратить в день немалые объемы временной Веры. С другой стороны, можно потратить свободные баллы и на Атрибуты и Способности. Реже выбираются Добродетели и Дополнения (хотя при желании можно выбрать много Союзников или Контактов), а вот пара дополнительных единиц Силы воли никогда не повредит.

Отредактировано Алиса Фаустовна (2010-05-23 18:23:37)


Вы здесь » Мир Тьмы: через тернии - к звёздам! » Демоны » Дома Падших. Ламмасу